Linkuri accesibilitate

«Звонили, просили вернуться». Целый УИК отказался работать 1 июля


Участковая избирательная комиссия избирательного участка №1503 в Екатеринбурге стала первой в России, в полном составе отказавшейся участвовать в голосовании о внесении поправок в Конституцию РФ. Один из ее членов рассказал Радио Свобода о причинах такого решения.

Первый призыв нескольких членов российских УИК к своим коллегам не участвовать в голосовании по поправкам к Конституции из-за эпидемии коронавируса был опубликован в интернете еще 9 июня. Через неделю после этого Центризбирком отказался от своей первоначальной идеи тестировать всех членов избирательных комиссий на коронавирус, а 17 июня "Открытие медиа" написали, что от участия в голосовании отказались уже 450 членов комиссий. Тем не менее, лишь в четверг стало известно, что еще 16 июня в Екатеринбурге целая избирательная комиссия в полном составе официально отказалась работать в день всероссийского голосования 1 июля.

О том, что УИК №1503 в Екатеринбурге первой в России приняла такое решение, написал в фейсбуке ее член, координатор "Открытой России" в Свердловской области Владислав Постников. Он рассказал Радио Свобода о том, почему и как принималось это решение.

– Почему участковая избирательная комиссия, членом которой вы являетесь, отказалась участвовать в организации всероссийского голосования по поправкам к Конституции?

– Участковая комиссия приняла это решение на собрании. Основной причиной является то, что у нас члены комиссии выразили нежелание способствовать распространению коронавируса в условиях неблагоприятной эпидемиологической обстановки. Кроме этого, конечно, звучали доводы о бессмысленности этого голосования – почему людей гонят, какая необходимость сейчас так срочно менять Конституцию, но это было не основным мотивом.

– Еще до того, как ваша комиссия приняла это решение, предпринимались ли какие-то меры для того, чтобы обезопасить вас и других участников комиссии, чтобы обезопасить тех, кто придет голосовать?

– 16 июня, когда было принято такое решение, у нас только начинался прием заявлений на смену участка и на досрочное голосование. На тот день просто были какие-то рекомендации по поводу того, чтобы в помещениях для голосования не скапливалось большое количество людей.

– Что решение вашей комиссии означает на практике? Как теперь будет происходить голосование на этом участке?

– На практике – сложно сказать, потому что это беспрецедентный случай. Это первый случай в России, насколько мне известно, поэтому сейчас я могу лишь предполагать, что территориальная избирательная комиссия будет набирать людей из резерва и формировать новую комиссию, а нас, тех, кто сейчас в комиссии, просто склонять к тому, чтобы мы вышли из нее, чтобы новая комиссия была правомочна, чтобы там большинство приняло участие в проведении голосования.

Это беспрецедентный случай

– Насколько единодушным было мнение членов вашей комиссии? Если верить документам, которые вы опубликовали, всего один человек воздержался. Было ли какое-то обсуждение?

– Обсуждение было. Аргументы против участия – например, у нас не будет обязательного тестирования на коронавирус членов УИК, которое до этого обещали, не будут страховать здоровье. Внятных аргументов за то, чтобы участвовать, не прозвучало.

– Среди членов участковой комиссии есть люди, которые поддерживают эти поправки, поддерживают самую идею проведения этого голосования?

– Подробно на эту тему мы не общались, мы больше говорили о процедурных вопросах, поэтому я не готов однозначно ответить, кто из членов УИК какую позицию имеет по самим поправкам.

– Как вообще шла подготовка к этому голосованию, чем она отличалась от подготовки к обычным выборам?

– Для членов комиссии подготовка начиналась только в тот день, 16 июня. До этого было обучение, но туда ездили только несколько человек из комиссии, меня там не было. В ТИКе объясняли, что это за голосование, в чем отличие от выборов. В наш УИК поступили информационные материалы, но их даже не успели распространить, поскольку на первом же собрании мы приняли решение не участвовать в организации.

– Повлияла ли на ваше решение и решение ваших коллег так называемая забастовка членов УИК, о которой стало известно несколько дней назад, призыв к членам УИК не участвовать в этом голосовании?

– Тоже не могу сказать категорично, потому что этот вопрос не затрагивался и слово "забастовка" не звучало. Может быть, кто-то знает об этой забастовке, может быть, нет. Не сказать, что я являюсь ее ярым сторонником. Я в данном случае больше голосовал даже не из собственных убеждений, а чтобы поддержать коллег.

– Правильно ли я понимаю, что вы являетесь региональным координатором "Открытой России"? Скажут, что вы подговорили всех остальных. Нет?

– Конечно, это довольно подозрительное совпадение, но это всего лишь совпадение. Я даже на это собрание опоздал немного, и там этот вопрос уже вовсю обсуждался. Мой голос даже не являлся решающим, я не могу сказать, что как-то рьяно агитировал за эту забастовку, я не могу себя отнести к сторонникам Алексея Навального – это же больше от его штаба исходит.

– То, что вы и другие члены комиссии отказались участвовать в этом голосовании, не означает, что вы лишаетесь своей должности членов комиссии? То есть ваша комиссия остается существовать, просто до следующих выборов, правильно? Даже если будет набрана резервная.

ТИК будет пытаться всеми силами склонить нас к тому, чтобы мы вышли из комиссии

– Я думаю, ТИК будет пытаться всеми силами склонить нас к тому, чтобы мы вышли из комиссии. Поскольку, если будет сформирована новая комиссия, они не могут собрать комиссию только на одно голосование. Ну, по крайней мере, нет ясных, четких процедур, чтобы так сделать. Хотя с этим всероссийским голосованием вообще очень много неясных процедур и белых пятен, в том числе, нет какого-то четкого алгоритма, последовательности, как собрать эту комиссию. Я думаю, что многие члены комиссии просто напишут заявления о выходе, потому что никто особенно не держится за статус члена УИК.

– Работа членов УИК, насколько я помню, оплачивается. Какие суммы вы и ваши коллеги потеряли, отказавшись работать на голосовании 1 июля?

– Работа оплачивается, но она оплачивается по результатам конкретных выборов или референдума. Я даже не узнавал, какую сумму должны были заплатить за участие в организации голосования, мне она неизвестна. Но наверняка ее сейчас, конечно, не выплатят.

– В России распространено мнение, что члены избирательных комиссий – это в большинстве своем подневольные люди, часто бюджетники, которые не готовы перечить начальству. Ваш пример доказывает обратное.

– В Екатеринбурге все-таки немного другая ситуация. Я достаточно давно наблюдаю за выборами, за тем, как они у нас проводятся. У нас нет грубых фальсификаций, каких-то вбросов, переписывания протоколов, которые часто случаются в других регионах, в той же Москве. Поэтому у нас комиссии формируются как-то так, что там оказываются самые разные люди, никто ни с кем не сговаривается, чтобы нагло фальсифицировать выборы. Возможно, давят на людей, конечно, на бюджетников, но бюджетники не составляют у нас большинство. У нас достаточно независимых людей в комиссиях, которые все-таки разбавляют бюджетников, и это более-менее позволяет комиссиям существовать как независимому коллегиальному органу, каким он и должен быть по букве закона.

– Исходя из той информации, которая у вас есть на сегодняшний момент, насколько будет ограничена возможность наблюдения за этим голосованием?

– Опять же, здесь ситуация в разных регионах разная. Как раз сегодня координатор движения "Голос" по Свердловской области подал списки наблюдателей от движения, которые изъявили желание наблюдать за этим голосованием. Есть договоренность с уполномоченным по правам человека по Свердловской области Татьяной Мерзляковой, которая еще и является сейчас членом Совета по правам человека при президенте, что всем наблюдателям от "Голоса" Общественная палата даст возможность наблюдать за выборами. То есть в Екатеринбурге всем желающим, по крайней мере на данный момент, должны дать возможность наблюдать.

– Оказывалось ли какое-то давление на вас или на других членов комиссии после того, как вы решили не участвовать в голосовании?

– Мне звонили из ТИКа и предлагали в достаточно вежливом ключе вернуться к работе. Я отказался.

– Будете ли вы сами участвовать в этом голосовании?

– На данный момент я склоняюсь к тому, чтобы прийти и проголосовать против поправок.

– А зачем вообще, на ваш взгляд, оно проводится?

Рейтинги у них пошатнулись, и нужно показать какую-то цифру народной поддержки

– На мой личный взгляд, оно проводится для того, чтобы придать в массовом сознании легитимность нынешней власти, Путину. Рейтинги у них пошатнулись, и нужно показать какую-то цифру народной поддержки, чтобы люди опять поверили в нашу власть. Потому что сейчас, и после пенсионной реформы, и после последних событий, экономического спада, рейтинги власти упали. Им это необходимо больше для самоутверждения.

– Удастся ли достичь этой цели с помощью голосования 1 июля?

– Сложно сказать. Я бы сказал так: неожиданность – я имею в виду неодобрение поправок – может произойти, но вероятность ее минимальна, – говорит член УИК №1503 в Екатеринбурге Владислав Постников.

Поправки к Конституции, которые в числе прочего предусматривают "обнуление" президентских сроков Владимира Путина, уже приняты российским парламентом и подписаны президентом. Для вступления поправок в силу необходимо, чтобы их одобрило больше половины участников всенародного голосования. Явка при этом значения не имеет. В четверг на законопроект об изменении Конституции впервые отреагировала Венецианская комиссия, куда они были направлены для ревизии: пока этот европейский консультативный орган дал свою оценку лишь одному предлагаемому изменению, поправке, которая предусматривает приоритет российской Конституции над международными соглашениями. Венецианская комиссия рекомендовала российским властям отказаться от ее принятия.

Также в четверг Верховный суд России отклонил административный иск Геннадия Рудяка, оспаривавшего сам указ президента о проведении 1 июля голосования по внесению поправок в Конституцию. Аналогичный иск в Верховный суд подали депутаты Московской городской думы Евгений Ступин и Олег Шереметьев, политолог Валерий Соловей и юрист Сергей Бочаров. Ответа от Верховного суда они еще не получили.

Ситуация с распространением коронавируса в России остается сложной: за сутки выявлено 7790 новых случаев инфекции, общее число инфицированных достигло 561 091. Умерли за последние 24 часа 182 пациента с COVID-19. Всего с начала эпидемии в России от этой болезни или вызванных ею последствий скончались, согласно официальным данным, 7660 человек.

Vezi comentarii

XS
SM
MD
LG