Linkuri accesibilitate

Лилиан Карп: «Додон контролирует систему правосудия» (ВИДЕО)


Президент Республики Молдова Игорь Додон и новый генеральный прокурор Александр Стояногло, Кишинев, 29 ноября 2019 года

Депутат блока ACUM (PAS), бывший член Либеральной партии Лилиан Карп отказался голосовать за утверждение новых руководителей правоохранительных структур, которых назначала коалиция Партии социалистов и ACUM. В интервью Свободной Европе Карп заявил, что он еще с лета знал о том, что кабинет Майи Санду будет смещен социалистами при поддержке депутатов Демпартии, и что новое правительство возглавит Ион Кику. По словам Лилиана Карпа, Игорю Додону понадобилось определенное время для пересмотра собственных позиций относительно принципов ведения диалога с ДПМ.

Свободная Европа: Как вы восприняли выход на свободу экс-премьера Влада Филата?

Лилиан Карп: Попытаюсь объяснить, как лично я понимаю освобождение Влада Филата. У нас была сформирована парламентская комиссия по расследованию банковского мошенничества, и ее отчет предельно ясно указывал на причастность к «краже века» трех крупных кланов: Шора, Филата и Плахотнюка. Ситуация в политике по мере приближения президентских выборов будет только обостряться, и освобождение бывшего премьера вписывается в рамки этой политической борьбы.

Lilian Carp: „Ceea ce s-a întâmplat cu Vlad Filat îl avantajează doar pe Igor Dodon acum”
Așteptați

Nici o sursă media

0:00 0:31:00 0:00

Но какими бы обвинениями ни жонглировал Додон, как бы он ни пытался плавно плыть по нашей «глубоководной» реке Бык, он должен дать четкий ответ сразу на несколько вопросов: кто контролирует систему правосудия в Молдове? Кто бойкотирует заседания Высшего совета магистратуры, когда под разными предлогами там вот уже несколько недель не появляется министр юстиции? Как так вышло, что конкурс [на занятие вакантных мест судей] в Конституционном суде был искажен, и кто манипулировал аналогичным конкурсом в Наццентре по борьбе с коррупцией?

Нет никаких сомнений в том, что г-н Додон контролирует систему правосудия в Молдове. Помните, здесь, в вашей студии, еще летом я говорил о том, что Додон примеривает на себя роль опекуна молдавской юстиции?..

Свободная Европа: Получается, что за те пять месяцев пребывания у власти блока ACUM и социалистов вы позволили Игорю Додону, как главе государства, взять под контроль такой важный сектор, как правосудие?

Лилиан Карп: У меня было особое мнение. При назначении руководителей я не голосовал ни за одну кандидатуру — от [спикера парламента] Зинаиды Гречаной до [председателя КС Владимира] Цуркана или [Руслана] Флочи в НЦБК. Мне было ясно, что Додон пытается выстроить империю, которая позволит ему...

Свободная Европа: А как именно вы поняли, что г-н Додон пытается выстраивать империю?

Лилиан Карп: Я очень хорошо знаю Додона. Да и ни для кого не секрет, что с помощью Додона Россия пытается сохранить свое влияние в Республике Молдова.

Он считает, что может стать если не маленьким Плахотнюком, то хоть маленьким Ворониным

Я прекрасно помню, когда именно поступило то ходатайство со стороны администрации пенитенциарного учреждения, по поводу досрочного освобождения Филата — это произошло в тот самый день, когда было отправлено в отставку правительство Майи Санду. Все эти манипуляции, как и вся эта операция были проведены таким образом, чтобы ответственность легла на кабинет Майи Санду. А цель явно состояла в дискредитации потенциального политического оппонента — главного оппонента! — на предстоящих президентских выборах.

Свободная Европа: А кто главный оппонент?

Лилиан Карп: Майя Санду. Именно против нее и был направлен этот сценарий. Самое странное во всей истории — решение, принятое Апелляционной палатой, которая раз-решила Владу Филату занимать госдолжности, а это означает, что он может также выдвигать свою кандидатуру на выборах. А вот что еще интереснее: ему вернут Орден Республики...

Свободная Европа: Вы даете понять, что сейчас зондируется почва к президентским выборам?

Лилиан Карп: Да, сейчас готовится почва к выборам.

Свободная Европа: Игорь Додон хочет получить второй мандат?

Лилиан Карп: Хочет — это мягко сказано. Он этим живет! Второй мандат — это смысл всей его жизни.

Свободная Европа: А почему он так стремится к этой цели?

Лилиан Карп: Прежде всего — тщеславие и гордыня, но тут много всего... В этом весь Додон, его безграничное честолюбие плюс нереализованные во время первого мандата желания самоутвердиться, фрустрация, которую ему пришлось пережить... По сути, в течение первых трех лет пребывания в должности Игорь Додон был лишен возможности проявить себя в роли «отца нации». Его постоянно преследует синдром неоправданных ожиданий, он считает, что может стать хотя бы маленьким Ворониным... Если не маленьким Плахотнюком, то хоть маленьким Ворониным, когда достаточно шевельнуть пальцем — и все забегают, засуетятся и кинуться выполнять его распоряжения.

Да, свежа еще память о Владе Плахотнюке. Но в остальном ДПМ сегодня далеко не монолитна

Свободная Европа: Кто может ему помочь получить второй мандат? Много было разговоров о том, что в 2016 году наибольшую поддержку оказала Демпартия и лично Владимир Плахотнюк, который на последней стометровке снял с дистанции Мариана Лупу. А вот сегодня какие силы могут быть заинтересованы в том, чтобы помочь Игорю Додону в переизбрании на второй срок?

Лилиан Карп: Те же силы, которые помогли ему получить первый мандат — и с которыми Додону удалось сейчас договориться и сформировать кабмин. Это их общее правительство, как бы они ни открещивались, как бы ни старались это скрыть. Большинство тех, кто сегодня занимают те или иные должности в правительстве Кику — это бывшие и нынешние члены Демпартии, ставленники ДПМ.

Свободная Европа: А почему они до сих пор остаются в Демпартии?

Лилиан Карп: Трудно сказать. Но в правительстве есть люди, которые являются членами Демпартии.

Свободная Европа: Кто конкретно?

Лилиан Карп: Не надо забывать, что Кику участвовал в том митинге, когда протестующие бросали индюков через ограждение президентуры, на ступени здания аппарата президента...

Свободная Европа: Но он же не является членом партии.

Лилиан Карп: Если человек не подал официального заявления о вступлении в партию, но при этом активно участвует в ее деятельности, это означает, что он с нею связан. По моему мнению, формальная сторона вопроса тут не имеет никакого значения.

Свободная Европа: А в чем состоит интерес Демпартии? Зачем демократам оказывать президенту Додону столь мощную поддержку?

Лилиан Карп: Создание этого правительства было продиктовано страхом — боязнью оказаться за решеткой, ведь на многих из них заведены уголовные дела. Согласно отчету Kroll о бенефициарах «кражи века», как минимум несколько человек должны предстать перед судом. А политическая поддержка со стороны Игоря Додона нейтрализует угрозу уголовной ответственности.

Свободная Европа: Но глава государства как раз недавно говорил, что Демпартия все еще является токсичным политформированием...

Лилиан Карп: ...токсичным формированием, члены которого помогают главе государства сохранить власть и подчинить себе все госструктуры— с помощью как раз этой токсичной, как он выражается, партии. Да, формирование еще довольно токсично, потому что свежа еще память о Владе Плахотнюке. Но в остальном ДПМ сегодня далеко не монолитна...

Свободная Европа: Ее лидеры, напротив, говорят, что партия прочна и крепка, что внутри ДПМ нет никаких разногласий, как бы ни пытались некоторые представить ситуацию...

Лилиан Карп: Очень скоро мы все увидим, что Демпартия далеко не монолитна, а решение поддержать это правительство в экстремальной ситуации навязали те, кто надеется таким образом уйти от уголовной ответственности. Поскольку эти люди составляют большинство в парламентской фракции, им удалось заставить ДПМ поучаствовать в отставке кабинета Санду и проголосовать за новое правительство, которое мы в общих чертах и так знали.

Пока существует лояльное парламентское большинство, безопасность тех, кто в ссоре с законом, гарантирована

В состав нового кабмина вошли люди, имена которых назывались еще в апреле, когда Демпартия объявила, что кандидатом на должность премьер-министра станет Ион Кику, и назвала даже некоторых министров, которые сегодня действительно стали членами кабмина. Тогда имена были обнародованы, ничего нового и секретного в том нет.

Свободная Европа: Как долго продержится это правительство? Игорь Додон выразил надежду, что новый кабинет проработает три года, а г-н Кику сказал, что программа разработана лишь на год — до президентских выборов. Со стороны оппозиции, напротив, раздаются голоса о том, что правительство может быть смещено в любой момент, точно так же, как отправили в отставку кабинет Майи Санду...

Лилиан Карп: Все будет зависеть от Игоря Додона и от его действий. Если Додон возьмет под свое крыло тех, кто не в ладах с законом, это правительство способно продержаться.

Свободная Европа: Как он может обеспечить подобную защиту?

Лилиан Карп: С помощью карманного прокурора, который не станет возбуждать уголовные дела на основании документов, подтверждающих причастность тех или иных лиц к преступным действиям — примерно так, как и с Плахотнюком, против которого не было открыто ни одного дела, пока не сменили прокурора. Так и сейчас: пока существует лояльное парламентское большинство, безопасность тех, кто в ссоре с законом, гарантирована.

Если Додон попытается хотя бы одного из них привлечь к ответственности, то, конечно, правительство рухнет. Но подобный сценарий маловероятен.

Свободная Европа: Новый генпрокурор Александр Стояногло сказал, что будет держаться от политики подальше, и даже попытается навести порядок, чтобы система правосудия вернула утраченное доверие со стороны граждан.

Лилиан Карп: Нечто подобное обещал и [Эдуард] Харунжен, и другие генпрокуроры.

Свободная Европа: Почему бы не дать ему шанс?

Лилиан Карп: Я ему не даю абсолютно никаких шансов. Я не ставлю под сомнение его профессиональные и интеллектуальные качества, но когда настойчиво муссируются имена определенных людей, которых уверенно прочат на те или иные должности еще до проведения конкурса, то просто наивно надеяться, что дела идут так, как надо.

Как я уже говорил своим коллегам... Конкурс на замещение должности главы НЦБК еще не был объявлен, а за две недели до него я сказал, что эту структуру возглавит г-н Флоча. Все говорили, что состоится конкурс, но конкурс, к сожалению, скомпрометировали еще на уровне парламентской комиссии, которая выбирала кандидата.

Как грозно звучат заявления Игоря Додона, который в течение трех лет послушно исполнял все приказы Плахотнюка

Повторю: да, многие из молодых людей, пришедших в политику, зачастую настроены очень категорично, порой даже жестко, и они верят, что в их силах изменить ситуацию, искренне полагают, что в молдавской политике все еще может измениться в лучшую сторону. Конечно, участники политического процесса в идеале должны руководствоваться как раз такими принципам, но эти молодые люди забыли, с кем имеют дело.

Свободная Европа: Но в последнее время Игорь Додон настойчиво повторяет, что он отнюдь не стремится сконцентрировать власть в своих руках, и что любой, кто решит уподобиться Владимиру Плахотнюку, непременно разделит его участь...

Лилиан Карп: Давайте так: всем известно, что будет с теми, кто попытается сравняться с Плахотнюком. Но речь-то не о Плахотнюке. Плахотнюк — феномен более заметный, хотя впрочем, до него был еще и Воронин, но тогда ситуация выглядела проще.

И до Воронина тоже были люди, контролировавшие все институты государства. Додон, конечно, не хочет, чтобы его ассоциировали с Плахотнюком, он этого боится. Однако пока он повторяет, что не собирается подчинять себе госинституты, тем не менее, он живет именно этой мечтой — и мыслью, что сможет удерживать всю Молдову.

Свободная Европа: Поговорим немного о судьбе Владимира Плахотнюка, объявленного в розыск — по крайней мере, такая поступила информация после заседания Высшего совета безопасности, что власти и Великобритании, и США, и Румынии в курсе, что Плахотнюк объявлен в розыск. Как вы считаете, его найдут? Вернут в Молдову? Игорь Додон вообще заявил, что хотел бы увидеть Плахотнюка в наручниках...

Лилиан Карп: Как грозно звучат заявления Игоря Додона, который в течение трех лет был тише воды ниже травы и послушно исполнял все приказы Плахотнюка, по пересмотру Кодекса о выборах, избирательной системы... И вообще, я не перестаю удивляться тем, кто при Плахотнюке молчал, словно воды в рот набрал.

Правда, бывали и смельчаки, которые критиковали Плахотнюка еще в то время, когда он находился в Молдове, и подвергались большому риску. Но Додона среди них не было, он послушно выполнял все требования Плахотнюка.

Игорю Додону в качестве первого шага следовало бы позволить прокуратуре работать

Почему он не делал подобных заявлений в тот период, когда Плахотнюк был в Молдове? Почему он не выступал с такими заявлениями до того, как Кирилл Моцпан сообщил, что Плахотнюк владеет двумя разными идентификационными удостоверениями Республики Молдова [с разными именами и фамилиями]? До Моцпана никто в Молдове об этом не говорил, особенно Додон, которому, как главе Высшего совета безопасности, полагалось бы быть в курсе.

Свободная Европа: А если он заговорит об этом сейчас, что изменится?

Лилиан Карп: Ничего не изменится. Додон абсолютно ничего не станет предпринимать, просто он пытается поддерживать до выборов надежду на то, что он вернет Плахотнюка домой. Он скорее уж вернет Филата в тюрьму, чтобы доказать, что экс-премьер, якобы, был освобожден бывшим правительством, а он, мол, пришел, опять поместил его в тюрьму, восстановив справедливость!

Свободная Европа: При каких условиях он может это сделать?

Лилиан Карп: Если Филат осужден за пассивную коррупцию — а следственная комиссия установила, что Влад Филат, злоупотребляя служебным положением, также получал разного рода выгоду — он может быть привлечен к ответственности в рамках нового уголовного дела. В этом случае [Додон] предстанет в роли национального героя, который пришел и положил конец коррупции, пусть даже с нарушением закона. Поэтому мы должны понять: в нынешних обстоятельствах то, что произошло с Владом Филатом, на руку исключительно Игорю Додону.

Свободная Европа: На заседании Высшего совета безопасности в который раз обсуждалась «кража века», вывод миллиарда... Игорь Додон предлагает провести отборочный конкурс и нанять международную компанию, которая займется возмещением украденных средств. Значительная часть выведенных денег находится за пределами Республики Молдова, утверждает Игорь Додон, поэтому нужно найти надежную компанию и доверить ей возмещение средств.

Лилиан Карп: Игорю Додону в качестве первого шага следовало бы позволить прокуратуре работать. Если бы в Молдове была на то политическая воля, то прокуратура...

Свободная Европа: Но уже возбуждено десятки дел...

Лилиан Карп: Была бы политическая воля довести это расследование до конца, и если бы прокуратура была действительно независимой... Отчет компании Kroll — документ, знакомый нашим прокурорам, да и многие из них знают ситуацию даже лучше, чем это отражено в отчете.

Свободная Европа: Как это — лучше знают?

Лилиан Карп: Потому что у них более широкий доступ к документам, чем у экспертов Kroll. Не секрет, что Kroll не имел допуска ко всем документам, тогда как прокуратуре достаточно было запросить любую информацию о тех или иных действиях — и та поступала в приоритетном порядке. Я считаю, что существенная часть денег находится здесь, в Кишиневе, и что они проинвестированы, в частности, в кишиневский аэропорт.

Через Комрат в Молдову свободно могли бы въезжать российские агенты, которым в последнее время дают от ворот поворот в аэропорту Кишинева

Свободная Европа: А у вас, похоже, созрела еще одна законодательная инициатива — вы хотите получить информацию о собственности профсоюзов?

Лилиан Карп: Да, но это разные вещи. Я сказал, что в отчуждении некоторой собственности и объектов, которые, по сути, были проданы профсоюзами, участвовали и определенные предприятия, которые фигурируют в отчете Kroll о банковском мошенничестве. Есть предприятия, которые приобретали собственность профсоюзов, а заодно принимали участие и в банковском скандале; в частности, некоторые из купленных объектов были потом заложены в Banca de Economii.

Свободная Европа: Наверное, вы имеете в виду Илана Шора, который...

Лилиан Карп: Для прояснения этого вопроса необходимо создать парламентскую комиссию, которая установит, кто является бенефициарами, потому что Илан Шор — не конечный бенефициар, он только ширма.

Свободная Европа: И кого вы считаете конечным бенефициаром? Или это должен решить суд?

Лилиан Карп: Да, имена конечных бенефициаров должен назвать суд. Но лично я считаю, что, разумеется, и Илан Шор имел определенную выгоду, но конечным бенефициаром был кто-то другой, что через Илана Шора деньги выводил кто-то другой.

Деньги берешь у Запада, а исполняешь приказы Востока. Чем не сбалансированная политика?

Свободная Европа: Другая тема, которая активно обсуждается в молдавском обществе, связана с намерением молдавской власти построить еще два аэропорта — один на севере страны, другой на юге. Почему так быстро, почему до 2021 года Молдове позарез нужны три аэропорта?

Лилиан Карп: А почему не пять и не шесть? Это политическое обещание Игоря Додона, и даже если он не раскрыл полностью скобки и не заявил об этом открытым текстом, так оно и будет — он хочет открыть аэропорт в Комрате, где, как всем нам хорошо известно, за последние 20 лет сложились определенные сепаратистские настроения, направленные на получение более широкой автономии. Через Комрат в Молдову свободно могли бы въезжать российские агенты, которым в последнее время дают от ворот поворот в аэропорту Кишинева. Это одно из объяснений, которые есть у меня.

Россия не предоставит Молдове ни цента, потому что у нее самой серьезные финансовые проблемы

Что касается второго аэропорта — если в нем действительно есть необходимость — то его логично было бы построить в Бельцах, ни в коем случае не в Тирасполе, на территории, которую официальный Кишинев не контролирует. Но не исключено, что именно это имеется в виду — разместить второй аэропорт в Тирасполе. Этот вариант, в принципе, крайне рискованный, потому что нельзя инвестировать в политически неконтролируемую зону.

Свободная Европа: Вы по-прежнему считаете г-на Додона пророссийским политиком? Несмотря на то, что он обещает проводить сбалансированную политику и дружить и с Востоком, и с Западом?

Лилиан Карп: Так ведь баланс налицо: деньги берешь у Запада, а исполняешь приказы Востока. Чем не сбалансированная политика? Именно эта цель и преследуется, потому что на Востоке денег нет, и потому надо дружить с Западом и брать у него деньги. Но исполнять при этом политические приказы с Востока. У России проблемы с деньгами, у Москвы нет денег даже для собственной армии, чтобы вооружить ее так, как она считает нужным, не говоря уж о зарплатах для учителей..

Свободная Европа: Но Молдова собирается обсудить с Россией кредитную линию в размере 500 млн долларов...

Лилиан Карп: Не будет этого! Этот вопрос я задал и сегодня на комиссии, когда обсуждали бюджет. Я спросил: «Вы заложили эту сумму в госбюджет. Скажите, пожалуйста, соответствующее соглашение имеется? На каких условиях нам предоставят эти деньги как Россия, так и Белоруссия? Есть соглашение?» — «Нет никакого соглашения!». Так что не будет кредита, как не были предоставлены эти же деньги и при Воронине, хотя обещали точно такую же сумму; кстати, такую же сумму предложили и Украине. Что это, если не блеф? И даже если этот кредит обсуждается, он, скорее, предназначен на случай принятия решения о строительстве аэропорта в Комрате. Вот так примерно я вижу ситуацию. В остальном же я считаю, что Россия не предоставит Молдове ни цента, потому что у нее самой серьезные финансовые проблемы, ей не до финансирования других.

Свободная Европа: А отношения между Республикой Молдова и Западом как будут развиваться?

Лилиан Карп: Отношения вернутся на исходную позицию, которая существовала до прихода правительства Санду. Отношения будут такими же, как при кабинете Филипа — с закрытыми дверями и сильными опасениями по поводу событий, происходящих в Кишиневе.

Свободная Европа: Но Кишинев будет прилагать какие-то усилия по активизации сотрудничества с Западом?

Лилиан Карп: А разве кабинет Филипа не предпринимал таких усилий? Предпринимал, но не пользовался доверием со стороны европейских партнеров. Точно так будет и сейчас. В условиях, когда прилагаются такие усилия для того, чтобы вернуть Республику Молдова на политическую орбиту России... И ладно бы речь шла только о политической орбите, но тут на кону геополитика — не надо забывать, что Молдова расположена на границе НАТО и Евросоюза; и в этих условиях ставки несравненно более высоки.

Если я не создам с ним коалицию, он запустит процедуру досрочных выборов?! Это полная чушь

Свободная Европа: Блок ACUM ведет еще переговоры с Демпартией по перезагрузке парламентского большинства?

Лилиан Карп: Я ничего об этом не знаю, да и, если честно, мне это неинтересно.

Свободная Европа: Почему?

Лилиан Карп: Просто я считаю, как считал и прежде, что лучший выход — это досрочные парламентские выборы с соблюдением всех норм. Только честные и свободные выборы обеспечат Молдове по-настоящему репрезентативный, а не притянутый за уши парламент.

Свободная Европа: Но при каких обстоятельствах могут быть назначены досрочные парламентские выборы?

Лилиан Карп: Да, мне это отлично известно, потому и говорю, что я сторонник досрочных выборов в Республике Молдова. И не только сейчас, я и раньше считал этот вариант оптимальным, но на данном этапе понятия не имею, как можно запустить этот процесс.

Свободная Европа: Игорь Додон дает понять, что, если депутаты блока ACUM и Демпартии договорятся, это может спровоцировать досрочные выборы. И он же сказал, что досрочные парламентские выборы могли бы состояться одновременно с президентскими. Вот два сценария...

Лилиан Карп: Игорю Додону не помешало бы заглянуть в Конституцию. Значит, если я не создам с ним коалицию, он запустит процедуру досрочных выборов?! Это полная чушь, ему надо в срочном порядке перелистать Конституцию, в которой черным по белому написано, при каких обстоятельствах могут состояться досрочные выборы. Глава государства вправе распустить парламент только в случае невозможности формирования правительства или блокирования в течение трех месяцев принятия законов, а также в случае, если он не выразил вотум доверия правительству в 45-дневный срок после внесения предложения, и только после отклонения предложения не менее двух раз. Других условий роспуска парламента Конституция не предусматривает.

Кризис политического лидерства на унионистском сегменте ведет к раздробленности

Свободная Европа: Здесь, в кишиневской студии Свободной Европы, ваш коллега, депутат Октавиан Цыку говорил, что в парламенте сейчас 15-16 унионистов, которые могли бы объединиться и создать свою группу. Эта тема не утратила своей актуальности?

Лилиан Карп: Я не знаю, при каких обстоятельствах он говорил об этом, и не думаю, что он имел в виду парламентскую фракцию или парламентскую группу. Скорее всего, он говорил о возможной платформе общения лиц с прорумынскими взглядами, которые могли бы работать на сближение Республики Молдова и Румынии. Думаю, именно это он имел в виду.

Свободная Европа: Первого декабря мы видели вас рядом с Валериу Мунтяну, Дорином Киртоакэ, Тудором Делиу...

Лилиан Карп: Я участник многих мероприятий, не только тех, что проходят у памятника Штефану чел Маре. Например, я участвовал в мероприятии в Ginta Latină...

Свободная Европа: Но то, что вы были вместе, о чем говорит?

Лилиан Карп: Для меня не существует никаких проблем в этом смысле, я участвовал во всех мероприятиях, присутствовал как минимум на четырех событиях в тот день, потому я считаю, что день 1 декабря не следует политизировать.

Свободная Европа: Почему так расколото унионистское движение в Республике Молдова?

Лилиан Карп: Унионистское движение раздроблено по многим причинам. Прежде всего, отсутствует коммуникационная составляющая, а это большая проблема. Во-вторых, нет консенсуса в вопросе о том, кто должен быть лидером, потому что у нас, не знаю почему, все повязано на лидере. Партия или политический блок у нас строится не снизу вверх, а сверху вниз, от лидера и вокруг него. В этих условиях кризис политического лидерства на унионистском сегменте ведет к раздробленности.

Свободная Европа: Кто, по вашему мнению, мог бы возглавить унионистское движение в Республике Молдова?

Лилиан Карп: Я воздержусь от ответа на этот вопрос.

Свободная Европа: Почему?

Лилиан Карп: Потому что необходима политическая зрелость для того, чтобы этот идентификационный процесс окончательно сложился. У меня есть предложения насчет того, как найти лидера на правом фланге. Но, боюсь, многие воспримут это как попытку поучить других, а я этого не хочу.

20-21 депутат Демпартии поддерживают все инициативы ПСРМ

Свободная Европа: До окончания этой сессии какие вопросы у вас в приоритете?

Лилиан Карп: Я зарегистрировал несколько законопроектов, на очереди другие законодательные инициативы, которые надеюсь довести до конца.

Свободная Европа: И какие именно законодательные инициативы вы предложили?

Лилиан Карп: Первая касается возможностей увеличения поступлений в бюджет от азартных игр, это порядка 40 млн. Над этим проектом сейчас идет работа, но параллельно с ним идет и другой проект — обед для каждого ребенка именно из той суммы денег, которая будет получена из указанного мною источника, за счет обложения азартных игр.

Эти проекты двигаются параллельно, так как не секрет, что у многих депутатов имеется привычка выходить с популистскими проектами, которые так и остаются на бумаге из-за отсутствия финансового покрытия. Поэтому я и решил выйти с пакетными инициативами: первая — изыскать источник, вторая — обеспечить за его счет социальный проект, который давно уже вынашиваю и мечтаю материализовать.

Свободная Европа: Насколько эффективной может быть работа законодательного органа в условиях отсутствия парламентского большинства?

Лилиан Карп: Если каждый из нас сможет убедить коллег-парламентариев в серьезности своих намерений, да при этом укажет и источник финансового покрытия своих инициатив, думаю, можно рассчитывать на консенсус. Что касается большинства, то в законодательном органе в общих чертах имеется формальное парламентское большинство. Обольщаться не надо, это примерно то же самое, что и при кабинете Габурича, который пользовался негласной поддержкой парламентского большинства.

Свободная Европа: Но вы говорили также, что в Демпартии есть несколько лагерей.

Лилиан Карп: Два лагеря. Но 56-ти голосов достаточно.

Свободная Европа: И как такое возможно?

Лилиан Карп: Очень просто: 20-21 депутат Демпартии поддерживают все инициативы ПСРМ.

Свободная Европа: Значит, только 10 депутатов разделяют иную точку зрения?

Лилиан Карп: Но они тоже подчиняются большинству в рамках своего формирования. Думаете, случайно г-на Филипа сменили на посту председателя фракции? Там налицо личная неудовлетворенность со стороны ряда лиц, и, поскольку голосование было тайным, депутаты проголосовали за г-на Дьякова в качестве компромиссной кандидатуры. Все это лишний раз свидетельствует о том, что далеко не все вопросы четко согласованы со всеми членами партии. У них слишком много скелетов в шкафу, о которых они предпочли бы забыть.

XS
SM
MD
LG