Linkuri accesibilitate

Ernest Vardanean

joi 10 ianuarie 2019

Calendar
ianuarie februarie martie aprilie mai iunie iulie august septembrie octombrie noiembrie decembrie

Когда ставишь перед собой амбициозную задачу написать цикл материалов к 80-летию со дня начала Второй Мировой войны, первый же возникающий вопрос оказывается едва ли не самым сложным: что брать за точку отсчета? Любое историческое явление или событие имеет предпосылки, а уж такая колоссальная тема, как Вторая Мировая, имеет сразу несколько определяющих факторов, разбросанных во времени и пространстве.

Наверное, самым правильным решением было бы вести отсчет с самого окончания Первой Мировой войны, особенно если мы вспомним, что маршал Фош, когда узнал о подписании унизительного для Германии Версальского мирного договора, пророчески сказал: «Это не мир. Это перемирие на двадцать лет». Во всяком случае, так нам повествует Уинстон Черчилль в своем фундаментальном 6-томном труде «Вторая Мировая война» (Том 1, московское издание 1997 года, с.12). Однако мы рискнем потонуть в объеме информации, пытаясь объять необъятное и втиснуть 20-летний пласт в несколько страниц публицистического текста.

Поэтому самым верным, на мой взгляд, решением является отсчет с самой логичной точки – приход к власти нацистов в 1933 году, коль скоро мы живем в европоцентрическом мире, а гитлеровский режим традиционно называется «главным очагом войны». Необходимо рассмотреть не просто предпосылки прихода Гитлера к власти, но и сложнейший феномен под названием «Как великий немецкий народ мог допустить такое»…

На этот счет мнения разные, но многие сходятся в том, что событие 30 января 1933 года стало возможным ввиду стечения внутренних и внешних обстоятельств, субъективных и объективных факторов. Во-первых, Германия к началу 30-х годов была дважды поражена сильнейшими экономическими кризисами. Первый наступил сразу по окончании Первой Мировой войны, когда наложенные Версалем огромные репарации и чувствительные территориальные и людские потери подорвали истощенную войной германскую экономику. Лишь ко второй половине 1920х годов пошел рост, который был прерван Великой Депрессией, охватившей ведущие капиталистические страны в 1929-1933 годах. Веймарская республика была политическим и экономическим банкротом, хотя представляла собой демократический режим. В общем, легкая добыча для радикальных сил.

Во-вторых, многие историки обращают внимание на личные качества Адольфа Гитлера: сильная харизма в сочетании с внешней антипатичностью; умение «держать зал» зажигательными, но банальными речами; убедительность и безграничная вера в собственную правоту; неуемная энергия и эмоциональность. И так далее… Неужели эти достаточно заурядные качества оказались решающими? Ответ был бы отрицательным, если бы не другие факторы, а именно: в-третьих, в приходе Гитлера была заинтересована крупная немецкая промышленность. С одной стороны, бесноватый ефрейтор пригодился для милитаризации экономики и, соответственно, крупных военных заказов (строго говоря, автор «Майн Кампф» и не скрывал этого). С другой стороны, воротилы германского бизнеса считали фюрера фанатичным болваном и клоуном, которым можно было бы легко помыкать.

В-четвертых, как показали дальнейшие события, в появлении махрового антикоммуниста во главе Германии были заинтересованы западные демократии, рассчитывавшие на «поход против большевизма». При этом агрессивный антисемитизм Гитлера почему-то не смущал британцев, французов и американцев. Кстати, это, пожалуй, самая большая загадка Второй Мировой войны: западные демократии имели значительные и очень влиятельные еврейские общины, особенно США, но ни одна из этих стран и бровью не повела, когда в Германии начались преследования евреев.

Вот самый ужасающий и циничный пример: в мае 1939 года из Гамбурга в сторону Нового Света на борту судна «Сент-Луис» отправились 930 немецких евреев, надеясь на спасение. Но к их ужасу власти Кубы, а затем США и Канады отказались принимать обреченных, и судно отправилось назад в Европу. Британия, Франция, Бельгия и Нидерланды лишь после долгих переговоров с капитаном судна Густавом Шрёдером согласились принять людей. Подумать только – гражданин нацистской Германии просил правительства стран «старой демократии» принять евреев – это ли не насмешка судьбы? Однако в мае-июне 1940 года Рейх оккупировал Францию и Бенилюкс, и спасенные евреи с «Сент-Луиса» частично разделили судьбу остальных соплеменников. В итоге из 930 человек Холокост пережили только 680.

Спустя почти 80 лет, в ноябре 2018 года, премьер-министр Канады Джастин (Жюстен) Трюдо принес извинения евреям за то, что правительство его страны тогда проявило малодушие. Еще раз подчеркну: был май 1939 года, уже почти четыре года действовали «Нюрнбергские расовые законы», прошло всего шесть месяцев после «Хрустальной ночи», когда развеялись (или должны были развеяться) последние иллюзии у самих евреев и стран Запада относительно планов Третьего Рейха. Однако мир спокойно взирал на приближающуюся Катастрофу.

К сожалению, не лучшим было отношение к евреям в Советском Союзе. В том же мае 1939 года еврея Максима Литвинова на посту народного комиссара иностранных дел сменил Вячеслав Молотов, который во всеуслышание заявил, что покончит «с синагогой» в стенах дипломатического ведомства. И это притом, что Молотов был женат на еврейке Полине Жемчужиной…

Впрочем, мы сильно забежали вперед. Сейчас наша задача – понять, почему же так произошло. Почему в стране великих композиторов, философов и писателей воцарилось ужасающее общенациональное мракобесие, вырвались низменные человеконенавистнические инстинкты, а «коллективное бессознательное» и эффект толпы взяли верх над разумом и гуманизмом.

Правда, следует оговориться, что в Германии ненависть к евреям «изобрел» отнюдь не Гитлер. Более того, ему вообще не пришлось придумывать ничего нового. «Кровавые наветы» - это лишь один пример, пусть и продолжительный по времени, к тому же иррациональный по сути. Антисемитизм как явление существовал в Германии и Австрии с раннего Средневековья, но со второй половины ХIХ века он получил системный и даже научно обоснованный характер. Йоханн Андреас Айзенменгер, Август Ролинг, Карл Люгер – эти и другие имена, возможно, малоизвестны большинству читателей, но их роль в становлении юдофобии как явления и Адольфа Гитлера как главного виновника Холокоста не вызывает сомнений.

Продолжение следует

Саудовская Аравия под давлением США продолжает наращивать объемы добычи, и к концу ноября королевство побило исторический рекорд – 11,2 млн. баррелей в сутки. Почему под давлением? Есть версия, что после убийства журналиста Джамаля Хашогги кронпринц Мухаммед оказался на плотном «крючке» у Трампа: хозяин Белого дома будто бы пообещал наследнику Саудовского престола неприкосновенность и международную поддержку в обмен на поддержание высоких темпов добычи, то есть низких цен. Для этого ваххабитская монархия не только наращивает добычу, но и опустошает нефтехранилища, в том числе находящиеся за рубежом. В результате, по данным на конец ноября, мировая добыча превышает спрос на 1,2 млн. баррелей в сутки, сообщают «Финансы».

Но Аравия находится под еще одним ударом: в июне конгресс США дал ход законопроекту «Против картелей по производству и экспорту нефти», который лежал на полке 18 лет. Он объявляет вне закона картельные сговоры и предлагает распространить на ОПЕК действие антимонопольного «Акта Шермана», который более столетия назад использовался, чтобы раздробить нефтяную империю Джона Рокфеллера, уточняет цитируемое издание. В частности, закон дает правительству США право подать в суд против стран ОПЕК за «ограничение производства и распространения нефти» на рынке США, «ограничение торговли» нефтью и манипулирование ее ценой.

Закон еще летом получил одобрение юридического комитета Палаты представителей, а уже после убийства Хашогги его рассмотрение начал Минюст США. «Очевидно то, что стремление нефтяного картеля повлиять на цены на нефть путем установки квот на добычу привело к росту расходов американских потребителей», - сообщает агентство Bloomberg со ссылкой на свои источники.

А пока американцы нарастили экспорт нефти до рекордного объема в 3,2 млн. баррелей в сутки. Заметьте – это только экспорт, а не вся добыча! Общая добыча в США достигла 15,9 млн. баррелей в день – это больше, чем у России и Саудовской Аравии по отдельности, пишет РБК. Всё дело в том, что за последние десять лет американские нефтяники пробурили 114 тыс. скважин на территории Пермского нефтеносного бассейна (не путать с Пермским краем в России). Только один этот участок дает 3,6 млн. баррелей в сутки, и там же имеется огромный объем попутного газа. Рынок «голубого топлива» в бассейне Permian перенасыщен и останется таким до конца 2019 года, когда заработает трубопровод Gulf Coast Express Pipeline, который позволит перенаправить топливо в другие районы США и выровнять внутренний рынок, сообщают «Финансы».

Оценка запасов нефти на этом гигантском месторождении по сравнению с 2016 годом увеличена с 20 до 46,3 млрд. баррелей, а газа – более чем в 17 раз. По новым расчетам, это 281 трлн. кубических футов против 16 трлн. в докладе двухлетней давности, пишут «Финансы» со ссылкой на данные Геологической службы США. По новым оценкам, запасы месторождения Permian входят в число крупнейших в мире.

С другой стороны, научно-технические достижения позволили значительно удешевить процесс добычи сланца, поэтому скважины будут прибыльны даже при цене в 30 долларов за баррель, а это очень плохая новость для Саудовской Аравии и особенно России, где себестоимость добычи выше и, соответственно, ниже рентабельность.

Между тем, в 2019 году американцы еще больше потеснят конкурентов. Ожидается, что экспорт вырастет еще на 2 млн. баррелей в день, но на этом пути есть препятствие: транспортные перевозки забиты под завязку, и сейчас в США активно прокладываются новые трубопроводы от месторождений к морским портам. Возможно, через два года у американцев будет семь новых нефтепроводов. В результате к концу 2020 года США смогут экспортировать более 4,6 млн. баррелей нефти в день.

Дальше – больше. Следующим этапом, пишет РБК, может стать реализация инфраструктурного плана Трампа, который предполагает выделение 1,5 трлн. долларов за 10 лет на перестройку изношенной национальной инфраструктуры, в том числе нефте- и газопроводов, мостов, дорог, аэропортов и водопроводов. «Столь массивное обновление инфраструктуры должно позитивно повлиять не только на американский нефтегазовый сектор, но и на сталелитейную и угольную промышленность», - говорится в материале.

Этого потока цифр, я уверен, вполне достаточно, чтобы укрепиться в мысли, которая, возможно, «достучалась» пока не до всех: мир больше не будет прежним. Недавно Трамп откровенно заявил, что по мере снижения цен на нефть у США остается всё меньше стимулов сохранять военное присутствие на Ближнем Востоке (понятно, что главная причина – безопасность Израиля). То есть на корню ломается старая геоэкономическая парадигма «Ближний Восток есть точка приложения жизненных американских интересов ввиду огромных нефтяных запасов, которые американцы там добывают». Но если даже этот регион теряет значимость, что уж говорить, например, о Каспийском море?

Нет, мы пока не может утверждать, что США отовсюду уходят – они всегда уходят, чтобы остаться. Дело в другом: если Трамп сохранит президентство после 2020 года (а вероятность очень высока), он сделает процесс глобальной переоценки ценностей необратимым. И тогда система американской внешней политики будет строиться не по критерию наличия или отсутствия нефтяных скважин в стране или регионе N., а по возможностям экспорта туда самой американской нефти или газа.

Европа хочет американской защиты от России? Прекрасно! Но пусть сначала купит американский газ! Аравийским союзникам США нужна защита от Ирана? Предоставим! Но сначала будьте добры «утопить» цены на нефть. И далее везде. Не знаю, хорошо это или плохо, но это данность сегодняшнего мира и наиболее вероятный сценарий будущего.

* Мнения автора, высказанные в блоге, не обязательно совпадают с позицией редакции Radio Europa Liberă

Часть 1

Читайте также:

Лебединая песня нефти? Часть 1 / Часть 2 / Часть 3

Дать газу. Турция теряет позиции в Восточном Средиземноморье

Încarcă mai mult

XS
SM
MD
LG