Linkuri accesibilitate

«Они придут на нашу поляну и съедят нас». Кого боится Герман Греф (ВИДЕО)


Глава Сбербанка Герман Греф

Почему подконтрольному государству Сбербанку, крупнейшей в России кредитной организации, мало быть "просто банком"? Об этом в новом выпуске программы "Деньги на Свободе" с экономическим публицистом Максимом Блантом.

В конце ноября Центральный банк России опубликовал очередной ежемесячный аналитический доклад, который на этот раз был посвящен развитию конкуренции на российском финансовом рынке. И те, кто этот доклад Центробанка прочитали, обратили внимание на один весьма красноречивый пассаж:

"В настоящее время крупные финансовые организации создают собственные экосистемы, в которых собираются большие массивы наиболее значимых данных о гражданах. Такие компании имеют достаточно свободных средств для стремительного расширения своей экспертизы и своего бизнеса за счет покупки технологических компаний и стартапов. В некоторых случаях крупнейшие из таких игроков используют в качестве конкурентного преимущества такой фактор, как особые отношения с государством (например, первоочередное получение данных из государственных информационных систем). Такие компании в рамках своих экосистем задают собственные правила работы, замыкают граждан в периметре своих экосистем, тем самым заменяя собой государственные институты и оказывая существенное влияние на экономические показатели.

Создание подобных экосистем увеличивает риски утечки и неправомерного использования информации о гражданах

Таким образом, происходит монополизация не только финансового рынка, но и других отраслей экономики финансовыми организациями. Кроме того, создание подобных экосистем увеличивает риски утечки и неправомерного использования информации о гражданах в коммерческих интересах, снижения контроля со стороны государства за безопасностью оборота информации о гражданах", – говорится в аналитическом докладе "Подходы Банка России к развитию конкуренции на финансовом рынке".

Полная видеоверсия программы:

В чей огород накиданы все эти камни, очевидно. Про "особые отношения с государством" я вообще молчу. Но именно Сбербанк в последние годы скупает продвинутые IT-компании и сервисы, заключает партнерские соглашения, тратит колоссальные усилия на выход за рамки исключительно банковской деятельности и увлеченно строит свою экосистему. Только за последние три года банк потратил на покупку активов для неё около миллиарда долларов.

Система, запущенная ЦБ, Сбербанку не особенно и нужна, поскольку есть своя, гораздо более надежная и продвинутая

Про утечки данных тоже намек прозрачный: именно со Сбербанком был связан последний скандал на этой почве. Самое любопытное, что в соседнем абзаце авторы доклада пишут о платформенных решениях Банка России, которые должны способствовать развитию конкуренции на рынке и улучшению качества обслуживания потребителей. Таких, например, как запущенная в этом году система быстрых платежей (СБП), позволяющая переводить деньги с карты на карту по номеру телефона.

И все сразу встает на свои места. Сбербанк свою систему переводов по номеру телефона запустил за несколько лет до Центробанка. Более того, с 2018 года к ней получили возможность присоединиться и другие банки, с которыми Сбербанк подписал партнерские соглашения. Система, запущенная ЦБ, Сбербанку не особенно и нужна, поскольку есть своя, гораздо более надежная и продвинутая. А вот без клиентов Сбербанка система быстрых платежей выглядит не особенно функциональным бедным родственником.

Штрафы эти главному розничному российскому госбанку что слону дробина

Попытки ЦБ угрозами, уговорами и даже штрафами принудить главу Сбербанка Германа Грефа подключиться к СБП плодов не принесла. Штрафы эти главному розничному российскому госбанку что слону дробина, и Греф предпочитает их платить, но не делиться собственной клиентской базой с теми, с кем совершенно не рвется делиться. Между главой Банка России Эльвирой Набиуллиной и главой Сбербанка даже вышел заочный спор на эту тему. Первая пообещала штрафовать Сбербанк до тех пор, пока тот не сдастся, а второй развел руками и заявил, что в этом году уж точно никак не успеют.

Герман Греф и Эльвира Набиуллина
Герман Греф и Эльвира Набиуллина

Между тем в аналитическом докладе ЦБ содержится не только критика, но и обещание принять меры регулятивного характера, направленные на устранение недостатков "вредных" экосистем, строительством которых увлечены некоторые банки. В том числе государственные. И Герману Грефу пришлось объясняться, поскольку создание этой самой злосчастной экосистемы – это краеугольный камень стратегии развития Сбербанка. Площадкой он выбрал свою ежегодную встречу с инвесторами, которая транслировалась в прямом эфире РБК.

Начал глава Сбербанка вполне мирно – с заверений о том, что банковская деятельность остается для них основным видом бизнеса, от которого отказываться никто не собирается. Но по мере своего выступления он постепенно переходил к военной терминологии:

– Мы сейчас спорим: экосистема – это хорошо или плохо, это зло или счастье? Сколько угодно можно ломать копья на эту тему, но это мировой тренд. Во всем мире рождается новый тип бизнеса – экосистема. И за последний год можно уже сказать, что он родился. Это факт. Нужно ли нам создавать свои национальные экосистемы? Знаете, это как соответствующий тезис по поводу армии – либо мы будем создавать собственные экосистемы, либо мы будем кормить чужие, третьего не дано. Европа кормит чужие экосистемы. Китай создает свои.

Если мы не создадим собственные решения, мы будем сидеть на китайских, американских, либо каких-то других

Где мы? На мой взгляд, у России есть уникальный шанс создать свои экосистемы, что, собственно говоря, и складывается. Есть "Яндекс", который активно в этом направлении движется и на сегодняшний день они, наверное, одни из самых продвинутых в этом. Есть мы, есть Mail.ru. Как минимум уже три достаточно сформированные экосистемы. Задатки делает Tinkoff. Он уже объявил, что будет строить полноценную экосистему, вполне вероятно, что ему это удастся. ВТБ принял решение о строительстве экосистемы. Поэтому, я думаю, нам точно не нужно вставать на пути этого. Потому что если мы не создадим собственные решения, мы будем сидеть на китайских, американских, либо каких-то других.

С кем и за что воюет команда Грефа, он тоже рассказал, назвав глобальные компании, с которыми борется пока только за российский рынок. А там, глядишь, и за мировое господство потягаться можно будет:

"У нас была простая история. Мы увидели тенденцию какое-то количество лет назад, что каждый из рынков будет, что называется по-английски, disruption, он будет disrupt, он будет подорван. Наш финансовый рынок очень большой. Такой большой, большущий лакомый кусочек висит в воздухе. И единственное, что его охраняет, это вот регулирование со всех сторон. Очень тяжелое регулирование.

Поэтому мы устроим им пир на их территории. Мы на них будем нападать

И все крупные компании говорили: "Нет-нет, banking – это не наше, нет, мы привыкли к свободе, это не наше. Висит кусок. Да, жирный. Да, интересный очень по объему, но это не наше". Но мы понимали в этом уже пять лет назад, что эти ребята учатся очень быстро и ситуация будет такой, что в короткий период времени они изменят свою точку зрения. Что мы видим? 2018 год был годом, когда практически все крупные компании, все гиганты получили банковские лицензии: Google, Facebook, Amazon. И так дальше по списку. Китайские то же самое. Это означает, что они пошли в эту самую сферу регулирования, не постеснялись, не побоялись вот этого самого страшного регулирования. Они отъедают этот рынок.

Мы понимали, что либо они съедят нас и это вопрос времени. Это даже не вопрос денег, это вопрос технологических способностей – они таковы, что мы им противостоять не сможем. Поэтому мы сказали: мы не хотим защищаться – у нас ноль шансов от них защититься. В десятилетней перспективе они придут на нашу поляну и съедят нас. Поэтому мы устроим им пир на их территории. Мы на них будем нападать. Мы будем создавать экосистемы. И мы будем создавать им проблемы на их рынках традиционных. Что мы и сделали, собственно говоря. И поэтому кто победит, непонятно.

Без коня и шашки перед лицом наступающих хайтек-гигантов Герману Грефу оставаться совсем не хочется

Мы сейчас находимся в конечной стадии реализации нашей стратегии. До конца 2020 года мы должны сформировать все технологические предпосылки, чтобы быть в состоянии конкурировать с крупными хайтек-гигантами. Мы сегодня видим, что мы этой цели достигли. Мы сможем с ними конкурировать. Мы создали конкурентную платформу – не хуже, чем у них".

Одним словом, "враг будет разбит, победа будет за нами!". И единственное, что может, по мнению Германа Грефа, помешать этому триумфу, – излишнее регулирование со стороны Банка России:

"Если нас прижмут, сожмут… И не будет ни коня, ни шашки, ничего… Если нас перерегулируют или Центральный банк скажет: "Ребята, это неверная концепция, оставайтесь банками", то, к сожалению, через какое-то количество лет им придется столкнуться с тем, чтобы заняться регулированием хайтек-гигантов в части их банковской деятельности".

Без коня и шашки перед лицом наступающих хайтек-гигантов Герману Грефу оставаться совсем не хочется, хотя он и отдает себе отчет, что ЦБ в любой момент его наступление на поляну Google, Facebook и Amazon может прекратить.

Герман Греф на Петербургском экономическом форуме. Июнь 2019 года
Герман Греф на Петербургском экономическом форуме. Июнь 2019 года

Все эти заочные дискуссии между ЦБ и Сбербанком выглядят довольно дико. Хотя бы потому, что именно Банк России является основным акционером Сбербанка и владеет 50 процентами его акций. И в качестве основного акционера, который и голосует своим пакетом на общих собраниях акционеров, и имеет своих представителей в Наблюдательном совете Банка, никак не мог не принимать участия в разработке и одобрении стратегии развития банка. При этом ЦБ одновременно является мегарегулятором и несет ответственность за здоровье всей российской банковской системы. И растущие глобальные амбиции собственной "дочки", подкрепленные бесспорным технологическим лидерством, с которым пока не может тягаться даже сам Банк России, теоретически могут привести к тому, что она подомнет под себя всех остальных подопечных ЦБ.

Налицо явное противоречие. Как акционеру Сбербанка ЦБ выгодно строительство цифровой империи или, если угодно, экосистемы, внутри которой клиент сможет вполне комфортно существовать, не выходя за ее рамки. В качестве регулятора Банк России не может не беспокоить укрепление монопольного статуса, которым грозит создание этой империи.

Чего, кроме денег, завтра захочет от меня родное государство, для и в рамках которого Греф строит свою экосистему, я предсказать пока не берусь

В двойственном положении пребывает и ЦБ, который является одновременно регулятором рынка и основным акционером главного игрока этого рынка, и сам Сбербанк, руководство которого все больше тяготит государственный статус. Поскольку присутствующий в ЦБ конфликт интересов в любой момент может быть разрешен, во-первых, не в пользу акционеров банка, а во-вторых, при помощи простых кадровых или административных решений. Достаточно дать поручение членам Наблюдательного совета внести изменения в стратегию развития банка, и его руководство обязано будет подчиниться.

Герман Греф и Владимир Путин
Герман Греф и Владимир Путин

Меня как пользователя государственный статус Сбербанка тоже сильно напрягает. И если уж выбирать, в какой экосистеме пускать корни, я предпочту скорее Google или Facebook. Только потому, что максимум, чего от меня захочет империя Марка Цукерберга, который руководствуется исключительно интересами акционеров, – это мои деньги. А вот чего, кроме денег, завтра захочет от меня родное государство, для и в рамках которого Греф строит свою экосистему, я предсказать пока не берусь. Но сегодняшний опыт отношений с государством, которое то лишает оппозицию средств к существованию, то норовит объявить часть населения иностранными агентами, никакого оптимизма не внушает.

С другой стороны, тут не угадаешь. Законотворцы у нас нынче креативные, вполне могут придумать какой-нибудь неприятный статус для всех пользователей Google Pay и прочих иностранных платежных систем. Заставят сдавать ежедневный отчет обо всех операциях в налоговые и прочие заинтересованные органы, да и вообще наклеят ярлык, от которого потом не отмоешься. Так что проще успокоиться на том, что нет денег – нет проблем. И видимо, именно этим принципом руководствуются любители дешевых распродаж, очередная волна которых накрыла мир.

Другие темы новой программы "Деньги на Свободе" с Максимом Блантом:

  • Деньги на ветер. Сколько россияне потратили в "черную пятницу".
  • Деньги за труд. Как три четверти населения может уйти во фриланс.
XS
SM
MD
LG