Linkuri accesibilitate

Игорь Гросу: «Люди поверили в свои силы» ВИДЕО


В Молдове на досрочных парламентских выборах победила проевропейская партия "Действие и солидарность" (PAS), основанную президентом Майей Санду. Ее сторонники набрали почти 53% голосов и теперь смогут самостоятельно сформировать правительство.

Лидер партии Игорь Гросу может стать новым премьер-министром Молдовы – на эту должность Санду уже его выдвигала, но предыдущий парламент не поддержал кандидатуру Гросу, что дало формальное право Санду этот парламент распустить. Полночи он провел в стихийном штабе, где его однопартийцы запускали фейерверки и танцевали, играли и пели в честь своей победы.

Игорь Гросу в интервью корреспонденту Настоящего Времени Ирине Ромалийской рассказал о том, как теперь проевропейские власти Молдовы будут выстраивать свои отношения с Россией и как намерены побороть бедность в стране.

Интервью Настоящему Времени лидера PAS Игоря Гросу
Așteptați

Nici o sursă media

0:00 0:04:47 0:00

– Какие ощущения у вас были, когда осознали, что все – за вами большинство?

– Приятные ощущения, потому что мы работали, и это работа не одного месяца – это работа пяти лет, с 2016 года, когда была создана партия. Приятные ощущения: люди поверили в свои силы, поверили тогда, в ноябре, в президентской кампании, и сейчас мы повторили эту победу. В такой короткий период две кампании – конечно, усталость сказывается. Но, несмотря на это, люди поверили в свои силы.

– А вы тоже ночью танцевали?

– Я ждал окончательный результат, я потом потанцую.

– Теперь на вас и вся ответственность. Теперь нет этой формулировки: "Мы это не сделали, не провели такую реформу, потому что нам помешали проголосовать".

– Согласен, да, вся ответственность на нас, и мы не избегаем этой ответственности. Я всегда говорю: у нас нет времени просто на акклиматизацию, на "давайте мы освоимся в этой новой ипостаси" и так далее. Слава богу, у нас есть опыт работы в команде и в правительстве, и в парламенте, и в международных организациях, и в бизнесе, поэтому мы очень быстро начнем работу.

– Вы будете премьер-министром?

– Я буду там, где решит партия.

– А партия вам предлагала, точнее, уже выдвигала вас на эту должность?

– Да-да, партия выдвигала тогда, в марте, если я не ошибаюсь, или в феврале. Но тогда была ситуация, наверное, вы помните, были те две попытки назначения правительства – они не прошли. Вот поэтому мы и дошли до досрочных парламентских выборов. Там, где буду более полезен, там и буду работать.

– Мы провели неделю в Молдове, главные вопросы, которые поднимаются, буквально всех беспокоят, – это низкие зарплаты и высокая трудовая миграция. У вас есть конкретный план действий, что с этим делать?

– Конечно. Мы начнем с пенсий, потому что у нас где-то 400 тысяч пенсионеров, у которых пенсия меньше 2 тысяч леев, это чуть меньше 100 евро. У нас есть публичные обязательства с 1 октября поднять [пенсию], чтобы минимальная была до 2 тысяч леев.

– Где вы возьмете эти деньги?

– Есть внутренние ресурсы, есть внешние ресурсы, мы знаем где.

– Внешние – это что?

– Это та финансовая бюджетная помощь от Евросоюза, от Всемирного банка, от партнеров.

– Кредиты или безвозвратная?

– Безвозвратная. Но в основном внутренние ресурсы, те ресурсы, которые были неприоритетно использованы бывшим правительством, мы перенаправим на эту категорию.

– А с чего вы их снимете?

– Например, капитальные инвестиции. У нас на данный момент где-то половина этих инвестиций, этих денег не будет использована в этом году по разным причинам: по бюрократическим, по коррупционным, потому что не тот выиграл и аннулируют тендеры, и опять повторяют, и это занимает время и так далее. Большинство этой суммы – где-то порядка 4,6 млрд леев – это стоимость этого обещания.

По зарплатам, наверное, время займет больше, потому что надо будет очистить от этого бремени наш бизнес: со стороны налоговых служб, таможни и так далее, привлечь инвестиции, особенно после пандемического года, локдауна.

Большая часть из тех 600 млн евро пойдет на экономическое восстановление, для помощи на реабилитацию бизнеса, потому что и HoReCa [гостинично-ресторанный бизнес] пострадала, и предприятия, и агропромышленный сектор. В прошлом году была засуха – правительство, к сожалению, не имело в большей степени желания найти средства для того, чтобы помочь аграрному сектору. Вот все эти средства будут канализированы (спущены) в этом направлении, чтобы реабилитировать бизнес и тем самым поднять зарплату.

– А миграция?

– Миграция – это такой феномен, который резко не изменишь. И мы все понимаем это. Сейчас мы ожидаем прилив мигрантов, тех, которые захотят, имея опыт работы за рубежом, либо прийти и инвестировать свои деньги здесь, либо проявить себя в госструктурах на разных функциях.

И вот я только что сделал объявление: мы открыты, как и в прошлый раз, для тех граждан Республики Молдова, которые уже проявили себя за рубежом, прийти попробовать себя здесь в разных ипостасях: в парламенте или в правительстве, в разных агентствах. И большое количество участников из диаспоры, более 208 тысяч наших сограждан, их участие говорит о том, что они связывают свои перспективы, потому что они разного возраста. Если говорить о пожилых, то это наши мамы, отцы, которые проработали много лет там, заработали пенсию в той стране и на старости хотят вернуться назад.

Единственное, что они просят, – это доступ к нормальным услугам, будь то медицина, инфраструктура, социальная инфраструктура и так далее. Вот для них мы должны это сделать. Для молодых это гарантия того, что они не потеряют деньги, которые будут вкладывать. Не потеряют не из-за рисков бизнеса, а из-за бюрократии, которая, к сожалению, давит и продолжает давить.

– И коррупция.

– Да, и коррупция. Потому что бюрократия и коррупция рука об руку работают. Срезать количество проверок, будем менять налоговый кодекс. Первая проверка не должна быть проверкой, которая заканчивается штрафом, а должна быть проверкой, которая заканчивается рекомендациями, что нужно изменить или поправить в бухгалтерии, ведении отчетности и так далее. То есть нужно менять философию работы этих институций, и мы это сделаем.

– Как вы будете выстраивать взаимоотношения с Российской Федерацией, потому что социалисты пугали, что это полный разрыв? И вообще со стороны это выглядит как выбор между Западом и Россией.

– Я больше чем уверен, исходя из тех сигналов, которые доходят до нас, что каждый раз Российская Федерация оценивала нашу победу как честную победу. Это говорит о том, что они понимают, что мы предсказуемые партнеры, мы хотим выстраивать хорошие отношения, у нас очень много сограждан живут в России, и эта связь очень важна. Мы будем работать для того, чтобы защищать их права. У них есть там свои бизнесы, даже у тех, кто из моего села, мои соотечественники работают в Сочи, кажется, и очень хорошо себя чувствуют. У нас есть там родственники и так далее.

Экономические связи очень важны, потому что это рынок традиционный для Молдовы. Молдова, как бывшая страна Советского Союза, экспортировала свою продукцию. Здесь, конечно, есть наши недоработки по качеству или аккуратности, скажем так, той продукции, потому что российская сторона по праву говорит, что присутствует феномен реэкспорта. И это говорит о наших проблемах, о коррупции в ANSA (Национальное агентство по безопасности пищевых продуктов), агентство, которое предоставляет подтверждающие документы, чья продукция. И здесь они правы. Мы должны работать над этим.

Есть Приднестровье – конфликт, который нужно решать, и здесь две составляющие. Есть составляющая внешняя, на которую Молдова должна очень внимательно смотреть, потому что и Россия будет играть очень важную роль в этом разрешении, и Европейский союз, и соседи. И без помощи России мы не сможем продвинуться в этом направлении. И есть домашняя работа – это уже наша работа по защите прав наших людей, по борьбе с коррупцией, чтобы граждане Левобережья прочувствовали разницу.

– Если вы выбираете курс на Европу, то Россия моментально начинает давить. Так происходит, по крайней мере, со всеми странами постсоветского пространства. Газ, например.

– Мы очень последовательно идем по европейской интеграции. Молдова – это нейтральное государство, и мы говорим, что мы чувствуем и считаем себя частью европейской цивилизации. Поэтому видеть в этом какие-то проблемы... Я думаю, у нас будет хорошая возможность и проаргументировать и продискутировать возможности российских инвестиций, и мы знаем, что есть такие желания в агропромышленном секторе, например, и так далее. Мы будем предсказуемыми, мы будем корректными и ждем такого же отношения от наших партнеров.

– До конца вашего мандата намерены вступить в Евросоюз?

– Знаете, давайте так, мы должны сначала сделать свою домашнюю работу, задание. Потому что для европейской интеграции вступление – это не самоцель. Позади всего этого лозунга есть много домашней работы, потому что никто не придет из Европейского союза, из Румынии или откуда-то из Брюсселя и не сделает за нас эту работу.

Мы сначала должны показать, что у нас существуют и работают институты власти, что ведется борьба с коррупцией, что свобода слова, передвижения и так далее, все права соблюдаются. И тогда этот процесс будет органичным, а не просто формально кто-то проголосовал – и Молдову приняли. Конечно, мы будем стремиться к этому, но сейчас мы только в начале этого пути реальных реформ по борьбе с коррупцией, по поднятию уровня жизни.

– А российские войска и склады будут выведены до окончания вашего правления с территории Республики Молдова, я имею в виду из Приднестровья?

– Я думаю, что этот процесс должен быть обсужден вместе, я думаю, что это будет возможностью и для Молдовы, и для России, потому что этот замороженный конфликт, к счастью, не похож на другие замороженные конфликты. Он где-то искусственно поддерживается мафиозными структурами с одного и другого берега Днестра. И я думаю, что у нас с российскими коллегами будет хорошая возможность обсудить, чтобы сделать из этого хороший best case, от которого выиграли бы все.

Что в Молдове говорят о парламентских выборах
Așteptați

Nici o sursă media

0:00 0:05:42 0:00

Vezi comentarii

XS
SM
MD
LG