Linkuri accesibilitate

"Гэбисты умеют душить". Метастазы бандитского Петербурга


Владимир Путин, коллаж

В ноябре, когда бизнесмен Максим Фрейдзон вернулся в нью-йоркскую квартиру, которую он снимал через сервис Airbnb, он обнаружил, что в ней побывали грабители. У него были похищены телефоны, компьютеры, флешки, после чего он лишился доступа к своей электронной почте и аккаунтам в соцсетях. Пропала и часть документов по судебным делам, которые ведет Фрейдзон, подававший иски к крупнейшим российским компаниям на территории США и Великобритании. Фрейдзон неоднократно выступал с критикой режима Путина и предполагает, что к краже причастны российские спецслужбы.

В начале 90-х Фрейдзон познакомился с процветавшим в Петербурге союзом бизнесменов, бандитов и чиновников городской администрации. Не последнюю роль в этом союзе играл Владимир Путин, председатель Комитета по внешним связям мэрии.

Максим Фрейдзон, 1992
Максим Фрейдзон, 1992

В ту пору Максим Фрейдзон и его деловой партнер Дмитрий Скигин занимались нефтебизнесом в России, и на их глазах проходили операции, благодаря которым рождались состояния как петербургских бандитов, так и сотрудничавших с ними чиновников мэрии. Фрейдзон говорит, что дважды давал взятки Владимиру Путину: по его словам, будущий президент России получил 20 тысяч долларов, пустяки по сравнению с нынешними его доходами.

Путину нужно постоянно демонстрировать, что он "силен"

Максим Фрейдзон неоднократно говорил о том, что истоки нынешней агрессивной политики России следует искать в 90-х, когда Путин впервые получил доступ к большим деньгам и определился круг нынешних хозяев страны – в ту пору членов дачного кооператива "Озеро".

"В России идет крупная зачистка неугодных, – говорит Максим Фрейдзон. – Путин ведет себя в типичном бандитско-гэбэшном стиле 90-х. Люди ведь не меняются. Как и в 90-е, любая банда должна заявлять о себе наглыми и жестокими поступками по отношению к тем, кто проявляет к ней "неуважение", просто чтобы не потерять авторитет. Но если раньше они хоть как-то держали себя в рамках, то сейчас, после обнуления, ограничений не осталось, и дело Навального это ярко демонстрирует. В масштабах страны это террор и полное беззаконие по отношению к тем, кто неугоден режиму".

Столь же беспардонными методами агенты Кремля действуют и за границами России. Как раз в то время, когда у Максима Фрейдзона в Нью-Йорке похитили информационные носители, началась скоординированная хакерская атака на американские ведомства. Первоначально сообщалось, что целью хакеров были 40 правительственных агентств, аналитических центров, неправительственных организаций и IT-компаний, однако в конце декабря выяснилось, что кибератака затронула более чем 250 американских учреждений и компаний. В частности, ее целями стали министерство финансов и Национальное управление по телекоммуникациям и информации. Хакеры смогли проникнуть в компьютерные системы министерств финансов, торговли, энергетики, фирм, выполняющих оборонные заказы и занимающихся медицинскими исследованиями. Компания Microsoft сообщила, что злоумышленники получили доступ к внутренней информации о ее программном коде, но не смогли внести в него изменения.

Основной электорат, на который работает Путин, это "контора" и разные группы в ней

Цели хакеров располагались не только в США, но и в Канаде, Великобритании, Испании, Бельгии, Израиле, Мексике и ОАЭ. "Мы можем предельно ясно сказать, что в эту атаку была вовлечена Россия", – заявил госсекретарь США Майк Помпео. По его словам, для встраивания вредоносного кода в правительственные системы США были предприняты значительные усилия. Целью хакеров, по-видимому, "был сбор разведывательной информации". "Это представляет серьезную опасность, нейтрализация которой потребует продолжительных и настойчивых усилий", – говорится в совместном заявлении ФБР, Агентства по национальной безопасности, Агентства по кибербезопасности и управления директора Национальной разведки.

"Путин и его спецслужбы публично опозорились в истории с отравлением Навального. Думаю, хакерские атаки – это способ восстановить реноме после прокола. Впрочем, общая идея постоянно делать гадости Западу никуда не делась, – говорит Максим Фрейдзон. – Это способ заявлять о своём существовании. Как хулиган во дворе должен все время проявлять агрессию, чтоб не утратить "авторитет", так и Кремль должен постоянно заявлять о себе хакерскими атаками и другими агрессивным действиями, чтобы с ним считались в мире. Путину нужно постоянно демонстрировать, что он "силен". Опасается он только одного: породившую его организацию. От власти "контора" вряд ли откажется, а от дряхлеющего подполковника легко. Разных групп внутри ФСБ достаточно, да и подросло новое голодное поколение. Ну, а пожирание ослабевших – часть корпоративной этики. Думаю, его агрессивные демарши – это во многом способ доказать свою нужность и верность "идеалам" организации. Основной электорат, на который работает Путин, это "контора" и разные группы в ней. Пока ему удается угодить всем, он будет оставаться у руля. Думаю, нынче Путин находится в уязвимом положении".

Как повседневная практика "решения вопросов" отравление в Питере в 90-х использовалось часто

Максим Фрейдзон рассказывал Радио Свобода о том, как "услужливый приблатненный комитетчик" Владимир Путин за деньги отписывал петербургскую недвижимость деловым людям и требовал доли от участия в прибыльных проектах. "Преступники получали от Путина городское прикрытие и всяческое содействие, включая разрешения, лицензии и т. д., и, естественно, городские власти оказывали помощь в случае ареста кого-то из преступников". В частности, Путин отдал героям бандитского Петербурга порт в Ломоносове, который он курировал от мэрии. Это была часть военно-морской базы, где не было таможни и вообще какого-либо контроля. Пошел поток контрабанды, в том числе и тяжелых наркотиков. Колумбийский кокаиновый картель Кали нашел выход на российский рынок.

В "бандитском Петербурге" практиковались и отравления. Ядом (предположительно, полонием) был убит Роман Цепов, уголовный авторитет и знакомый Владимира Путина. Максим Фрейдзон полагает, что подобных отравлений было гораздо больше, особенно вокруг компании "Русское видео". Загадочной остается и смерть главы компании Дмитрия Рождественского.

эта инфернальная жуть соответствует нынешним российским понятиям о добре и зле

"Как повседневная практика "решения вопросов" отравление в Питере в 90-х использовалось часто, – говорит Максим Фрейдзон. – Этот метод требует известной профподготовки и доступа к веществам. Массово это началось на "Русском видео", там трудился начальником морского отдела (порт Ломоносов) полковник КГБ Владимир Грунин. В период расследования по "Русскому видео" полегло минимум 12 человек. Сердечные приступы, отравления неустановленным веществом и т. д. Грунин, я думаю, был большим специалистом в этой области. В дальнейшем травить стало повседневной практикой и ясным знаком, что работала "контора". Из моих знакомых последним отравили Николая Журавского. Грунин, полагаю, по сию пору курирует это направление в "коллективе", поскольку новых людей в столь деликатную область не допускают. Кстати, насколько я помню, Станислава Макшакова, которого считают руководителем команды отравителей Навального, я встречал в Питере в конце 90-х и начале 2000-х годов. Полагаю, Грунин и Макшаков знакомы. Люди, занимающиеся разработкой и профессиональным применением отравляющих веществ для решения реальных задач, немного, и, думаю, все друг друга хорошо знают. Как мне объясняли люди, когда-то связанные с этой жутью, для разработчиков "веществ" возможность полевых испытаний – редкая удача. Это возможность получения экспериментального опыта подбора доз, концентраций, способов нанесения и т. д. в реальной ситуации, при наличии конкретного "подопытного". В дальнейшем, само собой, закрытые доклады, статьи, диссертации и патенты по результатам "экспериментов". Отравить можно и из чисто академического интереса. Опыт-то бесценный. И эта инфернальная жуть соответствует нынешним российским понятиям о добре и зле. В Петербурге разработкой отравляющих веществ занимался ГИПХ. Интересно, что назначенная в 2013 году гендиректор ГИПХ Елена Козлова (в девичестве – Грязнова) была одноклассницей Владимира Путина".

Их беспокоит то, что я говорю  об участии Путина в отмывании кокаиновых денег в 90-х годах

Максим Фрейдзон после своих встреч с журналистами стал получать угрозы, но намерен и впредь рассказывать о преступных схемах, приносивших барыши нынешним хозяевам России. Угрожали и его семье. "Через близкое окружение, через жену, родственников и знакомых подвергают, мягко скажем, давлению. У моих родственников стали возникать различные неприятности по бизнесу. Я не склонен к паранойе, но, судя по угрозам, которые я получаю, ко мне проявляют повышенное внимание. Я получил несколько анонимных звонков: "Не в ту сторону полез, что ты, сволочь, делаешь, каких людей поминаешь". Угрожали убить. Гэбистов учат душить, и это они умеют. Похожая ситуация была в 2015-м, когда я начал говорить об участии Путина в бандитизме в Петербурге. Честно говоря, сам не очень понимаю, кому конкретно я наступил на хвост, потому что, естественно, не знаю всех перипетий. Думаю, что их беспокоит то, что я говорю об участии Путина в отмывании кокаиновых денег в 90-х годах".

Ситуация усугубляется тем, что на помощь чекистам, по мнению Максима Фрейдзона, закономерно приходит "пятая колонна" Кремля.

Даже в Америке чувствуешь себя незащищенным. Они могут просто взломать дверь и вынести всё, что им нужно

"К сожалению, среди русскоязычных бизнесменов, живущих в Америке, многие демонстрируют одобрение того, что делает Путин. Бизнес у них зачастую связан с Россией, и они обязаны проявлять лояльность. Сейчас любой бизнесмен, финансово связанный с Россией, потенциально подконтролен российским властям. Коррупционная идея, идущая сверху, подразумевает, что все будут подвешены на один крючок и любого могут шантажировать. Случаи эти не единичны, это общая ситуация для людей, финансово связанных с Россией. Естественно, что возможность получать хорошие заказы, безнаказанно приворовывать и выводить деньги на Запад требует оплаты по меньшей мере лояльностью и готовностью услужить властям. Иначе все, что нажито непосильным трудом, при попустительстве и совместно с чекистами, оказывается под угрозой. Недвижимость в Манхеттене и Нью-Джерси. Деньги на счетах в Европе и офшорных делавэрских партнершипах. Тут поневоле человек начинает плясать под дудку КГБ. Кнут и пряник. Или позволим зарабатывать, разрешим воровать и выводить деньги на Запад, или разрушим бизнес, привлечем за воровство и заодно сообщим об уклонении от уплаты налогов в Америке. Я знаю немало американских граждан, оказавшихся в такой ситуации и в той или иной форме являющихся проводниками "воли Кремля". Для меня самого, начиная с 2015 года, это означало постоянные попытки давления: "зачем тебе это надо, подумай о себе, ты испортишь жизнь себе и окружающим, не дай КГБ разрушить наши отношения, КГБ надо бояться, тебя убьют, смотри на вещи реально, надо договариваться, там тоже нормальные люди, с ними можно сотрудничать, посмотри на все с другой точки зрения и т. д.". Странно было все это выслушивать, находясь в Америке. Широкая база подконтрольных людей позволяет Кремлю действовать в самых разных сферах американской жизни и даёт возможность не только проводить хакерские атаки, но и непосредственно вмешиваться в события в США. У Кремля здесь много помощников. Единственное, на что можно надеяться, это на халатность исполнителей, как и случилось в деле Навального. К сожалению, сейчас даже в Америке чувствуешь себя незащищенным. Они могут просто взломать дверь и вынести всё, что им нужно. Или подсыпать яду в старые трусы".

XS
SM
MD
LG