Linkuri accesibilitate

«Г-н Филип — прекрасный директор кондитерской фабрики. Там ему и место» (ВИДЕО)


Vadim Brânzan, ministrul Economiei și Infrastructurii, răspunde întrebărilor Europei Libere
Așteptați

Nici o sursă media

0:00 1:02:48 0:00

Министр экономики Вадим Брынзан — о новой власти, бизнесе и деньгах

Министр экономики и инфраструктуры Вадим Брынзан в интервью Свободной Европе рассказал приоритетах правительства, привлечении инвестиций и планах по поддержке предпринимателей.

Свободная Европа: Ваши приоритеты сводятся к четырем «Д»…

Вадим Брынзан: Верно.

Свободная Европа: Расшифруем немного суть приоритетов – это деконспирация, демонополизация, деэтатизация (разгосударствление) и девелопмент (развитие).

Вадим Брынзан: Итак, первое «Д» – деконспирация всех схем и сделок, которые причинили ущерб государству. Почему этим так важно заняться? Потому что нельзя строить дом на гнилом фундаменте. То, что у нас есть, – красивый фасад, но внутри лишь плесень и грязь. Необходимо положить конец серым схемам, с помощью которых разворовывается государство, – а у нас по-прежнему воруют, расхищают госимущество, бессовестно залезая в карманы каждого из нас.

Второе «Д» – демонополизация. Тут достаточно упомянуть, что практически во всех отраслях национальной экономики есть официальная или скрытая монополии. Это подрывает инвестиционный климат и мешает работать малым и средним предприятиям, которые, по идее, и составляют базис любой экономики – именно они создают новые рабочие места. Демонополизация – это сложнейший процесс, но мы его уже запустили, и далее я вкратце расскажу, что за минувшие два месяца удалось сделать.

«Д» номер три означает деэтатизацию, или разгосударствление. Я знаю, что людям не очень нравится слово «приватизация», но сейчас мы говорим не об этом. Нельзя приватизировать или продавать что-либо из имущества, принадлежащего государству, до тех пор, пока мы не разобрались, чем располагаем, и что у нас, собственно, есть. Дело в том, что в Агентстве публичной собственности, которое перешло в ведение минэкономики пару недель назад, обнаруживаются весьма любопытные факты, и кое-чему могут позавидовать самые знаменитые фокусники планеты, точно вам говорю!..

Свободная Европа: Что именно вы узнали?

Вадим Брынзан: Например, как исчезают земельные участки – просто испаряются на глазах!.. Как исчезают здания, словно их и не бывало. Как приватизируются предприятия – и я не буду даже говорить сейчас про аэропорты, которые передаются в концессию. И еще много, много других сюрпризов.

Когда речь идет о приватизации, мы должны понимать, что публичный сектор огромен, и он становится бременем для государства. Кроме того, государство никогда не входило в списки эффективных менеджеров – частный сектор всегда знает лучше, как управлять активами реального сектора экономики.

Когда мы завершим инвентаризацию госимущества и избавимся от серых схем, когда улучшим инвестиционный климат и обеспечим приток иностранных инвестиций – лишь тогда мы постепенно начнем процесс отчуждения госимущества в абсолютно прозрачных условиях. Техническую помощь окажут USAID, Всемирный банк и другие международные организации. А граждане Республики Молдова получат максимальную выгоду от активов, которые сегодня у нас есть.

Свободная Европа: Стоимость этих активов высока?

Вадим Брынзан: Они могут быть несравнимо более ценными, нежели сегодня!..

Именно развитием должен заниматься министр – и я готов посвящать этой задаче 24 часа в сутки

Свободная Европа: И эти активы будут сравнимы с компанией Moldtelecom или другими предприятиями?

Вадим Брынзан: Совершенно верно. Ранее наблюдалась колоссальная неопределенность во всем, что связано с политической ситуацией в стране, с распределением прав на получение собственности. Всем нам прекрасно известны проблемы в системе правосудия, постепенно их надо решить. Но и после того, как мы с этим справимся, у самих инвесторов сохранится определенная неуверенность… Она связана с рисками, которые измерить нельзя по определению, а поскольку измерять нечего, мы в состоянии рассчитывать только на одну категорию – так называемых инвесторов-«ястребов». Они стараются отбить более ценный актив у более слабого соперника. В данном случае этим слабым звеном является государство – госструктуры истощены, и степень их уязвимости за все эти годы только увеличивается.

Например, когда я пришел в министерство, то обнаружил вместо него некий орган, задача которого – шлепать печатью по решениям ДПМ. И это касается не только минэкономики, в аналогичной ситуации были все госинституты.

Свободная Европа: Значит, «ястребы» охотятся за дешевой добычей, которую потом они смогут продать по тройной цене?

Вадим Брынзан: Естественно! И прибыль, которую они планируют извлечь, огромна –именно в силу той неопределенности, существующей на конкретный момент. Задача правительства – борьба с неясностями и разночтениями. Устранить все это полностью не выйдет, но надо максимально снизить уровень неопределенности посредством реформ, в частности, в системе правосудия, посредством структурных преобразований в экономике, направленных на улучшение инвестиционного климата и привлечение инвестиций. И только тогда мы сможем говорить о приватизации.

И, наконец, последний пункт «Д», который, по идее, должен быть первым…

Свободная Европа: Девелопмент – или развитие.

Вадим Брынзан: Именно развитием должен заниматься министр – проблемами развития, и я готов посвящать этой задаче 24 часа в сутки. Здесь речь идет о развитии всех секторов национальной экономики. В энергетике много проектов, готовых к финансированию, это и зеленая альтернативная энергия, и строящиеся газопроводы, и электростанция back to back в Вулкэнешть, и инфраструктурные проекты – дороги, мосты, школы, детсады… Вот чем нужно заниматься!

Вот индустрия информационных технологий – я хочу, чтобы вся страна стала огромным IT-парком. Но и внешняя торговля тоже – приоритетное направление, и еще надо дать второе дыхание малому и среднему бизнесу, создающим рабочие места. Именно на этом следует выстраивать расчеты, именно это надо развивать.

Свободная Европа: Давайте про аэропорт. В общих чертах ясно, что именно произошло, хотя впереди еще много сюрпризов... Чего следует ожидать? Аэропорт удастся вернуть в управлении государства? Здесь, в студии Свободной Европы глава государства Игорь Додон сказал на днях, что – да, это сделать можно. Мы слышали и заявление главы правительства, что это не все уж просто. Известна и ваша позиция, и последовавшая реплика бывшего премьера Иона Струзы, который сказал, что вы практически беспомощны, хотя отыскать быстрые и полезные решения можно...

Вадим Брынзан: Мы попросили включить в повестку Высшего совета безопасности вопрос по аэропорту. Рад, что этот вопрос буден вынесен на обсуждение. Хочу, чтобы всем было понятно: аэропорт является собственностью государства Республики Молдова, он никуда не уходит…

Свободная Европа: Но в течение 49 лет им будет управлять...

Вадим Брынзан: Речь не про аэропорт как таковой, речь о контракте на концессию, то есть, на право управления аэропортом, которое на данный момент принадлежит компании Avia Invest. Со временем владелец компании сменился, но, к сожалению, в Молдове нет четких законодательных рамок, которые позволили бы остановить либо помешать прямому или косвенному отчуждению прав управления аэропортом.

Свободная Европа: Но контракт содержит определенные положения, условия. Если одна из сторон их нарушила, контракт может быть пересмотрен?

Вадим Брынзан: Согласен, полностью согласен с таким подходом! Но здесь есть две проблемы. Первая – как был заключен этот контракт. Этим вопросом должны заниматься – и занимаются, насколько мне известно – компетентные органы. После 2014 года было несколько решений парламента, постановлений правительства, Высшей судебной палаты по поводу законности этого контракта. Если компетентные органы установят, что были допущены серьезные нарушения, то необходимо работать дальше и найти легальный способ расторжения контракта.

Работа предстоит огромная, все не так просто. Я не говорю, что невозможно – я говорю, что это непросто

Скажу искренне и от всей души, что было бы очень хорошо, если этот актив удастся вернуть государству, а затем обеспечить его качественное, цивилизованное, прозрачное управление – либо прямое, либо с привлечением добросовестных партнеров.

Вторая проблема состоит в том, что после заключения контракта фирма, которая обладает правом на концессию, взяла на себя определенные обязательства по осуществлению инвестиций в развитие аэропорта, и эти инвестиции зависят от потока пассажиров, которые проходят через аэропорт.

Проблема в том, что за годы правления Демпартии не было ни одной аудиторской проверки на предмет выполнения условий контракта и соблюдения обязательств, которые взял на себя концессионер. Мы не можем точно сказать, что было вложено столько-то миллионов евро во взлетную полосу, к примеру, или в терминалы, мы знаем, что что-то сделано, но что именно и на какие суммы – неизвестно. Пассажиропоток – да, эти данные известны, да, есть определенные пункты в контракте, которые предусматривают, что в случае несоблюдения концессионером тех или иных обязательств …

Свободная Европа: Идея была в том, что в развитие аэропорта что-то вкладывается, но исключительно за счет прибыли, а не обещанных инвестиций?

Вадим Брынзан: Да. В развитие аэропорта инвестируются те 9 евро, которые прописаны в контракте, они взимаются с каждого пассажира именно на модернизацию аэропорта, минус определенная часть, которая идет Органу гражданской авиации. И эти средства выдаются за собственные инвестиции, тогда как, по моему мнению, концессионер просто использует деньги граждан, деньги пассажиров, часть которых реинвестируется.

Поэтому и говорю: необходим многосторонний анализ, финансовый аудит, который у нас не было возможности провести прежде, но в ближайшие недели, надеюсь, мы это сделаем. Мы потребуем от аэропорта все необходимые документы, всю информацию, к которой прежде не имели доступа – финансовые отчеты, инвестиционные отчеты, выполнение договорных обязательств по инвестициям и другим пунктам контракта. Работа предстоит огромная, все не так просто. Я не говорю, что это невозможно – я говорю, что это непросто, и что это вопрос времени.

Боремся дальше, возвращаемся к варианту с расторжением контракта или пытаемся пересмотреть договор...

И если нам придется еще три-четыре года положить на то, чтобы вернуть этот актив в управление государства, то, значит, за все эти годы концессионер, кто бы он ни был, будет по-прежнему получать около 100 млн евро, учитывая, что через аэропорт проходят 3 миллиона пассажиров, умножаем на 9 – вот и вся математика. То есть, 27 млн евро в год, ну, пусть будет 25 млн, потому что они там еще платят что-то… За четыре года – 100 млн евро. Концессионеру. А нам – головная боль, так как все эти годы мы будем бороться за то, чтобы вернуть аэропорт.

А может, на это уйдет не четыре года, может, справимся за три месяца; я не юрист, есть компетентные органы, которые будут заниматься вопросом. В любом случае, мы считаем, что передача аэропорта в концессию проведена с нарушением закона, это было противоправное действие, в результате которого имуществу государства был нанесен ущерб. Идеальный вариант в сложившейся ситуации – вернуть аэропорт в управление государства, расторгнуть противозаконный контракт, а потом решим, как быть дальше. Но сегодня мы имеем то, что имеем, такое вот наследство нам досталось; и разрубить этот узел надо, что называется, в срочном порядке.

Мы начали разрабатывать законодательные рамки для создания госкомиссии по оценке инвестиций в стратегические активы, которой у нас нет. Например, в США это самый мощный государственный инструмент, решения этой комиссии не подлежат оспариванию в судебном порядке. И – точка! Комиссия может заблокировать любую транзакцию подобного рода. У нас этого нет.

Поэтому, исходя из интересов государства, учитывая, что мы не можем помешать смене акционеров, перепродаже акций, скажем, компанией Avia Invest другому концессионеру – исходя из этого, надо понимать, что процедура предстоит трудная и долгая, но соответствующие органы должны определиться, что обойдется дороже, и какой вариант предпочтительней.

Иными словами, мои аргументы следующие. Первое: налицо противоправные действия. Второе: аэропорт следует вернуть. Третье: узнать, сколько времени на это уйдет. И во что нам это обойдется. Это чисто математические расчеты и, исходя из полученных результатов, решаем, как быть дальше – будем бороться за возвращение аэропорта в управление государства или, исходя из реальной ситуации, пытаемся пересмотреть условия контракта. Потому что, например, я был и инвестором, и я смотрю на этот актив под другим ракурсом, вижу множество пробелов по финансовой части.

Если бы я был инвестором, например, меня бы не устроил тот факт, что эти 9 евро не привязаны к уровню инфляции. А это значит, что при определенных обстоятельствах эти 9 евро запросто могут превратиться в 1 евро. О чем тогда речь? Иными словами, есть определенные моменты, которые – если новый владелец сочтет их основанием для пересмотра контракта, и надеемся, что это будет добросовестный инвестор, – могли бы открыть какие-то возможности и для нас. Но, опять же, это только теория, которую мы можем применить на практике только в том случае, если будет принято политическое решение по поводу наших дальнейших действий: боремся дальше, возвращаемся к варианту с расторжением контракта или пытаемся пересмотреть договор…

Свободная Европа: Газовая проблема – приближается отопительный сезон, возможно повышение тарифа на газ, НАРЭ уже объявило об увеличении стоимости электроэнергии. Игорь Додон обещал съездить в Москву и попытаться договориться с Владимиром Путиным о предоставлении скидки на газ для Молдовы на последние четыре месяца года. Но ведь одних политических договоренностей недостаточно, необходимо заключить новый контракт с «Газпромом». Вы сказали, что в MoldovaGaz придет новый хозяин, и что там начнут наводить порядок. Давайте максимально сжато: к чему готовиться гражданам?

Вадим Брынзан: С точки зрения энергетической безопасности Республика Молдова была и, увы, остается крайне уязвимой перед внешними партнерами.

Свободная Европа: Потому что привязана только к одному источнику?

Вадим Брынзан: Да, зависит от одного источника, и за все годы независимости мало что было сделано, чтоб не сказать – ничего не было сделано! Единственное – строим этот газопровод Унгены-Кишинев, который планируем сдать в эксплуатацию…

Свободная Европа: Яссы-Кишинев…

Вадим Брынзан: Вы правы, Яссы-Кишинев. Газопровод мы хотим сдать в эксплуатацию, завершить его прокладку в марте-апреле следующего года. Надеемся, что и румынская сторона завершит свой 60-километровый участок, и газ дойдет до Кишинева. Тогда можно будет говорить о какой-то безопасности. Но как мы справимся зимой? Тут уж все зависит от нас, от того, удастся ли нам заключить новый контракт с «Газпромом». И не только это – многое зависит и от того, что произойдет между украинским газовым оператором и российским «Газпромом».

Надеюсь, что НАРЭ станет независимым, свободным от любого политического или партийного давления

Свободная Европа: Вы по поводу транзита?

Вадим Брынзан: По поводу транзита, верно. Что должны предпринять мы, министерство экономики?

Свободная Европа: Кто будет обсуждать новый контракт с «Газпромом»?

Вадим Брынзан: По контракту ведет переговоры национальный оператор MoldovaGaz, в котором Республика Молдова владеет миноритарным пакетом, но, тем не менее. Более 30% акций наши, а по отдельным нюансам у нас есть, как говорится, «золотой голос». Новый контракт с «Газпромом» уже обсуждается, но мы присматриваемся и к другим источникам, альтернативным. Например, как мы поступим в случае приостановления транзита по территории Украины? Один из вариантов, достойных внимания, – это трубопровод «Турецкий поток», который проходит по дну Черного моря через Болгарию, из Болгарии – в Румынию, из Румынии через небольшую часть Украины на юге попадает на территорию Республики Молдова. Это реверсный газ, он идет с юга и поднимается к нам, на север.

Вопрос в том, сможем ли мы внедрить эту реверсную формулу у себя. В середине сентября мы намерены провести четырехстороннюю встречу с участием операторов из Республики Молдова, Украины, Болгарии и Румынии для обсуждения этого альтернативного решения. Если удастся решить вопрос, то можно будет обеспечить газом и левый берег, и правый – практически до Кишинева. Что касается северных районов страны, можно договориться о реверсном газе через Украину. Есть и другие варианты, о которых сейчас говорить преждевременно, но они есть, и мы их рассматриваем. Так или иначе, мы работаем над тем, чтобы обеспечить страну на зиму газом.

Свободная Европа: А тарифы изменятся?

Вадим Брынзан: Это вопрос к НАРЭ – органу, который, по идее, должен быть независимым, и я надеюсь, что он станет независимым, свободным от любого политического или партийного давления и от влияния групповых интересов.

Расскажу вкратце о том, что случилось в марте-апреле 2018 года. Когда выросли цены на газ, у них имелись финансовые резервы, образовавшиеся за предыдущие годы, но вместо того, чтобы сохранить, как минимум, ту же цену, они снизили ее на 20% – разумеется, по просьбе Демпартии. И эта финансовая подушка, которую компания MoldovaGaz постепенно накапливала в течение полутора лет, очень быстро закончилась. Что будет дальше – зависит от результата переговоров с «Газпромом», от рыночных цен и от многих других факторов, которые мы не можем исключить из уравнения, мы обязаны найти решение, которое не повлияет на конечного потребителя.

Свободная Европа: А решение НАРЭ о повышении тарифов на электроэнергию – как вы его расцениваете?

Вадим Брынзан: Национальное агентство по регулированию в энергетике должно было это сделать.

Свободная Европа: Убедительных аргументов хватает?

Вадим Брынзан: Не могу знать, достаточно ли у них аргументов. Хочу, чтобы вы знали: там достаточно сложная формула, в которую входят две главных составляющих. Первая: цена, по которой мы приобретает электроэнергию на рынке, а надо сказать, что мы покупаем в долларах, и валютный курс сказывается на закупочной цене. Это первая составляющая.

Все недовольны и требуют, требуют, требуют... А я спрашиваю: «Где же вы были все эти годы?»

Второй момент – операционный, то есть, оплата услуг компаний, задействованных в процессах закупки, поставки и распределения электроэнергии. А вот здесь есть вопросы по поводу того, насколько эффективно управляются эти компании, насколько обоснованы указанные ими расходы, которые закладываются в тариф, проводился в компаниях аудит или нет…

Итак, что мы уже сделали? Я собрал всех руководителей предприятий энергетического сектора – кстати, провожу такие собрания еженедельно, и не только в порядке информирования, но и для принятия решений – и сообщил, что мы проводим аудит, что на крупных компаниях аудит поручен очень серьезным компаниям международного класса, чтобы точно знать, что там происходит, каковы расходы и издержки, что включено, что не включено в тариф. С этими отчетами мы отправимся в НАРЭ, предложим ознакомиться – и, если возникнут основания, пересмотреть свои решения. Кстати, самый значительный рост тарифов – в сетях Nord. Почему? Потому что там в определенный момент образовалась финансовая дыра в размере 120 млн леев.

Свободная Европа: Там такие потери?

Вадим Брынзан: В чем там дело: у них было в плюсе чуть более 100 млн леев, но тут пришли из бывшего минфина и сказали: «Вы должны половину направить на выплату дивидендов!» И они выплатили из тех средств, если не ошибаюсь, 57 млн леев, а на тот момент и закупочная цена была выше, и операционные расходы, вот и образовалась финансовая дыра. Если не закрыть ее сейчас, то в один далеко не самый прекрасный день электрораспределительные сети севера республики обанкротятся. И что тогда? Останемся без электроэнергии?

За Железную дорогу уже взялись, а компании Moldtelecom я вообще хочу посвятить отдельную пресс-конференцию

Свободная Европа: А граждане, тем временем, уже недовольны новой властью, которая, как они говорят, начала повышать тарифы, не успев толком приступить к руководству страной.

Вадим Брынзан: Да, и не только граждане – все недовольны и требуют, требуют, требуют... А я спрашиваю: «Где же вы были все эти годы, когда демократический, если позволительно так говорить, режим Плахотнюка подталкивал вас, мягко говоря, к незаконным действиям, а вы шли у них на поводу?! Почему вы тогда не стучали кулаками по столу и не требовали поднять тарифы? Почему НАРЭ не настояло на этом тогда, когда тарифы нужно было увеличивать? Почему вы решили снизить тарифы, хотя их надо было, как минимум, сохранить на прежнем уровне?»

Вот так мы и получили сегодня то, что имеем, и потому приходится выдерживать натиск тех, по милости кого мы попали в эту ситуацию. Но позвольте, мы здесь всего два месяца, и за эти месяцы успели в некоторых областях сделать столько всего, чего не было сделано за 28 лет.

Свободная Европа: Выступали с заявлениями и бывший премьер Филип, и бывший спикер Канду…

Вадим Брынзан: Ну, так а что им еще остается делать?! Г-н Филип был прекрасным директором кондитерской фабрики. Наверное, там ему и место, это его уровень, и лучше бы ему там и оставаться.

Свободная Европа: Он говорил, что вы были недостаточно убедительны, когда рассказывали о том, как госпредприятие Metalferos финансировало Демпартию...

Вадим Брынзан: Еще бы! Сначала Metalferos, а сейчас, Бог мой, опять разгораются страсти! Подождите, не торопитесь, мы призовем к порядку всех по очереди, и постепенно наведем порядок. За Железную дорогу Молдовы уже взялись, а компании Moldtelecom я вообще хочу посвятить отдельную пресс-конференцию. Отлаженные схемы искореняются, некоторые уже ликвидированы, внедряются новые правила работы.

В чем их суть: обязательное декларирование конечного бенефициара, кто стоит за теми или иными транзакциями, кто стоит за компанией, с которой MoldovaGaz в прошлом году провела сделки на 350 млн, а в этом году примерно на 170 млн? Кто является конечным бенефициаром кипрской фирмы?! Около 80% объема закупок идет от них, это же огромный риск – зависимость от одного поставщика.

Иными словами, предусмотрены ограничения, сколько можно приобрести у одного поставщика, а для диверсификации источников в обязательном порядке необходимо декларировать конечного бенефициара. Это уже применяется в отношении Moldtelecom, то же самое происходит и на ЖДМ. И, слава Богу, схемы приостановлены, ситуация понемногу меняется, идем дальше.

Я бы посоветовал г-же Бабук заглянуть в учебник математики

Свободная Европа: Вы рассказывали про Metalferos...

Вадим Брынзан: А там все ушли в отпуск, говорить не с кем! Так у них принято.

Свободная Европа: Все начальники в отпуске?

Вадим Брынзан: Да, они все уходят.

Свободная Европа: И руководство Железной дороги тоже решило уйти отдыхать…

Вадим Брынзан: Да, это отдельный вопрос – это нормы Трудового кодекса, я не могу понять, как это можно – забрать печать и исчезнуть, уйти в отпуск на три месяца – или даже на месяц, а все остальные должны ждать!..

Свободная Европа: Вернемся к проектам, которые остались от прежней власти – и которые надо либо продолжить, либо прекращать. Вы говорили, что проект «Хорошие дороги» следует сохранить, но одновременно реформировать?

Вадим Брынзан: «Хорошие дороги» был чисто политическим проектом – и я это докажу с цифрами на руках. Он, по большому счету, превратил глав местных администраций в крепостных, вынужденных ходить с челобитной по инстанциям с протянутой рукой, вымаливать у правительства Филипа деньги на строительство или на ремонт километрового участка дороги.

Свободная Европа: Моника Бабук считает, что надо сказать спасибо за то, что построили дорогу до школы, до кладбища, до детсада…

Вадим Брынзан: Да-да, именно до кладбища!.. Лучше бы построили дорогу к жизни, а не к смерти – так я отвечу г-же Бабук. А еще я бы посоветовал ей заглянуть в учебник математики. Глядишь – лишний раз бы подумала перед тем, как ставить подпись под проектом Arena Chisinau.

Посмотрите, как правительство Филипа распределило деньги [в рамках проекта «Хорошие дороги»]. Бельцы – вышло по 165 леев на каждого жителя, АТО Гагаузия – 550 леев на каждого жителя, Ниспоренский район, где баллотировался Плахотнюк, – 2950 (!) леев. Это на 100% политический проект, и он поставил мэров в очень уязвимое положение. Скажите, где тут демократия?!

У нас появится грандиозный комплекс посреди поля, без газа и электричества – гигантская конструкция по образу и подобию ДПМ

Свободная Европа: Вы хотите продолжить проект, но поменять приоритеты?

Вадим Брынзан: Нет, мы продолжили этот проект в том виде, в каком он был, – чтобы покончить с ним побыстрее – и забыть! Мы попытались что-то изменить в рамках существующих контрактов, но они пересмотру не подлежат, поскольку уже прошли тендеры, и договоры подписаны. Эти контракты – хочу, чтобы меня правильно поняли – очень непростые, дорожники должны выехать на место, провести экспертизу соответствующих участков, подготовить проект…

В рамках этих контрактов мы пытались пересмотреть отдельные моменты, но когда я услышал, например, по телеканалу Publika, что это проект на два миллиарда!.. Никогда там не было двух миллиардов, даже они трубили про 1,7 млрд, которых тоже в действительности не было. Из бюджета поступило лишь 950 млн, а на этот год оставалось, соответственно, 670 млн леев, которые мы как-то попытается распределить, по возможности, справедливо.

И – закончили с этой программой, забыли о ней! Со следующего года все финансирование будет направляться непосредственно в местные органы власти по определенной формуле, из дорожного фонда, а мэр уже самостоятельно будет решать, какой участок дороги построить или отремонтировать, как и с кем заключать контракты. И – да, я понимаю, что многие мэры не знают тонкостей и механизмов, поэтому мы окажем техническое содействие. В частности, эксперты USAID подскажут и научат, что и как следует делать. А в остальном они сами будут отвечать перед своими избирателями. Не министерство должно указывать – что, где и как ремонтировать, это вопрос другого уровня, местного, и он должен решаться на уровне сельских и районных администраций.

Свободная Европа: Много споров и вокруг проекта Chișinău Arena. Там тоже есть проблемы?

Вадим Брынзан: Да этот проект, пожалуй, будет еще похлеще!.. Госкомпания Arena Nationala SRL, созданная специально для управления проектом Chișinău Arena, практически бездействовала. И что мы получим в октябре, когда комплекс должен быть сдан? У нас появится грандиозный комплекс посреди поля, оторванный от города, без дорог, без инфраструктуры, без газа и электричества – гигантская конструкция, созданная по образу и подобию самой Демпартии. Нам достались одни проблемы, и сейчас придется обращаться с просьбами в мэрию, выбивать разрешения соответствующих органов на строительство подъездных дорог, которые вообще пока не спроектированы, и так далее, и тому подобное.

Свободная Европа: Иными словами, нужны дополнительные инвестиции.

Вадим Брынзан: Со стороны Молдовы – естественно, и это как минимум полтора миллиона евро. По контракту мы обязаны это сделать.

Свободная Европа: Деньги-то есть?

Вадим Брынзан: Деньги найдем в бюджете, но я должен сказать, что турецкая сторона завершит работы в оговоренные сроки, то есть, к концу октября, но это совсем не значит, что объект заработает. Еще раз хочу подчеркнуть: молдавская сторона, которая должна была заниматься проектировкой и строительством дороги, подключением к водопроводу, газу и электричеству, не сделала ничего. А самое главное – нет даже концепции.

Европа – путеводитель во всем, что касается демократических процессов. А США – пример и ориентир в передовых бизнес-практиках

Свободная Европа: А в чем была необходимость этого проекта?

Вадим Брынзан: Не знаю. Вы меня спрашиваете? Я понятия не имею.

Свободная Европа: И все эти выделенные гектары земли так и остаются у Chișinău Arena?

Вадим Брынзан: Все гектары переданы в залог турецкой стороне. Сейчас я должен провести с ними переговоры, чтобы попытаться вернуть 59 га обратно государству, потому что это ненормально и крайне рискованно.

Свободная Европа: Это возможно?

Вадим Брынзан: Попытаюсь, посмотрю, буду договариваться...

Свободная Европа: Вы недавно встречались с представителями транспортных компаний? Я так поняла, что многие из них готовы буквально объявить забастовку, настаивая на повышении тарифов на проезд.

Вадим Брынзан: Да, с перевозчиками у меня состоялся очень продуктивный разговор. Мы обсудили ряд моментов, в том числе и те вопросы, о которых вы упомянули. Это очень сложная проблема, так же доставшаяся в наследство от предыдущей власти, проблемой с 2012 года никто не занимался, требования перевозчиков попросту игнорировали. Вопрос сложный, сейчас обсуждаем его со всеми заинтересованными сторонами, анализируем, взвешиваем. А когда решение будет найдено – доведем его до всеобщего сведения.

Свободная Европа: Кстати, автовокзалами по-прежнему управляет Илан Шор?

Вадим Брынзан: Вокзалами, насколько я понимаю, уже занимаются и Национальный центр по борьбе с коррупцией, и Генеральная прокуратура. Примем соответствующее решение... Это так называемое государственно-частное партнерство!.. Я когда об этом слышу, то у меня волосы дыбом, потому что там нет и в помине никаких государственно-частных партнерств – то есть, таких, какие должны быть.

По моим понятиям, должен работать предельно эффективный механизм использования государственных ресурсов, если государство испытывает недостаток ликвидности. А у нас же такое «партнерство» всегда предполагало, откровенно говоря, легализацию хищений госсобственности. Я вообще наложил бы мораторий на все ГЧП до тех пор, пока не разберемся с тем, что есть, что было – приватизация или еще что. Этим вопросом займутся соответствующие органы, но и мы, естественно, будем держать ситуацию на контроле.

Свободная Европа: Вы собираетесь на юг, посмотреть, что происходит в Джурджулештском порту?

Вадим Брынзан: Да, разумеется, это важно.

Свободная Европа: То, что я слышала, вызывает множество вопросов.

Вадим Брынзан: Да, мы в курсе.

Свободная Европа: Что там произошло, кто нагрел руки, каких сумм лишилось государство…

Вадим Брынзан: Я туда поеду, и мы займемся этим вопросом, буквально в ближайшие дни пройдет конкурс на замещение должности главы Морского агентства… Тут еще и проблема демонополизации экспорта зерна, ведь поставки идут через порт.

Свободная Европа: Совершенно верно. А еще мы знаем, кто монополист.

Вадим Брынзан: Да, это не секрет... Подумаем, как решить и этот вопрос, что там можно сделать. Посмотрим и обсудим.

Свободная Европа: Поговорим вкратце и о сотрудничестве с наиболее важными партнерами Республики Молдова. Мы знаем, что министр иностранных дел Нику Попеску обсуждал с американским послом программу «Вызовы тысячелетия», в рамках которой Штаты инвестировали в Молдову очень крупные суммы денег. Посол отметил, что проект не был пролонгирован, хотя такая возможность была, но в стране слишком высок уровень коррупции...

Вадим Брынзан: Да, мы неоднократно встречались с представителями американской стороны. Единственная дорога, строительство которой более-менее доведено до конца, это трасса Кишинев-Сороки, она построена по американским стандартам и в условиях полной прозрачности. Этот опыт стоит перенять и нашим дорожникам!

Однако, вернемся к программе «Вызовы тысячелетия». Перед тем, как запустить программу, страна ранжируется согласно ряду критериев. Самые большие упущения у нас отмечены в сфере юстиции и в борьбе с коррупцией. По искоренению коррупции мы уже сдвинулись с мертвой точки, результаты видны, но вот появление независимой юстиции придется еще подождать. Для этого необходима реформа всей системы правосудия, нужно, чтобы власти приняли твердое решение – и двигались вперед.

Свободная Европа: А чего хочет Республика Молдова от США, что ждет, что может предложить?..

Вадим Брынзан: США – наш стратегический партнер по развитию.

Свободная Европа: Как и Российская Федерация…

Вадим Брынзан: Как и Российская Федерация. Но мы решили пойти по евроатлантическому пути, назовем это так. Европа для нас – путеводитель во всем, что касается демократических процессов, демократического строительства. А США – пример и ориентир в передовых бизнес-практиках, в том, что касается инвестиционной политики. И за все годы независимости мы всегда пользовались поддержкой со стороны Соединенных Штатов – и финансовой, и технической, и моральной.

С румынской стороной обсуждаем вопрос установки единого таможенного пункта пропуска

Свободная Европа: И можно надеяться на появление американских инвесторов?

Вадим Брынзан: Разумеется, в ближайшее время мы едем туда с официальным визитом, я тоже буду в составе делегации…

Свободная Европа: Третьего сентября?

Вадим Брынзан: Да. Я собирался чуть раньше, чтобы подготовить визит…

Свободная Европа: …премьер-министра Майи Санду?

Вадим Брынзан: Совершенно верно. Там мы встретимся и с нашими партнерами по развитию из Северной Каролины, которые когда-то давно пытались построить здесь фабрику по переработке картофеля, но инициативу заблокировали. Это один пример, но известны и множество других. Впрочем, в Республику Молдова вкладывалось немало американских компаний – Lear Corporation, Coca-Cola, Mary Kay и т.д.

Железная дорога Молдовы купила 10-12 локомотивов у General Electric – всемирно известной американской компании. Я уж не говорю о поддержке инициатив в области информационных технологий –– IT-Парк, Tekwill и др. В общем, США – это один из самых важных наших партнеров по развитию, который на протяжении десятков лет поддерживал и продолжает поддерживать Республику Молдова, особенно в том, что касается наших инициатив по деконспирации «схем», по реформе системы правосудия, по модернизации экономики.

Свободная Европа: До Америки далековато, до Румынии рукой подать, но объемы румынских инвестиций довольно скромные. В энергетическом секторе идут разговоры о нескольких проектах, но и они затягиваются…

Вадим Брынзан: Сейчас у нас зеленый свет для всех проектов! С газопроводом были проблемы бюрократического толка, мы достаточно оперативно их решили, строительство идет, и там нет никаких проблем.

Есть проблемы, например, на таможне, я об этом знаю. У меня была встреча с грузоперевозчиками из Республики Молдова, которые сталкиваются с очень серьезными сложностями, там километровые очереди в обоих направлениях, фуры могут стоять сутками! Потому возникла идея: создать электронную систему, аналогичную эстонской, – сейчас устанавливаются видеокамеры, которые позволят наблюдать за очередью, и людям не придется больше ждать. Одновременно мы работаем с румынской стороной – обсуждаем вопрос установки единого таможенного пункта пропуска, чтобы не приходилось проходить контроль дважды. Работаем и над гармонизацией систем связи – для отмены роуминга.

Свободная Европа: Но в основном-то роуминг до сих пор не отменили по вине именно молдавской стороны!

Вадим Брынзан: Да, за 20 лет этого сделать не удалось… Сейчас же прошло два месяца… В общем, с румынской стороной у нас были продуктивные беседы.

Свободная Европа: Так когда отменят роуминг?

Вадим Брынзан: Точную дату назвать я не могу. Скажу лишь, что именно мы решили: до середины – до конца октября румынские и молдавские операторы связи должны представить технические предложения для решения проблемы. Другие страны это уже сделали, не знаю даже, чего мы все так затягивали!..

Кроме того, есть проекты по строительству мостов, плюс техническая поддержка в размере 100 млн евро, предоставленная Республике Молдова в виде гранта, за что мы очень благодарны правительству и народу Румынии. Есть и другие проекты, например, электростанция back to back в Вулкэнешть, благодаря которой Молдова подключится к европейской энергосистеме через Румынию.

Свободная Европа: Когда?

Вадим Брынзан: Года через четыре, или через пять лет… Работы начались, 200 млн на строительство уже выделено, еще подписали контракт на строительство ЛЭП – на 60 млн, линия свяжет Вулкэнешть с Кишиневом.

Даже если Плахотнюк ушел, это еще не значит, что он не может вернуться. Мы уязвимы...

Свободная Европа: Ну, а еще важно молдавско-российское сотрудничество…

Вадим Брынзан: Вне всяких сомнений!

Свободная Европа: Вы собираетесь с визитом в Москву?

Вадим Брынзан: Разумеется, я поеду в Москву. Скажу больше: вскоре к нам приезжают представители минтранспорта России, чтобы обсудить с нашими перевозчиками и министерством вопросы, связанные с разрешениями, дозволами, как они называются… Прежде не было никаких ограничений на оформление дозволов. Но потом кому-то пришла в голову эта идея – мол, «давайте-ка введем ограничения – 75 тыс. разрешений!» А потом 75 тыс. превратились в 34 тыс., затем – в 15 тыс., и сейчас каждый год приходится клянчить: дайте еще немного, выделите еще чуть-чуть!..

Проблему можно решить очень просто – путем либерализации транспортной сферы, отказавшись от дозволов, сняв все ограничения. Именно для обсуждения всех вопросов российская делегация едет в Кишинев с рабочим визитом. А мы, со своей стороны, приложим все усилия к, чтобы ограничения были ликвидированы – как не способствующие развитию двусторонней торговли.

Российская сторона нам говорит: «Из Молдовы в Россию ездит куда больше транспорта, чем из России в Молдову, но мы не чиним никаких препятствуй, вы можете свободно приезжать, и мы вообще можем отменить для них разрешения». Но возникают проблемы другого характера, связанные, например, с уплатой НДС, а также иные технические вопросы по экспорту, которые следует решить в рабочем порядке.

Свободная Европа: А что появилось нового в отношении известного принципа «торговать и с Востоком, и с Западом»?

Вадим Брынзан: Нам самой судьбой определена роль связующего моста, и мы должны стать прочным мостом между Западом и Востоком, должны работать, взаимодействовать со всеми, чтобы это приносило выгоду и нам, нашей экономике, и нашим партнерам. Я не вижу никаких проблем в том, чтобы развивать двустороннюю торговлю и с Востоком, и с Западом, да и вообще со всеми странами, которые хотят торговать. Именно торговля помогает росту экономики.

Свободная Европа: А я, тем временем, плавно подвожу вас к вопросу о монополиях, в том числе, в сфере импорта и экспорта. Ходили разговоры о том, что Илан Шор, по сути, сумел монополизировать весь импорт из Китая…

Вадим Брынзан: В этом плане очень много мифов! Мы крохотная страна, но с такими большими секретами!.. Все у нас засекречено, не дай Бог кто узнает, пусть даже речь идет о контракте на две копейки – вся информация засекречена, персональные данные засекречены!.. Как-то раз сфотографировали номер автомобиля одного нашего аристократа – что тут началось! Весь аристократизм как рукой сняли – надо же, «посягнули на его персональные данные»!..

Они оставили огромнейшую финансовую дыру, выпотрошив экономику, – вот чем занимались Демпартия и бывший минфин

Свободная Европа: Так были или нет эти монополии, и что с ними происходит сейчас?

Вадим Брынзан: Они существовали, но по этому поводу выдумывались и разного рода легенды. Вплоть до того, что «Плахотнюк слышит нас через стенку»!.. Подождите, люди добрые, есть законы физики, хватит изобретать и выдумывать, хватит трястись, возьмите себя в руки и найдите в себе, наконец, хоть каплю мужества!

Сейчас идет сложнейший процесс реформ, но даже если Плахотнюк ушел, это еще не значит, что он не может вернуться. Мы уязвимы, мы сильно уязвимы, мы нуждаемся в поддержке и понимании. В Молдове работает новое правительство, все на нас смотрят, как на инопланетян, а мы хотим сделать что-то хорошее для страны и ее граждан.

Свободная Европа: Как министерство экономики намеревается выстраивать отношения с бизнесом и представителями деловых кругов?

Вадим Брынзан: Многосторонние отношения и с бизнесменами, и с работниками, и с работодателями, и с потребителями, и с производителями – справедливые и сбалансированные отношения! Минэкономики разрабатывает соответствующие политики и обеспечивает их внедрение.

Свободная Европа: Многих разочаровали последние изменения в налоговой сфере…

Вадим Брынзан: Да ничего подобного, если изучить вопрос внимательно, то фактическая ставка налогообложения в Республике Молдова составляет 41%, а в США – 49%. Я не говорю, что 41% – это мало, наоборот, я считаю, что надо стремиться к снижению показателя до 20% - это в идеале…

Свободная Европа: А такое вообще возможно?

Вадим Брынзан: Нет, не думаю, что это возможно, но к этому нужно стремиться, я потому и говорю – все познается в сравнении. Да, система налогообложения должна быть справедливой; стабильной – чтобы она не менялась за ночь; чтобы система была транспарентной, чтобы все игроки на рынке, все его участники знали правила и соблюдали их, понимая, что никто их не собирается в одночасье менять или пересматривать, что без консультаций с ними не будут приниматься никаких решений.

Владимир Воронин – крупный эксперт в области финансов! Сравните прежние соглашения с МВФ – и тот вариант, что согласовали мы

Да, возникла определенная ситуация, когда экономика наша оказалась чуть ли не в коматозном состоянии, с пустым бюджетом, хотя предыдущая власть все время хвасталась, что оставила за собой миллиарды. Но где ж они, эти миллиарды?!

Увы, они оставили огромнейшую финансовую дыру, выпотрошив национальную экономику, – вот чем занимались Демпартия и бывшее министерство финансов, и именно потому мы оказались в настолько сложной ситуации, потому вынуждены решать проблемы в режиме аврала. И восстанавливать европейское финансирование, и проводить структурные реформы, и избавляться от гнилого наследства…

Свободная Европа: Г-н Брынзан, а с МВФ переговоры идут?

Вадим Брынзан: В принципе, мы уже все обговорили, сейчас должны приехать эксперты, чтобы посмотреть, как идут дела, и что ожидается на перспективу.

Свободная Европа: Чувствуется какое-либо давления со стороны МВФ? Об этом говорил и президент…

Вадим Брынзан: Нет-нет, подождите…

Свободная Европа: …А бывший президент Владимир Воронин рассказывал, что там, где речь идет о соглашении с МВФ – это, темный лес и гиблое дело!..

Вадим Брынзан: Ну да, Владимир Воронин – крупный эксперт в области финансов! Сравните прежние соглашения Молдовы с МВФ – и тот вариант, что согласовали мы! И вы увидите, что наш проект – один из наиболее выгодных, с наиболее мягкими требованиями…

Так и норовят пробраться если не через дверь, то в окно – с лоббистскими предложениями и сказками

Свободная Европа: Да, есть пряник, но ведь показывают одновременно и кнут?..

Вадим Брынзан: Ну, какой там кнут! Смотрите, когда Демпартия вела переговоры, то условием было увеличение пенсионного возраста. И что, люди вышли на улицу, начали протестовать? Нет! А нам вообще удалось договориться о дефиците бюджета в 3%, нам пошли навстречу. Но это, конечно, не означает, что так будет всегда.

Чтобы развиваться и расти нужны инвестиции, необходимо реформировать институты государства, привлекать новых людей, пересмотреть многие законы и нормы, регулирующие экономику. А для того необходима поддержка бюджета. В противном случае мы и дальше будет притворяться, что платим людям, а те будут делать вид, что работают. Давайте поменяем парадигму, давайте платить людям нормальные зарплаты – и требовать с них результативность.

Далее, надо стабилизировать ситуацию с пенсиями. Третье: разобраться, наконец, с государственной структурой, потому что раньше все, кому не лень, то объединяли несколько министерств, то наоборот, и в итоге министерства нефункциональны, здесь так же нужны инвестиции, да, впрочем, везде нужны структурные инвестиции – вложения и в экономику, и в инфраструктуру, и в энергетику… И все это идет именно через Международный валютный фонд!

Люди говорят: «Подумаешь, МВФ! Подумаешь, какие-то сорок миллионов!» Но ведь речь не о 40 млн, а о том, что МВФ приходит с программой аудита, на основании которой все остальные финансовые структуры…

Свободная Европа: ...дают зеленый свет желающим инвестировать в Молдову.

Вадим Брынзан: Зеленый свет, правильно. И если МВФ, ознакомившись с ситуацией, скажет: «Все OK, в Молдову можно вкладывать деньги!» – то незамедлительно открывается финансирование со стороны партнеров по развитию, финансирование самых разных проектов.

Всего шесть месяцев – и мы увидим положительные результаты. А через 12 месяцев – ну, Швейцарию не обещаю, но вы будете чувствовать себя здесь гораздо лучше!

Свободная Европа: За минувшие два с лишним месяца у вас не возникало чувства сожаления или горечи?

Вадим Брынзан: Нет! Я точно знаю, что делаю. Есть определенные нюансы, как это всегда бывает в политике, но это не давление, я не могу сказать, что кто-то на меня пытался надавить. Но все так и норовят пробраться если не через дверь, то в окно – со всевозможными лоббистскими предложениями и сказками. Но я говорю решительно и непреклонно: все варианты лоббизма, все групповые и личные интересы – все это без участия министерства, которое я возглавляю! И так будет всегда, пока я буду находиться на посту министра.

Свободная Европа: Сейчас нередко спрашивают у чиновников, какая у них зарплата, на что они ее тратят…

Вадим Брынзан: У меня – 18 тыс. леев, или чуть больше, но одновременно это куда меньше, чем зарплаты госсекретарей и сотрудников агентств министерства экономики и инфраструктуры. Те получают в два-три раза больше. А потому если министр соглашается занять свой пост, рассчитвая на деньги, то с ним явно что-то не в порядке, и его следует побыстрее попросить уйти…

Свободная Европа: Что бы вы сказали гражданам Молдовы по случаю 28-летия независимости?

Вадим Брынзан: Прошло 28 лет, пора повзрослеть, пора уже понять, что мы – люди взрослые, что мы должны нести ответственность за решения, которые мы принимаем. Я хочу, чтобы все граждане Республики Молдова радовались этому празднику, чтобы они оглянулись назад и поняли: мы прошли немалый путь, а впереди нас ждет – я в этом уверен! – прекрасное будущее, мы будем жить в европейской стране с современной экономикой, и наши мечты исполнятся.

Свободная Европа: И вы готовы пообещать гражданам, что разочарований уже не будет?

Вадим Брынзан: Я уверен, что самый сложный этап, который нам был уготован, уже позади. Уверен: хуже, чем было, не будет. Наоборот, будет лучше. Работая вместе и поддерживая правительство, мы выстоим, а через полгода увидим положительные результаты. Знаете, как это бывает – реформу проводим сейчас, а результаты появляются через полгода – через год.

Так что всего шесть месяцев – и я уверяю вас, мы увидим положительные результаты во многих областях! А через 12 месяцев – ну, нет, Швейцарию я не обещаю, но вы будете чувствовать себя здесь, дома, гораздо лучше! И все те, кто в августе, как обычно, приезжает из-за рубежа почти как туристы – они будут приезжать домой, они увидят свой дом.

Vezi comentarii

XS
SM
MD
LG