Linkuri accesibilitate

«Лукашенко не уважает людей». Как работает NEXTA — голос революции


Изображение блогера NEXTA (Степана Путило) в центре Минска перед встречей с кандидатами в депутаты парламента, ноябрь 2019 года

Нынешние протесты в Беларуси уже окрестили Telegram-революцией, а ее лицом стал NEXTA (читается как "нехта"). В переводе с белорусского "нехта" означает "кто-то". Этим "кем-то" стал 22-летний блогер Степан Путило, которого разыскивают в Беларуси и России. Власти обвиняют его в организации массовых беспорядков. Закончив учебу в польском городе Катовице, Степан переехал в Варшаву. Он не был на родине с 2018 года, когда на него пытались завести дело по статье об "оскорблении президента" за ролики на YouTube.

Сегодня NEXTA – не просто один из самых популярных Telegram-каналов в Беларуси, а настоящий "рупор революции", как говорит сам блогер. На него подписаны более 2 млн человек, притом что население страны составляет 9,4 млн. По словам Степана Путило, только 30% подписчиков не проживает на территории Беларуси. В то время как режим Лукашенко судорожно блокирует главные независимые информационные ресурсы, большинство белорусов различных возрастов подписываются на NEXTA, откуда и узнают о том, что происходит в стране. Команда из шести человек наблюдает за протестами в Минске и других городах.

В интервью Радио Свобода Степан Путило рассказал о появлении своего Telegram-канала, феномене его популярности, режиме Лукашенко и удивившем многих в последние недели уровне самоорганизации белорусов.

Как появился Telegram-канал NEXTA? Как вы сами объясняете ваш успех и популярность?

– Изначально это был YouTube-канал. Власти пытались его заблокировать за якобы нарушение авторских прав. Потом был обыск за оскорбление президента. С того момента я уже не ездил в Беларусь. Все это время я находился в Польше, где до этого учился. Белорусские власти пытались всячески воздействовать на этот канал. Пришлось сделать запасной, им стала Telegram-площадка. В то время в России пытались блокировать Telegram, но это не получилось. Мы решили использовать этот мессенджер как резервный. Тогда он не был особенно популярным, самый популярный Telegram-канал в Беларуси насчитывал 30–40 тыс. подписчиков.

У нас заметно увеличилось число подписчиков, когда мы начали получать инсайды, секретные документы. Взрывным толчком был инцидент с гаишником. Власти представили это как самоубийство, хотя изначально все видели, что это было самое настоящее убийство. (В 2019 году в Могилевской области обнаружили погибшим 22-летнего сотрудника ГАИ Евгения Потаповича. Он отправился на место аварии, а вскоре прислал коллегам сообщение в одном из мессенджеров: "Срочно, черная "Волга", российские номера". По данным следствия, он умер от огнестрельного ранения в голову, рядом с ним были обнаружены документы, табельное оружие. – РС). Власти, скорее всего, просто не смогли его раскрыть, поэтому представили это как самоубийство. Мы первые об этом написали. У нас была первая информация по этому делу, инсайды. Все СМИ ссылались на нас, в результате за одну ночь произошел взрывной рост с 40 до 80–90 тысяч подписчиков. Позже рост продолжился. Во время белорусской революции мы наблюдаем второй всплеск, потому что в условиях закрытости интернета, в условиях блокировки сайтов Tut.by, Onliner.by и других, мы оставались доступным и при этом крупнейшим каналом на этот момент. Поэтому вся информация шла в основном через нас. Павел Дуров, основатель Telegram, увеличил мощности. В мессенджере есть встроенный VPN, прокси-серверы, благодаря которым можно обойти блокировку.

– Как бы вы себя охарактеризовали? Вы кто – журналист, медиаменеджер, революционер?

Мы не только информируем, но и в некоторой степени координируем людей

– Всего по чуть-чуть. NEXTA – это в первую очередь медиапроект. Еще до начала белорусской революции мы были нетрадиционным СМИ. У нас не было централизованной страницы в интернете, мы – современный информативный канал, в основном для молодежи. Хотя сейчас нас читают в Telegram и смотрят в YouTube и других соцсетях представители совершенно разных поколений. На данный момент мы немного изменились и стали чуточку революционерами, потому что люди просят нас об этом. Нас просят публиковать планы, описывающие, что делать, потому что в Беларуси явных лидеров, тем более с такой аудиторией, просто нет. Если бы они были, понятно, что они сразу были бы задержаны. Сейчас мы не только информируем, но и в некоторой степени координируем людей.

Чувствуете ли вы ответственность, призывая белорусов выходить на протесты, на которых их могут задержать, избить, покалечить и даже убить?

– Мы никого не заставляем выходить на протесты. Это делают власти, когда в приказном порядке людей гонят на митинги за Лукашенко под красно-зелеными флагами. По реакции людей видно, что им это особо не приносит удовольствия. Мы же говорим людям, что можно выйти, отстоять свое право. Белорусы сами выходят. Не мы их избиваем. Власти применяют силу против протестующих, абсолютно бесчеловечные пытки в отношении задержанных. Людей убивают, поливают водой из водометов, применяют против них слезоточивый газ. Эта власть уже давно должна быть признана нелегитимной всем миром. Тот, кто это все затевал, главный враг белорусского народа, должен сидеть на скамье подсудимых в Гааге.

Моя семья была вынуждена выехать из Беларуси, потому что поступали сигналы о том, что есть угроза

Вы чувствуете себя в безопасности в Польше?

– Мы получаем десятки угроз в свой адрес, нам даже угрожали взорвать наш офис. Мы информируем соответствующие органы, полицию, поэтому чувствуем себя в безопасности.

Удалось ли вам обезопасить своих родных?

– Да, недавно моя семья была вынуждена выехать из Беларуси, потому что поступали сигналы о том, что есть угроза. Мои надежные знакомые сообщили, что им лучше выехать на время.

Недовольство режимом Лукашенко присутствовало в обществе давно, но раньше это не было столь массовым явлением. Лично вы всегда негативно оценивали президентство Лукашенко?

– Люди всегда были недовольны, особенно в последние годы, когда им это действительно надоело. Благодаря "цепям солидарности", очередям во время предвыборной кампании, когда собирались подписи за независимых кандидатов на пост президента, другим акциям белорусы поняли, что на самом деле против вся страна. Людям удалось сплотиться, и уже сейчас они ощущают себя хозяевами своей земли. Тем не менее есть еще "каратели" – так мы называем милиционеров и силовиков, которые являются основой режима Лукашенко. Однако у него уже нет никакой поддержки среди чиновников, ведь они поддерживают не его, а исключительно себя. Они понимают, что если совершат демарш, то их сразу уволят или посадят. Мем о том, что уровень поддержки Лукашенко составляет 3%, может, и не совсем близок к реальности, но он показывает всю суть того, что происходит в Беларуси. Я сам уже давно выступаю против. Первое видео, которое было размещено на моем YouTube-канале, называлось "Выбора нет" [кавер на одноименную песню группы "Сплин"]. Это была песня о том, как у белорусов украли выборы, а страну захватил диктатор.

Перемены просто назрели, люди уже не могут без них

За время предвыборной кампании и потом, во время протестов, белорусы проявили феноменальный уровень самоорганизации. Мы видели этому подтверждение во время сбора подписей за оппозиционных кандидатов, потом во время массовых акций, когда люди сами убирали мусор, развозили воду, когда волонтеры приезжали к печально известному минскому СИЗО на Окрестина и помогали тем, кого освобождали. Откуда у людей, которые последние 26 лет живут в стране, где подавляется любое инакомыслие и инициатива, появился этот навык к самоорганизации?

– Белорусы подают прекрасный пример всему миру. Во время протестов, забираясь на скамейки, люди даже снимают обувь, приносят друг другу воду, еду, цветы. Это дорогого стоит. Это свидетельствует о высоком уровне самоорганизации. Лукашенко говорит белорусам, что государство вырастило и сделало из них людей, а они неблагодарные. Однако это сами люди учат детей в школах, создают рабочие места, а государство в лице Лукашенко не уважает этих людей, ставит себя выше общепризнанных норм и ценностей. Своими преступными приказами Лукашенко превратил страну в то, что мы видим сейчас. Все это свидетельствует о том, что перемены просто назрели, люди уже не могут без них. Уровень самоорганизации белорусов в очередной раз доказывает, что ради перемен люди готовы на большие жертвы.

Как вы считаете, был ли Лукашенко порождением того времени, и общество хотело и допускало такого правителя? Когда ему стоило уйти с поста президента?

– В 1994 году белорусы действительно возлагали на него надежды. Он был выходцем из народа, который, как казалось тогда, принес благо стране. В 1996 году он пообещал, что будет президентом еще 10 лет. То есть получалось, что он собирался править до 2006 года. Однако в 2004 году был проведен очередной референдум, который являлся незаконным. Дело в том, что на референдум нельзя выносить вопросы, касающиеся избрания или переизбрания президента, но тем не менее такой референдум был проведен, его результаты были сфальсифицированы. (Референдум касался отмены положения конституции о не более чем двух президентских сроках. – РС). Благодаря этому Лукашенко может баллотироваться до конца своих дней. Я считаю, что он должен был уйти в 2006 году.

В случае демонтажа режима Лукашенко вам будет интересно поучаствовать в жизни страны в роли политика или общественного деятеля?

– Пока таких предпосылок нет, но если люди захотят, то мы можем создать какую-то политическую партию. Это возможно только в нормальной политической системе, когда партийная система будет эффективной, когда будет нормальный парламент.

Автор – корреспондент русской службы Польского радио, специально для Радио Свобода

Vezi comentarii

XS
SM
MD
LG