Linkuri accesibilitate

«В Америке мы не чувствуем себя чужими, как это было в России»


Тимофей Филатов в Калифорнии

Из Магнитогорска — в США. Рассказ эмигранта

Создатель оппозиционного паблика “Бузотеры” и бывший координатор народного штаба Навального в Магнитогорске Тимофей Филатов эмигрировал в США. Активисту пришлось бежать из России в мае, после того как на него возбудили уголовное дело по статье 280.1 УК РФ “Публичные призывы к осуществлению действий, направленных на нарушение территориальной целостности Российской Федерации”. Максимальное наказание по этой статье – до 5 лет лишения свободы. Для того чтобы попасть в США, Тимофею Филатову вместе с женой и маленькой дочерью пришлось переходить через американо-мексиканскую границу. В интервью Радио Свобода активист рассказал, почему решился на такой риск.

– Я никому не советую эмигрировать в США без визы. Миграционная политика этой страны ужесточается при Трампе, и исход такой авантюры нельзя предсказать. Нелегальная эмиграция – это трудный, долгий и опасный путь. Мы решились нелегально въехать в США, потому что у нас совсем не было времени, надо было срочно бежать из России.

– Вы давали мне интервью весной прошлого года, после того как полицейские вас избили, а вы пытались привлечь их к ответственности. Тогда вы говорили, что не собираетесь в ближайшее время эмигрировать. Почему передумали?

Силовики требовали дать показания на штаб Навального в Екатеринбурге, якобы сотрудники штаба организовали протесты против храма


В мае я поехал в Екатеринбург, чтобы принять участие в протестах против строительства православного храма в сквере. Когда я снимал акцию на телефон для паблика “Бузотеры”, сотрудники полиции схватили меня, избили и уволокли в автозак. Большинство задержанных отпустили домой, а я разговорился с полицейскими, рассказал им, что думаю о российской власти. Из-за этого разговора, видимо, на меня составили протокол по части 8 статьи 20.2 КоАП. Вечером следующего меня повезли в суд. В протоколе было много ошибок, но судья меня даже слушать не стал отправил на 15 суток в спецприемник.

– Это был ваш первый арест?

Первый такой долгий. Нас держали в ужасных условиях: в камерах была грязь и плесень. Во время задержания мне повредили колено, но медицинскую помощь отказывались оказывать. Я объявил голодовку в знак протеста против таких условий. Я смог рассказать СМИ, что происходит с задержанными и в каких условиях нас держат. После этого ко мне пришли сотрудники Центра “Э”. Они угрожали обвинить меня в массовых беспорядках и привлечь по 212 УК РФ. Силовики требовали дать показания на штаб Навального в Екатеринбурге, якобы сотрудники штаба организовали протесты против храма. Я взял 51-ю статью Конституции. Эшники ответили, что если я не хочу по-хорошему, то меня “укатают”. Когда я вышел из спецприемника, то узнал, что ко мне домой в Магнитогорске приходили сотрудники полиции и оставили повестку. Еще в 2017 году на меня возбудили уголовное дело по статье 280.1 УК РФ. Во время предвыборной кампании мы с коллегой раздавали газеты Навального. Нас задержали, изъяли мой мобильный телефон, потому что я пытался заснять весь этот абсурд, и сказали, что на меня возбудят уголовное дело за публичные призывы. Почти два года никаких действий по этому делу не было. А в мае этого года после моего освобождения из спецприемника я получил письмо из ОВД с информацией, что дело возбуждено.

– Почему вас обвинили по этой статье?

Я не знаю. Мне кажется бессмысленным рассуждать о логике силовиков. Она у них одна был бы человек, а дело найдется. После освобождения я понял, что надо срочно бежать из России. Выпустили меня в пятницу, а в выходные я уже улетел.

– В Магнитогорск не вернулись?

Нет, потому что меня могли задержать и арестовать. Я воспользовался выходными и улетел в Мексику один, потому что не знал, выпустят ли меня из России и как далеко я смогу уехать. Следом за мной уже полетели жена и дочь.

Тимофей Филатов в Калифорнии
Тимофей Филатов в Калифорнии

– Почему выбрали для эмиграции США?

В США нет экстрадиции с Россией. Америка это страна, в которой есть демократия и свобода выбора. А еще потому что Америка многонациональная страна, здесь гармонично живут мигранты из разных стран мира. И мы не чувствуем себя чужими, как это было в России.

– Как вы решились взять с собой жену и трехлетнюю дочь?

Я люблю свою семью, и я не мог оставить их в России. Жена помогала мне администрировать паблик “Бузотеры”. Она была заявителем на митингах и во всем меня поддерживает. Я эмигрировал, в первую очередь, потому что хочу быть рядом со своей семьей. Я хочу смотреть, как растет моя дочь, как она радуется жизни.

– Как вы переходили границу?

Мы приехали в Тихуану, потому что, на наш взгляд, это один из самых безопасных городов в Мексике. С помощью переводчика Google объяснили американским пограничникам, что мы политические беженцы из России. Но нас отправили ждать несколько месяцев своей очереди. Несколько месяцев мы ни с кем не общались, потому что боялись ареста и депортации в Россию. Когда мы снова пришли просить убежище, нас обыскали, забрали документы и отправили в камеры, которые находятся на пограничном пункте. Это что-то вроде наших КПЗ, только для эмигрантов. Камеры сейчас переполнены со мной в очень маленьком помещении сидели 19 человек. Мы спали на полу на ковриках для йоги. Я сидел отдельно, а жена с дочерью в другой камере. Нас кормили два раза в день и несколько раз водили в душ. Через 4 дня на нас надели браслеты, которые отслеживают перемещение, и выпустили в США.

В России я жил как в 37-м году: постоянно ожидал стука в дверь


– Почему вас не посадили в иммиграционную тюрьму?

По моим сведениям, в тюрьму отправляют только беженцев без детей. С детьми в тюрьму не отправляют, но все ситуации рассматривают индивидуально. Обычно решения по делам эмигрантов, которые сидят в тюрьме, принимают достаточно быстро. А решение нашего вопроса может затянуться на годы.

– Куда вы отправились, после того как перешли границу с США?

На выходе нас встретила представительница благотворительной организации Jewish family service и предложила помощь. Мы поехали с ней в приют для беженцев. В США много благотворительных организаций и очень развито волонтерское движение.

– Как выглядит приют, где вы сейчас живете?

Это приют для малоимущих, похожий на недорогой отель. В номере несколько кроватей, холодильник и санузел. Продукты мы получаем в фудбанках, одежду нам дали в благотворительной организации, дочь сейчас ходит в детский сад. Мы очень благодарны за помощь, но я жду, когда получу разрешение на работу. После этого я устроюсь на любую работу, чтобы как можно быстрее обрести финансовую независимость. В Магнитогорске у нас есть небольшой бизнес, я обеспечивал семью самостоятельно и не привык жить за чужой счет.

Комната в приюте для малоимущих, где сейчас живет Тимофей Филатов с семьей
Комната в приюте для малоимущих, где сейчас живет Тимофей Филатов с семьей

– У вас есть друзья и знакомые в США?

В процессе эмиграции я познакомился со многими хорошими людьми. Я благодарен им за советы и помощь, особенно Андрею Копшеву, бывшему сотруднику штаба Навального в Саратове. Он в 2018 году эмигрировал в США и уже получил политическое убежище.

– Как вы адаптировались к жизни в США?

После того как нас запустили в США, я практически сутки спал. Первое время мне было очень трудно расслабиться. В России я жил как в 37-м году: постоянно ожидал стука в дверь. В Америке безопасность ощущалось мной как пустота, и я впал в депрессию. Я сомневался в правильности своего выбора, думал, что можно было бы остаться в России и продолжить борьбу. В такие моменты я смотрел на дочь. Если бы меня посадили в тюрьму, дочь и жена остались бы одни в Магнитогорске, где трудно найти работу, чтобы выжить. Я бы себе этого не простил.

– Что вы отвечаете тем, кто осуждает вас из-за эмиграции?

Я понял, что большинству россиян наши усилия пока не нужны. Им нравится "стабилезец", который даёт сегодняшняя власть


Как я заметил, политэмигрантов осуждают люди, которые занимаются политической борьбой, не вставая с дивана. Такие диванные оппозиционеры хотят построить прекрасную Россию будущего за счет усилий других людей. Активисты к моему решению относятся с пониманием. Я три года своей жизни потратил, чтобы сделать Россию немного лучше. Я сделал все, что от меня зависело. В моем тюремном заключении нет никакого смысла я могу сделать гораздо больше на свободе. Тюремное заключение это потеря времени для меня и пустая трата денег налогоплательщиков. Я понял, что большинству россиян наши усилия пока не нужны. Им нравится "стабилезец", который даёт сегодняшняя власть.

Тимофей Филатов с женой Екатериной в Калифорнии
Тимофей Филатов с женой Екатериной в Калифорнии


– ​Вы разочарованы?

Я не жалею, что ввязался в политическую борьбу. Мои взгляды не изменились: я по-прежнему верю в прекрасную Россию будущего. Возможно, это иррационально, как любая вера. Православные верят, что они после смерти попадут в рай, а я верю, что россияне достойны жить в прекрасной России будущего. Я продолжаю администрировать паблик “Бузотеры” и сопереживаю событиям в России. Я очень хотел дождаться выборов в Мосгордуму. Я верил, что “Умное голосование” сработает, но преследованием участников московских протестов власть показала, что она не даст нам ни одного шанса легально изменить ситуацию в стране. В сентябре мне стало понятно, что чиновники могут с нами разговаривать только языком репрессий. Сейчас мне абсолютно ясно, что силовикам разрешили делать все бить людей на митингах, сажать невиновных, лишь бы сохранить нынешний режим. Боюсь, что у большинства активистов в ближайшее время будет два выбора: тюрьма или эмиграция.

У большинства активистов в ближайшее время будет два выбора: тюрьма или эмиграция

– Как восприняли ваш отъезд чиновники в Магнитогорске?

Глава города Сергей Бердников на встрече с медиками Магнитогорска, которые недавно вышли на пикеты из-за низких зарплат, вспомнил о моем отъезде. По данным журналистов издания “Верстов. Инфо”, Бердников сказал обо мне так: “Вот знаете, у нас здесь были борцы за экологию, Филатов вроде бы фамилия. Сегодня в Америке живет. Они боролись-боролись, потом получили определенную сумму – они спонсировались, направлялись – и потом исчезли. Я знаю, что ваши лидеры тоже подпитываются, ездят, получают. Я никого не хочу ни в чем обвинять”. Такие слова чиновник сказал врачам и фельдшерам, которые ежедневно спасают жизни. Почему Сергей Николаевич назвал меня экоактивистом, я не понял, я был прежде всего руководителем народного штаба Навального. Денег за эту деятельность мы не получали, наоборот, тратили свое время и средства, чтобы наша страна пошла путем демократии. Я думаю, что чиновники не решают проблемы в сфере здравоохранения, а, как всегда, перекладывают ответственность на Запад и мифических иноагентов.

– До эмиграции вы были за границей?

Только в Украине и Казахстане.

– Какое впечатление на вас произвела Америка?

Я все не могу привыкнуть к безопасности, к тому, что не надо бояться полицейских. Очень странно осознавать, что никто из них не может законопослушного человека задержать, арестовать, избить и придумать уголовное дело за инакомыслие. Я своими глазами вижу и ещё больше понимаю, на сколько наша страна отстала от всего цивилизованного мира. Очень сильное впечатление на меня произвел Тихий океан, но его красоту бессмысленно описывать. Океан надо увидеть собственными глазами.

Vezi comentarii

XS
SM
MD
LG