Linkuri accesibilitate

Ernest Vardanean

Эрнест Варданян, политолог, журналист.
Уходит в историю 2012 год. Как и положено високосному году, он был непростым – и для Молдовы, и для соседних стран, и для России. Молдова прожила его под знаком острого внутреннего противостояния. Январь-февраль были «многообещающими» с точки зрения роста конфронтации между оппозицией и властью, потерявшей, по мнению многих экспертов, легитимность после 28 сентября 2011 года и провала попыток избрать президента в конце 2011 года.

Эскалация внутренней напряженности достигла 16 марта уходящего года, когда власть реально опасалась штурма Дворца республики сторонниками Партии коммунистов, а сами коммунисты были настроены очень решительно, если не воинственно. Однако внезапный отказ ПКРМ от продолжения уличной борьбы ввел многих в ступор, а избрание Тимофти благодаря трем «золотым» голосам социалистов отвел Альянс от края пропасти.

С тех пор пространство для маневров противников власти резко сузилось, из ПКРМ возобновилось бегство людей, пополнивших ряды послушной «конструктивной оппозиции», а Альянс начал контрнаступление на политических противников. Главный удар был нанесен 12 июля, когда правящие партии запретили коммунистическую символику и осудили тоталитарное прошлое.

При этом внутренняя стабильность стала нарушаться уже с другого фланга – господин Кукловод через подконтрольные СМИ усилил «троллинг» премьер-министра Филата, давая понять последнему всю хрупкость его положения в ситуации, когда практически все силовые и судебные структуры находятся под колпаком первого вице-спикера парламента. Заговорили о вынужденном тактическом союзе между Филатом и Ворониным, но разговоры остались лишь разговорами, хотя даже скептики соглашались с тем, что именно и только альянс ПКРМ и ЛДПМ мог бы спасти Молдову от окончательной олигархизации и подчинения капризам ненасытного «ниспоренского Аль Капоне», как выразился один блогер.

Еще один внутренний фронт пролег по линии, ставшей, увы, печальной традицией для Молдовы. Противостояние между сторонниками и противниками объединения с Румынией, между адептами Таможенного союза и фанатами европейской интеграции обрело не только более острый, но и институциональный характер.

Появление унионистской организации «Acțiunea-2012» и регулярное проведение Маршей объединения будто бы разбудило общество и предоставило левым партиям хорошую возможность сплотиться вокруг борьбы с угрозами молдавской государственности. Но то ли амбиции, то ли наличие теневых хозяев этих партий – монолитного левого блока не получилось. Во всяком случае, прорумынские марши проходили под какофонию лозунгов разрозненных партий, не желающих «Унири».

Примерно та же картина получилась с организацией референдума о вступлении Молдовы в Таможенный союз. Инициатива Социал-демократической партии была воспринята в лучшем случае с ироничной усмешкой, но когда сборщики сумели выдать на-гора 232 тысячи подписей граждан РМ в поддержку вступления в ТС, власть переполошилась и «зарубила» референдум на абсурдных основаниях, да еще и начала выискивать и «перевоспитывать» тех, кто «посмел» поставить подпись.

Затем Партия коммунистов решила подхватить знамя референдума и пообещала пролоббировать этот вопрос в парламенте, но уже, как говорится, было рано. Момент упущен, Альянс свое слово сказал, и достаточных сил для продвижения плебисцита у оппозиции сейчас нет. Власть словно обрела второе дыхание, и сейчас разве что самые большие оптимисты из стана противников АЕИ могут утверждать о досрочных выборах или крушении правящей троицы. Вернее, если что-то и может развалить Альянс, то только сами его участники, но уж точно не оппозиция.

С другой стороны, уходящий год показал, что замечания со стороны европейских чиновников и дипломатов не возымели никакого действия. Синтагма «европейская интеграция» стала не только идефикс Кишинева, но и некоей «вещью в себе». Порой создается ощущение, что «европейская интеграция» зажила в Молдове своей жизнью, невзирая на объективные трудности страны и невозможность вступления РМ в ЕС даже в среднесрочной перспективе.

Этот лозунг, он же бренд, стал своего рода универсальной индульгенцией, и даже невыполненное обещание добиться безвизового режима с ЕС не закончилось отставкой Лянкэ, хоть он и обещал уйти. Премьер Филат, как и ожидало общество, не отпустил министра на вольные хлеба (поговаривают, что ему был обещан пост в Брюсселе!), а фактически заставил его дальше пахать на плантации «европейской интеграции» - до победного конца. То есть теперь не страна определяет лозунги, а лозунги определяют страну. Власть обещает в 2013 году новые достижения в направлении ЕС. Посмотрим.

А пока что пробежимся по событиям в России. Безусловно, 2012 год прошел под знаком Дракона – и не просто по восточному календарю, а еще и по той причине, что новый старый президент Путин, вернувшийся в Кремль, сам родился в год этого мифического животного.

Спокойным год для россиян не был – эхо фальсифицированных думских выборов и протестные акции оппозиции, правда, несколько непоследовательные, не обещали Путину легкой прогулки из московского Белого дома в Кремль.

Как символ отчуждения власти от общества – совершенно пустые улицы в день инаугурации ВВП.
Как символ усталости страны от Путина – негодующие ветераны Великой Отечественной войны (до сих пор нахожусь под впечатлением их нещадной критики – казалось бы, кто-кто, а уж эта прослойка общества должна обеими руками быть за президента РФ).

Как символ стремительного скатывания России к авторитаризму – лицемерные законы о борьбе с «иностранными агентами» и прочим внешним влиянием.

Вспоминаешь бессмертное «Горе от ума» Грибоедова: «А судьи кто?» Достаточно «погуглить» на тему «Единой России», и мы узнаем много интересного о том, куда отправляют учиться своих детей «патриотичные» депутаты от ЕР, где они скупают недвижимость и т.д. Как рассказывали мои московские собеседники, некоторые федеральные органы успешно сотрудничают с западными структурами по ряду образовательных и тренинговых программ, но это нисколько не смущает их, и они не считают себя иностранными агентами.

Под конец года «патриоты», любовно поглаживающие в карманах пачки с кровно заработанными долларами и евро, выдали очередной идиотизм в виде «сиротского закона», который вызвал оторопь даже в отдельных кабинетах исполнительной власти. А чего еще ждать от поддельных депутатов, затащенных на думские скамейки «волшебником» Чуровым?

Проблема российской власти сейчас в том, что Путину не удалось абстрагироваться от негативного образа «Единой России», переложив на Медведева звание председателя партии. В лучших советских традициях: «Говорим «Ленин», подразумеваем «партия», говорим «партия», подразумеваем «Ленин». Аллергия российского общества только усиливается, причем неумелые действия «несистемной оппозиции» не столько сбивают протестные настроения, сколько превращают их в апатию и желание уехать из страны. Я очень сильно сомневаюсь в том, что следующие выборы президента РФ состоятся в 2018 году. Чувствую – быть им намного раньше!
Эрнест Варданян, политолог, журналист
Буря вокруг принятого Госдумой России запрета на усыновление детей гражданами США продолжается. «Адекватный» ответ Москвы на подписание Бараком Обамой «закона Магнитского» оказался насколько скандальным, настолько и абсурдным.

Сначала обо всем по порядку: в ноябре 2009 года в московском СИЗО умер юрист компании Hermitage Capital Сергей Магнитский. Смерть была отнюдь не случайной и не рядовой, ибо подследственный имел несчастье раскрыть коррупционные схемы по уводу огромных сумм из бюджета.

«Дело Магнитского» мгновенно приобрело международный резонанс, и из-за рубежа на Россию обрушились недвусмысленные обвинения в устранении неугодного человека, покусившегося на святая святых – спокойствие «избранных», питающихся из бюджетной кормушки.
Три года американские власти в лице Конгресса целенаправленно и щепетильно готовит список чиновников, причастных к смерти Магнитского. «Список Магнитского» стал одним из главных раздражающих факторов в отношениях между Россией и США. Регулярные угрозы Смоленской площади о принятии адекватных мер в случае одобрения списка Вашингтоном успеха не имели. И под занавес уходящего года Палата представителей, Сенат и президент США согласились с применением санкций против чиновников РФ.

Что самое удивительное, никто в Москве даже не попытался провести объективное расследование, а что еще важнее – сделать необходимые выводы в связи с произошедшим и признать очевидное: российская пенитенциарная система в худших традициях советской является одним из орудий преследования инакомыслия и устранения тех, кто мешает «естественному» процессу распила бюджетных денег.

Истерическая реакция МИД России, в упор не желающей узреть корень проблемы, только укрепили понимание того, что российская властная система далека от реформирования и самоочищения. Поэтому «список Магнитского» не мог не получить официального вида. А тупая и беззубая реакция Госдумы в виде запрета на усыновление детей американцев лишь доказала, что Москве нечего ответить по существу вопроса.

Самое время обратиться к «патриотичным» депутатам ГД: окей, господа, вы патриоты? Тогда перестаньте отправлять своих детей на учебу в западные вузы! Чем вам МГУ и МГИМО не нравятся? Перестаньте держать активы в западных банках и компаниях! Вы не доверяете родным банкам? Прекратите отдыхать на фешенебельных западных курортах и разных Куршевелях! Чем вам не приглянулся Краснодарский край?

В общем, господа депутаты, этим законом вы поступили, как в старой детской шутке «Назло мамке отморожу уши». КОМУ вы сделали хуже? Американцам? Они найдут где усыновить детей! Между прочим, как утверждает мэтр телевидения Владимир Познер, граждане США усыновили 100 тысяч детей из России, из которых погибло 19. Безусловно, это ужасно, гибель каждого ребенка – это трагедия. Но почему бы депутатам не изучить вопрос о том, сколько тысяч детей гибнет каждый год в самой России – от семейного насилия, от насилия на улице, в голоде и холоде, сколько пропадает без вести и попадает в колонии для несовершеннолетних!

Трудно не согласиться с Познером, который якобы случайно оговорился в эфире своей авторской передачи, сказав «Государственная Дура» вместо «Государственная Дума». Как еще назвать «инициативу», перечеркивающую шансы тысяч детей на обретение новой семьи, пусть и во «вражеской» Америке?

Этим законом Россия попала в штангу. Во-первых, принципиально не меняется подход государства к пенитенциарной системе, нет угрозы авторитарной сути российской власти. Во-вторых, проблемы будут только у детей-сирот и их потенциальных усыновителей. Самое главное, это не предотвратит действие «закона Магнитского». Нелепость российского ответа свидетельствует о беспомощности.

Не говоря о том, что депутаты Госдумы выставили себя на всемирное посмешище. Недаром острословы придумали шутку: «Интеллигентная американская семья возьмет на воспитание умственно отсталого депутата ГД». Это было бы смешно, если бы не было так грустно.

Încarcă mai mult

XS
SM
MD
LG