Linkuri accesibilitate

Моника Маковей: «Как он может ей помешать? Ему осталось 30 дней. Что он ей сделает?»


Моника Маковей

Европейский союз и США заявили о готовности сотрудничать с новым молдавским президентом и продолжить поддерживать Республику Молдова. Президент Российской Федерации Владимир Путин так же выразил надежду, что деятельность Майи Санду во главе государства «будет способствовать конструктивному развитию отношений между Российской Федерацией и Республикой Молдова». Корреспондент Свободной Европы Валентина Урсу поговорила с бывшим депутатом Европарламента и экс-министром юстиции Румынии Моникой Маковей о тех шагах, которые Майя Санду предпримет для выполнения предвыборных обещаний.

Моника Маковей: Победа Майи Санду фантастична! И какие бы сейчас ни делались расчеты или прогнозы о том, что у нее нет большинства в парламенте, что правительство настроено по отношению к ней враждебно, – все это можно и нужно преодолеть.

Я видела реакцию бывшего президента Додона, который заявил, что у нее нет ни правительства, ни парламента, и потому, мол, она ничего не сможет сделать. То есть, он пытается представить ее как президента, у которого не будет никакой власти, говорит, что ее напрасно выбрали, что это будет клоунада...

Свободная Европа: Да, он напомнил что Республика Молдова – это государство с парламентской формой правления, что до конца года он будет оставаться президентом со всеми конституционными полномочиями, что нынешнее правительство вполне работоспособно, и что Партия социалистов, обладающая крупнейшей парламентской фракцией, будет диктовать свою волю.

Моника Маковей: Да я видела. В статье 79-й Конституции прописано, что новоизбранный президент – Майя Санду, в нашем случае – приносит присягу в течение 45 дней после выборов. Не знаю, почему у вас такой большой срок, но, в конце концов, если осталось еще 30 дней, и если он будет настаивать... Хотя было бы логичным, пошло бы на благо Республике Молдова, положительным образом бы сказалось и на международном уровне, чтобы президентское кресло как можно скорее заняла Майя Санду.

Если это произойдет лишь через 30 дней, то Додону это нанесет серьезный публичный вред, потому что люди скажут: ты цепляешься за власть. Хотя в любом случае придется уйти... Разница в голосах между Додоном и Майей Санду наделила Санду высокой легитимностью. А у Додона легитимности больше нет. Он может хотеть остаться, он может оставаться президентом еще 30 дней, однако, легитимностью президента обладает Майя Санду. Точка.

Свободная Европа: Можно ли дать оценку тому, какое наследие достанется Майе Санду? Потому что было много разговоров о том, что Республика Молдова – это государство, задушенное коррупцией, что нам не удалось построить правовое государство, что уровень бедности очень высок...

Моника Маковей: Да, люди все это знают. Нужно ли повторять? Где коррупция, там и бедность, это очевидно.

Нам нужны сильные институты власти, сильные люди, профессионалы, независимые специалисты, которые смогли бы навести порядок. Напомню вам 2004 год, когда президент Траян Бэсеску выиграл выборы в борьбе с СДП, то есть с социалистами. В его повестке также значилась борьба с коррупцией, за что голосовали люди. Но затем он начал заключать альянсы, так сказать, из конъюнктурных соображений. Напомю, что он пошел на альянс, чтобы получить большинство и сформировать правительство. Он провел Партию гуманистов, и сразу же, на следующий день, назвал это «аморальным решением». Также хочу напомнить, что в 2014 году глава этой партии Дан Войкулеску был приговорен к десяти годам лишения свободы за отмывание денег.

В общем, мы знаем, какое там наследство... В Республике Молдова бывали периоды получше, похуже. Хорошим было время, когда появилось решение по либерализации визового режима.

Все мы знаем. Но вопрос в том, что сделает Санду. Повторяю, у нее высокий уровень легитимности. Запад и все демократические силы поддержат Майю Санду. И Европа, и США, и весь мир.

Свободная Европа: Кстати, первые поздравления пришли от Клауса Йоханниса, Владимира Зеленского, руководства ЕС. Да и кремлевский лидер ее поздравил.

Моника Маковей: Новоизбранному президенту всегда посылают поздравления, это хорошо. Но я говорю, что у нее будет реальная ощутимая поддержка. Она будет сильным политиком, и у нее будет поддержка со стороны ЕС.

Уровень доверия меняется, когда во главе страны будет Майя Санду, которая не отклонялась от своего пути, как в борьбе с коррупцией, так и в отношении наведения порядка в стране. Но людей по-прежнему наказывают, они по-прежнему сидят в тюрьмах за коррупцию, отмывание денег и т.д. Ей нужно будет провести ряд законов, сформировать институты... На мой взгляд, будет хорошо, если она обратится к созданию конъюнктурных альянсов. Это нужно для принятия законов, которые изменили бы работу некоторых учреждений.

У нее должны быть советники по всем важным вопросам, включая сферу правосудия и противодействие коррупции. Она должна работать под давлением общественности. В том числе, показывая, что она знает, что делать, что есть стратегии и планы. Но это должны быть конкретные стратегии и планы, а не расплывчатое многословье!

Свободная Европа: Но парламент может стать противником аппарата президента и Майи Санду. Вы знаете, что было много разговоров о необходимости проведения досрочных парламентских выборов. И сейчас каждый политик будет пытаться играть в интересах той партии, которую он возглавляет.

Моника Маковей: Конечно, но только ни у кого из них нет ее легитимности. Я настаиваю на высочайшем уровне легитимности Майи Санду. О чем тут говорить?! И эту легитимность надо использовать! Он должна прокладывать себе путь штыками: бороться за каждого человека, за каждый проект! И повторяю: у нее должна быть хорошая команда консультантов, она должна публично говорить о своих проектах.

Свободная Европа: Игорю Додону, скорее всего, нелегко будет смириться с поражением.

Моника Маковей: Как он может ей помешать? Ему осталось всего 30 дней. Что он ей сделает?

Свободная Европа: Он захочет получить пост премьер-министра, например.

Моника Маковей: Он проиграл президентскую гонку с разгромным счетом, и он хочет стать премьер-министром? Думаю, что у него не будет для этого внешней поддержки. Он лишь выставит себя на посмешище перед гражданами Республики Молдова, которые все понимают. Потому что нужно было работать, когда ты был президентом, когда ты занимал этот пост, который всегда является преимуществом.

Он может попробовать, если он считает, что это выигрышный путь... Но как добиться цели без уважения к людям и закону? Я говорю о ситуации, в которой сейчас находится Майя Санду, когда парламент, как все говорят, настроен по отношению к ней враждебно. Можно получить некоторое большинство, если ты осторожен и проводишь расчеты. Она должна это сделать: как президент, она все равно не может принимать законы, но она должна выступать с предложениями, она должна говорить, оказывать давление на институты в пользу той платформы, которую поддержали люди.

Президент, который намерен чего-то добиться, – вот в чем между ними разница! Додон не был президентом, который хотел борьбы с коррупцией и верховенства права.

Санду должна собрать команду советников, экспертов, их можно называть как угодно, с которыми она сможет выдвигать конкретные решения. Она может сказать: вот, эксперты разработали эту стратегию, этот план, давайте сделаем следующее – вот как, на наш взгляд, надо действовать.

Свободная Европа: Г-жа Маковей, вы настаиваете на том, что она должна получить поддержку большинства в парламенте...

Моника Маковей: Я сказала, что она может создавать конъюнктурное большинство.

Свободная Европа: Конъюнктурное большинство, чтобы продвигать законопроекты.

Моника Маковей: По одному проекту.

Свободная Европа: Да, но в парламенте Республики Молдова есть депутаты, которые не ладах с законом. Вы знаете, что дело о краже миллиарда еще не завершено, а есть и другие дела. Принимая во внимание наши реалии, как люди станут воспринимать Майю Санду, если она пойдет на создание конъюнктурного большинства?

Моника Маковей: Что ж, если создавать долгосрочную коалицию, при том, что во всех партиях есть депутаты, обвиняемые в коррупции и в других незаконных действиях, то люди будут разочарованы. Она может объяснить это так: для этого законопроекта я собираюсь поступить так-то. Но знайте, что отношение парламентариев изменится. Они-то гонятся за властью. А ей не нужно заключать союзы, как было в прошлом, потому что это ей навредит, снизит уровень доверия. Вот почему я говорю, что она должна заключать конъюнктурные союзы для того или иного проекта.

Свободная Европа: Вы говорите, что возможно новое начало в отношениях Молдовы с Западом, с ЕС?

Моника Маковей: Да, определенно, это будет новое начало!

Свободная Европа: Но, скорее всего, сохранятся и условия для продвижения реформ?

Моника Маковей: Ну, разумеется, только теперь у вас будет президент, который и говорит о реформах, и хочет их проводить. Есть разница между президентом, который только рассуждает о реформах, и президентом, который обещает их провести. И мы верим, что он это сделает. Я убеждена, что она это сделает, она на это способна.

В конце концов, правосудие очистит парламент, как было и в Румынии, и везде, очистится и правительство...

Свободная Европа: Допускаете ли вы перемены в работе юстиции с приходом Майи Санду?

Моника Маковей: Думаю, она сможет это сделать. Я говорю, что это возможно. Другого шанса спасти Молдову на данный момент попросту нет. У президента есть шанс, она этого хочет, и что очень важно, она обладает необходимым умением и получит международную поддержку, помощь ЕС и Америки, всего демократического мира, плюс - поддержу населения Республики Молдова. Все у нее должно получиться!

Нужно говорить о правосудии и о борьбе с коррупцией, потому что это сейчас самое главное. Проводить реформу правосудия очень сложно. Как это можно сделать? То есть, нельзя навести порядок, выгнать всех, а затем нанять всех на основе экзаменов и конкурсов. Можно проводить тесты на неподкупность, как это делают, например, голландцы при поступлении на работу. Тесты на честность и порядочность при помощи психолога можно обязать проходить, скажем, всем судьям и прокурорам, чтобы это не нарушало их независимости, и чтобы никто их не уволил.

Психолог задает вопросы и видит, когда ему лгут. Он видит, силен ли человек, честен ли он. Я проходила такой тест с психологом. Я, например, предложила делать это всем руководителям Национального департамента по борьбе с коррупцией. Поэтому я отобрала очень хороших и очень сильных людей.

Если человек не смотрит в лицо, в глаза, если он краснеет, то все сразу видно. Помощь психолога играет большую роль, потому что его работа – чувствовать и угадывать человека. Вот что она может, например, сделать. Начать с наведения порядка в юстиции. Я так сделала, и это сработало. Тогда никто в Румынии не верил, что в тюрьму попадет министр или премьер-министр, судья, прокурор или депутат. Но это случилось!

Без справедливой, беспристрастной и независимой судебной системы демократия не работает. Где нет справедливости – нет ничего! Это то, о чем должна позаботиться Майя Санду – и она это сможет!

Vezi comentarii

XS
SM
MD
LG