Linkuri accesibilitate

Павел Филип: «Влад Плахотнюк не давал нам денег: после его ухода все связи прекратились» (ВИДЕО)


Павел Филип

После своего отъезда из Молдовы Влад Плахотнюк перестал давать Демпартии деньги. Об этом заявил в интервью Свободной Европе нынешний лидер ДПМ Павел Филип. По его словам, исключение депутатов Еуджения Никифорчука и Владимира Андронаки связано с тем, что «оба уже давно не участвовали в заседаниях фракции ДПМ и в акциях Демпартии». Однако, другие депутаты не собираются покидать ряды фракции демократов.

Свободная Европа: Что значат независимость для граждан Молдовы и для политиков, если наше общество настолько расколото?

Павел Филип: Для любой страны мира День независимости – главный праздник, если речь идет о стране и государстве. Каждый год 27 августа мы отмечаем День независимости. И, в первую очередь, этот праздник означает свободу – ключевое понятие начала 90-х годов, наиболее часто употребляемое в тот период. Все хотели тогда обрести свободу!..

С другой стороны, разумеется, жизнь в Молдове все еще тяжелая, и люди живут плохо. Поэтому нам нужно много работать. Но ведь и дорога к демократии, я думаю, не проста, это довольно сложный путь.

Pavel Filip: „Nu ne ținem cu dinții de putere”
Așteptați

Nici o sursă media

0:00 0:56:03 0:00

Свободная Европа: И многие говорят, что не доверяют государству...

Павел Филип: Я прекрасно понимаю всех граждан Республики Молдова. Когда человек живет плохо, то ему, разумеется, нужно с чем-то связать все свои проблемы, в том числе, с верой в будущее государства. Но я оптимист, и я верю в будущее Республики Молдова.

Давайте по порядку: когда страна добилась независимости, и я прекрасно помню те времена, то независимость была получена благодаря интеллектуальным элитам Республики Молдова. Но, говоря откровенно, сразу же после этого к власти пришла старая номенклатура. Думаю, отсюда и корни всех наших проблем, и даже при старой номенклатуре решения-то принимались в другом месте. Молдавская ССР занималась исключительно реализацией решений, а те утверждались совсем в ином центре. Думаю, подобный образ мышления преследует нас до сих пор.

Давайте посмотрим, о чем сегодня говорят политики Молдовы: о том, что мы получим заем от Российской Федерации, что Российская Федерация поможет нам с рынком сбыта или финансами. Либо же они говорят о том, что мы возьмем деньги в долг у Евросоюза, или что нам поможет Румыния... Молдова станет по-настоящему независимой и демократичной лишь тогда, когда не менее 50% граждан начнут жить хорошо. Вот тогда люди начнут гордиться, тогда они станут совершенно иначе относиться к независимости.

И мы все должны понять, что деньги брать в долг можно, но не бесконечно. Мы обязаны научиться развивать свою экономику, и тогда мы сможем говорить о подлинной независимости и о настоящей демократии.

Свободная Европа: Каждый третий гражданин видит свое будущее за границей, и многие уже обосновались за рубежом. Больше всего у нас говорят о бедности, о коррупции, о недоверии к госинститутам, о своем разочаровании в политическом классе. Все эти факторы делают государство уязвимым. Плюс ко всему еще и нерешенный приднестровский конфликт…

Павел Филип: Мне известны все эти темы. Мы живем в одной стране и дышим одним воздухом. Однако мы не должны разделять страну. И правительство, и парламент являются отражением общества. За людей голосуют, их назначают на должности, потом они принимают решения, которые влияют на общество. В Республике Молдова следует развивать три главных, базисных направления, на которых можно выстроить государство. Без этого я просто не вижу будущего: образование, верховенство закона и инфраструктура. Тогда люди будут говорить по-другому. О том, что нужно делать для страны.

Свободная Европа: Когда вы возглавляли правительство, вы настаивали на разработке проекта для всей страны, на том, что благодаря этому проекту граждане вновь поверят в Республику Молдова, в ее путь. Где сегодня этот проект?

Павел Филип: Это были приоритеты, одобренные постановлением правительства. Было три стратегических приоритета, и они определяли все остальное. Если есть правосудие, образование, если в государстве работает закон – все остальное является лишь следствием: и зарплаты, и пенсии, и социальные инвестиции, и другие расходы бюджета…

Свободная Европа: Вы говорите: «если есть». А если нет?

Павел Филип: А если нет, и если мы приходим к выводу, что положение вещей плохое (а мы действительно не можем сказать сегодня, что в судебной системе нет коррупции, или что у нас хороший уровень образования, или что в Республике Молдова развита инфраструктура), тогда это означает, что все, что было сделано до сих пор, следует пересмотреть. Я говорил об этом открыто, и говорил далеко не один раз.

С Плахотнюком я встречался до конгресса, когда меня избрали председателем ДПМ. Г-н Плахотнюк не был этому рад

Например, верховенство закона в Республике Молдова. Эту проблему нельзя решить только путем принятия пакета законов. Я продвигал множество проектов, связанных со стратегией реформирования судебной системы и юстиции в целом, и эти законы писались, буква за буквой, так, как нам говорили наши внешние партнеры. Однако ничего не работает, и эффект совершенно не тот, на какой мы рассчитывали.

Свободная Европа: Важен и человеческий фактор?

Павел Филип: Да, и тогда я обратился с призывом: давайте подумаем, необязательно подходить к ситуации по шаблону, может, проблемы Республики Молдова следует решать нестандартно. Недавно я видел брифинг генпрокурора, который говорил об очень важных вещах. В Республике Молдова возможно что-то вроде Снаговского пакта (21 июня 1995 года ведущие партии Румынии подписали соглашение о согласии с курсом на вступление в Евросоюз. - ПРИМ. РЕД.), и если мы хотим исправить ситуацию в той или иной области, давайте заключим аналогичный документ. Чтобы было не важно, кто оказывается у власти, а кто уходит: соглашение нужно все равно внедрять.

Любую проблему можно решить, и любой кризис можно преодолеть, нужна лишь воля. Недавно я выступил с обращением к четырем политформированиям парламента: давайте сядем за стол переговоров и обсудим кризисную ситуацию в сельском хозяйстве, начало нового учебного года... Что-то нам удалось, и дискуссии начались... И я считаю, что будут и результаты, хочет того правительство или нет. В рамках этой парламентской платформы мы потребуем выполнения целого ряда действий.

Свободная Европа: Когда парламент может начать новую сессию?

Павел Филип: Парламент вернется к работе в сентябре. Не могу назвать вам сейчас конкретное число, но должно пройти заседание Постоянного бюро, должны начать работу парламентские комиссии... И должна быть определена дата начала сессии.

Свободная Европа: Между тем, вы потеряли двух депутатов. Вы-то скажете, что это именно демократы исключили Андронаки и Никифорчука, но сразу же после того, как они вышли из состава фракции, стали раздаваться обвинения в адрес Павла Филипа. Говорили, что он, мол, не способен руководить Демократической партией. А после этого в течение одной недели шесть организаций в районах заявили о выходе из ДПМ. И они отметили, что пока во главе партии находится Павел Филип, политформирование реформировать не получится, и вот люди и уходят...

Павел Филип: Выдвинуть свою кандидатуру на пост председателя партии для меня было непростым решением, несмотря на то, что конкурентов оказалось немного. Но это было сложное решение, связанное с большой ответственностью. И я с первого дня заявил, что Демократическая партия станет другой.

Я стал одним из спонсоров Демократической партии

Внутри партии были разговоры о том, чтобы изменить название, провести своего рода ребрендинг... Но, в конечном итоге, мы пришли к выводу, что суть отнюдь не в названии. Важно, кто руководит этой партией, какими качествами обладают члены политформирования, а от названия меняется немногое. Меня атаковали вопросами о перезагрузке и переформатировании Демократической партии. Я объяснял, что речь идет не просто о принятии стратегии развития или реформирования партии, а об ее изменении. И вы видели, что некоторые вышли из состава ДПМ. Хотя мы не собирались кого-то там выгонять из партии. Важен фундамент, на котором партия растет.

Свободная Европа: Так вы стремились к этому посту, или на этом настояли ваши коллеги?

Павел Филип: Нет. Могу объяснить…

Свободная Европа: Позже от г-на Канду я узнала, что все там обстояло несколько иначе...

Павел Филип: Когда я пришел в парламент, я сразу стал главой фракции. Потом я ушел с этой должности, так как в партии начались внутренние движения, и мне это было не совсем понятно. Я покинул пост главы фракции, взял паузу. Дома я не сидел, ездил в каждую районную партийную организацию, общался с людьми.

Должен признать, что я увидел дезориентированных, разочаровавшихся, поникнувших людей. Например, в Кэлэрашь был тот знаменитый список позора, в который включили всех члены Демпартии... На всех навесили ярлыки: воры, бандиты, коррупционеры и так далее. С одной стороны, люди почувствовали себя преданными, так как лидер покинул партию, не сказав ничего. И, в какой-то степени, много хороших людей из партии были вынуждены решать проблемы, к которым они никакого отношения не имели. И вот тогда я понял, что люди хотят перемен, что они хотят гордиться политической партией.

Во-вторых, наше правительство представляло Демократическую партию, у которой был определенный имидж. Но было и руководство ДПМ, и имидж руководителей был намного негативнее. Тогда я взял на себя ответственность, решил возглавить партию и как-то поделиться имиджем правительства с партией. Я чувствовал свою ответственность за то, чтобы вернуть демократам доверие, которым они наделили меня, выдвинув на пост премьер-министра. Поэтому я и решил баллотироваться на пост председателя Демпартии.

...Теперь переходим к выходу из партии…

Свободная Европа: Давайте проясним еще один вопрос: некоторое время вы поддерживали связь с Владимиром Плахотнюком. Было объявлено о том, что вы ездили в Вашингтон для встречи с ним. Недавно кто-то из тех, кто уехал, рассказывал, что вам предлагали крупную сумму денег для участия в местных выборах. Это значит, что вы продолжали общение с Плахотнюком?

Павел Филип: С Владимиром Плахотнюком я встречался и общался до конгресса партии, когда меня избрали председателем ДПМ. Хочу сказать, что г-н Плахотнюк не был этому рад, он пытался выдвинуть другого кандидата, у которого не оказалось поддержки коллег. Другим кандидатом был Влад Чеботарь.

Да, правда, я встречался с ним, чтобы выяснить некоторые вопросы. Одно дело, когда я занимал пост премьер-министра, будучи, в общем, представителем Демократической партии, и в какой-то степени я подчинялся решениям партии. И другое дело, когда ты берешь на себя всю полноту ответственности за партию.

Я хотел убедиться, что на меня не будут давить. Мне было это обещано, так как он, в общем-то, больше не интересуется политикой и партией. Хотя позже оказалось, что это далеко не так...

Свободная Европа: Г-н Никифорчук говорит, что он дал вам 12 млн леев наличными для ведения предвыборной кампании.

Павел Филип: Г-н Никифорчук, как человек, состоит из лжи. Можно заметить, что он всегда говорит исключительно о деньгах. И на заседании фракции он говорил о деньгах, и потом он тоже говорил о деньгах, потому что привык к деньгам... Он ездил по районам, и, думаю, что в какой-то степени он и был тем самым человеком, который носил знаменитую «борсетку».

Он хотел продолжать в том же духе. Такие люди видели в партии лишь инструмент для обеспечения собственных интересов. А я предложил, чтобы партия стала настоящим политическим формированием, и это сейчас с Демократической партией и происходит.

Давайте вспомним последнее заседание парламента. Указанные депутаты выразили массу недовольства в ответ на мое категоричное решение не голосовать за поправки в бюджетно-налоговую политику. Это не имело ничего общего с тем проектом, с которым мы пришли в парламент. И мы не проголосовали, так как сразу же поняли, что это за поправка.

Экс-премьер, лидер Демпартии Павел Филип в кишиневском бюро Свободной Европы
Экс-премьер, лидер Демпартии Павел Филип в кишиневском бюро Свободной Европы

Свободная Европа: И что скрывается за той поправкой?

Павел Филип: Скрываются схемы, связанные с сигаретами. Думаю, речь идет и об интересах «Tutun-CTC». В результате единственного изменения термина «cigarillos» государство потеряло бы около 130-160 млн леев, так как выплачивались бы другие акцизы, по более низким ставкам. Вся фракция выступила категорически против поправки!

Мы делегировали людей в правительство, и они работают хорошо. Мы ими гордимся

Было и многое другое, о чем я не хочу говорить, но там тоже фигурировали чьи-то интересы. И вот поэтому они обиделись. После чего г-н Владимир Андронаки сделал свое заявление. Мы встретились на заседании исполнительного бюро ДПМ, и было принято решение о его исключении из партии, в соответствии с партийным уставом.

Свободная Европа: А Владимир Плахотнюк давал вам деньги на предвыборную кампанию?

Павел Филип: Разумеется, нет! Как вы себе представляете мой приезд из Вашингтона с деньгами, тем более, с такой огромной суммой?! Отчеты были направлены в ЦИК. Кстати, в тот период нам было довольно сложно с финансовой точки зрения. Я стал одним из спонсоров Демократической партии, чтобы можно было вести кампанию на местных выборах.

Владимир Плахотнюк не давал нам никаких денег, и он не финансировал партию: после его ухода все связи прекратились.

Свободная Европа: Сколько сегодня человек в составе Демпартии?

Павел Филип: Не знаю, вы застали меня врасплох. У нас были просто сказочные цифры по численности Демпартии, сейчас мы завершаем процесс переписи членов ДПМ. Но я хотел бы подчеркнуть, что важно не количество людей, а политическая деятельность партии.

Свободная Европа: Сколько еще будут ощущаться последствия пребывания у власти Демократической партии во главе с Владом Плахотнюком?

Павел Филип: После ухода Никифорчука и Андронаки больше не осталось людей, которые…

Свободная Европа: Ходят слухи, что могут выйти еще два депутата.

Павел Филип: Нет, я в это не верю. Я лично знаю каждого, и мне известны качества каждого из них. Андронаки и Никифорчук уже давно не были в составе Демпартии.

Свободная Европа: Ваши коллеги по парламенту говорили, что они уже давно участвовали в заседаниях фракции Партии социалистов...

Павел Филип: Не думаю, что они ходили на заседания фракции Партии социалистов, однако и их общение с ПСРМ скрыть нельзя. Почему, кстати, они пришли на то заседание, представляя парламентское большинство? Они уже полгода не участвовали во встречах демократов, не присутствовали ни на одном заседании фракции.

Свободная Европа: Насколько функциональной является сейчас коалиция ДПМ-ПСРМ, и насколько она крепка?

Павел Филип: Это очень хрупкая коалиция. Даже если Андронаки и Никифорчук заявили, что и в дальнейшем намерены поддерживать правительство, у нас множество вопросов. Нам предстоит их решить. Если мы действительно поймем, что кто-то за этим стоит и преследует личные интересы, то мы примем решения. Или на заседании исполкома, или даже соберем Национальный политический совет.

Свободная Европа: То есть, парламентское большинство может в любой момент исчезнуть?

Павел Филип: Хотел бы раскрыть скобки и обратиться ко всем: я никогда не рассматривал пребывание во власти или в коалиции как единственную цель. У Демократической партии свой путь и свои принципы, которые лежат в основе перезагрузки ДПМ. И мы будем им следовать, независимо от того, продолжим ли мы входить в коалиции или выйдем из нее.

Решение не повлияет на тот путь, по которому идет Демократическая партия. Мы вступили в коалицию, и многие восприняли это неверно: мы приняли решение не для того, чтобы изменить социалистов. Никто их не сможет изменить!..

Республика Молдова станет членом Евросоюза! Мне очень жаль, что мы этого не добились до сих пор

Наша партия - это ценности и взгляды, о которых мы заявили публично. Мы вступили в коалицию, чтобы таким образом помочь Республике Молдова. Мы делегировали людей в правительство, и они работают хорошо. Мы ими гордимся, мы пытаемся как-то уравновесить баланс сил, а вовсе не следовать лишь в фарватере того, что предлагают социалисты. В большинстве случаев нам это удается. Но когда мы не сможем вносить свой вклад или как-то влиять на ситуацию, мы не будем любой ценой пытаться оставаться в коалиции.

Свободная Европа: А что произойдет, если у парламентского большинства не будет 50+1 голоса?

Павел Филип: Произойти может очень многое. С одной стороны, год выдался непростой: пандемия COVID, засуха, да еще и президентские выборы, которые тоже в определенной степени не способствуют стабилизации. Политики уже заняты кампанией... Очевидно, что до выборов ничего сделать не получится.

Но правительство может потерять поддержку парламентского большинства. И может быть сформировано временное правительство, другой состав кабинета. Опять же, все это под вопросом.

И другой вопрос - придем ли мы к досрочным выборам, хорошо это или плохо. Да можно посвятить отдельную передачу всем возможным сценариям, описывающим ситуацию, когда не будет парламентского большинства.

Свободная Европа: Кстати, о президентских выборах. ДПМ не приняла решения о том, кто выступит ее кандидатом, и будет ли кандидат. Однако поговаривают, что Павел Филип уступит место Монике Бабук, и что даже есть соглашение с неформальным лидером социалистов - по поводу того, чтобы оказать Игорю Додону поддержку в рамках президентской кампании. Что скажете? У вас будет свой кандидат?

Павел Филип: Мы – разумные люди, и мы пока не приняли окончательного решения. Но мы согласились внутри партии с тем, что у ДПМ должен быть свой кандидат на президентских выборах. Мы изучает ситуацию, исследования еще не завершены, через несколько дней, думаю, мы подведем итоги и примем взвешенное решение.

Мы живем в парламентской стране. В принципе, борьба за президентский пост представляет собой, скорее, особый случай. Раньше президентом был Воронин, сейчас это г-н Додон. Есть большинство, есть первые посты в государстве. Но вообще-то в Республике Молдова главную роль играют правительство и парламент, парламентское большинство. Поэтому подлинная борьба должна вестись в парламенте.

Посмотрим, есть ли смысл любой ценой участвовать в этих выборах, или нет, и кто должен участвовать. На следующей неделе может пройти заседание Национального политсовета, где мы сделаем окончательное заявление.

Но это неправда, когда говорят о поддержке Додона. Помню, когда мы подписали соглашение о коалиции… Кстати, чтобы все об этом знали: г-н Никифорчук настаивал на том, чтобы мы поддерживали единого кандидата. Я и коллега Жиздан, а также г-н Дьяков, которые принимали участие во встрече, выступили категорически против. И вообще, такого пункта в соглашении нет.

Свободная Европа: А указано в соглашении, что пост премьера или спикера после президентских выборов получит Демпартия?

Павел Филип: В соглашении указано, что одна из главных должностей – председатель парламента или премьер-министр – отойдет Демократической партии после президентских выборов. Это прописано в соглашении, но никто не знает, что будет после выборов главы государства.

Свободная Европа: Сейчас в государстве сохраняется равновесие сил?

Павел Филип: Это зависит от того, что вы имеете в виду под равновесием.

Свободная Европа: Правительство, парламент…

Павел Филип: Каждый понедельник мы видим, как проходят заседания в здании аппарата президента. Думаю, мы не можем говорить о том, что…

Свободная Европа: Заседания, которые проводит Игорь Додон вместе со спикером и главой правительства.

Павел Филип: С этой точки зрения я не думаю, что можно говорить о равновесии, так как и премьер, и председатель парламента, и президент являются членами одной команды.

Свободная Европа: Еще говорят о внесении изменений в Конституцию. Как вы считаете, следует ли менять Основной закон?

Павел Филип: Думаю, одной из проблем Республики Молдова является то, что мы до сих пор не определили структуру власти или режим правления.

Свободная Европа: Пока Молдова остается парламентской республикой.

Павел Филип: Но тогда президент страны является абсолютно символической фигурой. И в этом смысле Конституцию следует изменить. В какой-то момент мы зашли в тупик, когда без 61-го голоса нельзя было избрать президента, что предполагало проведение новых парламентских выборов. Возникла огромная проблема. И потому, на мой взгляд, Конституцию следует изменить так, чтобы у нас больше не появлялось конституционных тупиков.

Парламентская страна должна быть парламентской. Без элементов власти президента.

Молдову уже нельзя шантажировать со стороны одного-единственного поставщика газа

Свободная Европа: Демократическая партия остается формированием с правоцентристскими взглядами? ДПМ считает себя проевропейской партией?

Павел Филип: Демократическая партия придерживается социал-демократического вектора, это партия европейского толка. Такой она и была, и будет, и мы ни на сантиметр не отойдем от нашей позиции.

Свободная Европа: Почему я об этом спрашиваю: недавно Игорь Додон, подводя итоги своей деятельности на посту президента, заявил, что Молдова никогда не вступит в состав Евросоюза, и что следует перезагрузить стратегическое партнерство с Россией, так как русские остаются нашими братьями. И вот, вы входите в состав коалиции с социалистами…

Павел Филип: Проведенный нами опрос показал, что почти 62% граждан Республики Молдова желают вступления в Европейский союз. И поэтому…

Свободная Европа: Игорь Додон говорит, что Молдова никогда не вступит в ЕС.

Павел Филип: А я заявляю, что Республика Молдова станет членом Евросоюза! Мне очень жаль, что мы этого не добились до сих пор. Другой вопрос – когда это произойдет. Одна из моих целей на посту премьер-министра состояла в следующем. Я уже говорил об этом, и хочу еще раз подчеркнуть, что мне удалось сделать европейский курс Республики Молдова по большей части необратимым. И он таковым и является.

Если опросы показывают, что за евроинтеграцию высказываются более 60% граждан, значит, нам все удалось сделать. И я считаю, что, в конечном итоге, внес и свою лепту, с помощью проектов по подключению к европейской инфраструктуре, будь то газопровод, электроэнергия, инфраструктура, сфера образования, стипендии, которые мы получаем от Румынии, и многое другое.

Свободная Европа: Игорь Додон говорит, что Республика Молдова попытается внедрить положения Соглашения об ассоциации, так как стране нужны деньги Запада, но стратегическое партнерство следует перезапустить с Россией.

Павел Филип: Акценты расставлены абсолютно ошибочно. Да, нам нужны деньги со стороны того или иного партнера. Но сближение с Евросоюзом означает европейские стандарты, и именно ради этого должна и впредь бороться Республика Молдова.

Мы внедряем Соглашение об ассоциации не для того, чтобы получать деньги от ЕС. Соглашение об ассоциации – это инструмент или, если хотите, лекарство, с помощью которого можно вылечить болезнь, чтобы в Молдову пришли европейские стандарты. Мы хотим жить так же, как живут в странах-членах Европейского союза.

Свободная Европа: Республика Молдова получит российский кредит, или, по крайней мере, обещанный первый транш в размере 200 млн, по которому ведутся переговоры?

Павел Филип: Я знаю, что по этому поводу шли дискуссии. Я совершенно не верю в то, что мы получим этот кредит до президентских выборов. А потом мы посмотрим, насколько правительство справится с переговорами.

Свободная Европа: Вы также настаиваете на хороших отношениях с Бухарестом, и Бухарест говорит, что продолжит поддерживать граждан Республики Молдова. Однако с момента создания нынешней правящей коалиции диалога с Румынией на высшем уровне нет.

Павел Филип: Диалога нет, и это очень прискорбно. Я считаю, что в данном случае Бухарест должен занять более гибкую позицию в отношении Республики Молдова. Самые важные отношения, которые должна поддерживать Республика Молдова, это связи с Бухарестом и Киевом, они - наши соседи.

Во время моего мандата у нас были самые хорошие отношения и с Бухарестом, и с Киевом. Хочу сказать, что то, что можно решить с соседями, никогда не получится решать с другими стратегическими партнерами. И за эти отношения следует бороться.

Отношения стали прохладнее. И с Румынией, и с Евросоюзом

Свободная Европа: Почему вы не убедили партнеров по коалиции в необходимости диалога с соседними государствами?

Павел Филип: В политической плоскости не всегда получается делать то, что ты хочешь. Ты делаешь то, что можешь. Так и мы. Было много вопросов, которые разрешались в результате нашего давления, благодаря нашей настойчивости. Сначала была встреча под мостом [на Телецентре] гуманитарной помощи, поступившей от Румынии, а после - церемония отъезда румынских врачей с площади Великого национального собрания. Еще был принят закон о неправительственных организациях, еще мы остановили внесение поправок в Кодекс о выборах, и много всего другого мы тоже сумели сделать.

Свободная Европа: Когда по трубам газопровода Яссы-Кишинев пойдет газ?

Павел Филип: Знаете, этот подход ошибочен. Я очень признателен, в первую очередь, румынской компании «Трансгаз», которая взяла на себя инвестиции по строительству газопровода. Эти инвестиции не обязательно связаны с получением прибыли, хотя в бизнесе любые вложения должны приносить доход.

Вот недавно был праздник по случаю Дня независимости. И следует сказать, что эта инвестиция в какой-то степени обеспечивает энергетическую безопасность, если не энергетическую независимость Республики Молдова. В конечном итоге, не так уж важно, что мы начнем закупать газ у Бухареста, столько важен сам факт: Молдову уже нельзя шантажировать со стороны одного-единственного поставщика газа.

То есть, если возникнут проблемы на Востоке, можно быть уверенными в том, что мы можем обеспечивать себя газом с Запада. Или если отношения между Россией и Украиной испортятся, мы будем знать, что у нас есть альтернативный источник.

Свободная Европа: Десять лет длилась пауза, которую взяла Республика Молдова для того, чтобы внедрить положения Третьего энергетического пакета. Насколько я понимаю, и здесь тоже есть проблемы. Молдова готова или нет?

Павел Филип: Думаю, Республика Молдова готова, и это правильный подход к энергетическому проекту, так как он очень четко обрисовывает работу инфраструктуры. Если говорить доступным языком, что это означает? Если есть трубопровод или электросети, то не обязательно покупать газ или электроэнергию только от определенного поставщика. Я могу покупать у кого хочу, а ты обязан обеспечить транспортировку.

Свободная Европа: А хорошо, что Молдова закупает электроэнергию только в Кучурганах? Или можно иначе?

Павел Филип: Здесь тоже палка о двух концах. С одной стороны, было хорошее предложение, привлекательное с точки зрения цены. С другой стороны, нам всем известно, что они [Приднестровье - ПРИМ.РЕД.] потребляют газ, за который не платят, но продают нам электроэнергию.

В то же время «Газпром» очень четко разграничил долг. По меньшей мере, в тот период, когда я был премьером, никогда не возникало опасений, что долг будет перекинут на Кишинев. Тут все зависит от того, как ты хочешь решить ту или проблему. Конечно, [от поставок] можно отказаться, но это не значит, что… Есть и те, кто считают, что если отказаться от электроэнергии из Кучурган, у Приднестровья больше не будет денег. Ведь деньги, которые они не платят за газ, они используют для решения своих внутренних задач. Можно думать, что так мы сможем быстрее решить проблему. Но это ошибка.

Свободная Европа: Но ведь эти деньги – почти что глоток воздуха для сепаратистского режима.

Павел Филип: Да, сейчас они получают эти деньги, и если мы откажемся, не думаю, что будет найден иной способ финансирования тираспольского режима. Но не это является самым эффективным инструментом, когда ты хочешь решить проблему. Важен результат, а не способ.

Люди, которые совершили преступления, рано или поздно за них ответят

Свободная Европа: Вам понятно, как граждане с правом голоса, живущие на левом берегу Днестра, будут участвовать в президентских выборах?

Павел Филип: Не думаю, что будут злоупотребления с автобусами. И не думаю, что там найдется решающее число голосов. Я знаю о поправках, которые должны были быть внесены в Кодекс о выборах некоторыми коллегами по парламенту. В то же время, я не думаю, что это самая серьезная проблема. Во-вторых, мы не можем ограничить их право голоса... Словом, сейчас ситуация иная, и все будет заметно.

Свободная Европа:Ждать ли еще внесения поправок в Кодекс о выборах, или времени уже мало, и социалисты решили остановиться на том, что есть?

Павел Филип: Ничего не получится… Есть статус-кво, и на мой взгляд, ничего не получится, так как ни одна международная норма не позволяет менять правила игры за несколько дней до выборов.

Свободная Европа: Но еще в 2016 году Конституционный суд направил властям страны ряд обращений...

Павел Филип: Да, если бы рекомендации Конституционного суда были исполнены, проблема уже давно была бы разрешена. А у нас получается так: КС дает свои рекомендации, после чего появляется целый ряд инициатив, и тогда либо одна часть депутатов не согласна, либо другая. И по поводу проекта, который поступил в парламент, тоже не было консенсуса. Кстати, Демократическая партия настояла на том, чтобы взять перерыв или даже установить мораторий, не допуская нарушения баланса.

Свободная Европа: Отношения Республики Молдова с Европейским союзом стали лучше или хуже? Как бы вы охарактеризовали сегодня диалог между Молдовой и ЕС?

Павел Филип: Отношения стали прохладнее. И с Румынией, и с Евросоюзом.

Свободная Европа: Но вы вступали в коалицию для того, чтобы обеспечить равновесие.

Павел Филип: И нам это удалось, мы сумели это сделать по вопросу о возобновлении макрофинансовой помощи. Было реализовано множество наших обязательств перед Евросоюзом. Мы взяли на себя ответственность за министерство иностранных дел, минэкономики, министерство образования, министерство обороны и - за реинтеграцию. Кстати, это довольно сложный процесс. Портфели не приносят нам выгод, но в какой-то степени дают возможности для того, чтобы уравновешивать ситуацию, в том числе, в отношениях с ЕС.

Свободная Европа: Вы решили не поддерживать вотум недоверия правительству Кику. Но парламентская оппозиция приняла ваше приглашение, чтобы обсудить кризис в сельском хозяйстве, в здравоохранении, а также вопрос о президентской кампании…

Павел Филип: Это все совершенно разные темы.

Свободная Европа: Возможно ли переформатирование парламентского большинства?

Павел Филип: Я им и тогда говорил, что если ты голосуешь за вотум недоверия, то нужно знать, каков следующий шаг. Представьте крестьянина, который хочет поменять крышу своего дома. Он уже снял старую - и только теперь отправился на поиски новой черепицы и транспорта для перевозки. А дожди, тем временем, залили весь дом!..

Чем невероятнее ложь, тем скорее в нее поверят. Таково общество, и есть много политиков, которые дают поводы

Хороший хозяин привозит черепицу, складирует в доступном месте, а потом, снимая старую черепицу, тут же укладывает новую. Вот вам и ответ: у нас не было новой «черепицы», когда оппозиция призывала голосовать за вотум недоверия. Что бы мы получили? Временное правительство - и неспособность утвердить новый кабмин.

Никто бы с нами не вел переговоров: МВФ не может вести диалог с временным правительством, так же поступают Всемирный банк, Европейский банк реконструкции и развития, Евросоюз... И даже если ты хочешь взять кредит в России, об этом тоже некому договариваться! И кто от подобной ситуации выиграет? Именно потому важно не зависеть лишь от эмоций, надо думать и втором шаге, и о последующих действиях.

Свободная Европа: Когда вы возглавляли правительство, вы объявили, что появится информационное табло, где будет показываться информация о деньгах, которые удалось вернуть из суммы украденного миллиарда. Сегодня говорят, что ни один лей так и не вернулся, и что продавались лишь объекты недвижимости и офисы...

Павел Филип: После заявления появилась соответствующая рубрика на сайте минфина. Не знаю, есть ли она сейчас. Действительно, деньги, которые были возвращены, это средства от проданных активов и залогов от кредитов, которые были возвращены. Но это не украденные деньги...

Свободная Европа: Владимир Плахотнюк, Илан Шор… Вы хвалите прокуратуру, и значит, вы считаете, что они предстанут перед судом?

Павел Филип: Думаю, люди, которые совершили преступления, рано или поздно за них ответят.

Свободная Европа: Некоторые говорят, что вы говорите комплименты прокуратуре в обмен на то, что было закрыто дело о приватизации Дома печати и столовой Госканцелярии.

Павел Филип: Мне навязали это дело, как и экспорт орехов… Я понимаю, что в политике нужно наносить удары по лидеру политформирования, но мне не нравится эта манера. У меня не было ничего общего ни с экспортом орехов, ни с прочими делами. Не знаю, как на меня не повесили и другие, поскольку все то время, что я руководил кабмином, были и другие вещи, которые необязательно проходили при моем участии.

Свободная Европа: Кто-то там давал обещания, что, мол, если вы выдвинете свою кандидатуру на пост президента, то последуют и другие разоблачения...

Павел Филип: Так можно много чего выдумать, и я уже читал подобное. Есть известная поговорка: чем невероятнее ложь, тем скорее в нее поверят. К сожалению, подобного не избежать: таково общество, и есть много политиков, которые дают соответствующие поводы. Один из депутатов, которого я в какой-то степени уважал, никак не может забыть про те орехи! Хотя и правительство, и министерство создавали комиссии, и было установлено, что ничего нет. Так успокойтесь уже, наконец!..

Свободная Европа: А кто, по-вашему, достоин стать президентом Республики Молдова?

Павел Филип: Тот, кто получит доверие со стороны граждан. И очень важно обеспечить проведение прозрачных, свободных и честных выборов.

XS
SM
MD
LG