Linkuri accesibilitate

Ernest Vardanean

marți 22 ianuarie 2019

Calendar
ianuarie februarie martie aprilie mai iunie iulie august septembrie octombrie noiembrie decembrie

Победа исламистов в Египте оказалась «скороспелой» и слишком скандальной. С места в карьер «Братья-мусульмане» принялись ущемлять христианское коптское меньшинство, которое составляет 10% населения и играет заметную роль в культурной и экономической жизни. Кроме того, исламисты отказались от компромиссов с другими политическими силами, чем вызвали негодование среди умеренных политических сил.

Наконец, против «Братьев» были жестко настроены военные круги, которые со времен Гамаля Абделя Насера играли существенную роль в жизни страны и фактически, по примеру кемалистской Турции, были опорой светского режима. Люди в погонах стали готовиться к реваншу, который осуществился летом 2013 года: после многомиллионных митингов протеста власть «Братьев» была свергнута, а президент Мухаммед Мурси арестован. В мае 2014 года новым лидером страны по итогам выборов стал фельдмаршал Абдул-Фаттах ас-Сиси, бывший до этого министром обороны и вице-премьером.

Фактически в Египте произошла реставрация военного светского режима, но в народе послышался вздох облегчения: всего за три года 100-миллионная страна была доведена до банкротства, туристическая отрасль несла огромные потери, а постоянные репрессии со стороны исламистов вот-вот разожгли бы гражданскую войну. «Арабская весна» в ее исламистском исполнении в отдельно взятой стране потерпела поражение. Интересное сравнение: в Тунисе и Египте сейчас относительное спокойствие и стабильность, но в первом случае это результат победы революции, кратковременной и в меру безболезненной, а во втором случае – по причине поражения революции, но уже насильственной и продолжительной.

Добавлю личные наблюдения после прошлогодней поездки в Шарм-аш-Шейх. Курортная зона на юге Синайского полуострова находится под усиленной охраной военных и полиции. Повсюду блокпосты с вооруженными людьми и служебными собаками, натасканными на поиск взрывчатки. Это объясняется тем, что совсем рядом, на севере Синая, окопались группировки джихадистов. Есть версия, что именно они, присягнувшие ИГИЛ, причастны к уничтожению российского самолета над Синаем в октябре 2015 года. По этой причине лайнеры заходят на посадку в аэропорту Шарм-эш-Шейха не над полуостровом, а над основной территорией Египта, то есть вдоль Нила и над Каиром, затем берут курс на восток и садятся со стороны Красного моря (залив Акаба).

Туризм – одна из важнейших статей дохода Египта, а Шарм-аш-Шейх – главная жемчужина, поэтому фельдмаршал ас-Сиси уделяет большое внимание развитию курортного региона, где, в частности, поощряются инвестиции в строительство. В декабре 2017 года в городе прошел Панафриканский саммит. Правда, по иронии судьбы, Синайский полуостров относится к Азии, но президента-фельдмаршала это не смутило – развитие важнее географических нюансов.

Кроме того, новый глава Египта организовал постройку всего за один год канала-дублера Суэцкого канала, который расширил возможности судоходства и улучшил транспортную инфраструктуру в регионе. А самый амбициозный проект – объявление в 2015 году о начале строительства новой столицы, которая должна вырасти в 20 км к востоку от района Новый Каир. Новый мегаполис, как ожидается, будет иметь до 5 млн. населения, что позволит снизить нагрузку с 20-миллионного Каира.

Словом, Страна пирамид вернулась к спокойной жизни, хотя, безусловно, трудности не улетучились взмахом волшебной палочки. Коррупция, бедность и экологические проблемы по-прежнему актуальны для Египта. Терроризм всё еще угроза номер один, причем не только со стороны джихадистов на Синае, но и из соседней Ливии, где государство попросту развалилось на враждующие группировки. Время от времени террористы совершают нападения на коптов. Но сегодняшний Египет – это значительно «повзрослевшее» общество (смешно говорить такое о стране с историей в 6000 лет, но всё же). На президентских выборах 2018 года фельдмаршал получил 97% голосов, он воспринимается как спаситель страны от исламистов и гарант стабильности. Поэтому в уверен, что, появись завтра какая «заявка» на революцию, военный режим и народ этого не допустят. Намитинговали…

Однако не всем повезло вылезти из ямы, как Тунису и Египту. То, что произошло и продолжает происходить в Ливии, Йемене и Сирии, иначе как катастрофой не назовешь. Есть еще Ирак, но туда «весна» пришла вместе с американцами в 2003 году, а потом снова нагрянула летом 2014 года на «шахидмобилях» ИГИЛ, но об Ираке, а также о Сирии мы поговорим отдельно.

Как хорошо знают уважаемые читатели, на Арабском Востоке никого не удивишь правителями-долгожителями, которые даже в условиях «почти» демократических республиканских режимов европейского образца умудряются получать «красивые» результаты на выборах. Бен Али правил Тунисом больше 23 лет, Мубарак в Египте – 29 лет. Абдельазиз Бутефлика возглавляет Алжир почти 20 лет, Али Абдалла Салех был президентом Северного Йемена с 1978 по 1990 год, а с 1990 по 2012 годы возглавлял единый Йемен. Омар аль-Башир правит Суданом с 1989 года, а Сирию с 1970 года возглавляет династия Асадов – Хафез до 2000 года, после него – сын Башар. Саддам Хусейн руководил Ираком с 1979 по 2003 годы. Но абсолютным рекордсменом был глава Ливийской революции, полковник Муаммар Каддафи. Возглавив Ливию в возрасте 27 лет, он правил страной 42 года, с 1969 по 2011-й.

17 февраля 2011 года «арабская весна» дошла до Ливии. Там, в общем-то, не надо было ничего придумывать: Муаммара Каддафи в западной прессе давно называли тираном, что, однако, не мешало многим европейским странам вести с ним дела. Есть даже версия, что «диктатор» финансировал президентскую кампанию Николя Саркози в 2007 году. Спустя четыре года тот «в благодарность» первым потребовал военного вмешательства в Ливии.

Нелишним будет напомнить, что Джамахирия при Каддафи была одной из самых развитых стран Африки. Обладая огромными запасами нефти и газа и контролируя доходы от их эксплуатации, республика при относительно небольшом населении могла позволить себе высокоразвитую и эффективную систему здравоохранения, социальной защиты, да еще помогать деньгами половине стран Черного континента. Какая еще африканская страна могла бы похвастаться бесплатной квалифицированной медициной, бесплатным образованием, огромными социальными пособиями для молодых семей?

Но радовались этому не все. Во-первых, Каддафи конфликтовал с теократическими монархиями Персидского залива, заодно преследуя местных салафитов и других исламистов, которым покровительствовали режимы на Аравийском полуострове, «справедливо» желавшие отомстить полковнику. Во-вторых, он не позволял западным компаниям забирать львиную долю нефтегазовых доходов – смертный грех, знаете ли. В-третьих, помогая Африке, Ливия создала неформальный альянс под сенью светского арабского социалистического национализма (не удивляйтесь, так тоже бывает), а это была серьезная заявка на континентальную гегемонию, что никак не могло понравиться США и Европе.

Продолжение следует

* Мнения автора, высказанные в блоге, не обязательно совпадают с позицией редакции Radio Europa Liberă

14 января 2011 года ушел в отставку президент Туниса Зин аль-Абидин Бен Али. Он предпочел бежать из страны и укрылся в Саудовской Аравии, где получил политическое убежище и проживает до сих пор. В новейшей истории Ближнего Востока, Северной Африки и арабского мира эта дата неофициально считается днем начала «арабской весны».

Строго говоря, за точку отсчета надо принимать 17 декабря 2010 года, когда в Тунисе уличный торговец Мухаммед Буазизи совершил акт самосожжения в знак протеста против произвола полиции и коррупции чиновников. Вспыхнувшие вслед за этим беспорядки поначалу не воспринимались в мировой прессе как что-то далеко идущее – мало ли на свете массовых акций, тем более в неспокойном арабском мире. Но именно отставка и бегство Бен Али показали, что это больше, чем просто манифестации пресловутой «арабской улицы». События зимы 2011 года и всё, что за этим последовало, ворвались в медиа-пространство, чтобы остаться там до сегодняшнего дня.

Итак, что такое «арабская весна», почему она важна, чем она опасна и чем всё это закончится, если вообще закончится? Над ответами бьются политологи, социологи, экономисты, историки, культурологи, востоковеды, исламоведы, СМИ и спецслужбы десятков стран мира. Но что бы они ни утверждали, подавляющее большинство рано или поздно приходят к одному выводу: романтизированная «весна» привела к хаосу и «зиме», потепления в которой пока не видно.

Мог ли знать несчастный тунисский торговец, что его отчаянный жест будет восприниматься в истории сродни сараевскому убийству 28 июня 1914 года? Конечно, я не могу допустить упрощенчества, напрямую увязывая весь этот восьмилетний хаос с одним публичным актом самоубийства. Но логика развития тех событий очевидна как никогда: было социальное напряжение в народе, было безразличие элиты, чиновничьего класса и силовых структур – и «из искры возгорелось пламя». Другое дело, что стремительное распространение пожара «арабской весны» наводит на мысли о рукотворности процесса. Однако к этому нюансу мы еще вернемся.

Вероятно, уставшее от авторитарных коррумпированных режимов население арабских стран было вдохновлено внезапным падением Бен Али, правившего Тунисом с 1987 года. Несмотря на масштабность акций в декабре 2010-январе 2011 года, протесты в Тунисе были относительно мирными и практически бескровными, если не считать немногочисленных погибших в ходе столкновений с полицией. «А чем мы хуже?» - подумали соседние народы и поднялись на борьбу. В целом волнения охватили все без исключения арабские страны, от Марокко до Омана. Однако в большинстве из них манифестации были слабыми, немногочисленными, либо властям удалось подавить их или же пойти на уступки протестующим.

К слову, в Тунисе с момента ухода Бен Али воцарилось относительное спокойствие, если не считать нескольких политически мотивированных убийств и отдельных проявлений недовольства – сущий пустяк в сравнении с Ливией, Сирией или Йеменом. Сейчас в Тунисе сложился довольно устойчивый компромисс между умеренно исламистской партией «Ан-Нахда» и светским правительством, которое, следуя требованиям людей, правит согласно примечательному лозунгу «Ни платков, ни мини-юбок». Более того, это государство получило статус союзника США вне НАТО и пользуется американским покровительством. Такой привилегии теперь нет даже у Египта, который до свержения Мубарака был одним из ключевых партнеров США в регионе.

Правда, было бы наивно утверждать, что Тунис с тех пор процветает и бед не знает. Во-первых, как утверждает региональная и европейская пресса, социальные проблемы никуда не делись, а местами и обострились. Во-вторых, наличие беспокойного соседа – Ливии, где государство де-факто развалено, создает Тунису массу проблем. В-третьих, в стране действует довольно мощная ячейка «Исламского государства», которое время от времени устраивает теракты, направленные преимущественно на подрыв туристической отрасли. Причем, что интересно, именно Тунис занимает первое место по числу «поставщиков» боевиков в ряды ИГИЛ.

Вернемся в 2011 год. Обрадованные примером Туниса, на борьбу поднялись жители Египта. Каирская площадь Тахрир стала символом протеста против тирании, коррупции и авторитаризма, как писала в те дни западная пресса. С 25 января главная площадь египетской столицы стала местом бессрочных акций протеста. Жертв, к сожалению, было очень много – уже по завершении этих событий власти Египта насчитали более 800 погибших. Эскалация насилия не могла не вызвать жесткой международной реакции: тогдашний президент США Барак Обама призвал Хосни Мубарака «начать процедуру передачи власти», Турция и Иран открыто поддержали оппозицию, европейские страны осудили насилие, но не стали открыто поддерживать ни одну из сторон. Только Саудовская Аравия поддержала власти Египта.

Тем не менее, 11 февраля Мубарак, правивший Египтом после убийства Анвара Садата в 1981 году, заявил о своей отставке. Власть в стране перешла к Высшему совету вооруженных сил. Однако стабильности это не принесло: революцией воспользовались исламисты в лице основанной еще в 1928 году и впоследствии запрещенной организации «Братья-мусульмане». Очень скоро начались столкновения между исламистами и многочисленными в стране христианами-коптами. В Египте установилось двоевластие: формально правящий военный Совет, который слабо контролировал ситуацию, и активные исламисты, которые в итоге и взяли власть на парламентских выборах в июне 2012 года. Новым президентом был избран ставленник «Братьев-мусульман» Мухаммед Мурси.

Продолжение следует

* Мнения автора, высказанные в блоге, не обязательно совпадают с позицией редакции Radio Europa Liberă

Încarcă mai mult

XS
SM
MD
LG