Linkuri accesibilitate

Катя, Маша и Владимир Путины выступили семьей


Катерина Тихонова, Владимир Путин и Мария Воронцова на экономическом форуме в Санкт-Петербурге (слева направо)

Президент РФ по-прежнему не признает официально своих дочерей, зато выступает с ними на одних и тех же официальных мероприятиях. И Катя, и Маша, и Владимир Путины стали спикерами Санкт-Петербургского международного экономического форума. Катя там, как обычно, была Тихоновой, Маша – Воронцовой, и только Владимир под фамилией, которая знакома всем.

Действительно ли вклад в науку дочерей Путина настолько велик, что обе они заслуживают участия в престижном форуме? Каковы причины для демонстрации их в качестве таковых участниц? Продолжаем тему "наследственного комитета" с аналитиком фонда Карнеги Андреем Колесниковым, журналистом "Инсайдера" Сергеем Ежовым и телекритиком Александром Мельманом. Ведет программу "Лицом к событию" Елена Рыковцева.

Видеоверсия программы

Елена Рыковцева: Вы очень много слушали и смотрели про Санкт-Петербургский экономический форум, и по-моему, никто из наблюдателей не обратил внимания на абсолютно исторический момент, который там случился. Вся семья Владимира Путина участвовала в этом мероприятия: сам Владимир Путин и дети – Катя и Маша. Официальные дети, но официально пока они еще им не признаны, но обе были на трибуне.

Вся семья Владимира Путина участвовала в Петербургском экономическом форуме

С нами Сергей Ежов, обозреватель издания "Инсайдер". Как вы считаете, не были ли нарушены законы конспирации в каком-то смысле, когда все они появились на одном мероприятии, папа в роли участника дискуссии, дети в роли приглашенных гостей-спикеров? Ведь он же все это время не признавал, не говорил, кто эти девочки, о которых все прекрасно знают, и вдруг все втроем на Санкт-Петербургском форуме. К чему бы это?

Сергей Ежов: Во-первых, наверное, следует отметить, что все-таки не вся семья. Потому что, как мы знаем в том числе из расследований наших коллег, дело не ограничивается только детьми, которые у него появились в браке, есть еще одна внебрачная дочь как минимум из Санкт-Петербурга, плюс еще не по совсем подтвержденной информации есть, возможно, какие-то дети от Алины Кабаевой. Поэтому можно сказать, что только часть семьи появилась на Петербургском экономическом форуме. В принципе, о том, что они являются его дочерями, – это секрет полишинеля. Безусловно, это важная веха, когда они появились публично на публичном мероприятии вместе, причем с участием своего отца. Я думаю, это говорит скорее о том, что в ближайшем будущем нас ожидает более активный выход этих женщин в свет, в деловой мир, так скажем.

Елена Рыковцева: С нами Александр Мельман, телевизионный обозреватель. Вам не обидно за Алину Кабаеву? Она же полное право имела присутствовать тоже на этом форуме в качестве главы Национальной медиа-группы Юрия Ковальчука, она там председатель совета директоров. Почему ее там не было? Давайте мы к вам, как к человеку, который в этой сфере вращается, знает, она же главная по огромному количеству медиа, представленных в этом холдинге, включая Первый канал, 25 процентов акций, и уже даже больше, почему ее там не было?

Александр Мельман: Вы меня так здорово представили, что я там вращаюсь. Честно говоря, я сегодня первый раз увидел дочек Путина у вас на Радио Свобода. Вообще-то они ничего, но вы лучше. Поэтому я про Кабаеву не могу ничего сказать. Может быть, ей обидно, может быть, они так решили на семейном совете, я просто не знаю. Решили в данном случае показать дочек, и это уже хорошо, на том спасибо. Важно, что и как они говорили – это, наверное, нам стоит обсудить.

Елена Рыковцева: Обязательно обсудим, что они и как говорили. С нами на связи Андрей Колесников, с которым мы только неделю назад говорили на темы Коли и папы. Андрей Колесников назвал все, что происходит с детьми на постсоветском пространстве, "наследственным комитетом". Вписывается ли это в концепцию "наследственного комитета", вот этот выход в свет двух новых бизнес-леди во главе с папой?

Андрей Колесников: Папа передает бразды правления страной своим отпрыскам, как это вроде бы в большей или меньшей степени собирается делать Лукашенко, как это было отчасти с Назарбаевым, с Каримовым. Здесь, скорее, можно вести речь о том, что существенные карьерные возможности, как показывают разного рода академические исследования, их больше у детей из хороших семей, аристократических в том понимании, в каком мы оцениваем советские элиты, как мы сейчас оцениваем постсоветские элиты.

Папа передает бразды правления страной своим отпрыскам

Обе предполагаемые дочери Путина занимают очень хорошие рабочие места, занимаются профессиональной работой, их продвижению, конечно, способствует то, что они являются, судя по всему, дочерьми Путина. При этом наибольший интерес вызывает работа Екатерины Тихоновой. Во многом, конечно же, это только предположение, но устойчивость на позиции ректора МГУ господина Садовничьего во многом можно связывать с тем, что он является непосредственным начальником госпожи Тихоновой. Помимо того, что он ректор, он директор Института математических исследований сложных систем, то есть исследование не пойми чего и не пойми как и зачем. Внутри этого института есть Центр национального интеллектуального резерва, который в ранге заместителя Садовничьего как раз возглавляет Екатерина Тихонова. Говорила она на форуме совершенно не по специальности, чрезвычайно банальные вещи. По тональности это напоминало сдачу экзамена в институте. Какие-то люди ради себя любимых, там любимых в ее панели было столько, что не перечесть, от Кирилла Дмитриева, любимца президента, до самого ведущего господина Кропычева. Большая честь была как-то назвать эту панель, неважно, как она называлась, очень витиевато, главное, чтобы там была дочь. Ректор Кропычев еще сказал, что Санкт-Петербургский университет тоже хочет попасть в инвестиционный процесс, а не только МГУ этого достоин. Ради этого все затевалось. По сути дела это использование чужими дядями детей первого лица. Вторая дочь менее заметна была, просто дала интервью по поводу генетических всяких вещей, вполне себе внятно, как на экзамене в институте, рассказала, что бывает, именно этим все ограничилось.

Елена Рыковцева: Мы покажем сейчас все, что предшествовало этой истории, а это предыдущие выступления детей Владимира Путина на телевидении. На самом деле они не то что совсем как черти из табакерки появились на этом форуме. Во-первых, просто уже было известно, кто они такие. Никогда этого не признавал Владимир Путин, но все 100% наблюдателей, аналитиков уверены, что это те самые две девочки, которых до какого-то возраста показывали в лицо, а потом стали показывать уже со спины. Это те самые Катя и Маша, мы ни на минуту не сомневаемся в этом. Хотя корреспондент наш, который делал сюжет, Анна Хламова, она все равно вынуждена оговариваться, что это "предполагаемые" дочери Владимира Путина.

Дочери Путина
Așteptați
Embed

Nici o sursă media

0:00 0:02:32 0:00
Это те самые девочки, которых до какого-то возраста показывали в лицо, а потом стали показывать уже со спины

Елена Рыковцева: Давайте посмотрим фрагмент выступления Марии Воронцовой, фрагмент ее интервью на этом форуме. Я сначала даже думала, честно сказать, отдать это на комментарий профессиональному генетику, но, вслушавшись в то, что она говорит, я подумала, что профессиональным аналитиком, каким является Андрей Колесников, можно и ограничиться.

Фрагмент интервью Марии Воронцовой
Așteptați

Nici o sursă media

0:00 0:00:49 0:00

Елена Рыковцева: Андрей, вы поняли, почему именно она, о чем таком она говорит, что следовало посвятить этому целый фрагмент "России-24". То, что я услышала сейчас и несколько еще каких-то кусочков – это то, что надо подсчитать, кто как болеет, если люди болеют одной болезнью больше, чем другой, то и вкладываться нужно, соответственно, в это, а не в то. Вы как оцениваете уровень ее представления проблем, о которых ее спрашивали?

Андрей Колесников: Сам тот факт, что действительно столько времени было уделено этому интервью одного из российских эндокринологов, который часто светится на разных конференциях и симпозиумах, говорит о том, что все всё знают. Эндокринолога такого уровня вдруг вытаскивать на Петербургский экономический форум нет никакого смысла, вдруг начинать разговаривать об этих болезнях, отчасти затрагивая глобальные вопросы, как перераспределение бюджетных средств внутри статьи "здравоохранение". Кстати, на самом деле то, что она рассказала, – это имеет определенный смысл. Здесь нужно, конечно, разговаривать с демографами, потому что структура заболеваемости, структура смертности показывают, что у нас много людей умирает от сердечно-сосудистых заболеваний и от онкологических заболеваний. Другой разговор, честно говоря, я не знаю, как внутри этой статьи распределяются средства. Сейчас вообще никаких болезней, кроме ковида, никто не замечает. В принципе, судя по всему, человек знает, о чем, во-первых, говорит с точки зрения структуры смертности и заболеваемости.

Нет никакого смысла вытаскивать на Петербургский форум эндокринолога такого уровня

С другой стороны, уверенность в том, что средства будут перераспределены, можно расшифровывать как некий сигнал сверху о том, как будут перегруппироваться расходы на здравоохранение в будущем. То есть это серьезный ньюсмейкер, который сообщает инсайдерскую информацию. Посмотрим, насколько это соответствует действительности. Так что здесь вопрос не уровня, человек хорошо излагает мысли свои, что-то понимает в профессии, дело в том, зачем тянут предполагаемых дочерей Путина на такого рода мероприятия, зачем они обязательно должны высказываться. То ли действительно их используют лоббисты в своих интересах, как это в большей степени было видно по Екатерине Тихоновой, то ли просто внешней медиасреде было интересно, что говорят и думают, как выглядят дочери Путина. Это такое, возможно, приоткрытие завесы без называния их подлинным функционалом дочерей президента. Возможно, это предваряет их некий выход на большую арену.

Елена Рыковцева: Александр, вы посмотрели фрагмент интервью, оно нейтральное, любой другой человек, наверное, так же ответил на эти вопросы. Не очень понятно, почему именно этого специалиста позвали говорить на эти темы. Почему бы, как вы считаете, корреспонденту не спросить и возможно ли это в принципе спросить у этой замечательной женщины, может быть и хорошего специалиста, это мы толком не знаем: а это вы та самая дочь, которая делала прививку, у которой была температура, про которую рассказывал папа и приводил всем в пример, что у меня дочь, она биолог, она на себе испытывает, и я тоже пойду по ее стопам? В принципе современный российский журналист может позволить себе такое спросить у этой женщины, которая, по нашим вычислениям, действительно была одной из первых, кто в себя это вколол?

Александр Мельман: Безусловно, что нет. Потому что все мы понимаем, что такое наше телевидение сегодня, такая официальная структура, где распределены определенные правила игры, где все играют по этим правилам. Шаг влево, шаг вправо, за двойную штрафную заходить, конечно, нельзя. И они очень хорошо понимают. Поэтому это был чисто такой прагматический вопрос-ответ, где только дело касалось профессии и распределения денег. Кстати, мне, в отличие от Андрея, показался не очень убедительным ее ответ. Мне кажется, что девушка немножко поплыла, говорила по написанному. Это еще ни о чем не говорит. Если визуализировать и быть психологом-дилетантом, то мне кажется, что здесь как-то она чувствовала себя не в своей тарелке. Может быть из-за отсутствия опыта медийного, может быть потом, когда ее будут чаще раскручивать, она будет говорить лучше. Что касается таких вопросов, нет, это табу. Все уже знают, что у нас была очень неплохая газета, которую потом закрыли только из-за упоминания того, что есть такая Алина Кабаева. Поэтому никто не хочет себе проблем на голову лишних.

Александр Мельман
Александр Мельман

Елена Рыковцева: Можно ее опрашивать, можно даже с ней сидеть и даже ее показывать, но ни в коем случае не давать ни ей понять, ни зрителям, что мы-то знаем, с кем разговариваем, мы знаем, почему с ней разговариваем, но не скажем вам.

Наше телевидение – это официальная структура, где есть определенные правила игры, и все играют по этим правилам

Александр Мельман: Абсолютно так.

Елена Рыковцева: Я предлагаю посмотреть еще один фрагмент с этого форума. Это другой круглый стол, в котором участвовала Екатерина Тихонова. Ректор СПГУ, который вел этот круглый стол, выразил ей благодарность за участие. Там несколько мужчин сидело за круглым столом, одна дама была по скайпу – это и была Катерина Тихонова. Андрей сказал, что этот стол с пафосным навороченным названием. Обсуждался арбитражный суд стран БРИКС. При чем здесь математический институт, заместителем руководителя которого она является, было не очень понятно. Мы сейчас дадим вам большой фрагмент ее общения с ректором Санкт-Петербургского университета, где он даже возразил Катерине. В этом фрагменте она упоминает имя Кирилла Александровича, который, может быть, поможет, договорится с иностранными инвесторами. В некоторых роликах в интернете Кирилла Александровича считают преемником Владимира Путина.

Выступление Екатерины Тихоновой на ПМЭФ
Așteptați

Nici o sursă media

0:00 0:03:44 0:00

Елена Рыковцева: Этот Кирилл Александрович – это Кирилл Дмитриев, являющийся заместителем Катерины Тихоновой в "Иннопрактике". Почему его называют в некоторых интернет-изданиях преемником, наместником? Он ее заместитель, а она говорит о нем с таким пиететом: Кирилл Александрович разберется, Кирилл Александрович договорится с иностранными партнерами.

В ближайшем будущем нас ожидает более активный выход этих женщин в свет, в деловой мир

Сергей Ежов: Это Кирилл Дмитриев, он глава РФПИ, фонд прямых инвестиций. Они дружат с супругой Дмитриева Светланой Поповой. В частности, один из последних их проектов – это соцсеть "Я молодец", вы могли о ней слышать несколько месяцев назад, но, наверное, уже забыли. Это как раз разрабатывалось компанией, которая принадлежит Светлане Поповой при кураторстве в том числе "Иннопрактики". Этот проект получил финансирование "Газпрома", больше я о нем ничего не слышал. Кирилла Дмитриева действительно называют часто в числе возможных преемников Владимира Путина. Не секрет, что он дружил с семьей. Потому что, мы знаем, они были на свадьбе Катерины Тихоновой с Кириллом Шамаловым. Есть одна загвоздка. Во всяком случае раньше у Кирилла Дмитриева было гражданство иностранное, украинское гражданство, а по нашему действующему законодательству с учетом всех поправок баллотироваться в президенты он не может. Как мы знаем, законодательные ограничения не служат настоящей помехой, когда действительно чего-то хочется, в нужный момент законодательство может быть подправлено. В настоящий момент при всем желании, я думаю, Кирилл Дмитриев не смог бы принять участие в выборах президента и стать действительно преемником Путина. Мы можем говорить о том, что действительно он пользуется покровительством – это выражается в том числе в бюджетах, которые имеет РФПИ. Например, они решили вложиться в систему слежения за гражданами, видеокамеры с распознаванием лиц.

Елена Рыковцева: Это очень полезный человек. Он родился в Киеве, но я думаю, он был гражданином Советского Союза, сейчас пишется в энциклопедиях, что у него гражданство российское. В Государственной думе он зампредседателя комитета по инвестициям при председателе Государственной думы. Едва ли туда иностранцев пустят, особенно украинского иностранца к Думе подпустят, еще будут преемником называть. Наверное, он уладил этот вопрос с документами.

Сергей Ежов: В какой-то момент оно у него было, сейчас вполне возможно, что оно уже давно российское.

Сергей Ежов
Сергей Ежов

Елена Рыковцева: Известно, что Шамалов был женат на Катерине, потом развелись, а вот то, что так любит Владимир Путин этого Кирилла, действительно мы видим, с каким пиететом она о нем говорит, хотя, казалось бы, это ее подчиненный по "Иннопрактике". Почему заговорили о нем как о каком-то любимце и преемнике, по каким причинам?

Андрей Колесников: Он отвечает за привлечение инвестиций в разнообразные крупные проекты. НФПИ фактически институт развития как ВЭП, только все они работают несколько разным образом. У него был опыт, насколько я помню, инвестиционного банкинга, он хорошо знает западный мир тоже в этом смысле, западный инвестиционный мир. То есть он полезен в практическом смысле, как эти все сделки закрывать с участием государства. Хотя получается так, что здесь основной игрок все равно государство, у нас иначе не работает система государственного капитализма. Государство заключает сделки, государство разрешает сделки, государство влезает в сделки в свою пользу. И вот здесь этот человек оказывается, не будучи министром, допустим, не занимая какую-то формальную должность в администрации, он становится чрезвычайно могущественным человеком с точки зрения потоков денег, которые ходят туда-сюда и в результате воплощаются в некие проекты, которые выбрало именно государство.

Это отвечает представлению Путина о том, как должна быть устроена экономика. На самом деле очень похоже на государственный социализм, когда и у советской власти были свои любимчики, с которыми заключались такого рода сделки вполне себе коммерческие. В конце концов, "Жигули" у нас вышли из "Фиата", Арманд Хаммер со времен Ленина окучивал советскую власть и получал некоторые контракты. Такой человек, который является посредником между государством и Армандами Хаммерами современными, – это и есть Кирилл Дмитриев. Вероятно, он нравится, мы же не знаем деталей уже психологических, нравится как такой человек, достаточно эффективный менеджер, почему бы ему в будущем не начать политическую карьеру.

У советской власти тоже были свои любимчики, с которыми заключались коммерческие сделки

Хотя внешних признаков того, что он эту карьеру начал, не существует. Но он действительно участвовал в этом круглом столе с другими очень серьезными персонажами, типа Чуйченко, министра юстиции. Действительно панель называлась "Рассмотрение инвестиционных споров на площадке БРИКС. Перспективы создания арбитражного института". Причем здесь действительно госпожа Тихонова, в описании ее центра, Центр национального интеллектуального резерва, написано, что "задача этого центра – способствовать формированию национальной идеи, связанной с поддержанием престижа российского образования и науки". Вот это только часть функционала, но самая главная. Вот в такой атмосфере куются кадры.

Елена Рыковцева: Хочу я вам предложить мнение двоих экспертов разнополюсных, наш кремлевский эксперт Сергей Марков и наш совсем не кремлевский, антикремлевский эксперт Леонид Гозман высказались по вопросу, зачем Владимир Путин с двумя девочками оказался на одной площадке.

Опрос экспертов
Așteptați
Embed

Nici o sursă media

0:00 0:02:05 0:00

Елена Рыковцева: Семейный форум, действительно, почему нет. Снова и снова мы задаемся вопросом: если он семейный, почему же не сказать, что не только Кирилл моя семья в политическом смысле слова, а и Катя, и Маша. С телевизионной точки зрения это было бы эффектней представлять семью как семью.

Александр Мельман: Все-таки не до такой степени откровенности. Время придет, может быть, нам все скажут. Действительно, у нас семейно-корпоративное государство, мы все это знаем. Члены семьи, среднее поколение, а потом и младшее, они вступают в некие высокие должности. Так устроена эта власть, это государство. Поэтому, конечно, они будут здесь сидеть долго, вернее, думают, что будут сидеть долго. Конечно же, не упустят, не отпустят то, что им принадлежит, будут всеми лапами цепляться за это. Действительно, это очень интересно, вы точно поймали момент, когда наконец-то дочери Владимира Путина выходят в свет, девушки созрели, очевидно, и уже пора. Потому что есть действительно пример Александра Лукашенко, которого вы обсуждали неделю назад, и его сына Колю, наверное, Владимир Путин тоже идет по этому пути. Почему бы и нет?

Елена Рыковцева: Действительно, если Коля ездит, почему же моим нельзя выступить. Но Коля представляется все-таки Колей Лукашенко, реальный сын, здесь пока еще до этой стадии откровенности Александра Григорьевича Владимир Путин не готов дорасти. Мы людей спрашивали сегодня и на улице, и в твиттере: вы распознаете этих дочерей? Вам как кажется, большинство как отвечает?

Александр Мельман: Я думаю, большинство так же, как я, не распознает и не знает их в лицо. Не очень знает их, очевидно, по имени, по фамилии. Я думаю, что нет, я думаю, что это впервые такое. Вы как раз акцентировали здесь эту тему, но, кстати, по официальному нашему телевидению этого не было, насколько я видел. То есть это такой пробный камень, такой вброс, дальше, я думаю, будут работать, может быть, какие-то аналитики, которые посмотрят, насколько это интересно сегодняшней публике, сегодняшнему обществу, насколько можно дальше продвигаться в этом направлении. Посмотрим, что они там решат.

Елена Рыковцева: Вы вообще себе представляете ситуацию на официальном телевидении, когда садится эксперт какой-то в любой из известных вам программ, ток-шоу и говорит: как вы думаете, Воронцова, она дочь Путина или не дочь Путина? А Тихонова, как вы думаете, она приходится ему или не приходится? Это же табу совсем. То есть с ними можно уже теперь разговаривать, но нельзя говорить или даже задаваться вопросом, дочери они или не дочери.

У нас семейно-корпоративное государство, и мы все это знаем

Александр Мельман: Конечно, я об этом уже говорил. Я просто говорю, что это будет такое закрытое, наверное, сообщество, в котором будет решаться – дальше можно продвигать этих дочек или нет. А то, что пока эта линия есть, ее все понимают, что за нее заходить нельзя на сегодняшний день, – это да. Они тоже считаются с неким общественным мнением или квазиобщественным мнением, они тоже понимают, что здесь переборщить нельзя. Они помнят, как было у Михаила Сергеевича с Раисой Максимовной, как это все достаточно негативно освещалось в советском обществе. Они тоже здесь имеют некую осторожность. Это некий такой проброс, они не хотят, может быть, внаглую, не они – это Владимир Путин, он отец, он женат на России, и он отец всех нас, он такой Ким Чен Ир наш.

Елена Рыковцева: Раису Максимовну не любили, Наину Иосифовну скорее любили, а Людмилу Путину жалели, так бы я определила от себя отношение к первым леди. А к первым дочерям, к первым бизнес-леди отношение пока мы не можем выяснить, потому что мы пока все еще выясняем, опознают их или нет. Давайте опрос прохожих посмотрим.

Способны ли вы распознать дочерей Владимира Путина?
Așteptați

Nici o sursă media

0:00 0:01:38 0:00

Елена Рыковцева: Я должна сделать два уточнения. На сайте Санкт-Петербургского форума, на той странице, которая посвящена дискуссии об арбитражном суде стран БРИКС, перечисляются имена всех выступающих, и каждое имя выделено гиперссылкой, то есть вы можете посмотреть, кто есть кто, а Катерина Тихонова черненькими буквами без всякой ссылки – Катерина Тихонова, представитель того-то, но открыть

и посмотреть описание, биографию вы не можете со страницы этого форума. Тем не менее, если к Марии вернуться, если вы откроете в YouTube на странице телеканала "Россия-24" интервью, которое мы сегодня цитировали, и посмотрите комментарии, вы увидите, что люди отлично ориентируются в том, кто она такая. То есть ни для кого нет ни малейшего секрета, что это за интервью, что это за человек и почему оно там появилось. Посмотрим результаты нашего твиттер-опроса: способны ли вы распознать дочерей Путина? Вот наши варианты ответов: узнаю их обеих – 44%, узнаю одну из них – 13%, не знаю, как они выглядят, – 30%, не верю, что их показывают, – 13%. Андрей, что вы скажете об этих результатах?

Андрей Колесников: Результаты свидетельствуют о том, что пользователи твиттера и слушатели Радио Свобода политизированы и поэтому знают, как выглядят дочери президента. Действительно секрет немножко перестает быть секретом. Если мы вспомним советское время, все же знали о том, что у Леонида Ильича есть Галина. В силу того что тогда изображения не ходили широкополосным интернетом, мало кто знал, как она выглядит, зато потом прекрасно все ее узнавали и на фотографиях, и где угодно, она все-таки была скандальной девушкой. Сына Брежнева Юрия не видел никто никогда, но он как сын руководителя мирно трудился во Внешторге на хорошем месте, примерно таких же хороших местах, на которых сейчас работают дочери президента. Дочь Косыгина Людмила тоже вряд ли была узнаваема, но ее папа выводил в свет, он ездил с ней в качестве первой леди, когда его супруга была достаточно пожилой и не считала возможным для себя куда-то кататься, Людмила с удовольствием каталась в мехах в Великобританию, представлялась королеве и так далее. Потом она заняла волевым решением, естественно, сверху чрезвычайно важное место – она заменила Маргариту Рудомино на позиции руководителя Библиотеки иностранной литературы. Это очень серьезное было заведение, очень скорбели тогда сотрудники библиотеки по поводу того, что номенклатурную женщину посадили на голову, ее стиль управления очень сильно отличался от управления Маргариты Рудомино, которая считалась классиком и главной фигурой этой библиотеки, имя которой сейчас носит Библиотека иностранной литературы.

Так строятся всегда судьбы детей вождей, как минимум они хорошо устроены. Где-то в сатрапиях они претендуют еще на то, чтобы стать преемниками. Мы в промежуточном положении между восточной сатрапией и просто обычным авторитарным государством, может быть, эти дамы останутся на своих теплых местах, будут продолжать успешно работать и прекрасно зарабатывать деньги, способствовать формированию национальной идеи, как написано на сайте этой самой организации Катерины Тихоновой.

Андрей Колесников
Андрей Колесников

Елена Рыковцева: Обратите внимание, что никто из вас, экспертов, которые принимают участие в передаче, не сказал, что, может быть, это такая демонстрация. Люди, которые выводят их на эту сцену вместе с папой в один зал, они знают, что элита политическая, журналисты, очень много продвинутых политических граждан, которые сидят в интернете, знают, кто эти женщины. Может быть, это была такая идея показать: вы знаете, кто это, мы об этом не говорим, мы не объявляем. Но посмотрите, где они: они в России, они работают на Россию. Может быть, в это была какая-то патриотическая идея заложена?

Так всегда строятся судьбы детей вождей: как минимум они хорошо устроены

Андрей Колесников: Очень может быть. Абсолютно, на мой взгляд, правдоподобная версия для тех, кто понимает, что это дочери. Это играет в пользу имиджа президента положительного: у него такие деловые дочки, занимаются разными сферами, не лезут в политику. Одна фактически врач, другая не очень понятно кто, но тоже занимается какими-то сложными системами, рассказывает про какие-то инвестиции, очень казенным, правда, языком, удивительно казенным. Очень тяжелое было выступление, надо работать над риторикой. Вторая дочь более конкретные вещи излагает более четко. Да, я думаю, что так оно и есть. Вернусь к замечательному Центру национального интеллектуального резерва, вернусь к тексту, который объясняет задачи этого центра, кроме национальной идеи там написано, что можно профориентировать студентов и формировать у них интерес к работе именно на российском рынке". Вот они показывают, какие именно возможны карьеры на российском рынке, правда, для того чтобы сделать такую карьеру, нужно быть отпрысками семьи президента. Сергей Марков, будучи сторонником режима, сказал про режим страшные вещи, что он строится по клановому семейному принципу. Сказал правду, Сергею, наверное, виднее, он ближе к начальству.

Елена Рыковцева: Иногда нужно Сергея поблагодарить, что он как есть, так и говорит. Наталья из Магнитогорска, здравствуйте.

Слушательница: Да, это семейный получается бизнес. Но тогда вопрос: почему международный, если он семейный? Меня потрясла фраза одной из дам, которая сказала, что мы привлекаем иностранные инвестиции для того, чтобы совместно разработать какие-то проекты. Я лично знаю столько умных людей, и уехавших за границу, и оставшихся в России, которые могут это прекрасно делать без всяких инвестиций.

Елена Рыковцева: Андрей, что вы скажете на такое мнение нашего зрителя и слушателя?

Андрей Колесников: Кто-то может без инвестиций, а клан, близкий к президенту, без инвестиций никак не может. У нас же все-таки не в чистом виде социалистическое государство, у нас есть элементы капитализма. Поэтому они очень любят все, что связано с финансами и инвестициями. У них есть возможность привлекать эти инвестиции. Кому-то нельзя получить даже гонорар от иностранных организаций, человека объявляют "иностранным агентом", а кто-то может ложкой черпать эти инвестиции, особенно если они приходят от одобренных наверху Армандов Хаммеров современных, для чего Кирилл Дмитриев и существует.

Елена Рыковцева: Сергей, когда-то вы работали в "Собеседнике", это издание славилось тем, что им удавалось найти хоть какую-то информацию о семье Путина, об этих закрытых вещах. Что сейчас с Людмилой Путиной, где она? Это ваша подшефная, можно сказать.

Сергей Ежов: Она продолжает жить, надеюсь, что в счастье, как мы знаем, с Очеретным. Она продолжает быть одним из совладельцев микрофинансовой организации. Они выдают кредиты под залог автотранспортных средств.

Елена Рыковцева: То есть ни в какой монастырь ее не сослали?

Сергей Ежов: Не сослали.

Елена Рыковцева: А народ переживал, ведь могло быть такое. Помните, когда она пропала на неопределенный срок.

Сергей Ежов: Скорее ее нужно искать на Кипре, чем в монастыре, потому что есть доля микрофинансовой организации через кипрский офшор.

Елена Рыковцева: Мы оптимистически заканчиваем передачу. Мы весь эфир радовались за дочерей Владимира Путина, а теперь порадуемся за его бывшую супругу.

ТЕЛЕВЕРСИЯ ЭФИРА

XS
SM
MD
LG