Linkuri accesibilitate

«Путин остается навсегда». Михаил Мишустин и доверие президента РФ (ВИДЕО)


Владимир Путин перед началом товарищеского матча Ночной хоккейной лиги

Ротенберг, Тимченко, Шойгу, Нарышкин и пр. – вот хоккейная "команда" друзей Владимира Путина, в которой вращается новый премьер России Михаил Мишустин. Что входит в онятие "свой" для президента РФ? О переменах в правящей элите и о поправках в Конституцию, укрепляющих шансы Путина на вечное правление – лидер партии "Яблоко" Николай Рыбаков, секретарь ЦК КПРФ Сергей Обухов, ведущий "Дождя" Михаил Фишман, экс-премьер правительства РФ Михаил Касьянов.

Полная видеоверсия программы

Елена Рыковцева: Мы начнем с события, которое случилось сегодня в Государственной думе.

Минх "сделал" Мишутина председателем ГД
Așteptați

Nici o sursă media

0:00 0:00:30 0:00

Елена Рыковцева: Это было очень смешно. Вячеслав Володин, на должность которого только что предложили другого человека, так растерялся, что начал рассказывать об ужасных условиях, в которых работают депутаты Государственной думы в Государственной думе.

Володин в ГД о голосовании на должность премьер-министра
Așteptați

Nici o sursă media

0:00 0:00:50 0:00

Елена Рыковцева: Теперь мы все знаем про Государственную думу, почему там такие законы, такие проблемы. С нами Сергей Обухов. Фракция КПРФ воздержалась от голосования, но все равно Вячеслав Володин говорил, что это самый коллективно проголосованный премьер. Потому что фракция КПРФ раньше голосовала против них всех, а теперь она просто воздержалась. Это хорошо, считает Володин, это называется единство практически, с его точки зрения. С нами Николай Рыбаков. Мы можем пожелать Николаю, чтобы когда-нибудь фракция "Яблоко" тоже была представлена в Государственной думе. Михаил Фишман с нами сегодня, обозреватель телекомпании "Дождь". Мы начнем с такого романтического сюжета. Мы посмотрели на сайте Кремля за все эти годы, что встречаются Владимир Путин и Михаил Мишустин, как Владимир Путин на него смотрит. Можно было тогда еще угадать по этим взглядам, по фотографиям будущую судьбу Михаила Владимировича?

Путин и Мишутин. История одного назначения
Așteptați

Nici o sursă media

0:00 0:01:03 0:00

Елена Рыковцева: Николай, что бы вы по этим взглядам могли определить?

Николай Рыбаков: Очень смешно, можно прямо на "Оскара" выдвинуть этот ролик, на "Каннских львов" точно можно выдвигать. Это очередная фигура, как был Фрадков, как был Зубков. Совершенно методом жеребьевки выбрали человека. У Путина есть такая обойма людей, из которых можно выбрать баночку. Я даже не удивлюсь, если когда-нибудь в истории окажется, что действительно пошевелил в лото своем и выбрал фигуру, которая лояльна абсолютно, совершенно точно не будет политически претендовать на лидерство в стране.

Елена Рыковцева: Зачем именно эта баночка? У каждой баночки есть смысл.

Николай Рыбаков: Просто потому, что выбран человек абсолютно лояльный.

Елена Рыковцева: А что, предыдущая баночка была нелояльной, что ли?

Николай Рыбаков: Есть неяркие абсолютно люди. Очень хорошая баночка выбрана из этого лото. Посмотрите, какой прекрасный результат в Государственной думе. Только что озвучено, как будет рост влияния и значимости Государственной думы. Чтобы больше пародийности придать этому посланию, она проголосовала лучшее назначение среди всех, чрезвычайно короткое обсуждение. Наверное, лучше провести опрос среди телезрителей и радиослушателей, вообще кто-то знал фамилию Мишустина до вчерашнего дня? Это демонстрационное унижение Думы сегодня было, демонстративное просто, показали место Думы, чтобы никто не заблуждался.

Елена Рыковцева: Суммируя то, что вы сказали: надо было сменить Медведева по-любому, надо было кого-то посадить, выбрали кого-то из баночек.

Николай Рыбаков: Медведев был одной из таких баночек.

Елена Рыковцева: Я не могу понять, зачем нужно было одну баночку на другую?

Николай Рыбаков: Зачем понимать? Это вообще бессмысленно. Совершенно никакого смысла, не старайтесь.

Елена Рыковцева: Сергей, почему нужно было этого убрать, а именно этого поставить?

Сергей Обухов: Мы с вами в череп и в подкорку президента не влезем. Те объяснения, которые существуют, они чуть-чуть только объяснения. Я вижу определенную логику. Правильно фамилии были названы. Фрадков – та же баночка налоговая инспекция. Зубков – налоговая инспекция и Росфинмониторинг. То есть человек, который может системно работать, который имеет наверняка понимание, откуда чего берется. А Касьянов откуда брался? Оттуда же, из той же тумбочки. А Кириенко у нас откуда взялся? Извиняюсь, теперь демиург нашей внутренней политики, а был когда-то секретарем нижегородского обкома комсомола по рабочей и сельской молодежи, потом сразу дорос до министра энергетики. Когда его Борис Николаевич назначал, сразу же стал первым вице-премьером, потом утвердили его на дефолт специально.

Елена Рыковцева: Вы считаете, что логику просчитать невозможно?

Сергей Обухов: Есть сиюминутные интересы, сиюминутные решения. Меня критикуют и ругают, в том числе и мои коллеги, я вообще считаю, что Медведев не должен был уходить в отставку вчера. Я вообще считаю, что у него сдали нервы.

Елена Рыковцева: Второй раз уже сдали, он мог и из президентов не уходить.

Сергей Обухов: Либо Владимир Владимирович что-то не то сказал в послании, либо они о чем-то другом договорились. Это моя версия, я не могу на ней настаивать. Эпохальное послание, объявлено, что на Эльбрусе у нас установлены экраны, к метеориту, который в Челябинске, тоже поставили экран, то ли метеориту смотреть, то ли посетителям музея, две недели готовились. Я хочу сказать, что мне очень многое в послании понравилось. Вместо того, чтобы мы обсуждали, надо ли 11 тысяч давать каждой семье, которая с ребенком или может быть нужно поддерживать другие семьи, вместо того, чтобы обсуждать, относятся ли к первой главе Конституции новации по местному самоуправлению…

Елена Рыковцева: Вы считаете, что он нас отвлек от обсуждения?

Сергей Обухов: Я считаю, что это было какое-то спонтанное решение. Мы сейчас должны были в едином порыве обсуждать послание, а мы с вами обсуждаем, сохранится Сечин с Чемезовым или нет. Если мы говорим, что главный смысл послания, что это старт транзита, теперь пряники розданы, народ должен любить и вдруг все это спущено в канализацию таким демаршем Дмитрия Анатольевича. Я помню всех 11 премьер-министров, у нас ни один не уходил по 117 статье, части первой, по собственному желанию. Все правительства уходили по части второй. Президент им говорил: хватит, мальчишки, разбежались, я наберу следующую команду.

Елена Рыковцева: Михаил, насколько это решение вы видите как спонтанное, и откуда взялся этот человек?

Михаил Фишман: Мне очень трудно поверить в демарш со стороны Медведева по отношению к Владимиру Путину. Все, что мы знаем про их тандем, все говорит об обратном. По моему убеждению, мы имеем дело с хорошо спланированной спецоперацией.

Сергей Обухов: На 40 минуте вдруг передают по рядам в зале заседаний: правительство срочно на выход. Как только прозвучали фразы про ответственное перед Думой правительство. Для меня это странно.

Михаил Фишман: Мне очень трудно в это поверить, я думаю, что Владимир Путин таких демаршей не допускает. Уж это он делать умеет, в этом смысле держит руку на пульсе. Я думаю, что мы имеем дело со спецоперацией, контуры которой мы только сейчас себе представляем, но на самом деле ее не понимаем. Поймем немного лучше, когда увидим поправки в Конституцию уже написанные. Потому что все то, что сформулировал Путин, сформулировано крайне аморфно и пока неясно, что он имеет в виду. Конечный смысл мы себе предположить можем, но как и что, пока предположить очень нам трудно и специально это делается для этого. Более того, я предположу, что даже сама отставка правительства не столь важна на фоне тех поправок, которые предложил Путин, по сути новая Конституция, которую он предлагает. Более того, я предположу, что отчасти совершенно немотивированное, если вы слышали, как Дмитрий Медведев объяснял отставку своего кабинета, мне кажется, это объяснение не выдерживает никакой критики: чтобы не мешать президенту в контексте предложенных им поправок. Как правительство мешает президенту проводить поправку? Это объяснение не выдерживает никакой критики, это абсолютно в этом смысле своевольное решение. Я думаю, что, конечно, инициировано Путиным, согласованное с Медведевым уже несколько недель назад. По крайней мере, он не выкинут из обоймы по тому, как Путин его представлял уже в новом качестве зампреда Совета безопасности.

Сергей Обухов: Несуществующей должности.

Михаил Фишман: Даже отставка правительства – это тоже некоторая дымовая завеса для конституционных перемен, и это самое главное. Владимир Путин, когда начинает действовать, действует быстро.

Елена Рыковцева: Александр из Калининградской области, почему Мишустин, как вы видите из Калининграда?

Слушатель: Если позволите, по поводу горячих завтраков я хотел бы высказаться. Никто Путину не подсказал, что в Финляндии бесплатное питание в школах для младших школьников введено с 1943 года, а с конца 1970 годов все школьники с 7 до 19 лет питаются бесплатно. Финляндия не стала 16 республикой в свое время, какой шанс упустили, дураки. Теперь, что касается вопроса. Дело в том, что Мишустин – это такой же черт из табакерки, как и сам Путин, никто не знал, не ведал. Так что у нас такая традиция.

Елена Рыковцева: Мы посмотрим сюжет про Мишустина. У нас есть свое предположение о некоторых механизмах, о некоторых причинах, по которым люди так высоко прыгают.

Who is mr. Mishutin?
Așteptați
Embed

Nici o sursă media

0:00 0:02:08 0:00

Елена Рыковцева: Раньше считалось, что они должны вместе ходить в баню, теперь они должны вместе играть в хоккей, сидеть на одной хоккейной скамейке. У Сергея Обухова, например, нет шансов стать премьер-министром, потому что он не играет в хоккей. Нужно обязательно делать что-то такое, что связывает и объединяет вас с друзьями, коллегами Владимира Путина. Наверное, эти коллеги и друзья могут в таком случае порекомендовать вас как своего человека, абсолютно надежного, которого они много лет знают по какому-то особо общему делу.

Михаил Фишман: Тут, наверное, вопрос о том, где курица, а где яйцо. Может быть наоборот ты играешь в хоккей, потому что ты уже связан с ближним кругом Путина, тогда выходишь на лед. Я пока себя не вижу на этом поле.

Елена Рыковцева: То есть мы уже троих вычеркнули из списка потенциальных премьер-министров Российской Федерации, потому что они не играют в хоккей или не имеют каких-то других общих интересов. Но главное, чтобы круг был этот, круг очень определенный. Это круг друзей, близких. Вы должны что-то такое делать в этом кругу, чтобы они признали вас за своего и порекомендовали как своего человека Владимиру Путину.

Михаил Фишман: Я бы все-таки так не цеплялся за хоккей. Много кто не играет в хоккей и тоже неплохо себя чувствует. Дмитрий Медведев не выходил на лед, Сергея Кириенко я не видел.

Елена Рыковцева: Зато он юрист, там тоже связано.

Сергей Обухов: Леонид Ильич любил охоту. Возьмем истеблишмент Соединенных Штатов, там тоже.

Елена Рыковцева: То есть вы не считаете обязательным условием некое общее дело, которое связывает потенциального лидера правительства с группой друзей Владимира Путина?

Сергей Обухов: Это необходимо, но недостаточно.

Елена Рыковцева: Виктор из Москвы, как вы видите назначение Михаила Мишустина на пост премьера?

Слушатель: На первый взгляд кажется, что назначение Мишустина как символ некий перемен. На его месте мог быть какой-то другой человек. Главное, видимо, Путин обозначил, что символ перемен. Он себя неплохо показал на своем посту, без амбиций. Об этом уже политтехнологи говорили, что, во-первых, он должен быть без больших амбиций, технически грамотным. Видимо, лично лоялен Путину. Кроме того примерно сравнимого роста, то есть не будет травмировать президента, когда будет рядом с ним стоять. По этим признакам, наверное, он подошел. У меня вопрос. Мы знаем, что Мишустин занимал налоговое ведомство, видимо, должен всем показывать пример кристальной отчетности, должен быть в этом плане рыцарь без упрека. Сегодня было опубликовано сообщение Навального, что у него жена последние 10 лет, у нее, грубо говоря, в среднем по 80-90 миллионов рублей дохода годового, причем источники этих доходов совершенно не указаны.

Елена Рыковцева: Я точно знаю, что когда он стал главой ведомства налогового, он опубликовал декларацию, согласно которой он занимал третье место по богатству. Он был самым высокооплачиваемым чиновником за прошлый 2009-й год, потому чтозанимался бизнесом, он был главой крупного инвестиционного фонда совместного российско-иностранного, у него действительно были деньги.

Николай Рыбаков: Если считать, что самое ужасное у Мишустина – это доходы его жены, то из этой логики получается, что если бы доходы жены были бы сто рублей в год, то он был бы прекрасным премьер-министром.

Сергей Обухов: Нищеброд. У губернатора Дарькина жена миллиарды имела и все хорошо, а это какие-то 80 миллионов.

Николай Рыбаков: Самое важное в том, что сейчас говорил слушатель, что он является символом перемен. Никаким символом перемен он не является, потому что никаких перемен нет, есть цементирование власти. Как раз выбирался человек не в зависимости от того, играет он в хоккей или теннис, а способен ли он гарантировать цементирование власти Путина и гарантировать, что это будет продолжаться после 2024 года. Причем не только личной власти Путина, но и клана вокруг него, группировки. Этот человек, совершенно очевидно, способен гарантировать.

Елена Рыковцева: Вы считаете, какие перемены символизирует собой эта фигура? Неужели Владимир Путин, когда приглашал его, не думал совершенно ни о каких потенциальных переменах? Мне кажется, что он на них все-таки закладывался. Вопрос – на какие?

Михаил Фишман: Мне кажется, Мишустин не является символом, во-первых. Во-вторых, Мишустин может быть неплохой премьер, а это тоже нужно, потому что у нас большие проблемы с реализацией нацпроектов, с экономикой и так далее. Он хотя бы может хоть какой-то наладить порядок, может быть он лучше премьер, чем Медведев, такое легко себе можно представить. И это совершенно не главное, главное как раз те перемены. Я не могу согласиться, что перемен нет. Цементирование режима, предполагаемое поправками в Конституцию, означает, что мы начинаем жить в другой реальности. Это важнейший исторический момент, который сравним с 1993 годом в этом смысле, более значительный, чем события осени 2011 года, когда Путин возвращался обратно в Кремль, менялся с Медведевым местами. Это чрезвычайно серьезно. Именно потому, что это так серьезно, нам теперь еще предлагают отставку правительства, чтобы мы с вами обсуждали премьера, который в историческом смысле далеко проходная фигура.

Елена Рыковцева: Давайте послушаем версию и мнение Михаила Касьянова. Ваше предположение, почему избран этот человек Владимиром Путиным на эту важную роль, как считают наши слушатели, символа перемен каких-то?

Михаил Касьянов: Это очень простой вопрос и ответ простой. Во-первых, нужно сказать, что все предшествующие годы, как минимум 10 лет, Путин был одновременно и президентом, и премьер-министром, как бы он ни назывался в определенные периоды. Ему нужен на место Медведева системный менеджер. Мишустин эффективный налоговый менеджер, поэтому он будет заниматься именно менеджментом, контролем за исполнением национальных проектов, поскольку Путин по-прежнему верит, что это может оживить экономику, он ошибается, но верит в это. Второе: он будет заниматься текущей деятельностью правительства. Там много рутинных вещей. Это никакой не знак экономической политики, которой просто нет.

Елена Рыковцева: А чем был плох для всего описанного вами Медведев? Он разве не занимался тем же самым? Мог бы продолжать заниматься.

Михаил Касьянов: Занимался, но занимался не так системно, не так качественно, как хотел бы Путин. Плюс Медведев про другое немножечко. Он надежный человек, проверенный Путиным, но нельзя ему поручить слишком ответственных постов, как президент, например, Российской Федерации, как он уже один раз это исполнял, Путин с трудом это вытерпел, дождался завершения президентского срока Медведева. Поэтому мы сейчас говорим о премьер-министре. Отставка правительства, назначение нового премьера – это не какое-то важное событие, для России и для граждан ничего не поменяется. Это просто раскрашивание картинки вчерашнего послания. Важно нам всем понять из вчерашнего послания, что вывод первый и главный, что Путин остается навсегда, остальные все позиции и пропаганда, которая идет вокруг них вчера и сегодня, что перераспределение полномочий, усиление роли парламента – это все имитация, это все ерунда. На самом деле все вчерашние предложения Путина по внесению изменений в Конституцию направлены на укрепление президентской власти. И это как раз меня просто подталкивает к выводу, что уже вопрос решенный, Путин для себя решил, что я остаюсь навсегда.

Елена Рыковцева: Считаете ли вы, что этот человек пришел для каких-то перемен, для какого-то более системного подхода, для более качественного подхода может быть? Все-таки хоть какой-то позитивный был смысл для народа заложен в этом назначении Владимиром Путиным?

Сергей Обухов: Очевидно, что Дмитрий Анатольевич был токсичен. Весь негатив, который возможен, он принял на себя. Будут ли перемены при новом премьер-министре? Я сегодня имел возможность на заседании фракции наблюдать вблизи его ответы на вопросы. Никаких перемен не будет. Его спросили: вы готовы, как в Париже, отменить пенсионную реформу? Он сказал: нет, ничего менять не будем.

Елена Рыковцева: За что ему Жириновский сделал замечание: никогда нельзя твердо говорить "нет", нужно уходить от таких вопросов.

Сергей Обухов: Надо сказать, что он честно и прямо отвечал. Тут же начинает рассуждать: вот был хороший единый социальный налог, зря отменили. Дальше его спросили: вы готовы поддержать закон КПРФ о национализации? Нет, я вообще ни о какой национализации. Какие могут быть перемены? Он повторил все мантры, которые повторял до него Медведев, Кудрин, Силуанов и так далее. То есть он из того же лукошка.

Михаил Фишман: Я не соглашусь со словами про токсичность. Мне кажется, тут важно, что у Дмитрия Медведева исторически уже другая роль, он исполняет функции вице-президента, его задача сидеть там, куда его посадит Владимир Путин, и это, собственно, его главная роль. Сейчас Владимир Путин понимает, что надо вдохнуть жизнь в национальные проекты, попробовать наладить работу правительства. Здесь Мишустин просто более эффективен, чем Медведев. Но это далеко не главное, это в лучшем случае не главное, на самом деле скорее всего прикрытие тех принципиальных перемен, которые он анонсировал в послании президента.

Елена Рыковцева: Вы и Михаил Касьянов говорите нам, что все эти перемены, которые вносятся в конституцию, нацелены на то, чтобы сохранить Владимира Путина навсегда. Я хочу, чтобы высказали свое отношение к этой позиции. Каким образом именно эти поправки сохраняют его навсегда?

Николай Рыбаков: Как – вам расскажут фигуристы, пианисты и актеры, которые объединены в комиссии по изменению Конституции. Там же есть ряд совершенно непонятных явлений. Допустим, Государственный совет. Собирались и собирайтесь спокойно. Нет, придумали вписать в Конституцию. Совершенно непонятный орган, куда он будет встроен, какие у него будут полномочия. И возможно, будет председатель Госсовета с непонятными пока нам полномочиями, которые Денис Мацуев наиграет нам потом. В целом, если объединить первую часть послания и вторую, я бы сказал, это катастрофа. Потому что в первой части послания была попытка раздавать деньги. Если вдуматься в то, что там говорится, например, горячие завтраки школьникам – это абсолютно топорное действие, взять и всем дать бесплатные завтраки. Нужен вам бесплатный завтрак или не нужен, вы способны его оплатить, давайте всем дадим, но с 1 по 4 класс, в 5 классе вы уже будете голодными, дети из малообеспеченных семей. Я согласен, что должны быть бесплатные завтраки в стране, где 20 миллионов бедных, но для бедных, а не для всех. Над этим не думали совершенно. В нацпроекты никакую жизнь вдохнуть невозможно, потому что это абсолютно мертворожденные дети, там нет никакого содержания правильно продуманного. Поэтому, что бы вы ни делали, вы ничего с этим не сможете сделать. Сейчас делается маскировка всей происходящей ситуации в стране. Уничтожен Конституционный суд фактически. Потому что если президент обратился в Конституционный суд до подписания закона, Конституционный суд принял решение официально, что этот закон конституционен, то гражданин не может больше туда обращаться с жалобой на этот закон, потому что Конституционный суд уже сказал, что он конституционен. Плюс президент поручает вместе с контролируемым абсолютно Советом Федерации возможность отправлять в отставку не только судей Конституционного суда, но судей Верховного суда, что вообще возмутительно. России очень нужны реформы, но они должны идти ровно в противоположную сторону. Почему это закрепление президентской власти? Потому что это контроль президента над судебной системой. Самое ужасное, что во всей этой системе сделано – это то, что в Конституции предлагается закрепить то, что мы больше не признаем приоритет международного права. Нам недостаточно было решения Конституционного суда, теперь это хотят еще записать в Конституцию, чему рады тоже очень многие парламентарии. На самом деле нельзя сказать, что это конституционный переворот, но это очень близко к этому. Возможно, через какое-то время, когда мы узнаем, что там наплодит реально эта комиссия, то, возможно, действительно будет констатация, что это переворот.

Михаил Фишман: Мы поймем лучше хотя бы, когда мы увидим эти поправки. Потому что Путин был специально неконкретен, когда говорил про чрезвычайно важнейшие вещи.

Елена Рыковцева: То есть мы увидим что-то принципиально другое, чем то, что он озвучил?

Михаил Фишман: Поверьте, мы уже хорошо знаем Владимира Путина, он мастер спецопераций, в этом смысле нас еще удивят и не один раз.

Николай Рыбаков: Нас уже удивили тем, что, оказывается, у нас теперь еще какое-то голосование будет проходить, которое не является референдумом, о котором принят закон быстро и уже до мая проголосуют.

Михаил Фишман: Какая в финале будет конфигурация, сказать пока трудно. Госсовет — посмотрим. Сегодня было сказано президентом, что это не только для регионов, не региональный клуб, будет что-то, видимо, чрезвычайно серьезное и внушительное. Но самое главное, Россия окончательно переходит с этими поправками, какие бы они ни были, смысл понятен, вектор понятен общий, в категорию таких стран, как Казахстан, Иран и Китай. Получится ли из этого Казахстан, Китай и Иран — вопрос открытый. Видимо, нет. Но смысл движения именно в этом. Теперь будет Иран, Казахстан, Китай и Россия. И это важнейший совершенно поворот, поворотный пункт. Это, наверное, можно назвать конституционным переворотом. Потому что с 1993 года Конституция не претерпевала таких изменений, мы формально оставались демократической страной, как страны Западной Европы, Америка и так далее.

Елена Рыковцева: Считаете ли вы, что все эти перемены для укрепления личной власти, для того, чтобы остаться навсегда, как нам трактует Михаил Касьянов?

Сергей Обухов: Есть субъективное желание человека, а есть объективное, на пользу это или нет стране. То, что Владимир Владимирович не мыслит себе уход из политики, из руководства, для меня это очевидно. Мы видим, что транзит стартовал. По тому, что озвучено, очень многие предложения — это план Зюганова-Лукьянова по реформе политической системы 2002 года, когда мы настаивали и требовали, чтобы мы ушли от суперпрезидентской республики. Статья 80 Конституции, где президент определяет основные направления внутренней и внешней политики. Статья 6 Конституции СССР, где КПСС основная партия.

Елена Рыковцева: Видите, как по-разному смотрят на это. Одни смотрят, что наоборот укрепление парламента, а другие, что это делается под него.

Сергей Обухов: Я согласен с укреплением роли Государственной Думы. Николай II в 1916 году на совещании с прогрессивным блоком пообещал ответственное правительство перед Государственной Думой, он отказался от этого обещания. Владимир Владимирович даровал в своем послании ответственное правительство. Я вижу «кровавые» столкновения в будущей Думе, потому что у нее будет совершенно другой статус.

Михаил Фишман: Наша задача в тех поправках в Конституцию, которые будут приняты, отличать сущностные от декоративных. В моем представлении те, которые усиливают Думу — это декоративная часть поправок, написанная, чтобы депутаты могли говорить, что тут и нас усилили, и Совет Федерации усилили, и правительство усилили. Это не то, что взяли и Путина только усилили, нет, всем сестрам раздали по серьгам. Чем назначение от утверждения отличается премьер-министра, куда идет в этом смысле премьер-министр — к президенту в офис, чтобы рапортовать о том, что он готов приступить к обязанностям, или в Думу.

Николай Рыбаков: Главный момент этой косметики в том, что он после этого может отправить любого министра в отставку. В этом смысле мало что по сути меняется.

Михаил Фишман: У меня есть даже еще одно для вас подтверждение. Сегодня Владимир Путин проводил установочную беседу с назначенной им же группой рабочей по поправкам в Конституцию и так подробно говорил про усиление прав парламента, что понятно, что это далеко не главное в том, что он предлагает.

Елена Рыковцева: Михаил из Калининграда, здравствуйте.

Слушатель: Я на самом деле не вижу никакого в этом смысла. Что был Медведев, что сейчас Михаил стал. Мне кажется, от перестановки мест ничего не поменяется. Все, что будут ему говорить сверху, то он и будет делать. Каких-то кардинальных решений, с моей точки зрения, не будет. Та социальная политика, которую предложил Путин, она направлена на узкий контингент людей, которые хотят и задумываются о ребенке. Глобальных перемен, я думаю, не будет.

Елена Рыковцева: Давайте опрос посмотрим, мы на улице сегодня спрашивали, почему Медведева заменили на Мишустина.

Почему Медведева сменили на Мишустина?
Așteptați

Nici o sursă media

0:00 0:01:53 0:00

Елена Рыковцева: Виталий из Москвы, здравствуйте.

Слушатель: Я знаю Михаила Мишустина еще с 1992 года, был директором его фирмы некоторое время. Мишустин вместе с его партнером Левоном Амдиляном привезли в Россию выставку Международный компьютерный форум. Все звезды американского компьютерного бизнеса, они их привели в Россию первыми. Михаил долго работал в паре с этим товарищем, они занимались Международным компьютерным клубом.

Елена Рыковцева: Его пригласили в налоговое ведомство компьютеризировать его. А кто его туда пригласил?

Слушатель: Скорее всего эта информация нигде не афишируется. Его партнер Левон Амдилян очень уважаемый товарищ, он заканчивал вместе с Гайдаром Плехановку. Он вообще гайдаровец, Мишустин, абсолютный либерал в этом плане и американист, между прочим, у него шикарный английский язык, он давно общается с американскими партнерами. Он очень сильный менеджер, очень хороший командный игрок.

Елена Рыковцева: Он работал с Борисом Федоровым, был его подчиненным. Но пригласил ли его сам Борис Федоров или кто-то еще, мы не знаем.

Слушатель: Я думаю, через линию Левона он попал. Во-первых, он экономическое образование получил, выпрыгнул из компьютерной темы, ушел в чиновники. Мы долгое время негодовали, мы его хорошо знали, когда он стал чиновником, потерялся для нас для всех. Я не хвалю его, не пытаюсь какой-то пиар сделать, я с ним давно не общался, но я хочу сказать, что нам повезло, честно скажу. Потому что такой, как он, он пахарь, работяга.

Елена Рыковцева: Хотя бы как председатель русской Силиконовой долины он не даст закрыть интернет как минимум?

Слушатель: Он, во-первых, не даст закрыть интернет. Во-вторых, посмотрите, что он с налоговой сделал, он же ее всю поднял, практически это его дигитализация. Вся эта дигитализация сейчас будет на Мишустине. Медведев не тянул это никак, он забавлялся этими айфончиками, но за ним не стояла никакая компьютерная сила, а за Мишустиным стоит мощный айтишный рынок.

Николай Рыбаков: Путина это вполне устраивало, что была дигитализированная система Путин. А интернет, если надо будет, они скажут наоборот: мы разовьем и создадим свой интернет, отечественный.

Слушатель: Вы напрасно думаете. Я понимаю, о чем вы говорите, ваш скепсис мне ясен. Но я хочу сказать, что Мишустин прогрессивный парень. Может быть он чиновник, аппаратный игрок, но с точки зрения мышления, у него мышление очень прогрессивное. Поэтому как дальше вырулит он, будучи на этом посту, в кого он переродится и как это все произойдет, мы будем наблюдать, но это будет интересно. Я думаю, что он не будет поддувать традиционным тенденциям, когда Путин начинает, как Сталин, культ личности. Он будет играть в сторону перехода в будущее. Мне так кажется, я его неплохо знаю, он меня даже называл зеркалом своим одно время.

Елена Рыковцева: Вашими бы устами, да мед пить. Мы очень рады, что вы нам позвонили и вселили в нас такой оптимизм. У Сергея почему-то пессимизм.

Сергей Обухов: Потому что «хороший человек», как Гайдар, как Борис Федоров, прогрессивный?

Николай Рыбаков: Все было бы хорошо, если бы господин Мишустин стал премьер-министром в результате своей политической деятельности и он был бы назначен серьезным премьером, у которого есть вес и определенная независимость в принятии решений от президента. Когда полная подконтрольность, к сожалению, ожидать от этого мало что можно.

Елена Рыковцева: Действительно, хорошую тему поднял один из прохожих — ни на что не влияет. Вам показали этого человека, вы на самом деле про него ничего не знаете. Никакого выбора, никаких даже рабочих комиссий.

Сергей Обухов: В 1993 году, когда все прогрессивное человечество радовалось расстрелу парламента, была принята та Конституция, которая есть сегодня, мы живем в условиях этой данности, где Дума безвластная и декоративная, кого приведут, того и назначат.

Николай Рыбаков: В рамках этой Конституции Дума можно совершенно по-разному себя вести.

Сергей Обухов: При равном соотношении политических сил.

Елена Рыковцева: И сказать: нас этот не устраивает, дайте нам другого.

Сергей Обухов: Как не устраивает, если у нас есть партия большинства, получившая две трети?

Николай Рыбаков: Псевдооппозиция зачем голосовала и воздерживалась?

Сергей Обухов: Вы спросите у Жириновского, зачем он «за» голосовал.

Николай Рыбаков: Это риторический вопрос. Это первый раз в российской истории, когда не получил кандидат ни одного голоса против. Самый, наверное, малоизвестный, только что Кириенко был менее известным.

Михаил Фишман: Раз уж мы говорили про Конституцию, которая де-факто отменена поправками, то давайте вспомним, что она не соблюдается. Если бы Конституция работала, то у нас не было бы цензуры, у нас были бы независимые суды и так далее.

Николай Рыбаков: Самое главное было бы исполнение Конституции, а не ее изменение.

XS
SM
MD
LG