Linkuri accesibilitate

Кровавый бизнес Мадуро. Жизнь на золотых приисках в Венесуэле


Николас Мадуро перебирает золотые слитки в прямом эфире национального телевидения

Колумбийские вооруженные группировки, криминальные синдикаты и спецслужбы, часто сражающиеся между собой, а иногда заключающие союзы, взяли под контроль добычу драгоценных металлов в Венесуэле. Ситуация настолько критична, что создает угрозу самому существованию местных индейских народов и экосистеме амазонской сельвы. Такой вывод содержится в двух докладах, опубликованных почти одновременно, международной правозащитной организации Human Rights Watch и Госдепартамента США, о чудовищных условиях труда и жестоких преступлениях на венесуэльских золотых приисках.

Поскольку добыча нефти в Венесуэле неуклонно сокращается, внимание окружения президента Николаса Мадуро и различных криминальных и террористических организаций примерно с 2014 года сосредоточилось на двух огромных южных венесуэльских штатах в бассейне реки Ориноко, Боливар и Амасонас, богатых такими полезными ископаемыми, как золото, алмазы и даже еще более драгоценный колтан (использующийся в каждом производимом в мире смартфоне). Это уникальный экорегион, часть Амазонии, родной дом для 16 малых индейских народов, а также 850 видов птиц, 257 видов млекопитающих, 205 амфибий и 204 рептилий.

В 2016 году правительство Николаса Мадуро начало на юго-востоке страны гигантский по масштабам (и по степени опасности для окружающей среды) проект, названный Arco Minero del Orinoco ("Горнорудная Арка бассейна реки Ориноко"), затрагивающий более 112 тысяч квадратных километров индейских земель, или 12 процентов всей территории государства, включая священные для индейцев места и национальные природные парки. Разработка этого плана началась еще в 2011 году, когда Венесуэлой правил Уго Чавес.

Карта из твиттера, на которой красным цветом обозначена область проекта "Горнорудная арка Ориноко":

К 2020 году эти места даже перестало контролировать собственно правительство в Каракасе – они оказались под властью либо самых настоящих уголовников, либо разных вооруженных группировок, прикрывающих свою криминальную деятельность политическими лозунгами. Коренные венесуэльские индейцы, которых в стране осталось чуть более 2 процентов, с трудом пытаются защищать свои земли от вторжения, а сторонники режима Мадуро принуждают их к работе на шахтах, прибегая к зверскому насилию и запугиванию.

Human Rights Watch (HRW) в течение двух лет собирала показания работников венесуэльских золотых приисков и жителей шахтерских городков в штатах Боливар и Амасонас. В докладе HRW говорится о том, например, что многие шахты в Боливаре полностью контролируются венесуэльскими криминальными синдикатами, сросшимися с тайной полицией SEBIN, или колумбийскими леворадикальными повстанцами, из "Революционных вооруженных сил Колумбии" (FARC) и "Армии национального освобождения" (ELN).

Согласно данным HRW, чиновники, офицеры SEBIN, боливарианские гвардейцы Мадуро, колумбийские террористы, а также самые разнообразные частные и получастные предприятия, связанные с официальным Каракасом и транснациональной наркомафией, заставляют шахтеров отдавать им почти все добытое золото. Население почти всех городов и деревень в этих краях, вне зависимости от рода занятий, должно откупаться драгоценным металлом от вооруженных группировок, "чтобы их не трогали". Местные и иностранные бандиты запугивают людей, требуя от них соблюдения установленных ими "правил" и "понятий".

По словам очевидцев, давших интервью авторам доклада, члены криминальных группировок часто обвиняют шахтеров и ни в чем не повинных граждан в воровстве, чудовищно пытают и столь же жестоко убивают. В одном случае, когда шахтеры обедали, кто-то украл у одного из них телефон. Боевики группировки, которая владела местным прииском, произвольно сочли виновным одного из работников, который давно их раздражал излишне независимым поведением. По словам очевидцев, бандиты засунули ему в рот кляп и отрубили руку с помощью мачете. Позже несчастного затолкали в машину, и его местонахождение с тех пор неизвестно. Через неделю к шахте пришла семья пропавшего с просьбой помочь в его поисках. Однако из страха никто из свидетелей не стал с ними разговаривать. После того как родственники убитого ушли, боевики спросили всех шахтеров, что они рассказали, и угрожали им: "Если вы скажете что-то, что нам повредит, вы тоже исчезнете".

Примерно через месяц после этого одна девушка, также мывшая золото, взяла 10 граммов драгоценного металла у другого боевика, своего бывшего любовника, чтобы заплатить за еду для матери. Бандиты схватили ее, привязали к дереву, отрезали ей голову бензопилой, а потом расчленили ее тело на несколько кусков – на глазах у жителей всей деревни.

По рассказам несчастных местных жителей, перед тем как наказать тех, кто "нарушает правила", члены бандитских группировок заставляют их пройти по улицам с табличкой на груди с надписью: "Я умру за то, что украл". Один очевидец рассказал, что видел, как нанятые золотодобывающей компанией громилы забрали и увезли на опушку леса человека, обвиняемого в оскорблении директора предприятия. Он слышал шум бензопилы и крики и больше никогда не видел этого человека.

17-летний юноша видел, как бандиты ампутировали палец за пальцем на руках шахтера, обвиняемого в краже золота, а затем отрубили и оставшиеся культи – перед другими работниками, чтобы "все могли видеть". Другой мужчина рассказал, что другого 17-летнего юношу связали так, что руки были сложены на груди, будто он молился, и произвели по касательной в кисти семь выстрелов из винтовки. А потом крикнули: "А теперь беги – пока мы тебя не догоним и не добьем".

Поскольку золотодобывающие прииски расположены на юге страны вблизи мест проживания коренного населения, подневольным трудом на местных рудниках часто вынуждены заниматься именно индейцы. В особенной опасности в последние два года оказалась четвертая по численности в стране коренная племенная группа пемон, или арекуна, насчитывающая более 30 тысяч человек. Они живут на юго-востоке Венесуэлы, в приграничье с Бразилией и Гайаной, в уникальном экорегионе под названием Гран Сабана.

Знаменитый водопад Анхель, самый высокий в мире, в венесуэльском штате Боливар
Знаменитый водопад Анхель, самый высокий в мире, в венесуэльском штате Боливар

Работа на золотых шахтах и копях очень опасна для жизни и здоровья. Для очистки золотой руды, при полном отсутствии мер безопасности, используются большие объемы токсичной ртути, несмотря на то что официально такая практика в Венесуэле запрещена. Ртуть, даже в небольших количествах, может вызывать серьезные отравления нервной, пищеварительной и иммунной систем организма, а также разрушать легкие, почки, кожу и глаза.

Эпидемия малярии, которая сегодня, помимо прочих несчастий, накрыла Венесуэлу, также тесно связана с резким ростом добычи полезных ископаемых на юге страны. Большинство работников приисков и шахт часто живут прямо на улице, что увеличивает их уязвимость перед комарами. А кустарные копи и колодцы, где моют золото, вырытые на месте вырубленных джунглей, заполненные дождевой водой, создают отличные условия для размножения комариных личинок.

Почти все опрошенные HRW, работавшие в шахтах или других местах добычи полезных ископаемых, болели малярией, многие из них по несколько раз. Несколько респондентов заявили, что иногда им удается достать на черном рынке упаковку лекарства от малярии, цена которой может для них достигать двух граммов золота (больше платить им нечем). При этом на мировых рынках за один грамм золота из Венесуэлы сегодня дают около 50–60 долларов США.

Представитель Госдепартамента США перед Конгрессом с другим докладом на эту же тему рассказал, как путем насилия и запугивания бандитские венесуэльские и колумбийские группировки, управляющие золотыми приисками, вынуждают население шахтерских городков заниматься не только подневольным трудом, но и торговлей сексуальными услугами. При этом средний возраст жертв сексуального рабства в штатах Боливар и Амасонас – от 13 до 14 лет.

В обоих докладах, и HRW, и Госдепартамента США, также подчеркивается озабоченность, о которой на Всемирном экономическом форуме в швейцарском Давосе заявил Хуан Гуайдо, глава оппозиционной Национальной ассамблеи, провозгласивший себя временным президентом страны. Он обратился ко всем государствам, в том числе и союзникам правительства Николаса Мадуро, с призывом остановить закупки венесуэльского золота до тех пор, пока не будут устранены нарушения прав человека. "Это золото, добытое кровью", – подчеркнул Гуайдо.

Кровь в Венесуэле, очевидно, скоро действительно может стать дешевле воды. По данным союзной Хуану Гуайдо местной оппозиционной организации Médicos por la Salud ("Врачи за здоровье"), в стране продолжает усугубляться политический и экономический кризис, что в итоге привело в том числе к почти полному краху системы здравоохранения: в прошлом 2019 году 78 процентов венесуэльских больниц не имели даже элементарного доступа к чистой воде. А Всемирная продовольственная программа ООН недавно сообщила, что 9,3 миллиона человек (почти треть населения Венесуэлы) сейчас не могут удовлетворить свои основные потребности в питании.

Vezi comentarii

XS
SM
MD
LG