Linkuri accesibilitate

«Из врачей сделали тюремщиков». Блогеры — о том, как не выпускали Навального


Медицинский самолет, доставивший Алексея Навального в Берлин, в аэропорту "Тегель"

После того, как Алексей Навальный оказался в бессознательном состоянии в больнице города Омск, его родственники двое суток бились с врачами этой больницы и наводнившими ее сотрудниками спецслужб. В четверг жену политика Юлию не хотели допускать к нему в палату под тем предлогом, что у нее не было с собой свидетельства о браке (хотя был паспорт со штампом). На протяжении всей пятницы родные и близкие пытались добиться, чтобы Навального разрешили перевезти на лечение в Германию, в берлинскую клинику Шарите, для чего в город прилетел специальным образом оснащенный медицинский самолет. Однако омские врачи отвечали отказом – и только рано утром в субботу Навального доставили наконец в Берлин.

Соцсети наполнились возмущенными комментариями.

Александр Подрабинек

Ситуация с принудительным удержанием Алексея Навального в омской больнице с правовой точки зрения представляется по меньшей мере странной, а фактически – нарушающей права и свободы. Находящийся в бессознательном состоянии пациент не является собственностью больницы или главного врача. Ответственность за больного несут его ближайшие родственники, в первую очередь, супруга. Врачи не вправе насильственным образом удерживать Навального в своей больнице, ему не назначено принудительное лечение. Действия персонала больницы можно охарактеризовать как незаконное лишение свободы, поскольку родные Навального ясно выразили свое намерение забрать его из омской больницы БСМП.

Татьяна Лазарева

А вот правда, объясните мне – если твой ближайший родственник в коме, а ты – жена, родители, брат, дети – хочешь перевести его в другую клинику, то твоего желания недостаточно? А кто тогда это решает?

Павел Чиков

Главный врач омской больницы скорой помощи №1 Александр Мураховский, отказал в перевозке Алексея Навального в немецкую клинику "Шарите".

Депутат Омского городского Совета пятого созыва.
Член политической партии "ЕДИНАЯ РОССИЯ".

Под протокол

Сергей Пархоменко

Я говорил тут в течение всего дня со специалистами по медицинскому праву (права и обязанности врачебного персонала, права и обязанности пациента, законодательство об охране здоровья граждан РФ, нормативные документы об экстренной помощи, о медицинской эвакуации и прочее). А также с лично знакомыми мне врачами и с администраторами медицинских учреждений (в том числе с главными врачами).

Результат такой: у нас очень плохое законодательство. Такое законодательство создала нам в последние годы Государственная Дума и исполнительные органы РФ под руководством Администрации президента России. Этими законодательными актами, инструкциями, приказами и регламентами нас последовательно лишили каких бы то ни было прав влиять на свою жизнь и жизнь наших близких.

Ни у самого пациента, ни у его родственников, ни у членов семьи (жена, например, не родственник, а член семьи – и это, с точки зрения медицинского законодательства, разные вещи) нет почти никаких законных прав. А если пациенту больше 15 лет, и он находится в таком положении, что не может выразить свою волю, – то нет прав никаких вообще. Совсем.

Все решения относятся на усмотрение "консилиума врачей", а если нет возможности организовать консилиум, то на усмотрение "руководства медицинского учреждения", или лечащего врача, или даже просто дежурного врача, – что есть в наличии.

Таким образом, врач в Омске (а на самом деле не он, а те, кто управляет его ртом, и с чьего голоса он произносит те слова, которые мы слышим, и совершает те зверства, которые мы видим) может отказываться от каких угодно разумных требований кого угодно сколь угодно долго. Он слушает только свое начальство (в расширительном смысле: начальство у него, – это буквально все, кого он боится), и никакой закон не заставляет его исполнить требования близких пациенту людей или других врачей.

Это означает, что необходимо политическое решение, которое придет сверху. Без всякого закона. Только по политическим понятиям.

Но из этого следует, что и вся ответственность – абсолютно вся – лежит на тех, кто должен сейчас принять это политическое решение об эвакуации Алексея Навального в клинику, где ему может быть оказана эффективная помощь, и где могут быть эффективно и достоверно исследованы причины его состояния.

А этого решения пока нет.

Аббас Галлямов

Как-то незаметно стерлась грань между больницей и тюрьмой.

Сергей Пархоменко

Сейчас очень важно, чтобы врачи не молчали.

Опытные, заслуженные, обремененные званиями, степенями и регалиями всем известные врачи должны от своего собственного имени сейчас высказаться.

Сейчас пришла минута, когда молчать больше нельзя. И надежда сейчас на них.

У дверей мусорной омской больницы, которую возглавляет перепуганный лжец с трясущейся от ужаса нижней челюстью, и который уступил свой кабинет трем неопознанным мордоворотам в штатском, – стоит лучший в мире самолет, набитый лучшей техникой и лучшими врачами, готовый перевезти Навального в лучшую больницу Европы.

Сейчас нужно это прекратить и Навального выпустить. Прямо сейчас, минуты уходят.

Не молчите.

Алхас Абгаджава

Але! Минздрав! Роспотребнадзор! Просто, врачи! Аууу! Какова причина комы человека?

Что вы исключили? Что нашли? Что в крови? Вы его спасете? Вам нужна помощь? Может, его нужно отправить срочно в Европу? Америку?

Вы что, в рот воды набрали? Вы хоть понимаете, что если вы своим бездействием прикрываете убийц, то вы – соучастники?

А если вы никого не прикрываете, но бездействуете, вы все равно преступники!

Не молчите, не бойтесь! Делайте, что должно! Вам так и так не повезло, но если вы спасете человека, а не дадите погибнуть, у вас больше шансов жить потом спокойно.

Вначале врачи заявляли, что оппозиционера нельзя перевезти в Германию из-за того, что его состояние недостаточно стабильно. Однако, по мнению многих, немецкий самолет, специально приспособленный для перевозки сложных пациентов, не мог быть менее безопасным местом для Навального, чем провинциальная российская больница.

Андрей Волна

Как гражданин и как врач с более чем 30 летним стажем, учитывая общественную значимость всего происходящего, явную угрозу жизни пациента, а так же двусмысленную позицию, занятую главным врачом БСМП Омска Мураховским А., я ТРЕБУЮ ответа на следующие вопросы:

1. Каков был состав консилиума, проведённого в Омске (пофамильно)? Принимали ли участие в консилиуме специалисты, наблюдавшие пациента до факта настоящего заболевания (отравления?)? Если нет – то почему?
2. Кто является (являлся) председателем консилиума?
3. Обсуждал ли консилиум вопросы транспортабельности пациента?
4. Каково заключение консилиума?
5. Подписан ли консилиум всеми специалистами? Если нет, каково особое мнение не подписавших консилиум врачей?

И, да. В современной медицине не существует понятия "нетранспортабельный пациент".

Демьян Кудрявцев

В моей странной жизни мне приходилось организовывать или участвовать в организации перелётов человека со сломанным позвоночником, человека с открытой черепно—мозговой травмой, человека с подозрением на отравление диоксидом, человека с инфекцией в сердечной сумке и человека в терминальной стадии рака лёгких. Отнеси меня и помилуй столкнуться с этим ещё когда-нибудь, но:
никому из них, кто дожил до самолета, не стало хуже в самолете, в связи с перелетом, или по другим причинам. В частности потому, что самолеты были оборудованы лучше, чем места, из которых они забирали пациентов. Я не абсолютизирую свой опыт, но люди, которые заявляют о "нетранспортабельности" Навального, не приводя медицинских аргументов, – убийци или их пособники.
Здоровья Алексею, и сил Юле, Олегу, родителям и детям, конечно.

Олег Навальный

Так ну побывал я у Бро, передал от всех привет, тёплые слова и пожелания к выздоровлению от всех.
Он не ответил – мешали трубки изо рта и кома.
В целом больница вызвала ностальгию – один в один медсанчасть в ИК-5 Нарышкино:
-менты;
-облупленные стены;
-последний ремонт в честь Олимпиады 1980;

Вообще говоря, отсюда его безопасно транспортировать даже на дрезине, не то что на реанималёте.

Пояснения, почему Навального нельзя увозить из Омска, в течение дня несколько раз менялись, и одно из них выглядело недостовернее другого. При этом больница кишела сотрудниками спецслужб. Все это наводило на мрачные мысли.

Леонид Волков

У них есть приказ: не выпускать, чтобы не было возможности в независимой лаборатории установить яд.

Придумали: "не транспортабелен".
Тут же
а) все врачи объясняют, что такого понятия нет, если оборудование позволяет транспортировать,
б) все юристы объясняют, что решения жены, которая является законным представителем и берет под свою ответственность, достаточно, и главврач не имеет права "запретить транспортировку".

Надо срочно придумать что-то еще. Срочно придумывают: "отравлен таким веществом, которое представляет угрозу для окружающих".
Тут же
а) все начинают задавать простые вопросы — а как же сутки уже с ним работали без костюмов химзащиты? а что же ни у кого из пассажиров рейса Томск-Москва нет симптомов? а у Киры, которая в соседнем кресле сидела? и что это за вещество такое, и почему не говорят, что за вещество?
б) (самое смешное, если так можно сказать) выясняется, что в самолете немецком ЕСТЬ оборудование для перевозки пациента, который опасен для окружающих, из-за чертова ковида самолет взял на борт такое оборудование.

Так что следите за руками: сейчас еще что-нибудь придумают. Вот прям как с Боингом было.

Евгения Альбац

"Врачи" в штатском в кабинете главврача Омском больницы ( фото от Киры Ярмыш): они , видимо, и ставили диагноз, что отравления не было. То есть, как сказал главный врач Омской больницы, они "держат в подкорке" возможность отравления, но отравления не было. То, что двумя часами раньше полицейские говорили, что допустить к Навальному никого нельзя, потому, что он опасен — это очередной промах: разнарядку до врачей довели, а про полицейских забыли. Короче, классическое активное мероприятие в целях damage control. Сначала (и не первый раз) недоубили, потом информация вышла из-под контроля, весь мир пишет, что Путин отравил главного оппозиционера России, об этом на пресс-конференции говорят Макрон и Меркель. Потом решали проблему, как не отдать больного на лечение в Германии, коли самолет уже стоит под парами в Омском аэропорту –​ понятно, что западные диагносты "утерянные" токсины попытаются найти, затянули волынку про закон (имеет ли право семья требовать передать находящегося в коме больного на транспортировку в другую страну), поняли, что не канает. И тут и выкатили вишенку на торте: токсинов в крови и мочи нет, отравления не было.

Ольга Романова

Омские врачи: Навальный не отравлен, а что у него, мы не скажем. На ушко жене сказали. А письменно нет, писать мы не будем, у нас лапки. Вдруг она кому расскажет наш диагноз. А так мы всегда можем сказать, что ничё такого не говорили. А вот такие тут еще немецкие врачи с самолётом. Зачем они? Малыш, мы лучше немецкого врача. Мы не покажем Навального немецким врачам. И не отдадим. А зачем его немцам показывать? Ни пяди родной земли.

Позор какой-то.

Алексей Беляков

Пока можно с уверенностью назвать диагноз медиков и силовиков: рассеянное вранье.

Глеб Павловский

Сперва отрава была так страшна-страшна, что её страшно назвать, а Навального нельзя перевозить – отравит нам пол-Германии. Теперь вдруг – отравления не было вовсе, и везти его в немецкую клинику незачем. Отчаянная, разбойная ложь на лжи.

Гасан Гусейнов

Так ведь если в Германию полетит, они там вещество и найдут. Помощь подлодке "Курск" не приняли по похожей причине. Научитесь уже, наконец, не только бояться, но и думать, и чувствовать по-чекистски. Это проще простого: подумайте о самом гнусном, самом подлом возможном решении, и попадете в точку.

Кирилл Шулика

Врачи в Омске вновь говорят, что Навальный нетранспортабелен, поэтому разрешения на его отправку в Германию не дают.

Почему?

Обязательно дадут, но позже, когда токсины выйдут из организмы, чтобы немецкие специалисты не поняли, чем он был отравлен. Ровно так было с Кара-Мурзой.

Потом всякие гоблины будут бегать по Интернету и просить доказать, что Навального отравили, а не то, что он выпил много самогона в деревне Кафтанчиково.

Дмитрий Гудков

"В настоящее время диагноз "отравление" остается в подкорке нашего сознания, но мы не считаем, что пациент перенес отравление" – замглавврача омской больницы Анатолий Калиниченко о Навальном.

Это вообще что?

То есть Навального не отдают в Германию – раз.
Диагноз якобы назвали Юлии, но та его не знает – два.
Отравления нет, но пациент в коме – три.

Все это вместе называется "сокрытие улик" – четыре.

А в сумме – покушение на убийство и, дай бог, чтобы оно не увенчалось успехом.

Федор Крашенинников

Давайте скажем прямо:
1) Алексея хотели убить, а не напугать, потому что невозможно так подобрать дозу, чтоб до комы, но не до смерти.
2) Его хотят добить и поэтому не дают вывести на лечение в нормальную клинику, где главврач – не единорос.

Григорий Юдин

Можно сколько угодно спекулировать о том, кто отравил Навального.

Но вот то, что происходит сейчас, выглядит как политическое убийство в прямом эфире.

1. Воля пациента очевидна и выражена его женой и братом. Если с ним что-то случится, отвечать будут они.
2. Достаточно профессиональных комментариев, подтверждающих, что никакой "нетранспортабельности" не существует.
3. Главврач омской больницы скорой помощи не может всерьёз думать, что его возможности такие же, как в госпитале Шарите.
4. За сутки нет диагноза и ничего не сообщается ни о возможных диагнозах, ни о тактике лечения. Больница признается, что пока не может помочь пациенту.

Это значит, что для главврача на первом месте не интересы пациента – есть что-то важнее. Угроза жизни, со слов самих врачей, никуда не делась – значит, они готовы пожертвовать его жизнью ради чего-то другого.

Было бы важно, чтобы профессионалы сейчас однозначно высказались о том, как они оценивают действия Мураховского.

Наталья Геворкян

Понятно, что не главврач принимает решение относительно Алексея. Но врач, который следует указаниям политиков и спецслужб в ущерб пациенту, перестает быть врачом, потому что нарушает все, что можно и нельзя нарушать. У него всегда есть выход – снять белый халат и уйти, чтобы не позориться и не брать на душу грех. Эта история совершенно позорная. Омская больница станет именем нарицательным, олицетворяющим предательство пациента и трусость. Политикам не привыкать, а вот врачам не стоило бы играть в их игры, тем более в ситуации, когда на карту поставлена жизнь человека. Те, кто принимают сейчас решения за врачей, ждут сигнала из Москвы. Мы все ждем, что профессиональное врачебное сообщество скажет свое слово и поможет спасти пациента. Не теряя драгоценное время.

Иван Яковина

То, что Путин отказывается выпустить Навального на лечение в Германию, доказывает, что заказ на отравление был именно его.
То, что "врачи против" – полный бред. Сейчас медицинские самолеты оснащены куда лучше, чем любая Омская больница.
Все зависит только от приказа Путина.

Александр Кынев

Какой же стыд на глазах всего мира. Видимо, есть что скрывать. И страх показать это страшнее чем показаться отморозком – пусть будут домыслы без доказательств, остальное отмоет пропаганда. Юридические доказательства, если будет найден яд, для них страшнее доказательств здравого смысла.

Борис Акунин-Чхартишвили

Ситуация с Алексеем Навальным сейчас выглядит так – не только лично для меня, а вообще извне.
1. В непреклонных омских врачей никто, конечно, не верит. Всем понятно, что транспортировку больного запретил Кремль.
2. Логическая причина может быть только одна: Навальный действительно отравлен, и в Кремле боятся, что любая неподконтрольная ему клиника сразу это обнаружит.
3. Кто организовал отравление, еще вопрос – возможно, это была чья-то самодеятельность, но если Навальный не дай бог умрет, виноват в этом уж точно будет Кремль и только Кремль, воспрепятствовавший нормальному лечению.

Ольга Седакова

Думаю о судьбе Венедикта Ерофеева. Как ни удивительно, его не арестовывали, не судили, не пытались посадить. Его ТОЛЬКО не пустили во Францию, где собирались оперировать рак горла. Все было готово к отъезду, все приглашения в хорошую клинику в порядке и т.п. Отказали по такой причине: перерыв в рабочем стаже в трудовой книжке.

Омские врачи так и не пояснили, чем была вызвана кома. В числе версий, которые они называли, была и гипогликемия – что вызвало множество скептических комментариев от диабетиков, которые не понаслышке с этим явлением знакомы.

Александр Амзин

От человека, переживавшего небольшие гипогликемии сотни раз за последние годы. То есть от меня.

Вариант 1. В чай подсыпали чего-то, что снижает уровень глюкозы в крови. Отравителям светит Нобелевка по медицине и миллиарды долларов от фармкомпаний, борющихся с гипергликемией (это повышенный уровень сахара в крови).

Вариант 2. Алексей Навальный не человек. У обычного человека гипогликемия ощущается за час до отключки, сопровождается множеством симптомов, в том числе бешеным аппетитом (стаканом несладкого чая бы не ограничилось). Организм попутно высвобождает запасенный в печени сахар, позволяя продержаться. У Навального вместо этого наступает кома. Там, где гипогликемия лечится введением глюкозы, у него 24 часа нетранспортабельное состояние.

Вариант 3. Его нет. Не может же быть так, что врачи врут.

Однако чем неправдоподобнее объяснение, тем больше вероятности, что провластные комментаторы его подхватят.

Олег Пшеничный

Да они, похоже, соревнуются!

Симоньян:

"Вот вы не поверите, но еще вчера я сказала дома, что у Навального, похоже, запущенная гипогликемия. Это когда внезапно резко падает сахар в крови. У меня бывает такое, когда очень долго не ем".

Собчак:

"В немецком самолете, конечно, больше реанимационных возможностей, чем во всем Омске. Почему Юля его не отвозит? Я не могу вот этот момент понять".

Федеральные каналы история загадочной болезни лидера оппозиции не заинтересовала.

Лев Симкин

Параллельно большому миру, в котором живут большие люди и большие вещи, существует маленький мир с маленькими людьми и маленькими вещами. В маленьком мире – в телевизоре – только что закончилась получасовая программа "Вести". И, представьте, в ней ни слова не сказали о Навальном. Ни одного слова.

Следственные органы не стали спешить с возбуждением уголовного дела, отмечал в пятницу сотрудник фонда "Русь Сидящая" Алексей Федяров:

Не мне судить о транспортабельности Алексея Навального.
Но есть вещи, которые я оценить могу.

Уголовное дело по факту покушения на убийство Алексея должно было быть возбуждено следственным комитетом вчера.
Вчера же нужно было создать следственную группу с привлечением оперативных служб.
Изучить данные систем видеофиксации (город, отель, аэропорт), изъять носители информации.
Установить круг лиц, потенциально обладающих информацией о происшествии, приступить к их допросам (это огромное количество людей).
Назначить комплексную комиссионную судебную медицинскую экспертизу.
И далее по списку, перечень следственных и оперативных мероприятий огромен.
Следователи для этого есть, как минимум, те, которые больше года расследуют пустое и бессмысленное дело ФБК.

Почему этого не сделано ещё вчера?
Вопрос, любой ответ на который плох.

Вечером наконец прозвучала обнадеживающая новость: врачи готовы разрешить перевозку Навального в Германию под ответственность его жены и брата.

Евгения Альбац

Как и следовало ожидать: в 12:50 Путину звонила канцлер Германии Меркель, в 14:40 –​ президент Франции Макрон, в 16:10 – председатель Европейского Совета Шарль Мишель. 17 с копейками – врачи Омской больницы дали разрешение транспортировать Навального в Германию. Про закон, который якобы разрешал врачам в белых халатах удерживать Навального в Омской больнице скорой помощи № 1, никто не вспомнил.

Многие, впрочем, не спешили радоваться.

Леонид Гозман

Совершаемая властями подлость воспринимается как нечто естественное. Но вот – отпустили. Сразу же возникают вопросы – почему и зачем. Побоялись скандала внутри и в мире? Возможно, давили на них сильно. Уверены, что следов яда уже не найти? Очень вероятно. Но меня один вопрос беспокоит. А не вколют ли они Навальному что-нибудь, чтобы он умер по дороге? Вот были бы для них именины сердца – и проблема решена, и виноваты немцы. На одно надеюсь – могут побояться, что немцы эту дрянь вычислят и с фактами в руках обвинят их в убийстве. В любом случае благодарить их за проявленный гуманизм как-то не хочется.

Александр Рыклин

Все-таки они для верности решили попроветривать Навального еще несколько часов...

XS
SM
MD
LG