Linkuri accesibilitate

«Меня пытаются заставить молчать». Адвокат Иван Павлов — о своем преследовании


Иван Павлов

У адвоката Ивана Павлова, главы объединения юристов и журналистов "Команда 29", 30 апреля прошел обыск. В 6 утра к нему в гостиницу пришли оперативники, обыск продлился больше шести часов. С обысками также пришли к его жене в Санкт-Петербурге и IT-специалисту проекта Игорю Дорфману. Самого Ивана Павлова доставили на допрос. Его подозревают в том, что он якобы разгласил секретных данные из уголовного дела его подзащитного – журналиста Ивана Сафронова, арестованного по делу о госизмене.

Иван Павлов рассказал корреспонденту Настоящего Времени о том, как проходил обыск и что он думает о заведенном против него уголовном деле.

«Это месть за мою принципиальную позицию»
Așteptați

Nici o sursă media

0:00 0:02:16 0:00

– Я совершил преступление, когда рассказал вам, журналистам, о том, что вашего коллегу по абсурдному обвинению держат в "Лефортово" незаконно. Конкретно мне вменяется два обстоятельства: первое – то, что я передал в газету "Ведомости" постановление о привлечении Сафронова в качестве обвиняемого, и второе – то, что я рассказал 2 марта вам же перед зданием Лефортовского суда о том, что в деле появился анонимный свидетель, секретный свидетель под псевдонимом "Ландер". Вот эти два обстоятельства представляют, оказывается, большую следственную тайну, и мне инкриминируются именно они.

Мою защиту осуществляет адвокат Адвокатской палаты города Москвы Александр Пиховкин. Сегодня также следователи намерены допросить меня в качестве подозреваемого. Только что прошел обыск у меня, незаконно изъяли адвокатские документы, представляющие адвокатскую тайну, практически все досье по Сафронову у меня изъяли. Я против этого возражал, также возражения были изложены в протоколе моим защитником и присутствующим представителем адвокатской палаты города Москвы.

– Как следователи, оперативники вели себя?

– Следователи вели себя достаточно корректно, это следователи главного следственного управления Следственного комитета.

Уголовное дело возбуждено 27 апреля руководителем главного следственного управления Следственного комитета России Колесниковым. Я сегодня, как раз в 6:15, когда ко мне постучали в номер, узнал о том, что возбуждение уголовного дела в отношении меня состоялось несколько дней тому назад. После этого прошел обыск, и сейчас я иду вместе со своим защитником для производства следственного действия.

От моего защитника пытались отобрать подписку о неразглашении данных предварительного расследования, до такого уже доходит. И от меня тоже пытались отобрать подписку о неразглашении данных предварительного расследования уже по моему уголовному делу в отношении против меня. То есть меня пытаются просто заставить молчать, когда будут преследовать. Между тем это незаконно, это нарушает мое право на защиту, я имею право защищаться всеми незапрещенными законом способами. Поэтому я вам открыто рассказываю и не считаю то, что я говорю, преступлением. Я не боюсь и вас призываю к тому, чтобы не бояться. Все нормально, мы прорвемся.

– Может быть это связано с угрозами Чабана? [Следователь ФСБ Александр Чабан, ведет дело Ивана Сафронова, обвиняемого в госизмене – НВ]

– Я уверен, что это связано с реализацией плана, который неоднократно, и не только мне, но еще и моим подзащитным, декларировал следователь Чебан и другие следователи следственного управления ФСБ. И считаю, что это месть за мою принципиальную позицию по целому ряду уголовных дел, которые расследуются в следственном управлении ФСБ России. К сожалению, в эту операцию втянуты сотрудники Следственного комитета. Я надеюсь на объективное разбирательство с их стороны и на то, что это позорное, мне кажется, дело будет прекращено в самое ближайшее время. Мне должны будут принести извинения.

– В каком статусе вы находитесь?

– Я нахожусь сейчас в статусе подозреваемого.

Признаки того, что следователь хотел меня задержать, были. Несколько раз это слово "задержание" вылетало из его уст. Но будем надеяться на то, что все благополучно закончится и мне удастся выйти таким же ходом, как я и вошел в это здание.

– А с каким делом связан допрос, известно?

– Обвинение мое связано с делом Сафронова.

Спасибо за внимание к моей скромной персоне и к этому уголовному делу. Это уголовное дело точно связано с реализацией свободы слова. Я защищал вашего коллегу. Надеюсь в том числе и на вашу поддержку по этому делу. Спасибо вам, ребята.

XS
SM
MD
LG