Linkuri accesibilitate

Ernest Vardanean

На днях специальный представитель Европейской комиссии по переговорам с Великобританией о «Брексите» Мишель Барнье заявил, что торговое соглашение Лондона с оставшимися 27 странами ЕС будет таким же, как и у Канады, Японии и Южной Кореи. Это стало холодным душем для Терезы Мэй, которая днем ранее изъявила желание добиться некоего «особого» соглашения с ЕС, которое было бы «значительно более амбициозным, чем соглашение ЕС с Канадой».

Как пишет лондонская газета The Independent, Британии не следует рассчитывать на такой договор, какой имеет Швейцария с ЕС, поскольку Соединенное Королевство, в отличие от альпийской конфедерации, само отказалось от свободного передвижения граждан. Напомню в связи с этим, что Швейцария присоединилась к Шенгенскому соглашению в декабре 2008 года.

Кроме того, не будет и такого договора, как с Норвегией или Исландией, поскольку Британия отказалась подчиняться Европейскому суду (не путать с Европейским судом по правам человека). Короче говоря, в Брюсселе четко дали понять, что если Британия не хочет присоединяться к каким-либо отраслевым соглашениям ЕС, как это сделали третьи страны, не входящие в Союз, то ей нечего и рассчитывать на какое-то «особое» к себе отношение.

На сайте «ИноСМИ» опубликован материал, в котором эксперты не считают возможным автоматическое продление соглашений с учетом того, что Великобритания формально больше не будет являться членом ЕС. В частности, третьи страны уже выступили против планов по распределению импортных квот между Великобританией и ЕС. Сомнения юридического характера существуют и с британской стороны, т.к. законопроект о выходе из ЕС, который находится на рассмотрении национального парламента, отменит действие Акта о Европейских Сообществах 1972 года.

Между тем, эксперты Организации экономического сотрудничества и развития утверждают, что, если Великобритания передумает выходить из Евросоюза, это принесет ей значительные экономические дивиденды, увеличив рост ВВП. Как пишет «Независимая газета» со ссылкой на документ, Британия потеряет 1,5% ВВП, если покинет ЕС в 2019 году без предварительной сделки. «Внезапный разрыв отношений ЕС и Британии… негативно скажется на финансовых рынках, приведет к обвалу фунта и к переоценке суверенного рейтинга страны в сторону ухудшения», – уточняется в докладе.

Негативные эффекты от «Брексита» будут включать в себя «уменьшение объема инвестиций бизнеса, увеличение цен и сокращение уровня потребления». В свете этого эксперты организации советуют британцам сохранить как можно более тесные связи с ЕС после развода с Брюсселем, намеченного на 2019 год. Кроме того, выход из ЕС может усугубить одну из главных проблем британской экономики: низкий уровень производительности рабочей силы. Объем произведенный сотрудником за один час работы в Британии не растет с 2010 года, а за последнее полугодие сократился на 0,6%, пишет «НГ» со ссылкой на публикацию в газете Financial Times.

Журнал «Форбс», анализируя британскую политику по отношению к ЕС, писал в октябре, что провальные для Терезы Мэй досрочные парламентские выборы сделали «жесткий» сценарий «Брексита» нереальным. Например, крупный бизнес и Казначейство при поддержке Сити, Фондовой биржи и Управления по финансовому регулированию хотели бы сохранить роль Лондона как основного международного финансового центра.

Как отмечает цитируемое издание «мягкий Брексит» означает что-либо или всё из следующего:

- Переходный период сроком в несколько лет, начиная с марта 2019 года и до даты вступления в силу нового соглашения о свободной торговле между ЕС и Великобританией;

- Только умеренные ограничения свободного перемещения людей и капиталов;

- Великобритания остается в некоторых регуляторных органах ЕС во время переходного периода и, возможно, даже после его окончания;

- Сохраняется определённая, хоть и, вероятно, непрямая роль Суда ЕС;

- Великобритания остается в Таможенном союзе с ЕС.

По последним двум пунктам, как сейчас становится ясно, мягкого сценария не получится.

И, как известно, свято место пусто не бывает. И если «Брексит», как видно, необратим, на место Лондона в топе мировых финансовых центров появились претенденты. Как сообщает «Немецкая волна», большую выгоду от ухода Британии может получить Франкфурт-на-Майне. Финансовая столица Германии и ЕС на данный момент имеет самое большое количество конкретных предложений от международных банков, которые хотят перебазировать часть своего бизнеса из Лондона на континент.

По подсчетам агентства Bloomberg, банки подтвердили появление 2850 новых вакансий во Франкфурте и 1400 в Париже. Из последних 1000 рабочих мест приходится на банк HSBC, который еще 150 своих сотрудников намерен перевести в Дублин. Ирландскую столицу наблюдатели рассматривают в качестве самого серьезного конкурента Франкфурта – по причине языка и аналогичных с Великобританией правил ведения банковской деятельности.

Однако Лондон рискует понести не только финансовые потери. Как пишет газета «Коммерсант» со ссылкой на исследование организации Tech London Advocates, каждая третья лондонская технологическая компания опасается, что «Брексит» негативно повлияет на их деятельность, так как теперь им будет сложнее привлечь и нанять сотрудников. В первую очередь речь идет об оттоке квалифицированных специалистов и сложностях при поиске новых сотрудников.

По мнению двух третей компаний в этом секторе, возможные сложности со свободным перемещением специалистов могут нанести ущерб Лондону как главному европейскому центру для запуска стартапов и привлечения инвестиций со стороны крупных технологических корпораций. Кроме того, 60% опрошенных по-прежнему считают Лондон лучшим местом для тестирования и масштабирования технологических проектов. Некоторые крупные компании, в том числе Facebook, Google, Amazon, Snapchat, уже объявили о намерении расширять свое присутствие в Лондоне после «Брексита», но отметили возможные трудности с наймом наиболее перспективных специалистов.

Сегодня 23 декабря – ровно полтора года с момента проведения референдума о выходе Великобритании из Европейского Союза. Есть мнение, что он был проведен «понарошку», исключительно для того чтобы раз и навсегда закрыть эту тему, убедив общество и ЕС, что Британия, мол, никуда не денется, а плебисцит – исключительно проявление демократии. Однако шутка оказалась не шуткой, и наутро королевство проснулось с большой головной болью.

Что бы ни говорили противники «Брексита», но в июне 2016 года действительно был осуществлен акт прямой демократии, и это не компьютерная игра, чтобы можно было «сохраниться» и зайти заново. «Брексит», похоже, необратимо переходит из стадии спекуляций и перетягивания каната в стадию официальных переговоров. Лондон и Брюссель согласовали первую фазу и перешли ко второй. И я не знаю, что может помешать Великобритании официально покинуть ЕС 29 марта 2019 года. Это не хорошо и не плохо – это новая геополитическая реальность.

Часть 1

Читайте также:

«Брексит» год спустя: продолжение бесконечного начала. Часть 1 / Часть 2

Разбуженная Брекситом. Франция спасает Европу. Часть 1 / Часть 2 / Часть 3

Европа в поворотной точке. Часть 1 / Часть 2

От слов к делу. Часть 1 / Часть 2

Планы жёсткой леди

Деньги или достоинство. Brexit дорого обойдется Британии

Выход есть! Британия не откажется от Brexit

С вещами на выход: Brexit к нам приходит. Часть 1 / Часть 2

Великобритания выйдет из Европейского Союза 29 марта 2019 года в 00 часов по центрально-европейскому времени. Об этом заявил британский министр Дэвид Дэвис, курирующий «Брексит». Он уточнил, что «день икс» будет зафиксирован на законодательном уровне. Выбранная дата строго соответствует положению Ст. 50 Лиссабонского договора, которое было запущено 29 марта 2017 года, когда посол Великобритании в Брюсселе передал Еврокомиссии уведомление от правительства Ее Величества о начале переговоров по выходу.

Однако остальные вопросы, касающиеся процедуры «Брексита» и цены вопроса, находятся на столе переговоров в разных стадиях согласования. Например, в ноябре, как писал «Коммерсант», правительство Терезы Мэй направило в национальный парламент список положений, на основе которых будут строиться переговоры с континентом. В частности, предполагается, что после 29 марта 2019 года Лондон сможет заключать соглашения с каждой страной ЕС по отдельности.

«Впервые более чем за 40 лет у Великобритании появится возможность выстраивать собственную торговую и инвестиционную повестку дня, - заявил министр международной торговли Лиам Фокс. – Мы уверены в том, что бизнес и потребители смогут начать извлекать выгоду из этой возможности с первого же дня после выхода нашей страны из ЕС».

А в конце ноября появилась информация о том, что Британия близка к уступкам Евросоюзу в плане выплаты «неустойки» на сумму 56 млрд. евро. Как рассказал The Guardian высокопоставленный представитель ЕС, Великобритания, кажется, готова выполнить свои обязательства по неоплаченным счетам, кредитам и пенсиям в ЕС, которые накопились за последние годы. Между тем, за год после референдума по «Брекситу» европейские банки сократили портфель активов, связанных с Великобританией, на 350 млрд. евро, или 17%, напоминает «Коммерсант».

Как писало агентство РБК, самой сложной темой переговоров до последнего времени оставалась граница между Ирландской Республикой и Северной Ирландией. В начале декабря Лондон уступил давлению ЕС и Дублина, согласившись ​после выхода на «нормативную гармонизацию» независимой Ирландии и британского Ольстера, сообщала газета The Guardian.

Уточняется также, что переговоры в целом поделены на три фазы. Первая фаза – это широкий охват вопросов от обеспечения ​прав европейских граждан в Британии до определения суммы выплат ЕС со стороны Лондона. Вторая фаза – это отношения ЕС с Лондоном после завершения «Брексита», в частности, торговля. Третья фаза – это «переходная сделка», задача которой – определить правила и нормы, по которым будет строиться сотрудничество после марта 2019 года и до заключения всех новых договоренностей, предусмотренных второй фазой. Промежуточные нормы будут действовать не более двух лет, после чего Лондон и Брюссель перейдут к постоянным отношениям в новом качестве, поясняет РБК.

В частности, в ирландском вопросе загвоздка была из-за противоречия между неизбежным требованием ЕС о всеобъемлющем контроле внешней границы и Белфастским соглашением 1998 года, которое завершило войну в Ольстере. Согласно документу, Дублин отказался от притязаний на Северную Ирландию, а Британия взамен согласилась на свободное перемещение товаров, услуг и граждан через границу протяженностью 360 км и восстановила автономию Северной Ирландии в составе Великобритании, фактически отмененную в 1972 году. В результате настойчивости Ирландской Республики было принято решение: физической границы между двумя частями Ирландии после «Брексита» не будет.

Чуть позже Тереза Мэй и глава Еврокомиссия Жан-Клод Юнкер по итогам встречи 8 декабря заявили, что основные вопросы упомянутой первой фазы согласованы. «Комиссия удовлетворена существенным прогрессом, достигнутым по всем трем приоритетным направлениям: правам граждан, диалогу по Ирландии и Северной Ирландии, финансовому соглашению», - говорилось в пресс-релизе ЕК.

Кроме того, стороны достигли соглашения в вопросе выхода Великобритании из Европейского агентства по атомной энергии, сотрудничества по гражданским и торговым вопросам, полицейского сотрудничества и продолжающихся разбирательств в суде ЕС, связанных с Британией. «Комиссия также обеспечила, чтобы административные процедуры для граждан ЕС, проживающих в Великобритании, были дешевыми и простыми», - говорится в документе. Тереза Мэй уточнила, что итоговое соглашение гарантирует защиту прав граждан ЕС «на основе британского права и в британских судах», передает «Газета».

Между тем, саммит ЕС 14-15 декабря завершился весьма плодотворно – Брюссель решил начать вторую фазу переговоров с Лондоном. В частности, в итоговом документе саммита говорится о «переходном периоде», который должен наступить после официального выхода Великобритании из ЕС в марте 2019 года. В течение этого периода Лондон сможет сохранить доступ к внутреннему рынку ЕС и членство в европейском таможенном союзе, если будет соблюдать законодательство ЕС.

Как сообщает «Немецкая волна», переговоры о «переходном периоде» должны начаться в конце января или начале февраля 2018 года. На саммите ЕС в конце мая будущего года ожидается принятие положений, которые положат начало переговорам о будущих отношениях между Брюсселем и Лондоном, а также обсуждение торгового соглашения. ЕС планирует завершить переговоры по «брекситу» до октября 2018 года.

Что касается финансовых споров, Брюссель и Лондон 8 декабря договорились лишь о том, что Великобритания будет уважать финансовые обязательства, взятые на себя за время пребывания в составе ЕС. Также они согласовали методологию определения конечной суммы. Deutsche Welle напоминает, что Лондон предлагал 20 млрд. евро, а Брюссель называл сумму до 60 млрд. евро. В начале декабря речь шла о 40-45 млрд. евро, которые Лондон должен будет заплатить.

«То, что соглашение (на первом этапе) все-таки было заключено, показывает, что британская сторона начинает нервничать», - сказал «Коммерсанту» глава брюссельского офиса аналитического центра «Open Europe» Питер Клеппе. А руководитель Центра политической интеграции при Институте Европы РАН Людмила Бабынина напомнила, что «изначально Великобритания вообще отрицала возможность выплат после выхода из ЕС», но в итоге пошла на уступки. «Страна не платит за свой выход, она просто выполняет свои обязательства, которые были подписаны и рассчитаны при ее участии», - добавила эксперт.

«И Тереза Мэй, и Дэвид Дэвис выступают на внутреннюю аудиторию, им нужно заручиться поддержкой тех, кто выступал за жесткий «Брексит». Тех, кто не поддерживает какие-либо соглашения с ЕС по выходу, - пояснила Бабынина. – Это скорее политическая риторика, рассчитанная на внутреннее потребление». По ее мнению, в конечном счете на перспективах переговоров подобные заявления вряд ли скажутся, поясняет «Коммерсант».

Продолжение следует…

* Мнения автора, высказанные в блоге, не обязательно совпадают с позицией редакции Radio Europa Liberă

Încarcă mai mult

XS
SM
MD
LG