Linkuri accesibilitate

Ernest Vardanean

На днях председатель оппозиционной Республиканской народной партии Турции Кемаль Кылычдароглу заявил, что июльский переворот был постановкой. По его словам, в уходящем году Турция на самом деле пережила два переворота: отставку премьер-министра Ахмета Давутоглу и введение режима чрезвычайного положения.

«15 июля мы стали свидетелями контролируемой попытки государственного переворота, поскольку правительству нужен был предлог, чтобы осуществить свои планы по введению в стране военного положения, что и было успешно достигнуто 20 июля», - сказал лидер НРП в интервью газете Hürriyet, на которую ссылается «МК-Турция».

«Организатором первого переворота, который произошел 4 мая 2016 года, стал не кто иной, как сам президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган. Лидера политической партии, набравшей 49,5% голосов, пригласили в президентский дворец и вручили уведомление об отставке, а затем указали на дверь», - комментирует Кылычдароглу отставку Давутоглу по требованию Эрдогана. По мнению лидера оппозиционных кемалистов, вторым переворотом можно считать введение режима чрезвычайного положения, объявленного 20 июля после неудачной попытки военного мятежа. В частности, в условиях режима ЧП Эрдогану удалось в обход парламента начать репрессии против неугодных.

Остается только напомнить о колоссальном «урожае» уволенных, задержанных и арестованных. Такому масштабу и скорости позавидовал бы сам Иосиф Сталин: арестовано 2839 военных (в том числе 103 генералов и адмиралов), уволено 2745 судей (36% судебного корпуса), из них арестовано 755 (включая двух судей Верховного суда), уволен 49 321 служащий госсектора (включая 21 тыс. учителей). В довершение были арестованы депутаты парламента (!) от прокурдской Демократической партии народов во главе с ее лидером Селахаддином Демирташем. Режим Эрдогана повесил всех собак на исламского проповедника Фетуллу Гюлена, который, дескать, из США дергает за ниточки. Турецкий официоз заявил даже о «параллельном государстве», которое сплёл зловредный старец Гюлен.

Как сообщает «Коммерсант», в «параллельное государство» записаны и потому закрыты 53 частных госпиталя и больницы, 1043 частных образовательных учреждения, общежития и пансиона, 1229 религиозных фондов, 15 университетов, 19 промышленных и торговых союзов. Расформированы все (!) военные институты и училища. Закрыты три новостных агентства, 16 телеканалов, 23 радиостанции, 45 газет, 15 журналов, 29 издательств. Общее число потерявших работу составляет примерно 100 тыс. человек. И это менее чем за полгода! Красный террор показался бы нам игрой в зарницу. Но я сейчас не буду пересказывать эволюцию этого процесса – приведенный материал «Ъ», а также «Ленты» ответит на все вопросы.

Меня интересует настоящее и будущее. Отмечу только, что бывшие когда-то соратниками Эрдоган и Гюлен разошлись во взглядах на события лета 2013 года в Стамбуле, после чего началась жесточайшая борьба турецкого премьера и президента с исламским проповедником. И теперь, после провала военного мятежа, у турецкого лидера появилась отличная возможность расправиться со своим бывшим духовным наставником. Почти полностью контролируемая властями пресса утверждает в один голос: переворот был организован Гюленом, а сценарий написан на Западе. Более того, Эрдоган открыто обвиняет США и требует выдачи проповедника.

А пока идет концентрация власти в руках «султана». Так, правящая Партия справедливости и развития проталкивает идею изменения Конституции с целью значительного сокращения полномочий турецкой армии. С другой стороны, Эрдоган нацелился на полный контроль над силовыми структурами и намеревается создать нечто вроде личной гвардии. «Обсуждается идея создания специального армейского корпуса, подчиняющегося исключительно президенту», - рассказал «Газете» информированный источник в Турции.

Я не сомневаюсь в том, что Эрдоган достигнет поставленных целей. Во-первых, он пользуется огромной популярностью в стране, и с этим не могут поспорить даже его оппоненты. Во-вторых, репрессии, начавшиеся после июльского мятежа, практически разгромили все мало-мальски влиятельные очаги инакомыслия: прессу, вузы, школы, судебные органы, среднее и высшее офицерское звено в армии. В-третьих, Эрдоган ловко манипулирует разочарованием общества в Европе и Западе в целом и активно играет на исламских чувствах турецкого обывателя. А рост исламизма, как мы прекрасно понимаем, немыслим без сильной руки, тем более что в Турции не первый год проходит «ренессанс османского величия», и жители страны совсем не прочь узреть падишаха в президентском кресле. Другое дело, как на это посмотрят внешние силы. Но это уже совсем другая история…

Читайте также:

Отделались помидорами, или Конъюнктурная дружба Путина и Эрдогана

В жерновах контрреволюции, или Особенности репрессивной демократии. Часть 1 / Часть 2

Верю – не верю. Послесловие к «перевороту» в Турции

Последний триумф султана

Не будет преувеличением сказать, что уходящий год стал для Республики Молдова в высшей степени драматичным. Весь 2016-й прошел под знаком потрясений, изменений, поворотов и чего угодно, но в политическом смысле он начался еще в декабре прошлого года. Напомню, что 2015 год был «годом пяти премьеров» и во всей красе продемонстрировал тупик, в котором оказалась страна. Поскольку 29 октября 2015 года было отправлено в отставку правительство Валерия Стрельца, а нового главу Кабинета всё никак не могли выбрать, перед властью замаячила перспектива досрочных парламентских выборов, то есть полного и бесповоротного фиаско.

Время тикало, а спасительного премьера всё не было. И тогда в роли спасителя решил блеснуть Сам. Господин кукловод посчитал себя созревшим для этой ответственной роли, но не тут-то было! Внезапно пришедший в сознание президент Тимофти впервые за четыре года проявил характер и решил отклонить кандидатуру Влада Плахотнюка. Затем произошел второй невероятный случай: впервые в истории Молдовы объединилась правая и левая оппозиция в лице Платформы «Достоинство и правда», Партии социалистов и «Нашей партии».

Январь 2016 года ознаменовался небывалыми акциями протеста, кульминацией которых стал вечер 20-го числа. Келейное (другого слова не подберешь) избрание Павла Филиппа на пост премьера после 38-минутных обсуждений в парламенте настолько возмутило народ, что в течение двух часов под стенами законодательного органа собрались тысячи людей. Возникла опасная ситуация: протестующие заняли часть парламента, но дальше не пошли, т.к. лидеры трех партий не решились штурмовать здание. Не знаю, жалеют они об этом сегодня или нет, но отступление манифестантов привело к позорному для демократической страны действу: тайному приведению правительства к присяге. Под покровом ночи. Без уведомления прессы. Зато с благословения самой Виктории Нуланд, которая в ходе визита в Бухарест распорядилась одобрить новое правительство РМ.

После 20 января протесты не стихли, но фактически лишились смысла. Пошли «позиционные бои», которые несильно били по власти, но весьма нервировали ее. Помимо прочего, ей не нравилось намерение оппозиции добиваться возвращения прямых всенародных выборов президента. Поскольку Платформа «Достоинство и правда» собрала более 400 тыс. подписей в поддержку реформы, а также ряда других важных дел, власть в лице Плахотнюка встала перед выбором: уступить давлению и провести соответствующий референдум или жестко отказать оппозиции. Власть, однако, выбрала третий путь: согласилась на возвращение прямых президентских выборов, но не через референдум, а через постановление Конституционного суда.

4 марта 2016 года вошло в историю как, наверное, самый спорный день. Одни говорят, что это безоговорочная победа антиолигархических сил и начало конца кукловода. Другие называют это полным поражением оппозиции, которая утратила инициативу и впряглась в гибельную игру по правилам властей. Есть и менее расхожее третье мнение: это сильный ход Плахотнюка, переигравшего оппозицию, но оставившего некоторую возможность для изменения ситуации. То есть в заданных обстоятельствах это единственное, что могло вывести страну из полнейшего цугцванга.

Автор этих строк как раз причисляет себя к третьей группе. Да, я согласен с тем, что Плахотнюк победил оппозицию, убрав ее с улиц. Да, он расколол ее, снова столкнув лбами правых и левых на почве набившей оскомину геополитики. Да, мы не можем говорить об освобождении Молдовы от олигарха Плахотнюка, если эта борьба идет по его же правилам. Но я хочу спросить скептиков: каков альтернативный путь? Представим, что решения от 4 марта нет. Правительство избрано и функционирует под патронажем США и Румынии. Уличные марши выдохлись – сколько «походов» было за последние три года и к чему они привели? В парламенте у Плахотнюка спокойно набирался 61 голос для избрания президента. 57 депутатов уже были в кармане, и найти еще четырех не было проблемой, т.к. некоторые ветераны молдавской политики, как мне сказали знающие люди, гарантировали кукловоду голосование по нужной кандидатуре.

Так где альтернатива нынешнему пути? Только дальнейшая деградация без единого, даже теоретического шанса на исправление ситуации. Естественно, Плахотнюк не был бы Плахотнюком, если бы не разыграл очередную филигранную комбинацию. Конституционный суд всё тянул с утверждением итогов второго тура президентских выборов, пока ручной парламент в ручном режиме принимал «правильные» законы и назначал «правильных» людей.

В итоге мы пришли к главному противоречию, разрешение которого будет донельзя сложным. Избранный населением президент оказался практически без полномочий. Немыслимая порочная практика: сомнительная парламентская «коалиция», за которую проголосовало меньше людей, чем за Игоря Додона, обложила его красными флажками и, по сути, игнорирует его как политический фактор. В результате у пятого президента Молдовы остаются два пути для расширения полномочий: постоянное апеллирование к населению с призывом поддержать его инициативы (например, добиваться досрочных парламентских выборов) и убеждение внешних партнеров в необходимости предлагаемых им реформ. По первому направлению картина может оказаться весьма необычной: президент инициирует и возглавляет акции протеста против парламента и правительства. Скажете, это нереально? Ну, почему же – Молдова знает точно, что невозможное возможно.

По второму направлению тоже не всё так однозначно, ведь я подразумеваю отнюдь не только Россию. Еще неизвестно, как поведет себя Вашингтон после прихода Трампа, и не факт, что там появится вторая Нуланд, покровительница ночных правительств. Не думаю также, что будет сопротивляться Европа, которая сильно устала от выкрутасов молдавской власти и разве что открыто не плюется в сторону Кишинева.

Очень многое будет зависеть от настойчивости молдавского президента и от профессионализма его команды. А еще Додону надо помнить, что он имеет дело с наперсточниками (как метко выражаются мои коллеги!), то есть даже не картежниками, поэтому пытаться вести с ними переговоры и о чем-то договариваться – пустая трата времени. Наконец, президент должен понимать, что данный ему избирателями кредит доверия не только не вечен, но и весьма летуч, поэтому времени для начала выполнения хотя бы части обещаний у него крайне мало. По моим прогнозам, уже осенью народ начнет спрашивать с него о достигнутых результатах. Уж такова Молдова: маленькая страна неторопливых людей и стремительной политической жизни.

Încarcă mai mult

XS
SM
MD
LG