Linkuri accesibilitate

«Надоела гомофобная пропаганда». Традиционная семья и ее ценности (ВИДЕО)


Приемные родители Александр и Елена Шуклины

В Госдуму РФ был внесен законопроект, запрещающий трансгендерным людям вступать в брак и усыновлять детей. "Законопроект прекращает практику заключения брака между лицами одного пола, в том числе сменившими пол, и, соответственно, усыновление такими парами детей", – сообщила член Совета Федерации Елена Мизулина агентству ТАСС.

Законопроекты, предложенные Еленой Мизулиной и другими чиновниками, в том числе запрещают признавать в России однополые браки, заключенные за границей. Правозащитники и ЛГБТ-активисты считают эти инициативы дискриминационными. Чиновники объяснили необходимость таких мер неким “общественным запросом на сохранение традиционных семейных ценностей, укрепление и защиту институтов семьи и брака”.

Гетеросексуальная пара Елена и Александр Шуклины записали ролик в поддержку ЛГБТ-семей и разместили на своем YouTube-канале, посвященном приемному родительству. “Мы с вами прекрасно знаем, какие условия созданы в российских детдомах. И наше правительство решило еще больше ограничить круг лиц, которые могут забрать оттуда детей. Несправедливо ограничить”, – так начинается ролик Александра и Елены Шуклиных. Вот что они рассказали в интервью Радио Свобода.

– В большинстве роликов, размещенных на вашем канале, вы говорите о сложностях, с которыми сталкиваются приемные родители и дети. Почему вы решили записать ролик против дискриминации ЛГБТ-людей?

Александр:

ролик о геях-родителях вызвал у меня чувство отвращения. Поэтому я решил, что нельзя молчать

– Надоела гомофобная пропаганда. Люди-ЛГБТ в медийном пространстве постоянно выставляются как необыкновенное и страшное зло, с которым мы якобы боремся. Гомофобной риторикой прикрывают весь негатив: в США зарплаты больше, но зато там геи, в Германии социальная поддержка лучше, но там разрешены однополые браки. Последней каплей, которая переполнила мое терпение, была реклама поправок к Конституции. Помните этот ролик, где геи забирают мальчика из детского дома? Это очень грубая попытка навязать свое мнение о поправках к Конституции с помощью ненависти. Меня возмутило, что изменения в Конституцию, а Конституция для меня – это святое, пытаются пропихнуть под эгидой ненависти к людям-ЛГБТ. Отвратительных роликов о людях-ЛГБТ было много. Но если сюжет, где звучала фраза “гей на передержке”, заставил меня задуматься о психическом здоровье его создателей, то ролик о геях-родителях вызвал у меня чувство отвращения. Поэтому я решил, что нельзя молчать.

– Но дискриминация людей-ЛГБТ не имеет прямого отношения к вашей семье. Почему вас волнует эта тема?

Александр:

Я против лишения людей-ЛГБТ возможности вступать в брак и становиться родителями

– Ролик я решил выложить, потому что меня, гетеросексуального цисгендерного женатого мужчину, приемного отца, религиозного человека, видимо, считают целевой аудиторией таких убогих роликов. Но у меня нет ненависти к людям-ЛГБТ. И у большинства моих знакомых нет ненависти к негетеросексуалам. Получается, что если я молчу, то соглашаюсь с идеями гомофобной пропаганды.

Елена:

– Я против лишения людей-ЛГБТ возможности вступать в брак и становиться родителями. И я не понимаю, почему граждане, которые ничего плохого не сделали, должны быть ограничены в своих правах с юридической точки зрения. Возможность официально заключить брак с любимым человеком дает право не свидетельствовать против него в суде, находиться рядом с ним в реанимации и представлять его интересы.

– Александр, канал о приемном родительстве ведет Елена, почему ролик в поддержку ЛГБТ-семей записали вы?

Александр:

– К сожалению, у меня создается впечатление, что люди относятся менее серьезно к высказываниям женщин на общественно-политические темы.

Елена:

– Я после комментариев, которые получила, выложив ролик, решила записать второй, уже от своего лица. Меня возмутила реакция некоторых зрителей блога, и я решила им ответить.

– Как восприняла ваше антигомофобное высказывание аудитория блога?

Александр:

– Лайков у ролика больше, чем дизлайков. Под роликом много негативных комментариев, не потому что адекватных людей меньше, чем гомофобов, а потому что гомофобы более активно высказывают свою позицию. Я в ролике выразил нейтральную позицию: люди-ЛГБТ должны иметь равные со всеми права. Большинство моих друзей и знакомых с этим согласны. Кто-то из знакомых не стал разговаривать с нами на эту тему, но многие нас поддержали.

Елена:

– Аудитория моего блога – приемные мамы, женщины 40 лет и старше. Я думаю, многие из них не понимают, кто такие ЛГБТ. Критики нашей позиции не обладают знаниями, чтобы судить о людях-ЛГБТ. Мне присылали ссылки на какие-то странные исследования. Но нет исследований, которые бы с точностью 100% доказали бы причину формирования сексуальной ориентации человека. Для меня эта причина не очень важна. Я считаю важным оставаться людьми и видеть в человеке в первую очередь человека, а не его национальность, сексуальную ориентацию и религиозные взгляды.

Я считаю важным оставаться людьми и видеть в человеке в первую очередь человека

– Владимир Путин несколько раз говорил, что в России нет дискриминации по признаку сексуальной ориентации. Но в России не разрешены однополые браки. Уже давно людям, которые состоят в однополых браках, запрещено усыновлять и брать под опеку детей. Проект поправок в Семейный кодекс вводит новые ограничения для ЛГБТ-людей. Что вы об этом думаете?

Александр:

Я категорически против запрета однополых браков и не понимаю, в чем может быть причина такого запрета. Нет подобному запрету объяснения с точки зрения здравого смысла. Я считаю, что однополые пары должны иметь возможность усыновлять детей. Я предполагаю, что гомофобная пропаганда сильно воздействует и на детей, а главная задача органов опеки защищать интересы ребенка. То есть в случае с людьми-ЛГБТ соцработники должны более аккуратно подбирать детей, чтобы не вызвать дополнительного стресса, но это не повод запретить эту практику вовсе. Совместимость приемных родителей и ребенка, которого они собираются забрать, очень важна. Я думаю, из-за того, что недооценивается фактор совместимости, детей часто возвращают в детский дом, а это ужасно.

– Как вы думаете, гомофобным законам и гомофобной риторике удалось добиться своих целей?

Александр:

С каждым годом, несмотря на гомофобную пропаганду, а может быть, благодаря ей, люди начинают спокойнее относится к ЛГБТ. Шесть лет назад я бы не стал записывать такой ролик. Я не был гомофобом, но мне было бы как-то неудобно об этом говорить. А сейчас ЛГБТ вошли в информационное поле, и люди привыкли к этой теме. Некоторые пользователи писали, что с ЛГБТ в России все нормально, проблем нет. Мы специально под роликом разместили ссылки на тексты, описывающие преступления против людей-ЛГБТ. Этими ссылками мы показали аудитории канала, что человека-ЛГБТ в России могут убить, а убийца останется безнаказанным.

– Как вы думаете, в чем цель гомофобной пропаганды?

Елена:

Наверное, перевести внимание с более глобальных проблем на внутреннего врага в лице ЛГБТ. Государство пытается сплотить народ, который не хочет поддерживать дурацкие законы, которые принимают в последнее время, вокруг мифических недоброжелателей в лицей негетеросексуалов.

Александр:

Я не понимаю, почему из-за предрассудков, которым нет места в современном мире, дети должны лишаться возможности жить в семье

Я думаю, что наше государство пытается решать все проблемы с помощью запретов. В 2012 году был принят "закон Димы Яковлева", запрещающий усыновлять российских детей гражданами США. Позже запретили усыновлять детей в страны, где разрешены однополые браки. Дима Яковлев погиб из-за того, что приемный отец, гражданин США, оставил его в закрытом автомобиле. После этого было бы логичным наладить отношения со странами Европы и США, чтобы лучше контролировать судьбу детей, усыновленных иностранцами. Но вместо этого запретили усыновление гражданами тех стран, где соблюдаются права ЛГБТ. Я считаю, что иностранцы и люди-ЛГБТ должны иметь возможность усыновлять и брать под опеку российских детей. Детские дома переполнены, из-за кризиса людей, не способных заботиться о детях, станет еще больше. Я не понимаю, почему из-за предрассудков, которым нет места в современном мире, дети должны лишаться возможности жить в семье.

– Законопроект, где есть новые ограничения для людей-ЛГБТ, по словам его создателей, призван укрепить институт семьи. Какая поддержка вам как семье нужна от государства?

Александр:

Мы со всем справляемся сами. Нам нужно, чтобы из закона убрали все людоедские статьи и чтобы в России действовало верховенство права, адекватного права, а не такого, как сейчас.

Елена:

У нас хорошая семья, нас укреплять не надо. Нужна помощь тем семьям, у которых много проблем. И важно, чтобы чиновники помогали людям, решившим взять детей из детского дома, а не создавали новые сложности. Семье в России нужен индивидуальный и человечный подход со стороны государства.

Семье в России нужен индивидуальный и человечный подход со стороны государства

Александр:

Моя знакомая воспитывала ребенка своего мужа с младенчества. Когда муж умер, к ней пришла опека и сказала, что они заберут в детский дом этого ребенка, потому что знакомая формально не была его матерью. Она даже представить себе такое развитие событий не могла. Этой женщине пришлось посещать школу приемных родителей, которая находилась далеко от поселка, где она жила, чтобы получить право стать опекуном ребенка, для которого она де-факто была самым близким человеком. Я считаю эту ситуацию абсурдной.

– Почему вы решили создать канал на тему приемного родительства?

Елена:

Мне трудно далось приемное родительство. Полуторагодовалую девочку из детского дома мы взяли, когда нашей биологической дочери был всего год. Мне сейчас 23 года, а тогда было еще меньше. Я хотела поделиться своими трудностями и получить поддержку. Но приемные родители в сообществах, где я пыталась общаться, стеснялись говорить о сложных чувствах, которые вызывают дети, из-за чего мне начало казаться, что я не справляюсь. Тогда я решила создать свой канал, где можно честно и открыто обсуждать приемное родительство.

– Как вы решили взять ребенка из детского дома?

Елена:

В 19 лет я узнала, что меня удочерили. Меня нашла моя младшая сестра через социальные сети. Я всю жизнь думала, что живу в родной семье, но оказалось, что у меня есть биологическая мать и сестра. Мать отдала меня на удочерение, а сестру оставила себе. С сестрой мы начали поддерживать отношения. Она родила дочь в 17 лет, но не смогла ее содержать, и девочка попала в дом ребенка. Мы решили удочерить мою племянницу.

– Вы много на своем канале говорите о том, что нужно отменить тайну усыновления. Почему?

Елена:

нечестно скрывать от ребёнка его происхождение

В первую очередь, из-за моей собственной истории. Я узнала о том, что приемная, будучи уже взрослой, когда сама ждала ребенка. Для меня эта новость стала тяжелым испытанием, которое я прошла только благодаря помощи мужа. Позже выяснилось, что все вокруг знали, что я приемная. Я росла с каким-то смутным чувством, что со мной что-то не так. Иногда соседи спрашивали, почему я не похожа на своих родителей, в другой раз неприятная женщина сказала, что я пошла в свою непутевую мать, имея в виду биологическую, а я испугалась, ведь моя мама казалась мне почти святой. Я очень хочу, чтобы приемные родители поняли, что лучше сказать ребенку о том, что он приемный, как только он сможет это понять, и помочь ему принять это.

– То есть вы считаете, что статью Семейного кодекса РФ, гарантирующую тайну усыновления, надо отменить?

На мой взгляд, нечестно скрывать от ребёнка его происхождение. Тем более что скрыть усыновление почти невозможно: либо приемный родитель расскажет правду, либо это сделают соседи, возможно, в самый неподходящий для такой новости момент. Я считаю, что закон о тайне усыновления позволяет родителям уходить от ответственности, и его надо отменить. Я уверена, что во многих вопросах людям и обществу в целом лучше выбирать честность и открытость.

XS
SM
MD
LG