Linkuri accesibilitate

Моника Бабук: «Правительство Филипа было одним из лучших за всю историю Молдовы» (ВИДЕО)


Monica Babuc: „Guvernul Filip a fost unul dintre cele mai bune pe care le-a avut R. Moldova”
Așteptați

Nici o sursă media

0:00 0:32:28 0:00

Вице-спикер парламента – о демократах, авторитарных лидерах и политическом будущем ДПМ

Свободная Европа: Вы провели внутренний анализ ситуации в Демпартии, выяснили, что стало причиной случившегося «прерванного полета»? Когда и где начался процесс распада? От Павла Филипа мы услышали заявления об «авторитарном стиле», и, следовательно, ответственность за этот стиль несет Влад Плахотнюк. Но ведь короля играет свита, правда?

Моника Бабук: Не буду кривить душой и говорить, что дела сейчас идут хорошо, и что все члены партии, в которой я состою, – в Демократической – всем довольны…

Свободная Европа: Что уж тут говорить, если все вице-председатели ДПМ решили подать в отставку!

Моника Бабук: Но это нормально. Да, ушло все руководство, но мне это представляется вполне естественным решением, осознанным и ответственным, если случился столь резкий разворот… Хотя позиции партии в парламенте по-прежнему сильны – 30 мандатов ведь что-то да значат! И я уж не говорю о том, что правительство Павла Филипа было одним из лучших за всю историю Республики Молдова с момента провозглашения независимости, я в этом абсолютно убеждена.

Не стану утверждать, что у г-на Плахотнюка вообще не было качеств авторитарного лидера

Ну, а тот внутренний анализ, о котором вы спрашивали, в Демпартии только начался, и мне невольно приходит на ум известное изречение – как говорят, нет худа без добра! Что я имею в виду? Дело в том, что при проведении внутреннего анализа важно учитывать сразу несколько факторов – и человеческий потенциал, и политические, и социальные нюансы. Уже на первом после всех этих памятных событий заседании Национального совета ДПМ, как известно, все партийное руководство ушло – вместе с лидером партии Владом Плахотнюком подали в отставку все его заместители и генсек. Сформирована специальная группа, которая занимается организацией внеочередного съезда ДПМ, на котором и надо будет расставить все точки над «i», – по крайней мере, на ближайший период.

На заседании Национального совета я говорила о том, что есть ряд причин, которые стали, будем говорить, катализатором – необязательно, что они были основными причинами, которые привели к нынешней ситуации, однако, определенное влияние у них, несомненно, было. А еще я сказала, что в определенной мере считаю ситуацию, явно невыгодную для Демпартии, закономерной – и что это особенно заметно, если принимать в расчет фактор времени, или даже истории. Подобные ситуации становятся результатом отсутствия доктринальной четкости и определенности.

Смотрите, если мы говорим о том, что партия должна обеспечить баланс между правым и левым флангами политической сцены, амортизировать перекосы, свойственные и правым, и левым, – ладно, о'кей, вполне можно придерживаться именно такой позиции. Но – только при определенных исторических обстоятельствах!..

В партии много людей, которые заслуживают того, чтобы ее возглавить

Свободная Европа: Это же тезис [почетного председателя ДПМ Думитру] Дьякова.

Моника Бабук: В некотором роде – да…

Свободная Европа: Мне этот тезис знаком.

Моника Бабук: Г-н Дьяков всегда это повторял, но лично я не считаю правильным, чтобы партия руководствовалась лишь этим постулатом! У партии должна быть четкая доктрина и конкретные цели, которых она хочет достичь. Потому что в противном случае политформирование рискует постоянно оказываться в ситуациях, когда нужно искать спасательный круг, искать спасателя. В свое время им оказался Мариан Лупу, потом, спустя годы, таковым стал Влад Плахотнюк, ну, и так далее... Но вот если партия придерживается традиционных доктрин, то и картина складывается по-другому.

Ко всему прочему, у нас были недостатки в организации взаимодействия, были проблемы коммуникационного плана – и на внутреннем, и на внешнем уровнях, и в медиасфере, и в общении с гражданами Республики Молдова. Конечно, определенный уровень общения был налажен, но все же его можно считать недостаточным, фрагментарным, нам не хватило открытости.

Свободная Европа: А как у вас там принимались решения? Г-н Плахотнюк был авторитарным лидером? Мы же видели, как по вторникам с партийной трибуны просто озвучивались очередные тезисы… Или выходил сам г-н Плахотнюк, или его уполномоченный – и говорил: «Правительство сделает так и так, правительство решило то и то…» И складывалось ощущение, что и Павла Филипа, и вас, да и всех остальных как-то отодвигали в сторонку, хотя именно вы, по сути, и должны были принимать решения.

Моника Бабук: Нет, г-н Ботнару, тут я вам должна сказать совершенно однозначно, что решения обсуждались!

Свободная Европа: То есть, они принимались коллективно?

Моника Бабук: Конечно! Решения обсуждались, потому что помимо встреч и заседаний с участием депутатов, министров и представителей местных властей, которые собирались по вторникам, в партиях же есть и департаменты, занимающиеся конкретными направлениями – вопросами соцзащиты, экономики, и т. д.

Там и обсуждались все актуальные проблемы, требующие решений, а потом уже готовились законодательные инициативы и правительственные постановления. И только после обсуждений в департаментах вопросы выносились на совместные совещания по вторникам, а после того лидер или представитель партии излагал позиции представителям СМИ.

Да, я не стану утверждать, что у г-на Плахотнюка вообще не было качеств, присущих авторитарному руководителю. Но назовите мне хоть одного лидера партии в Республике Молдова – успешного лидера! – который бы не обладал теми же чертами характера!..

Свободная Европа: И, поговаривают, что партию возглавит Моника Бабук… Это так?

Моника Бабук: Нет, это, разумеется, только слухи. Хотя эти слухи, к слову говоря, для меня звучат довольно лестно, ведь это значит, что я в партии пользуюсь определенным авторитетом. Я благодарна коллегам за такое отношение, однако, считаю, что в партии есть много людей, которые заслуживают того, чтобы ее возглавить.

Евросоюз понял, насколько важно вкладывать средства в наше культурное наследие, инвестировать в то, что будет служить веками!..

Свободная Европа: А знаете, почему я назвал ваше имя?

Моника Бабук: Нет.

Свободная Европа: Потому что хочу задать вам один вопрос...

Моника Бабук: И?..

Свободная Европа: Что делала Моника Бабук, о которой мы знаем, что она занималась проектами в области культуры, что она – человек интеллигентный!.. Так вот: а что она вообще делала, пардон, рядом с людьми, которые лишь набивали себе карманы, а потом СМИ захлебывались рассказами про их дворцы и хоромы?! Им не было никакого дела до идеологии, до этого пресловутого «четвертого пути Республики Молдова», у них была лишь одна забота – чтобы ворота сверкали кованым металлом. Как вы себя чувствовали в их окружении? Да, я согласен, не все были такими! Но чересчур многие вдохновлялись исключительно алчностью да корыстью.

Моника Бабук: Вы частично и сами ответили на вопрос. Не все были такими, во-первых. А во-вторых, я не вижу проблемы в том, что в партию, в политформирование приходят и люди из бизнеса. И если они пришли из бизнеса и могут доказать, что все их имущество нажито честным путем – то почему бы и нет?

Вот у меня никогда не было таланта предпринимателя. Я потому и держалась подальше от бизнеса, предпочитая довольствоваться зарплатами – моей и моего супруга.

Свободная Европа: Сейчас давайте раскроем скобки…

Моника Бабук: Давайте.

Свободная Европа: На самом деле, вы нажили огромное богатство...

Моника Бабук: Какое же?

Свободная Европа: …и у вас роскошнейшие дворцы!

Моника Бабук: Какие дворцы? Где они?..

Свободная Европа: Национальный музей искусств…

Моника Бабук: Ну, да! Конечно, это – бесценное богатство моей души, и о таком можно лишь мечтать. Для меня это такое счастье, такая гордость!.. Недавно вот приезжаю в Кагул и вижу – театр имени Богдана Петричейку Хаждеу отстроен уже на 80%!

Кстати, не могу не упомянуть о прекрасном сотрудничестве с Юрие Лянкэ, который тогда возглавлял правительство. Вместе с ним мы вели переговоры с румынским премьером Виктором Понтой, который откликнулся на наше предложение.И еще: впервые Евросоюз в лице одного из своих членов, в лице Румынии, понял, насколько важно вкладывать средства в наше культурное наследие, и не только на уровне одноразовых проектов, но инвестировать в то, что будет служить веками!..

И вот есть три проекта – строительство нового театра в Кагуле, реконструкция Национального музея искусств и капитальный ремонт Органного зала. Эти проекты, кстати, в корне изменили отношение, в том числе, и нашего минфина, потому что Национальный музей искусств был отремонтирован не только за счет румынского гранта, но и благодаря молдавскому правительству. За пять лет, с 2014-го по 2019 год, из госбюджета выделили как минимум 21 млн леев, щедрость просто небывалая за все время с 2007 года, когда работы начинались, и шли они медленно, неуверенно, со скрипом…

Свободная Европа: Сейчас можно было бы рассчитывать и на более существенную финансовую поддержку, наверняка можно сказать и о [крепости в] Сороках, и о церкви в Кэушень…

Моника Бабук: Это так.

Свободная Европа: Денег наверняка было бы значительно больше, если бы ваша партия избавилась от коррумпированных судей и прокуроров, скомпрометировавших всю судебную систему. Поэтому я и спросил вас: что делала Моника Бабук рядом с теми, например, кто принимал решение по Arena Chisinau? Вас, конечно, убедили и впечатлили масштабы проекта, но сейчас выясняется, что помимо оговоренных 10 гектаров оттяпали еще неизвестно сколько!.. Разумеется, все это необходимо доказывать в суде, но лично мне было крайне неприятно, когда г-н Канду представлял Константина Цуцу как заслуженного спортсмена, как члена партии, с которого всем нам надо брать пример. А в телеэфире кто-то даже дошел до того, что стал сравнивать его со Штефаном чел Маре!.. Я вот еще что хочу спросить. Можно ли причислить ДПМ к партиям думающих людей? Или это партия тех крутых ребят, которые вышли недавно «на защиту» госучреждений? Лично мне становилось очень неуютно при виде того, какой выбор порою делала для себя Демпартия – предпочитая спортклубы и людей в трениках…

Моника Бабук: Г-н Ботнару, я десять лет состою в Демпартии, с 2009 года, когда мне предложили туда вступить. Я согласилась не сразу, я много думала о том, что происходит в Республике Молдова. И я хочу, чтобы вы знали: я встретила там настоящих друзей и единомышленников!

Вы считаете, что каждый из нас – Моника Бабук, Павел Филип или кто-то еще – может или должен взять на себя моральную ответственность за чьи-то заявления или чьи-то действия, например, за то, что, как вы говорите, «Демпартия не очистилась». Мне нравится это слово – «очиститься», но мы словно говорим о разделении властей в государстве!.. Каким же это образом Демпартия должна была очиститься? С той стороны, с этой…

Свободная Европа: Давайте я задам вам такой вопрос...

Моника Бабук: Нет уж позвольте мне сначала ответить!..

Свободная Европа: ...надо пригласить людей, которые не могут внятно объяснить происхождение своего имущества, – а я это говорю всем партийным лидерам! – и спросить… Да, юридически это сделать невозможно, но просто спросить: «Будь добр, покажи документы, квитанции – на этот забор, который ты построил вокруг дома». И вот тогда…

Моника Бабук: Полностью с вами согласна! Но почему это делать должна партия? У нее нет никаких рычагов для этого, никаких полномочий. Это примерно то же самое, что и гражданское общество должно было бы инициировать какие-то судебные процессы, или еще что-то в том же роде.

Я была не просто разочарована, я уверена, что именно тогда и начался конец пребывания ДПМ у власти

Любому, в принципе, человеку можно как-то приписать высокие заборы, ворота из кованого металла, навороченные автомобили, путешествия и т.д. Но согласитесь, что нельзя же всех грести под одну гребенку! И нельзя говорить, что все это случилось именно в те годы, когда у власти находилась Демпартия. Г-н Ботнару, вы же – гуру нашей журналистики! Так неужели вы не помните, какие разговоры ходили о том, как функционирует наше государство во времена правления коммунистов?!

Свободная Европа: Прекрасно помню. Я потому и спрашиваю: почему вы не пресекли подобные гнилые традиции?

Моника Бабук: Каким образом?! Как я могу это пресечь лично, или что могут другие члены партии? Я же рядовой член партии, не председатель, я член Национального политсовета – и не более. Как можно пресечь какие-то беззакония, например, в судебной системе?

Я считаю, что ответственность должна быть индивидуальной. Но с точки зрения политформирования, должна сказать, что если исходить из того, что удалось сделать при правительстве Филипа в реализации положений Соглашения об ассоциации, то я горжусь тем пакетом законов о неподкупности, о той же прокуратуре… Другое дело – как эти законы внедрялись…

Свободная Европа: Возьмем конкретный пример. После выборов мэра Кишинева всем – всем! – было абсолютно ясно – в том числе, премьеру Филипу, в том числе, г-ну Чеботарю, в том числе…

Моника Бабук: В том числе, и мне…

Да, судебная система в Республике Молдова, увы, серьезно и давно больна

Свободная Европа: В том числе, и вам – всем было ясно, что наша судебная система решила сделать вам «подарок». Но никого не нашлось, кто бы заявил: «Стойте, что вы делаете? Вы нам не подарок преподносите – вы просто хороните Молдову и партию!»

Моника Бабук: Тут не могу с вами согласиться. Решение о непризнании выборов в Кишиневе лично меня сильно разочаровало, как, кстати, и многих моих коллег по партии. Однако то, что вы говорите, по определению незаконно. Чтобы я, или кто-то другой стали указывать правосудию?.. Что вообще означает «юстиция», что это, фантом, что ли?

Свободная Европа: Да, заявить правосудию с политической точки зрения…

Моника Бабук: Что именно «сказать политически»?

Свободная Европа: Сказать политически: «Дорогая судебная система, открой глаза и наведи порядок!»

Моника Бабук: А это не вмешательство?..

Свободная Европа: Нет, политически – нет, потому что вы призываете...

Моника Бабук: Секунду, как вы себе это представляете?! Мы, находясь у власти, – я говорю теоретически, мы, или кто-то другой – вдруг говорим: «Дорогая система правосудия, открой глаза и признай результаты выборов!» Так вы хотите?..

Свободная Европа: Нет. Не признать выборы, а…

Моника Бабук: А что тогда?

Свободная Европа: Именно то, что говорил г-н Филип: «Я недоволен тем, как обосновали судьи свое решение».

Моника Бабук: Так он и выразил наше общее мнение, позицию правительства! Или мы должны были выйти каждый по отдельности, в индивидуальном порядке, чтобы произнести те же слова? Я была не просто разочарована этим решением, я уверена, что именно тогда и начался конец пребывания Демпартии у власти.

Свободная Европа: Увы, это так.

Моника Бабук: И мне очень больно это осознавать, так как я знаю, сколько сил было положено, знаю, как работали многие из моих коллег…

Свободная Европа: Разговоры о подконтрольном правосудии тянутся уже так давно, так давно…

Моника Бабук: К сожалению, г-н Ботнару! К большому сожалению.

Свободная Европа: Мы помним окружение Воронина и то, как там расставляли пешки на шахматной доске...

Моника Бабук: И до Воронина было то же самое.

Свободная Европа: И до него, конечно же, но вот если бы именно вы положили конец этой традиции!.. А вы – наоборот, и сложилось устойчивое впечатление, что готовность взять под козырек со стороны прокуроров и судей только поощрялась! И сейчас, похоже, все, кто выслуживался, гонорары получили, а жертвами подобных порядков стали и Плахотнюк, и Канду, и другие… Если судит послушная система, готовая пересмотреть свои взгляды за ночь, в зависимости от того, кто заказывает музыку...

Моника Бабук: Это так – и это относится не только к судьям. Я еще раз скажу: необходимо строго придерживаться изменений в законе относительно порядка назначения судей, их отбора и т.д. А сейчас мне остается лишь подтвердить ваши слова. Да, судебная система в Республике Молдова, увы, серьезно и давно больна, но правительство Филипа в лице сторонников и членов ДПМ пыталось внести необходимые изменения в законодательство. Другое дело, что эти поправки еще не заработали должным образом, но и тут ничего удивительного нет, если учесть, что прошло не одно десятилетие, и действующие «правила» пустили глубокие корни…

Я не желаю зла нынешней власти, напротив, готова радоваться любым успехам, любой хорошей инициативе

Приведу пример – пенсионная реформа, начатая правительством Филипа, начатая с большим трудом, при серьезнейшем сопротивлении изнутри, со стороны различных категорий работников, в частности, судей, которые отстояли в Конституционном суде норму о порядке начисления им пенсий. И ведь они выиграли!.. Пенсии им будет начисляться не по единой формуле, как предполагает реформа. Это лишь один пример…

Или второй момент, на котором мне хотелось бы остановиться, тем более, что и вы о нем упомянули, когда спрашивали, «что делала я рядом с теми, кто сколачивал состояния»… Во-первых, скажу еще раз: каждый случай надо рассматривать в отдельности, с доказательствами на руках. Во-вторых, вы упомянули проект Arena Chisinau. Так вот, я очень уважаю прессу, много читаю, хотя далеко не всегда высказываю свое мнение. Но информацию я получаю, чтобы составить более или менее объективное мнение. И я считаю, что осуждать этот проект преждевременно. Я знаю, что говорю, потому вопрос непосредственно касается меня – там министерство просвещения, культуры и исследований является партнером.

Макет комплекса Chisinau Arena в Стэучень
Макет комплекса Chisinau Arena в Стэучень

Г-н Ботнару, каждый раз во время очередного чемпионата мира, или чемпионата Европы, или Олимпиады мы сетуем на то, что не можем обеспечить нашим спортсменам достойных условий… Да, в Республике Молдова много проблем, которые не решаются десятилетиями. Например, цирк, который за время моего мандата на посту министра удалось возродить – пусть и частично, пусть только малую арену. Много это или мало? Пусть другие сделают больше! От всей души желаю, чтобы другим повезло, и они нашли возможности для того, чтобы и главная арена нашего цирка заработала! Я была бы рада ошибиться, но все же очень сомневаюсь, что есть что-то более реальное, нежели публично-частное партнерство…

Так вот. Комплекс Arena Chisinau задуман с учетом и при соблюдении всех предусмотренных для таких случаев процедур: было предварительное технико-экономическое обоснование. В нем – да, как вы говорите, 10 гектаров на саму арену, плюс еще 59 га вокруг, это же огромный комплекс! Не знаю, бывали ли вы в Белоруссии и видели ли, сколько таких «арен» там, несмотря на наличие в стране многочисленных проблем с демократией, и т.п. Поэтому я считаю, что лучше начинать плавно и не торопясь, тщательно проверяя каждый шаг и взвешивая каждое решение.

Свободная Европа: Я исхожу из реакции кабинета министров, действующего кабинета, который заявил, что из [сельскохозяйственного] оборота было выведено...

Моника Бабук: Эта просто оценка, ничем не подтвержденная!..

Свободная Европа: Не могу не согласиться...

Моника Бабук: Звучали и другие голословные оценки, например, по поводу госсекретарей, которых осудили in corpore. Всех под одну гребенку, г-н Ботнару! Как можно было обвинять госчиновников в том, что некоторые из них – и вполне законно, кстати!..

Свободная Европа: …участвовали в предвыборной кампании?

Моника Бабук: Да, но приостановив свою работу на основной должности. Покажите мне другую партию, члены которой отходили бы от дел во время выборов. Да нет такой партии! Более того, отношение к подобным случаям тоже выборочное. Я еще скажу об этом, потому что нашлись госсекретари, которые входят в состав Демпартии, но они участвовали в предвыборной кампании на каких-то привилегированных, что ли, условиях, так как состоят в дружеских отношениях, в том числе, и…

Свободная Европа: Вовремя сориентировались и перешли.

Моника Бабук: Не то, чтобы перешли. Просто новая власть их приняла… Так что сюрпризы продолжаются.

Свободная Европа: Я подожду 100 дней, потом скажу обо всем сразу – правда, я говорил и раньше… Но после ста дней большая просьба будет, и даже требование – судить обо всем без гнева и пристрастий.

Моника Бабук: Несомненно! Об этом я и хочу сказать. Посмотрите: с моей точки зрения, как гражданина этой страны, как человека, который 18 лет проработал в парламенте и шесть лет в правительстве, да и просто человека, любящего родину… В свое время я отклонила несколько очень выгодных, поверьте, предложений о работе за рубежом, потому что я люблю свою родину – такой, какая она есть, как бы это патетически ни звучало, – и я хочу жить здесь.

Я не желаю зла нынешней власти, напротив, готова радоваться любым успехам, любой хорошей инициативе. И то, что вы говорите – судить без гнева и пристрастий – я обеими руками «за»! Но ведь именно это как раз сейчас и происходит. Судят с пристрастием, клеймят позором все, что было до – и такое поведение мне представляется в корне неправильным.

Свободная Европа: Но этот гнев в значительной мере оправдан, потому что только сейчас и началась чистка Авгиевых конюшен. Можно, конечно, требовать, чтобы власти притормозили, но как можно демонтировать недемократический режим демократическими методами?! И ведь вопрос-то в другом: как оказаться выше, честнее тех, кого ты судишь за отступление от демократических норм? Доказательств-то хватает, взять хотя бы мэров, которые перешли – или им помогли перейти в ДПМ, под угрозой – и не только под угрозой заведения каких-то дел… Во всяком случае, я обещаю каждый раз напоминать новой власти, что голословности быть не должно, и что для любых заявлений нужны доказательства…

Я – сторонник серьезной расследовательской журналистики, беспристрастной, в которой нет места лишним эмоциям

Моника Бабук: Все это так. А кроме того – нужно сделать так, чтобы за словом следовало дело, то есть, надо обеспечить результаты, которые граждане почувствуют на себе: это и улучшение условий труда, и зарплаты, и пенсии, и дороги, и водоснабжение, и так далее, и тому подобное.

В Республике Молдова трудно обеспечить выполнение даже элементарных требований, но надо найти возможность для того, чтобы решить и эти банальные задачи, без которых идти вперед невозможно. Я от всей души желаю, чтобы это стало реальностью как можно скорее, потому что я, как историк, прекрасно знаю, что случается в период революций и сразу после них, и что происходит с теми, кто эти революции совершает!..

Свободная Европа: Согласен! Естественно, уникальность нынешней ситуации – в том, что, если сумели договориться два противоположных полюса, то, казалось бы, почему бы не найти общего языка и с центристами?

Моника Бабук: Вот именно!

Свободная Европа: Предъявите им счет, составьте список всех грехов, с доказательствами… Хотя мне кажется, что и дальше все они могут – и должны – идти вместе, конечно, с учетом собственных доктринальных различий. Тем более, что пора бы уже доказать тем, кто инвестирует в Молдову и деньги, и надежды – доказать, что мы в состоянии сделать что-то сами.

Моника Бабук: Однозначно! Посмотрите, даже заявления некоторых сегодняшних министров свидетельствуют о том, что здравый смысл-то никто не отменял.

Например, на днях один из министров выразился в том смысле, что при всем критическом отношении к госсекретарям, все же профессионалы и честные люди должны остаться. Я на собственном опыте убедилась, что очень сложно склонить хороших специалистов, востребованных везде, в том числе, и в рамках различных международных проектов, и за пределами Республики Молдова – сложно их убедить работать в правительстве или в каком-то министерстве. Пусть там зарплаты не так уж и малы, но зато очень много проблем и крайне высокие требования!..

Свободная Европа: Вы буквально предварили мой вопрос… Говорят, что в качестве вознаграждения им вручали какие-то конверты. Это правда?

Моника Бабук: Кому?

Я работала с большой любовью! От всей души надеюсь, что люди это оценили

Свободная Европа: Тем, кто работал на правительство или на партию, получая скромную зарплату. Вы что-то об этом знаете?

Моника Бабук: Г-н Ботнару, мне об этом не известно ничего. Но я скажу другое: сейчас в прессе мы очень часто слышим о том, что «люди говорят». Может, само по себе это выражение и неплохое, но оно явно не подходит средствам массовой информации. Лично я – сторонник серьезной расследовательской журналистики, беспристрастной, в которой нет места лишним эмоциям. Но, к сожалению, зачастую именно ссылки на такие вот неконкретные источники не только не способствуют прозрачности, гласности, открытости, а напротив, причиняют серьезный вред. Поэтому, как я уже сказала, каждый сигнал, каждый факт необходимо подкреплять доказательствами.

Что касается конкретно госсекретарей – я говорю о своих, – ни один из них не был членом Демпартии, и я об этом говорила с трибуны парламента. Это люди, которые проявили себя каждый в своей области: там – два преподавателя, один профессор университета, лучший преподаватель 2007 года, которому присвоена высшая квалификационная категория.

Кстати, один из госсекретарей, женщина, – сожалею, что мне приходится говорить об этом, и надеюсь, что она на меня не обидится – она осталась одна с двумя маленькими детьми. Она – преподаватель высшей квалификационной категории, уехала в Португалию, поработала там четыре с половиной года, накопила немного денег и вернулась домой, где собиралась купить квартиру, устроиться на работу и заняться дальнейшей карьерой. Мне ее порекомендовали, и я пригласила ее на работу в министерство. И – да, она включилась в кампанию, прежде всего, потому, что поверила нашей правительственной команде, увидела, как работают все остальные госсекретари – или не все, потому что я же не могу ручаться за каждого…

Свободная Европа: Согласен, но иногда то, что мы видим по телевизору, г-жа Маковей… Простите, г-жа Бабук…

Моника Бабук: Моника Маковей вас вспоминает.

Свободная Европа: Моника Маковей… Почему я вспомнил про нее? Потому что у нее сложилось определенное мнение о вас именно по милости дежурных говорунов, которые прописались на разных телеканалах и представляли действительно хорошие решения таким образом, что те не убеждали, а наоборот, сеяли сомнения…

Моника Бабук: А иногда даже вызывали отвращение…

Свободная Европа: При виде людей, которые мелькают на экранах и словно соревнуются в том, кто лучше вас похвалит, а после – глядишь, и очередной домик у них, или автомобиль, – и все это не может не вызывать сомнений, согласитесь... А вы по жизни – бессребреница?

Моника Бабук: Ну, не совсем так, что ни говори, а нынешняя власть меня уже обвинила в том, что по сравнению с зарплатами преподавателей доход министра Бабук составил такую сумму, такую!.. Это был единственный случай, когда я отреагировала и четко сказала, какую зарплату получала после проведения реформы, в результате которой произошло укрупнение ряда министерств, в том числе, и для того, чтобы повысить зарплаты и мотивировать персонал. Я скажу лишь одно: когда я ушла с поста министра, то мне сделали расчет за последние три года – как и предусматривает закон. И я с удивлением узнала, что за эти годы у меня набралось 125 дней неиспользованного отпуска. А если добавить данные за три года в министерстве культуры, то я думаю, что неиспользованных дней отдыха еще больше.

Я что хочу сказать? Что это совсем нелегкий хлеб – работа в министерстве, если, конечно, работать так, как положено. Это тяжелый хлеб и для сотрудника министерства, и для его семьи. Однако, я вовсе не хочу изображать из себя жертву и говорить, что я бессребреница…

Свободная Европа: Это ваш выбор...

Моника Бабук: Да, и я работала с большой любовью! От всей души надеюсь, что люди это оценили – и будут справедливо судить и обо мне, и о многих моих коллегах по ДПМ, которые, надеюсь, возродят партию и вернут ее былой статус политической организации, которая пользуется уважением и признанием со стороны граждан.

Свободная Европа: Несомненно, нынешняя власть заслуживает того, чтобы у нее появился серьезный оппонент, который оперирует не только словами и эпитетами...

Моника Бабук: Нужен конструктивный, обязательно конструктивный оппонент, а не из этих, кто только лишь…

Свободная Европа: И потому важно, чтобы партия не померла, чтобы возродилась из пепла и стала полезным и умным критиком всего того, что происходит в стране.

Opinia dvs.

Arată comentarii

XS
SM
MD
LG