Linkuri accesibilitate

«Отчет Kroll — это результат мощнейшего давления внешних партнеров»


Вячеслав Негруцэ

Вячеслав Негруцэ — о краже миллиарда и конечных бенефициарах

Сразу же после обнародования отчета Kroll-2 проблема «кражи века» вновь стала темой десятков публикаций. Какие ожидания оправдали детективы Kroll, какие вопросы остались без ответа, почему некоторые аналитики воспринимают отчет Kroll-2 с изрядной долей скепсиса и даже иронии? Своим мнением со Свободной Европой поделился эксперт Transparency International, бывший министр финансов Вячеслав Негруцэ.

Свободная Европа: Насколько обоснована, с вашей точки зрения, полемика, участники которой критически оценивают отчет Kroll-2 и не только указывают на определенные упущения, но и в принципе оспаривают необходимость привлечения иностранной компании к подобному расследованию?

Вячеслав Негруцэ: Я бы двигался от обратного: допустим, что отчет Kroll не обнародован. И в этом случае возникает вопрос: а было бы наше общество более разносторонне, более широко, более внятно проинформировано о случившемся? Представим себе, что этого отчета, этой работы вообще не было. И что тогда?

Местные органы уголовного преследования владеют всей полнотой информации и отлично понимают всю картину

А тогда прокурорам было бы чрезвычайно комфортно, и никто бы не заставлял их выходить с разъяснениями по поводу того, куда же пропал миллиард! Только внимательный наблюдатель заметил, что лишь после появления отчетов Kroll-1 и Kroll-2 прокуроры как-то почувствовали себя обязанными выходить с определенными комментариями, пусть это и сводилось к утверждениям о том, что «все это лишь беллетристика», что приведенные имена неточные, и что «нужно проверить всю информацию».

Должен заметить, что в общественном пространстве отсутствуют документы, которые дали бы возможность объективно оценить, насколько хорош или плох этот отчет. Прежде всего, речь идет о технических условиях заказа. Нам неизвестно, какие задачи поставил Нацбанк перед компанией Kroll, ответы на какие вопросы хотел получить НБМ. Если этот документ будет опубликован, нам будет легче понять, насколько качественной была работа детективов, ответили ли они на все вопросы, которые поставила перед ними Республика Молдова в лице Нацбанка.

Второе: мы не знаем содержания и условий договора, не знаем, что именно предусматривают положения контракта, сколько он стоил Молдове. Но не понимая всего этого, трудно давать объективную оценку работе детективного агентства. Так что, возвращаясь к тому, с чего начал, я еще раз подчеркиваю: отчеты компании Kroll позволили всем нам составить определенное мнение, понять, в той или иной степени, что же тогда произошло.

Свободная Европа: Например, говорят, что предыдущая власть обратилась к компании Kroll для того, чтобы сместить акценты, поменять общественное восприятие, что, мол, соответствующие госструктуры и так обладали всей необходимой информацией и могли провести собственное расследование.

Вячеслав Негруцэ: Разумеется, местные органы уголовного преследования владеют всей полнотой информации и отлично понимают всю картину произошедшего. Другой вопрос – почему они не провели адекватного расследования банковского мошенничества? Почему они пытались, с одной стороны, давать определенные интерпретации, а с другой – скрывать некоторые факты?

Несомненно, и в прокуратуре, и в Kroll имена бенефициаров известны. Список офшорных компаний предполагает наличие имен

Все, что случилось – то, что изложили детективы в первом отчете – основано на информации Нацбанка Молдовы. Следовательно, не будь отчета Kroll-1, мы бы и знать не знали о том, что, по сути, определенная группа граждан прибрала к рукам и взяла под контроль три молдавских банка – несмотря на то, что Нацбанк об этом знал! Не будь первого отчета Kroll, никто бы и не узнал, что в трех банках [BEM, Banca Sociala и Unibank] велись согласованные действия и принимались согласованные решения. И второе: работа местных следователей, по сути, свелась к попыткам придать делу определенное направление, следуя практике, давно сложившейся в прокуратуре.

На самом деле компания Kroll – и я на этом настаиваю! – отталкивалась от информации, которой и так обладали молдавские власти. В 2015 году, когда правительство обратилось к детективному агентству для проведения расследования, это же была не инициатива правительства. Отчет Kroll – это результат мощнейшего давления со стороны внешних партнеров по развитию, прежде всего, Международного валютного фонда, который пытался понять, что случилось в 2014-м.

Свободная Европа: Да, как раз хотела спросить, г-н Негруцэ, почему все-таки эта власть, которую подозревают в причастности к «краже века», обратилась к детективам, коль скоро она могла «заказать» любой отчет и любое заключение местным следователям, местным правоохранительным органам? Вы хотите сказать, что это было сделано под давлением внешних факторов?

Вячеслав Негруцэ: Да, однозначно, и об этом всем прекрасно известно. Те, кто занимался этим вопросом, могут подтвердить: все это – результат давления со стороны, в частности, МВФ, который потребовал от молдавского правительства в срочном порядке разобраться с тем, что произошло в банковском секторе в 2014 году. Разумеется, было и давление изнутри, граждане тоже хотели получить ответы на свои вопросы, и с их стороны тоже оказывалось давление на правительство.

Детективное агентство Kroll – это частная компания, она делает то, что ее попросили

Разумеется, витало много надежд, что компания Kroll проведет расследование и прояснит все моменты, связанные с «кражей века». Увы, даже получив итоги расследования, которое, уверяю вас, обошлось Молдове в круглую сумму – даже тогда государственные институты продолжали имитировать расследование, отводя внимание в сторону от некоторых бенефициаров. Помните знаменитую фразу: «90% – это честные люди»?.. Порою система вообще работала так, чтобы не мешать выводу из страны украденных средств и позволить замести следы. А сейчас время упущено, и выяснить все гораздо труднее.

Свободная Европа: А кто все-таки должен назвать имена выгодоприобретателей? Или сформулирую вопрос более конкретно: насколько оправданы ожидания, что именно Kroll выйдет на конечных бенефициаров?

Вячеслав Негруцэ: Несомненно, и в прокуратуре, и в Kroll имена бенефициаров известны. Список офшорных компаний, представленный в первом и втором отчетах, предполагает наличие имен конечных выгодополучателей. Думаю, все упирается в технических условиях заказчика.

Свободная Европа: Но вы, зная профиль этой компании, можете предположить, какие задачи были поставлены?

Вячеслав Негруцэ: Да, я могу предположить, что эта компания проверила бенефициаров каждой офшорной фирмы, фигурирующей в том перечне, и представила их список компетентным органам Молдовы. Известна фраза бывшего премьера, что, мол, «90% упомянутых в отчете людей — абсолютно честные», это же не с потолка взято! Значит, список видели, значит, пытались иронизировать над той информацией, которую предоставила компания Kroll.

Свободная Европа: Хочу уточнить: неужели кто-то мог повлиять на расследование Kroll? Некоторые эксперты не исключают, да и вы сейчас дали понять, что на компанию могли повлиять заказчики – не так расставив акценты технического задания, дозируя информацию, утаивая некоторые сведения?

Вячеслав Негруцэ: Детективное агентство Kroll – это частная компания, она делает то, что ее попросили, работает за определенную цену. Соответственно, поставленное задание и заключенный договор устанавливают пределы компетенций компании. Это значит, что заведомое искажение отчета могло быть заложено именно там, в техническом задании, с помощью попыток ограничить определенную информацию или получить результаты, которые кое-кого устраивают…

Интерес широкой общественности – узнать как раз имена конечных бенефициаров!

Свободная Европа: Но чем объяснить уклончивость агентства, кода дело дошло до обнародования отчета? Или никакой уклончивости не было, как считает, например, член парламентской комиссии по расследованию нарушений в банковском секторе Александру Слусарь?

Вячеслав Негруцэ: Это связано с требованиями конфиденциальности или той информацией, которую можно использовать в дальнейшем. Ведь надо признать, что Kroll-1 и Kroll-2 – это лишь часть расследования, которое должны провести власти, возможно, это всего 60% от общего объема действий, которые должны были уже сделать представители прокуратуры. В компетенцию детективов входит проверка компаний и юрисдикций, отслеживание денег, но – не политических решений, которые принимались здесь, в Кишиневе, и которые позволили провернуть это мошенничество.

Свободная Европа: Иными словами, у прокуратуры было достаточно работы и до расследования Kroll – и после?

Вячеслав Негруцэ: И до, и после! Потому что нужно получить четкое представление обо всех нюансах, обо всех участниках аферы. Но увы, прокуроры…

Свободная Европа: И еще одно уточнение. Чем объяснить отсутствие информации о бенефициарах? И кто заинтересован в том, чтобы эта страшная тайна сохранялась?

Вячеслав Негруцэ: С моей точки зрения, отчеты Kroll, и первый, и второй, представляют интерес для ограниченного круга лиц – возможно, для прокуроров, экономистов, финансистов… А интерес широкой общественности – узнать как раз имена конечных бенефициаров! Эта возня, этот пинг-понг вызван, скорее, соображениями комфорта для определенных категорий выгодоприобретателей, ведь появление подобной информации в публичном пространстве может поставить их в затруднительное положение. Я говорю не только о тех, чьи имена уже известны, и не о тех, кого несложно вычислить. Я имею в виду и косвенных бенефициаров, аффилированных, в частности, с офшорными компаниями, которые фигурируют в отчете Kroll.

К мошенничеству причастны не только молдавские фирмы, но и российские, латвийские, эстонские...

Свободная Европа: То есть мы можем предполагать, что есть еще и список конечных бенефициаров?

Вячеслав Негруцэ: Думаю, да, есть. Потому что, как мы все видим, деньги прошли определенный путь, и часть средств вернулась обратно [в Молдову] – в виде различных концертов, в виде финансирования партий или предвыборных кампаний, вернулась с помощью различных приватизаций, государственно-частных партнерств, и так далее. В общем, можно предположить, кто является конечным бенефициаром средств, выведенных из банковской системы Республики Молдова.

Свободная Европа: Что вы имеете в виду?

Вячеслав Негруцэ: Я говорю о том, что в основе всей той деятельности, которая развернулась в Молдове в последние четыре года или пять лет, лежит именно эта финансовая составляющая – деньги, выведенные из молдавских банков.

С определенными категориями бенефициаров связан еще один момент, который нашел убедительное отражение в отчетах Kroll. К этому мошенничеству причастны не только молдавские фирмы, но и в значительной степени – российские, латвийские, эстонские, и подобные моменты так же заслуживают пристального внимания детективов. К сожалению, у нас эта составляющая выпала из поля зрения прокуроров, расследования в этом направлении не проводилось, хотя мы, граждане, имеем право знать все детали.

Свободная Европа: Видимо, это довольно влиятельные бенефициары, если они смогли сделать так, чтобы исчез список с фамилиями…

Вячеслав Негруцэ: К сожалению, это именно так.

Opinia dvs.

Arată comentarii

XS
SM
MD
LG