Linkuri accesibilitate

«Это не я! Это народ правит Конституцию!» Путин, Основной закон и россияне (ВИДЕО)


Владимир Путин и Елена Исинбаева, коллаж

Президент РФ заявляет, что каждый россиянин, который придет поддержать поправки в Конституцию, должен ощутить себя автором этих поправок. Граждане действительно решат, что это они сами, по своей воле, правят Основной закон? А также: что "от себя" напредлагала президенту рабочая группа по этим поправкам? Их идеи и реакцию Путина комментируют в прямом эфире политолог Глеб Павловский, председатель партии "Яблоко" Николай Рыбаков и депутат Государственной думы (фракция КПРФ) Александр Ющенко.

Исинбаева об интересной книге
Așteptați

Nici o sursă media

0:00 0:00:19 0:00

Откровение Е.Исинбаевой. Фрагмент встречи В.Путина с рабочей группой

Елена Рыковцева: Вы видите, сколько доброго сделал Владимир Владимирович для тех людей, которых включили в состав рабочей группы по изменению Конституции. Елена Исинбаева наконец-то ознакомилась с этим документом. Я считаю, что это событие в жизни российского государства. С нами Глеб Павловский, политолог, Николай Рыбаков, лидер партии "Яблоко". Мы попробуем сегодня обсудить это замечательное собрание людей, которые представляют, как они говорят, все срезы Российского общества, они все объединены в рабочую группу по внесению поправок. Они представили сегодня Владимиру Путину свои мысли о том, какими видят поправки. Все начиналось с каких-то четких семи поправок, который Владимир Путин предложил в своем послании, которое мы сто раз уже обсудили. Как получилось, что все это переросло в 500, что теперь Конституцию предлагают менять во все стороны? В какой момент была дана отмашка – меняем всё?

Полная видеоверсия программы

Николай Рыбаков: Во-первых, он предложил не четкие поправки. Потому что он предложил поправки, сам не понимая, что он предложил. Когда ему наконец объяснили, что есть такая Конституция, вы предложили поправки, которые противоречат этой Конституции, теперь они выкручиваются, не знают, что делать ни с Госсоветом, ни с всенародным голосованием, которое они придумали. Поэтому поправки были более чем нечеткие. С ликвидацией местного самоуправления не знают, что делать. В итоге они открыли ящик Пандоры.

Елена Рыковцева: Мы по крайней мере могли перечислить эти пункты, а сейчас мы не можем, потому что их 500.

Николай Рыбаков: Я, честно говоря, думаю, что таким образом развивались дальше события, что создали такую комическую группу, они сами смеются над тем, что они там говорят. Это действительно смешно, если бы не было так трагично. Потом эта группа пару дней поработала, выдала гигантский законопроект, и решили вроде как не позорить уважаемых людей, пусть еще поработают. Вот в итоге получите то, что получилось.

Елена Рыковцева: Как вы видите схему этих событий? Мне казалось, что Владимир Путин хочет действительно что-то от себя внести в Конституцию. Зачем вокруг этого наворотили ком?

Глеб Павловский: Владимир Владимирович Путин никогда не предупреждает, что именно он хочет сделать. Он вышел совершенно не с тем, что он собирался сделать. Он человек хитрый, лукавый, считает, что в этом его идентичность национальная, что все вы такие тут. Конечно же, он выходил не с тем, что собирался сделать. Я совершенно согласен с коллегой Рыбаковым, там не было никакой ясности. Вот эти фрагменты, которые помимо всего прочего уже тогда противоречили и основным защищенным разделам Конституции, но они действительно не показывали, они камуфлировали то, что собирались делать. Если вы думаете, что сейчас уже знаете, вы ошибаетесь. Как в одном неприличном анекдоте: все, что вы ожидаете, будет сделано тоже. Но сначала будет сделано еще кое-что. Вот это "еще кое-что", оно уже может быть на столе, вы просто его не видите. Не для того выходной день устраивают, чтобы внести поправку про муниципальное управление. Здесь главный сюрприз готовится, он впереди.

Николай Рыбаков: Вопрос не только в том, что будет в бумажечках, за которые пойдут голосовать, а то, как эти бумажечки потом будут реализовываться. Очевидно, задача всех этих бумажечек – это переход к личному правлению Путина. Как это сделать через эти бумажечки, еще не придумано, там многих ответов нет еще.

Елена Рыковцева: Кстати, я вам должна сообщить, когда Владимиру Путину объясняли технологию разработки бумажечек и процедуру голосования, он сказал следующую фразу: "Здесь без полбанки не разберешься". Меня это поразило, я забила в Гугл несколько сочетаний, оказалось, что у сочетания "без полбанки не разберешься" всего 16 тысяч упоминаний в Гугле. На первом месте, естественно, "без бутылки не разберешься" – 406 тысяч, "без ста граммов не разберешься" – 108 тысяч, на третьем месте "без поллитра не разберешься" – 94 тысячи, на четвертом "без поллитрЫ не разберешься" – 72 тысячи. И только на пятом "банка". Он не с народом, Владимир Путин.

Глеб Павловский: "Полбанки" – это поколенческое, это из ранних 70-х. Нет, это не переход к личному правлению, мы уже там внутри.

Елена Рыковцева: Чего еще закреплять, куда крепче уже?

Николай Рыбаков: Мы живем все-таки в потемкинской деревне: должен быть многопартийный парламент, на самом деле там одна партия. Вроде как надо что-то приличное придумать после 2024 года. Думают, что. Другое дело, что совершенно нельзя тут согласиться, что ему очень просто в эфире можно объяснить про полбанки, совершенно просто без полбанки все есть в законе 1998 года, где написано, как вносятся поправки в Конституцию.

Елена Рыковцева: На эту минуту они говорят так: в этом листе, который вы получите в день голосования, будут все поправки. Вы подписываетесь под всеми поправками, и потом в одном законе будут и поправки, и процедура этих поправок закреплена.

Николай Рыбаков: Этим категорически нарушают саму Конституцию. Мы Путину про это написали, что, внося поправки в Конституцию, нарушают Конституцию.

Елена Рыковцева: Ой, как они испугались вашего письма!

Николай Рыбаков: Дело не в том, что они испугались. Вопрос в том, что в любой момент ситуация может измениться, такие поправки могут быть признаны незаконными или нелегитимными, сформированные на их основе органы будут признаны незаконными. Он еще чуть-чуть забывает, что его в этой процедуре вообще нет, потому что Путин не подписывает итоговый закон.

Елена Рыковцева: Он объяснил, почему они нужны сейчас и почему невозможно было их когда-то принять, в 1993 году, почему не могла быть такой Конституция, какой она может быть сейчас.

Путин о своевременности поправок
Așteptați

Nici o sursă media

0:00 0:01:30 0:00

Елена Рыковцева: Я не знаю, чем Конституция отличается от пятилетнего плана социалистического. Он говорит: раньше нельзя было, теперь мы напишем про индексацию. И может быть, мало один раз в год, может быть, два понадобится. Это все действительно нужно вносить в Основной закон, чтобы люди это поддержали?

Глеб Павловский: Давайте не будем лицемерить, это очевидно, что это будет делаться или не делаться вне всякой связи с Конституцией. Тем более Конституции, которую так потрошат, взъерошивают, стригут, потом что-то еще рисуют на голом черепе. Деньги будут – будет индексация. Будет возможность не заплатить – мы это видели во время пенсионной реформы – не заплатят, опять-таки вне зависимости от Конституции. Найдутся конституционные судьи, которые скажут, что это правильно. Это оригинальная система расправы с Конституцией. С одной стороны, конечно, это насилие над Конституцией. А с другой стороны – оно такое множественное, многостороннее. Бывшая теща в Одессе мне рассказывала, она прокурор, рассказывала случай: несчастную девушку чуть было не изнасиловал какой-то гопник, но тут подошел серьезный рабочий с завода, набил морду гопнику и ее изнасиловал-таки. Она, естественно, очень расстроилась, сидит, плачет. Тут подходят дружинники, она уже обреченно стала опять раздеваться. Нет, это оказались настоящие дружинники. У нас ситуация, где в принципе никто не может сказать, какой закон будет изнасилован на следующем этапе, а это размывает возможность сопротивления. Вы можете сказать: конечно, очень хороший документ написало, например, "Яблоко", но просто невозможно политически сфокусироваться на этом. Получается, ты вроде против поправки про два срока подряд, ты хочешь, может быть, вечно. Размыт фокус. А дальше можно в этом направлении идти бесконечно. То есть в каком-то смысле эта ситуация хуже, чем если бы была новая Конституция.

Елена Рыковцева: Получается, что мы забиваем в этот перечень индексацию пенсий, пособий и так далее, а дальше можно подписывать, что угодно, потому что человек – как он может против денег высказаться?

Николай Рыбаков: Это одна из технологий обмана. Мне очень грустно слушать то, что говорит президент Путин, потому что у меня совершенно другие представления о политике. В том числе я считаю, что нехорошо обманывать людей, так просто нельзя делать. То, что он говорит сейчас, – это обман и фактически, и идеологически. Во-первых, у нас очень давно записаны нормы, которые сейчас предлагается внести в Конституцию, в Трудовом кодексе. Не надо ничего писать в Конституцию – это все уже действует. Для людей, которые элементарно понимают математику, ясно, что индексация бывает как положительная, так и отрицательная. На 0,9 сокращение пенсий – это тоже индексация. Индексация на одну сотую процента – это тоже будет индексация. Если вы не соблюдаете дух Конституции, то вы так же не будете написанные собой поправки соблюдать. Понятно, что это есть желание придать как бы образ социальных прав. В 1998 году, когда принимали закон о поправках к Конституции, там специально записали, что нельзя сводить разные темы поправок в один закон, а именно это и делается. Мы свои поправки внесли по правильной процедуре раздельными пакетами. Мы своими поправками хотим защитить дух Конституции, потому что за последние 30 лет там есть действительно, что по практике выполнения – вернуть выборность Совета Федерации, вернуть сроки президента. Когда это вносится в нашу Конституцию, он, видимо, не понимает, что это для всего мира опасно. Потому что, когда он называет, что мы не могли в 90-е принять Конституцию с суверенитетом – это он намекает на международное право.

Елена Рыковцева: Я хотела этот анекдот в конце передачи показать, но я сейчас покажу, по поводу значения этих поправок для всего мира.

Голосование по Конституции войдет в мировую историю
Așteptați

Nici o sursă media

0:00 0:01:09 0:00

Елена Рыковцева: Вот вам ответ. Вносится в мировую историю.

Николай Рыбаков: Она забыла сказать, что вносится, как не надо делать. Потому что если вы в Конституции пишете, что международное право – это не приоритет, вы тем самым другим странам говорите, что и вы тоже, и все остальные страны. Сейчас все посмотрят на Россию, скажут: так давайте и мы так сделаем. В международных нормах всегда записываются стандарты выше, чем те, которые национальные, вы подтягиваете тем самым.

Елена Рыковцева: Я предлагаю послушать Владимира Путина ровно в той части, где он декларирует свое намерение и желание того, чтобы каждый, кто придет 22 апреля, в среду, в рабочий день на участок, подписался под тем, что это он автор этих поправок, это не какой-нибудь Владимир Путин, не рабочая группа.

Судьбу поправок решит народ - Путин
Așteptați

Nici o sursă media

0:00 0:01:05 0:00

Глеб Павловский: У нас нет такого закона. То же самое можно сказать и об опросе общественного мнения.

Елена Рыковцева: Если опрос показывает, что доверия нет, убираем премьера.

Глеб Павловский: Это не просто неправовое мышление, а демонстративно неправовое. Владимир Владимирович, естественно, понимает, что это народное голосование не является народным. Народ – согласно Конституции этой же, эта формула, думаю, останется – является суверенным, он определяет, что в стране является законом, через демократически выбранные власти, которых нет. Вот тут и возникает эта история, что такое это голосование. Безусловно, это вторжение в правовой порядок даже в том ограниченном виде, в котором он был.

Елена Рыковцева: Почему ему так важно сказать, что вы авторы?

Глеб Павловский: Он же сказал – плебисцит. У нас нет ни в Конституции, ни в законах никакого плебисцита.

Николай Рыбаков: Потому что это мировая традиция, что диктатору важно создать видимость поддержки людей.

Елена Рыковцева: Он хочет сказать, что это вообще была народная инициатива.

Николай Рыбаков: На самом деле то, что мы сейчас слышали, – это просто грубое публичное разрушение правовой основы государства. Что сейчас сказал, если перевести на простой язык, президент: такого в законе нет, в законе поправки вносятся по-другому, неважно, как вы напишете, но чтобы было так, как я скажу. Плюс это еще преподносится как популизм, что как воля народа. Не может воля народа отображаться через такое голосование, когда вы все сводите в кашу, в кучу одной поправкой, когда вы сейчас начинаете править процедуры задним числом, потому что иначе вы не можете. В законе конкретно написано, что этот закон вступит в силу после одобрения двумя третями субъектов Федерации, а не после голосования, причем непонятно, каким образом проводящегося. И та спешка, с которой это делается, та небрежность, там очень много нарушений сделано. Для страны это очень плохо, для государственности, потому что они вносят в неизменные статьи Конституции поправки, они их пишут в другие главы, но внося содержательные поправки туда.

Елена Рыковцева: Мы даже спорить не будем о том, что он мысли не допускает, что этот процент "за" будет настолько небольшой, как например 60. У нас с вами в этой студии нет мысли даже такой, что эти поправки не будут приняты, они, конечно, будут приняты. И скорее всего, числом не меньшим чем 84 процента. Мы даже не обсуждаем с вами и не будем до 22 апреля обсуждать вариант, что народ эти поправки не поддержит. Этого не может быть, потому что не может быть никогда.

Глеб Павловский: Этого нет, потому что нет оппозиции, которая может поставить эту задачу и добиться ее. Оппозиция разрознена, у нее совершенно полярные точки зрения на процесс. Им всем не нравится Путин, но по поводу того, что он делает, они не могут выработать никакой общей позиции.

Николай Рыбаков: Во-первых, я не могу сказать, что это невозможно никогда. Совершенно возможно. Чтобы не было какого-то недопонимания, "Яблоко" категорически против поправок Путина. И то, что мы разрабатываем, оно против. Очень много людей против. Именно поэтому до сих пор не придумано, что это за голосование. Ведь это не происходит через систему избирательных комиссий, никто еще не придумал, что это такое будет.

Елена Рыковцева: Давайте исходить из того, что, конечно, у "Яблока" есть замечательные умные поправки, но давайте смотреть реальности в глаза, что эти люди, которые сидели сегодня в рабочей группе, у них есть шанс со своими поправками попасть в историю или в бюллетень, у вас этого шанса нет. Сегодня они диктуют, чего хотят.

Николай Рыбаков: Они не диктуют, диктует он, а они сидят и кивают.

Глеб Павловский: Давайте этой ошибки не будем делать. Ни одна поправка не по инициативе членов группы. Тот же Валерий Фадеев прекрасно сказал, очень искренне, честно сказал, что поправки переданы в комиссию, а что там – я не знаю. Почему Совет по правам человека не видел этих поправок? Он сказал: я не знаю. Очень честное заявление. Он даже не передатчик.

Елена Рыковцева: Мы сегодня два часа слушали, что они предлагают. Они предлагают то, что хочет услышать Владимир Путин. С нами Александр Ющенко, заместитель председателя Госдумы по информационной политике. Вы допускаете хотя бы на один процент, что 22 апреля эти поправки не будут поддержаны российским народом?

Александр Ющенко: Во-первых, мы еще не знаем окончательный результат, какая окончательная редакция будет Конституции, мы этого еще не знаем. Мы озвучили свои 15 поправок и будем на них настаивать. Более того, мы ведем сейчас пропагандистскую работу о необходимости внесения 15 базовых пунктов наших поправок, которые должны быть в Конституции справедливости, мы считаем, что настало время социальной Конституции. Во-первых, должно еще обсуждение пройти в Государственной думе, второе чтение. Мы считаем, что нет смысла гнать волну и все сваливать в кучу. Мы неоднократно говорили, что необходимо проводить изменения в Конституцию через общенародный референдум, а не через какое-то непонятное голосование.

Елена Рыковцева: Я понимаю, что вы хотите через референдум, но будет вот так, как сегодня сказано было, в рабочий день, никакой не референдум, а голосование. Поэтому я задаю вам вопрос, исходя из реальности. Вы ответили, как ответили. Послушаем Алексея Пушкова, депутата Государственной думы, что он предлагает.

Пушков о стране-победительнице
Așteptați

Nici o sursă media

0:00 0:01:01 0:00

Елена Рыковцева: Идея закрепить в Конституции статус державы-победительницы. Как вы считаете, есть перспективы у этого предложения Алексея Пушкова?

Глеб Павловский: Известна эта идея не в отношении Конституции, а как мем, как формула, которая нравится Путину, что он и не скрывает, те, кто ее повторяют, они ласкают его эго. Я думаю, что глупость не достигнет такого уровня, хотя мы видели разные вещи. Дело в том, что ни в одной из конституций стран, которые кого-либо победили, нет такой формулы. Поэтому здесь, я боюсь, мы получаем историю со шхуной "Победа" без двух букв. Потому что это звучит глупо, это звучит дикарски. Это можно представить себе в каких-то конституциях стран, которые еще не встали на путь изучения азбуки и теории умножения.

Елена Рыковцева: Интересно, что коммунисты об этом думают. Александр, вы представитель Коммунистической партии, вы считаете, что конституционно нужно закрепить статус державы-победительницы Российской Федерации?

Александр Ющенко: Не просто как коммунист, как гражданин страны, которая является правопреемницей Советского Союза, я считаю, что победа в Великой Отечественной войне – это ключевая ценность России, победа добра над злом. Благодаря этой победе был сформирован новый миропорядок, создание ООН и гарантирована минимум на 50 лет мирная жизнь. Это не просто какая-то победа – это серьезная ценность, мы предложили ее закрепить в преамбуле. В том числе закрепить там основные, базовые, традиционные ценности, которые были извлечены из всей истории нашей страны.

Елена Рыковцева: Если закрепить статус России как победительницы в этой конкретной войне конституционно и не закрепить все ее остальные победы, то получится, что эти победы будут подвергнуты какому-то сомнению?

Александр Ющенко: Наше предложение было закрепить в преамбуле. Преамбула – это текст, который дает настроение и дальнейшую позицию. А дальше статьи Конституции идут по определенным социальным позициям.

Елена Рыковцева: Как ваша формулировка звучит, которую вы хотите закрепить в преамбуле, касающаяся России и ее победы в Великой Отечественной войне?

Александр Ющенко: Я могу сейчас предложить эту формулировку, я думаю, что эта формулировка очень гармонично звучит в этом тексте: "Исходя из ответственности за свое Отечество перед Богом, собственной совестью, прошлыми, нынешними и будущими поколениями, сохраняя суверенитет, Российская Федерация как правопреемница Российской империи и Союза Советских Социалистических Республик – победителя в Великой Отечественной войне, сознавая Россию ответственной мировой державой, приверженной установлению многополярного мироустройства, сохранения мира во всем мире и утверждения и защите идеалов добра и справедливости, принимаем эту Конституцию".

Елена Рыковцева: Николай Рыбаков уточняет: вы тоже за включение Бога в Конституцию?

Александр Ющенко: Это совместное решение, как в качестве примирения белых и красных. Когда начинают нас разрывать по частям – это приводит к катастрофе. Я считаю, что в этой Конституции должны быть определенные позиции примирения. Я не являюсь идеологом, чтобы вносить слова о Боге, но есть очень большая категория граждан, которая считает это необходимым. В качестве компромисса, я считаю, что это вполне возможно и обсуждаемо.

Елена Рыковцева: Статус победительницы Алексей Пушков не вносит в качестве компромисса и примирения, наоборот, это конфронтационный носит характер, что тут некоторые поднимают голоса, поляки, мы им скажем: нет, это мы победители, это наша победа. Если мы это закрепим в Конституции, тогда никто не посмеет оспорить эту победу.

Николай Рыбаков: У меня несколько другое ко всей этой истории отношение. На мой взгляд, использование Великой Победы в таких политических целях, в качестве сведения счетов на международной арене – это неуважительно по отношению к памяти о победе, поэтому не надо этого делать. Не надо ничего себе доказывать, может быть, просто нужно помнить о ветеранах, может быть, наконец обеспечить им достойную жизнь, достойные условия. По-моему, это настолько искусственно придуманная, настолько искусственно раздуваемая тема, что это просто неуважительно по отношению к памяти об этой победе. На самом деле преамбула, которая сейчас, они исключительно гармонична, примиряющая, там все, что только можно, записано.

Елена Рыковцева: Виктор из Москвы, какие из поправок в Конституцию вы поддерживаете из тех, которые вы уже слышали? Нужно ли внести статус страны-победительницы в Конституцию?

Слушатель: По-моему, это довольно глупо – вносить статус. Во-первых, возникает вопрос: и что? Если внесен этот статус, с каким прицелом, на основании него, что можно будет делать? Какие логические должны быть следствия, если мы закрепим статус? Во-первых, поправок десятки, если голосовать, то, естественно, отдельно по каждой поправке надо, потому что это смесь, совершенно непонятно, что делать. Все это обсуждение Конституции – это дымовая завеса. Как в том анекдоте про Сталина, когда он предлагает все политбюро расстрелять и покрасить стены Кремля в зеленый цвет. Все в недоумении: а зачем красить в зеленый цвет? Сталин говорит: "Я понимаю, что первый вопрос у вас не вызывает дискуссий, давайте второй обсуждать". Мы сейчас занимаемся обсуждением, почему Кремль надо в зеленый цвет красить. Эти поправки в духе последних законов Думы, в плане неконкретности. Все законы размытые, и это сознательно, чтобы можно было трактовать в конкретных ситуациях по-разному.

Николай Рыбаков: Наш слушатель очень точно подметил, что за общим шумом скрываются самые главные поправки. Потому что, на мой взгляд, главным во всем этом огромном пакете является поправка про международное право и судебные поправки, которыми фактически ликвидируется Конституционный суд. Потому что если президент до подписания запросил позицию Конституционного суда, то потом после подписания гражданин не может уже оспорить. И подконтрольность Верховного суда, неизвестно для чего, явно не для чего-то хорошего, сейчас ликвидируется полная независимость судов, Конституционный вообще ликвидируется.

Елена Рыковцева: Я предлагаю еще один эпизод из покраски зеленым забора послушать – это предложение Владимира Машкова.

Машков в территориальной целостности
Așteptați

Nici o sursă media

0:00 0:01:21 0:00

Николай Рыбаков: Как известно, Путин отдавал территорию, поэтому чуть-чуть несогласованное получилось выступление.

Елена Рыковцева: Нельзя в Конституцию внести фразу, что брать нельзя чужие территории?

Николай Рыбаков: У нас же есть территориальная целостность. Территориальная целостность предполагает не уменьшать, не увеличивать.

Елена Рыковцева: Крым получается – это уже было антиконституционное действие, потому что это нарушило территориальную целостность. Посмотрим сюжет, кто эти люди, которые предлагают эти поправки.

Музыканты, писатели и Исинбаева. Кто будет переписывать Конституцию России
Așteptați

Nici o sursă media

0:00 0:02:11 0:00

Елена Рыковцева: Вот шутят над собой как бы. Но не шутка в том, что он говорит статус культуры поднять до конституционного, а там девушка сидит в этой же группе и говорит: статус молодежи поднять до конституционного. В Конституции нет слова "молодежь", надо, чтобы было.

Николай Рыбаков: Просто весь толковый словарь поднять до уровня Конституции, и уже будет неплохо. На самом деле возможны различные поправки, можно обсуждать, не нужно только все действительно писать в Конституцию. Но чего точно не хватает в нашей Конституции, мы сейчас обсуждаем с конституционалистами, которые работают с "Яблоком", нет главы про механизмы исполнения тех гарантий, которые там есть. Потому что действительно многое в Конституции гарантировано, а система гарантий прав нечетко прописана. Это возможно обсуждать.

Елена Рыковцева: Весь вопрос, стоит ли вообще серьезно к этому относиться? Мы серьезно спрашивали сегодня: вы бы какую из этих поправок поддержали?

Какую из поправок в Конституцию вы поддержите?
Așteptați

Nici o sursă media

0:00 0:02:04 0:00

Елена Рыковцева: Давайте еще один прекрасный эпизод с этого мероприятия покажем. Это параолимпиец, спортсмен, который входит в этот состав, предлагает Владимиру Путину собачку. Там очень интересная концовка.

Английский мастиф для Путина
Așteptați

Nici o sursă media

0:00 0:00:37 0:00

Елена Рыковцева: С каким удовольствием народ засмеялся. Это по поводу – два срока, три срока. Королям дарили, и с каким пониманием зал захохотал, что такие подарки дарят королям или царям.

Николай Рыбаков: Это грустно очень, ему должно быть грустно.

Глеб Павловский: На самом деле, естественно, люди, которые пришли не со своим мнением, а должны подтверждать чужое, они втягиваются в эту игру, уже перестают чувствовать, что они отвратительны. Конечно, я гляжу на доктора Рошаля, думаю: да, он теперь принадлежит к людям, которые одобряют пытки в российской полиции, которых в таком объеме еще 10 лет назад не было, сейчас это норма. Это ужасающее дело и "Нового величия", и дело "Сети" показывают даже не то что...

Елена Рыковцева: Почему Рошаль их одобряет?

Глеб Павловский: Потому что вы слышали хоть одно упоминание? Там есть среди этой челяди уважаемые люди, люди с репутацией, каждый из них вполне может, ничем не рискуя при этом, сказать: Владимир Владимирович, пытать не хорошо. Давайте внесем в преамбулу, тем более если там Бог, что в России не пытают. "Я видел красный день: в России нет раба", когда-то писал поэт, а теперь он есть, потому что человек, которого пытают, он раб, его поработили. С моей точки зрения, это люди, которые коллективно одобрили пытку и рабство в России.

Николай Рыбаков: Ровно это же сказал вчера на приговоре по пензенскому делу, по делу "Сети" Дмитрий Пчелинцев, который получил 18 лет, он сказал, что я никогда не интересовался ничем подобным, никогда об этом не думал, теперь я понимаю, что из-за того, что я об этом не думал, мы получили то, что получили.

Елена Рыковцева: Я не занимался политикой, значит, она занялась мной. Давайте на бис еще раз для Николая Рыбакова Исинбаеву.

Исинбаева об интересной книге
Așteptați

Nici o sursă media

0:00 0:00:19 0:00

Николай Рыбаков: И теперь будет таким образом правиться Конституция людьми, которые первый раз ее прочитали. Теперь наша ответственность научиться ее защищать. Если раньше мы этому не научились, то сейчас наша ответственность научиться защищать нашу Конституцию, потому что нам с ней жить в нашей стране. Это ровно то же самое, что сказал в своем заключительном слове человек, который получил 18 лет, он сказал то же самое, что сказала Исинбаева, что меня это никогда не интересовало, только она теперь правит Конституцию, а он ни за что абсолютно после пыток отправляется.

Елена Рыковцева: Вы сами сказали о том, что вы вносите какие-то поправки, значит вы ее уже не защищаете. В каком виде ее защищать?

Николай Рыбаков: Есть дух Конституции, который гарантирует разделение властей, независимость суда, сменяемость власти. Очень важно защитить этот дух. Действительно там было очень большое количество людей с такой репутацией, вы ничего не сделаете с Пиотровским, ни с Рошалем, ни с Калягиным, но ни один на следующий день после ужасающего приговора не сказал, после пыток, где и уполномоченная по правам человека говорила про пытки, и на Совете по правам человека при президенте говорили про пытки, до сих пор нет расследования, на основе этих показаний выносятся приговоры жесточайшие, ни один человек ничего не сказал на этой встрече.

Елена Рыковцева: Эти люди дух не защитят сто процентов.

ВИДЕО ВСЕЙ ПЕРЕДАЧИ

XS
SM
MD
LG