Linkuri accesibilitate

Загнанные в тупик. Итоги новых выборов в Израиле


Биньямин Нетаньяху на переговорах с Владимиром Путиным в Сочи, август 2017 года

В Израиле подсчитывают голоса на первых в истории страны повторных выборах в Кнессет – парламент, на 120 мест в котором претендовали представители более чем 30 партий и блоков. Предыдущие выборы состоялись в апреле, но по их итогам ни одно из партийных объединений не набрало количества депутатских мандатов, достаточного для формирования правительства. Попытки многолетнего премьер-министра Израиля Биньямина Нетаньяху сформировать коалицию разбились о нежелание участвовать в таком правительстве партии "Наш дом Израиль", представляющей в первую очередь интересы русскоязычных израильтян. В итоге в стране были назначены новые выборы, но и их итог не приближает Израиль к разрешению затянувшегося политического кризиса.

На доминирование в израильской политике претендуют две крупнейшие политические силы – правоцентристская партия "Ликуд" ("Консолидация") Биньямина Нетаньяху и левоцентристский блок "Кахоль-лаван" ("Сине-белый") Бени Ганца, бывшего начальника Генштаба израильской армии. Риторика действующего премьера и его основного соперника во время предвыборной кампании была похожа, только имела противоположную полярность: если Нетаньяху часто упирал на то, что кроме него с обязанностями главы государства не справится никто, то Ганц, в свою очередь, говорил о том, что готов видеть на посту премьера кого угодно, кроме Нетаньяху. На фоне этого противостояния за время, прошедшее с весны, значительно усилили свои позиции другие партии: "НДИ" Либермана получает на 4 места больше, чем по итогам предыдущего голосования, увеличивают свое представительство арабские партии.

Тем не менее, все эти изменения не приближают Израиль к выходу из затянувшегося политического кризиса. Ни одна партия или блок не получают 61 место в Кнессете, необходимое для формирования правительства. Многие наблюдатели не исключают, что в стране будут назначены еще одни выборы, третьи по счету. Ситуация осложняется еще и тем, что уже в октябре Нетаньяху, который занимает пост премьера уже более 10 лет подряд, могут быть предъявлены обвинения по нескольким коррупционным делам, которые расследуются в его отношении.

Единственным выходом из сложившейся ситуации может быть компромисс ценой отказа той или иной политической силы от части своих "железобетонных" принципов, которые декларировались на протяжении предвыборной гонки, – считает политический обозреватель издания Newsru.co.il Габриэль Вольфсон, который только за последний год взял более 10 интервью у ведущих израильских политиков, включая Нетаньяху и Ганца. В большом интервью Радио Свобода Вольфсон описывает сценарии, по которым могут развиваться события после выборов, и отвечает на вопрос о том, действительно ли ключевым препятствием для сохранения Нетаньяху своей власти стала усталость общества от его долгого правления – подобно тому, как Владимиру Путину (с которым Нетаньяху встречается каждые несколько месяцев) ставят в упрек несменяемость власти в России на протяжении последних 20 лет.

– Как изменились результаты партий по сравнению с весенними выборами? Кто прибавил, кто потерял и насколько эти изменения оказались ожидаемыми или, наоборот, неожиданными?

– Прежде всего, самые серьезные потери потерпела партия "Ликуд", правящая партия. На прошлых выборах партия набрала 35 мандатов, а потом объединилась еще с двумя партиями, имеющими соответственно 4 и 3 мандата. Таким образом, "Ликуд" пришел к этим выборам, имея у себя примерно 42 мандата избирателей. Заканчивают они эти выборы с 32–33 мандатами. Это обвал на 10 мандатов – нельзя сказать, что беспрецедентный, но крайне редко встречающийся в нашей политической жизни. Прибавила партия "Наш дом – Израиль" во главе с Авигдором Либерманом, это явный, очевидный победитель этой предвыборной кампании. Они начинали с 5 мандатов, а сейчас у них, условно, 9. Небольшие изменения у партии "ШАС", ультраортодоксальной партии евреев-выходцев из восточных стран. Собственно говоря, это единственные изменения. Усиление партии "Наш дом – Израиль" было ожидаемо. Это было очевидно с самого начала: они спровоцировали повторные выборы, у них была своя очень четкая повестка дня, которая импонировала, скажем так, большой части избирателей, и было понятно, что они вырастут. Вопрос был только в том, насколько это будет существенный рост. Они почти удвоили свое представительство, и это серьезно, но это было ожидаемо.

Авигдор Либерман, бывший министр обороны Израиля и глава партии "Наш дом – Израиль"
Авигдор Либерман, бывший министр обороны Израиля и глава партии "Наш дом – Израиль"

Крах "Ликуда" – не могу сказать, что его многие ждали. Сейчас многие будут говорить о том, что это можно было предсказывать, но по ходу дела, в общем-то, трудно было предположить, что "Ликуд" понесет такие потери. Что касается "ШАС", то опросы, которые проводят в ходе предвыборной кампании, всегда дают им меньше голосов, чем они получают в конце. Поэтому, когда они получали по всем опросам примерно 6–7 мест, было понятно, что они наберут 8–9, это в известном смысле было ожидаемо. Главной неожиданностью, конечно, стал обвал "Ликуда". Нетаньяху приложил много усилий к тому, чтобы кооптировать в состав своей партии, поглотить партию "Кулану", еще больше усилий он приложил к тому, чтобы наладить контакты со своим вечным противником, врагом – Моше Фейглиным, главой партии "Зеут". Он пообещал ему министерский портфель, устроил большую пресс-конференцию. В итоге большинство голосов избирателей этих партий ушли оппонентам Нетаньяху, а не ему. Поэтому он ничего не приобрел и много потерял. Вот, собственно говоря, таков основной расклад.

Нетаньяху ничего не приобрел и много потерял

– А что с основными соперниками "Ликуда", блоком "Кахоль-лаван"?

– "Кахоль Лаван" – это, на самом деле, уникальный случай. "Кахоль-лаван" провел очень слабую предвыборную кампанию, у них не было четкого месседжа, у них была не очень понятная повестка дня, их предвыборная кампания сопровождалась постоянными склоками, ссорами, слухами внутри самой партии, постоянными разговорами о том, что они вот-вот распадутся, и так далее. В конце концов, после всего этого партия заканчивает предвыборную кампанию, потеряв два мандата по сравнению с тем, что у них было на прошлых выборах, и идя голова в голову с партией "Ликуд". И реализовав свою главную цель: блок "Кахоль-лаван" был сформирован с одной-единственной целью – помешать Нетаньяху оставаться на посту премьер-министра. Да, это не партия, у которой есть какая-то идеология, какие-то общие цели, задачи, мировоззрение, философия. Это партия, единственная цель которой – помешать Нетаньяху сформировать узкое правое правительство. В этом отношении "Кахоль-лаван", несмотря на все, что я сказал перед этим, полностью реализовал свою задачу. По данным экзитполов, которые сейчас более-менее подтверждаются подсчетом голосов, у Нетаньяху нет возможности после этих выборов создать правое правительство. Так что задача "Кахоль-лаван" полностью или, по крайней мере, частично выполнена. Есть шанс, что Бени Ганц по ротации или в качестве партнера по "правительству национального единства" будет премьер-министром Израиля какое-то время в следующую каденцию.

Бени Ганц, лидер "Кахоль-лаван"
Бени Ганц, лидер "Кахоль-лаван"

– Смогло ли перераспределение голосов, о котором вы сказали в начале, вывести ситуацию из того тупика, в котором она оказалась после весенних выборов? Ни у одного из блоков нет достаточного количества голосов, чтобы сформировать правительство. Какие есть варианты развития событий? Вы уже сказали про правительство национального единства. Объясните чуть подробнее, что это такое и какие есть еще варианты, какой из них наиболее вероятен, на ваш взгляд?

Из тупика мы не только не вышли, но мы оказались в еще более глубоком тупике

– Прежде всего, из тупика мы не только не вышли, но мы оказались в еще более глубоком тупике, чем были до того. В настоящий момент для того, чтобы было сформировано правительство, кто-то из участников политической игры должен отказаться от своих громких и однозначных обещаний, сделанных в ходе предвыборной кампании. В настоящий момент ни один блок не может сформировать правительство. Когда мы говорим о "правительстве национального единства", имеется в виду ситуация, при которой две крупнейшие партии, претендующие на власть – одна, условно, правоцентристская, другая, условно, левоцентристская – объединяются и создают общее правительство на тех или иных условиях. Сейчас это крайне затруднено, в первую очередь, категорическим отказом блока "Кахоль-лаван" вступать в коалицию до тех пор, пока во главе партии "Ликуд" находится Биньямин Нетаньяху. Это абсолютное условие "Кахоль-лаван". В "Ликуде", в свою очередь, уже заявили, что если "Кахоль-лаван" не согласился вести переговоры с "Ликудом" в то время, как во главе "Ликуда" находится Нетаньяху, то мы можем вновь оказаться в ситуации еще одних, третьих по счету выборов, чего, разумеется, никто не хочет.

Кнессет – парламент Израиля
Кнессет – парламент Израиля

Есть Авигдор Либерман и его партия "Наш дом – Израиль", который в настоящий момент является тем, от кого, собственно говоря, зависит будущее коалиции, потому что без него правительство создать нельзя. Он выставил однозначное условие: только "правительство национального единства", то есть правительство двух крупных партий и его партии "Наш дом – Израиль". Правительство, состоящее из трех партий, которые сформируют совместную повестку дня, а потом, возможно, еще кого-то присоединят, но для начала вот эти три партии. Как Либерман собирается уговаривать Бени Ганца, главу "Кахоль-лаван", согласиться на союз с Биньямином Нетаньяху, я не знаю. Многие в этом отношении рассчитывают на давление, которое будет оказано президентом Реувеном Ривлином, а по израильскому законодательству именно президент государства формально решает, кто будет формировать правительство. То есть все фракции придут к нему, будут кого-то рекомендовать, а потом он будет принимать решение. Поэтому очень многие рассчитывают на то, что Ривлин, популярный и влиятельный человек, приложит усилия, окажет влияние и приведет к тому, что, может быть, каким-то образом эта проблема разрешится.

Реувен Ривлин
Реувен Ривлин

Я не вижу другого сценария, кроме возможности создания "правительства национального единства", если окончательные итоги выборов будут такими, какими мы их видим сейчас, и не произойдет чего-то драматического при подсчете "особых" голосов (голоса дипломатов, военнослужащих и т.д. – Прим. РС). Пока есть две реальные возможности: либо "правительство национального единства", причем ротационное, когда часть срока премьером будет глава "Ликуда", а часть – глава "Кахоль-лаван". Вторая, никем не желательная опция, – это еще одни выборы. Об этом говорят, но, я надеюсь, говорят только в рамках тактического давления друг на друга. Потому что, действительно, еще одни выборы не нужны ни экономике страны, ни политической системе, ни обществу, никому.

Может ли как-то кардинально изменить ситуацию предъявление обвинения Нетаньяху по коррупционным делам, которые расследуются в его отношении?

– Во-первых, это, безусловно, фактор при формировании правительства. То есть Биньямин Нетаньяху понимает, что 2 октября, после того, как пройдут [досудебные] слушания, юридический советник правительства (глава государственной системы обвинения, ближайшая аналогия – генеральный прокурор. – Прим. РС), скорее всего, примет решение о подаче против него обвинительного заключения. Судя по всему, решение юридического советника будет вынесено до конца года. В этой ситуации Биньямин Нетаньяху может обратиться к организационной комиссии Кнессета с просьбой наделить его так называемым "депутатским иммунитетом", чтобы избежать передачи дела в суд. Для того чтобы получить иммунитет, ему нужна коалиция, ему нужно, чтобы партии, входящие в коалицию, этим иммунитетом его наделили. "Кахоль-лаван" его таким иммунитетом не наделит, поэтому Нетаньяху, формируя коалицию, более всего заинтересован в том, чтобы она состояла из партий, которые помогут ему в случае необходимости спастись от судебного преследования. Судя по результатам выборов, такой коалиции у него не будет. Поэтому вопрос уголовного преследования, влияния расследования, которое ведется, влияние этих дел на политическую судьбу Биньямина Нетаньяху, сошел с повестки дня. Если юридический советник правительства примет решение подавать против Нетаньяху обвинительное заключение, очень велик шанс на то, что политической защиты у Нетаньяху не будет и он окажется под судом.

Велик шанс на то, что политической защиты у Нетаньяху не будет и он окажется под судом

А дальше начинается абсолютно темный лес, потому что вопрос в том, в каком качестве он будет находиться, когда начнется суд. По израильскому прецедентному юридическому праву, человек не может быть министром, находясь под судом, но вполне может быть премьер-министром, являясь обвиняемым. Поэтому, если Нетаньяху подходит к тому моменту, когда ему предъявят обвинительное заключение, не в качестве премьер-министра, то можно считать, что на ближайшие годы его политическая карьера закончилась. Что из этого получится, мы сейчас, конечно, предсказать не можем.

– Получается, что если будет ротация, о которой вы говорите, то крайне важно, кто первый займет пост премьер-министра –​ Бени Ганц или Нетаньяху.

– Если вообще речь зайдет о ротации, то, безусловно, это важно, хотя Бени Ганц уже сказал, что даже если начнутся какие-то переговоры о ротации, то о возможности того, что Нетаньяху будет первым, речь просто не идет. Бени Ганц готов был взвесить эту возможность только в том случае, если он будет занимать пост премьера первым, а Биньямин Нетаньяху вторым. Это ничем не помогает Нетаньяху, поэтому вероятность такого сценария призрачна. Это то, что есть на настоящий момент, именно поэтому я говорю о тупике. Именно поэтому я говорю о том, что не исключен сценарий третьих выборов. Хотя в политических кругах многие говорят о том, что Биньямин Нетаньяху может предпочесть заключить с прокуратурой судебную сделку, нечто вроде "досрочной амнистии", если такое возможно. В соответствии с этой сделкой он покинет политическую жизнь в обмен на прекращение уголовных дел или на какую-то досудебную сделку с крайне легким наказанием. Это может оказаться предпочтительнее для премьер-министра, нежели длительный судебный процесс с неизвестным результатом. Многие считают, что это полностью противоречит характеру Нетаньяху, но тем не менее, такая возможность в политических кругах обсуждается.

Биньямин Нетаньяху на избирательном участке, 17 сентября 2019 года
Биньямин Нетаньяху на избирательном участке, 17 сентября 2019 года

– Во всем мире выборы в Израиле воспринимаются во многом в контексте глобальных вопросов в Ближневосточном регионе. Это и ожидаемая "сделка века" евреев с арабами при посредничестве Трампа, это и война в Сирии, где Израиль наносит авиаудары по иранской инфраструктуре, во многом, надо полагать, при молчаливом согласии России, с президентом которой Нетаньяху встречается несколько раз в год. Если премьер-министром станет Бени Ганц – на весь срок или на первую часть ротации – всему этому конец?

– Нет, я не думаю, что внешняя политика, которую будет проводить Бени Ганц, если он станет премьер-министром, будет кардинально отличаться от той, которую проводит Биньямин Нетаньяху. Между ними нет существенных различий в том, что касается иранской проблемы, в том, что касается ситуации в Сирии. Они во многом по-разному смотрят на перспективы урегулирования конфликта с палестинцами, они во многом, может быть, будут расходиться в том, что касается отношения к плану Трампа, к "сделке века", о которой вы говорите, но что касается, например, оперативных шагов в Сирии, что касается политики на севере Израиля, в этом отношении между Нетаньяху и Бени Ганцем большой разницы нет, тем более что Бени Ганц не будет премьер-министром сам по себе, а будет совместное с "Ликудом" правительство. Вопросы внешней политики будут более простыми для разрешения, нежели вопросы отношения к судебной системе и так далее. Во многих вопросах внешней политики и безопасности бывший начальник Генерального штаба Бени Ганц и бывший офицер спецназа Генштаба Биньямин Нетаньяху найдут общий язык, я полагаю.

– Ключевой фигурой на этих и на прошлых выборах, как вы уже отмечали, стал Авигдор Либерман и его партия "Наш дом – Израиль". Как ему удалось превратиться из лидера нишевой партии русскоязычных репатриантов в представителя ключевой политической силы, от которой теперь зависит решение вопроса о формировании правительства и многое другое?

– Авигдор Либерман "бросил все фишки на стол", если так можно сказать. Он был первым в истории Израиля, кто предотвратил создание правительства после выборов. Причем в данном случае, что было особенно важно, Авигдор Либерман был частью того самого правого блока, который возглавлял Биньямин Нетаньяху (основной причиной разногласий между Либерманом и Нетаньяху, приведшей к их размежеванию, стал вопрос об израильско-палестинских переговорах по принципу "мир в обмен на территории", против которого резко выступил Либерман, а также о правах и обязанностях религиозного населения Израиля, в первую очередь, об обязательной воинской службе для религиозных граждан страны, которую Либерман считает необходимой. – Прим. РС).

Либерман точно нащупал болевые точки израильского общества

Я хочу напомнить, что после прошлых выборов Авигдор Либерман порекомендовал Биньямина Нетаньяху на пост главы правительства, и тогда он не говорил о "правительстве национального единства", а говорил о правом правительстве. Именно та ситуация, когда представитель правого блока не позволяет главе правого блока сформировать коалицию, превращает эту партию в открытую для предложений всех сторон. С другой стороны, Авигдор Либерман очень опытный политик, и он очень точно нащупал две, скажем так, болевые точки израильского общества в настоящий момент. С одной стороны, это растущие опасения большой части израильского общества перед усиливающимся влиянием религиозных сил, особенно ультраортодоксальных сил.

Разгон акции протеста ультраортодоксальных евреев против ЛГБТ-прайда в Иерусалиме, август 2018 года
Разгон акции протеста ультраортодоксальных евреев против ЛГБТ-прайда в Иерусалиме, август 2018 года

С другой стороны, это некая усталость, если можно так сказать, израильского общества от Биньямина Нетаньяху и от того, что он уже больше десяти лет остается на посту премьер-министра, усталость от его стиля правления, общее ощущение, что пришла пора смены власти. Эти два момента, эти две тенденции, эти две болевые точки, которые Либерман нащупал и на которые он давил все время в ходе предвыборной кампании, дали ему большое число мандатов и поставили его в позицию, в которой он больше всего любит находиться: в которой все зависят от него, а он не зависит ни от кого. Он может сделать так, эдак, он может войти в коалицию, может остаться на своей позиции, это полностью открытый момент для него. Он получил дивиденды, он получил кредит доверия, и сейчас многие говорят о том, что, возможно, в итоге, после длительных переговоров он все-таки войдет в коалицию с Нетаньяху. Это спекуляции: Либерман категорически отвергает такую возможность и говорит о том, что только "правительство национального единства" может быть для него реальной возможностью, в противном случае он останется на своей нынешней позиции. Посмотрим, сейчас у нас впереди 45 длинных дней, когда будет попытка сформировать правительство и наконец-то закончить эту длящуюся почти год сагу предвыборной кампании.

– Вы лично за последний год много раз брали интервью у всех лидеров израильских партий, у некоторых не по одному разу, в том числе и у Нетаньяху. Ему действительно, как вы сказали, часто ставят в упрек слишком долгое пребывание у власти. И еще ставят в упрек риторику "кто, если не я", знакомую нам по российским реалиям. Вы не заметили у него усталости от пребывания на своем посту?

– Вы знаете, нет. Я не могу сказать, что от него исходила усталость. Более того, в ходе этой предвыборной кампании все, в том числе его противники и те, кто хотели бы видеть его вне политической жизни, отмечали совершенно невероятную энергию, с которой он боролся за победу на этих выборах. Я имею в виду какие-то постоянные выступления, буквально по несколько раз в день, записи в фейсбуке, видеоклипы, выступления, встречи, бесконечная готовность давать одни и те же брифинги, с одними и теми же посылами, по несколько раз в день. Человек практически внешне не уставал. Многие говорили о том, что это связано с тем, что он борется не только за свою политическую власть, но и за свою свободу, чтобы не стать подсудимым после этой предвыборной кампании. Можно давать любые оценки, но чего-чего, а энергии и желания бороться, своего рода "голода" ему не занимать. Многие говорят о том, что складывается впечатление: человек не в восьмой раз баллотируется на пост премьер-министра, а в первый, яростно, буквально жадно. Я не могу сказать, что есть какая-то усталость, во всяком случае внешне, от длительного пребывания на таком тяжелом посту, как пост премьер-министр Израиля.

– Но общество устало от него. И, подытоживая наш разговор, можно сказать, что эта усталость общества от Нетаньяху, наверное, стала решающим в итоге фактором?

– Общество подустало. Я не скажу, что общество устало, потому что все-таки нельзя говорить о том, что Нетаньяху потерпел сокрушительное поражение. Давайте будем смотреть на вещи в пропорции: у его противников нет возможности сформировать сегодня коалицию, и в абсолютных цифрах правый блок чуть-чуть опережает левый. Поэтому я не могу говорить об усталости, но да, есть определенная тенденция, что стиль Нетаньяху, его манеры, его попытка донести до избирателей, как вы сказали, что только он в состоянии управлять, только он понимает, только он может, только он знает – все это вывело к избирательным участкам людей, которые не часто принимали участие в голосовании, и сказалось на окончательных результатах.

XS
SM
MD
LG