Linkuri accesibilitate

«Нарастание репрессивности режима». Политзэков становится больше


Алексей Навальный на экране монитора в суде во время очередных слушаний по своему делу 25 июня 2021 года

С начала года количество политических заключенных в России выросло с 349 до 410. По данным правозащитного центра "Мемориал" (внесен в реестр иноагентов), подавляющее большинство из них были лишены свободы в связи с их религиозной принадлежностью. Также в список попали люди, которые оказались лишены свободы после участия в акциях в поддержку Алексея Навального в январе этого года.

Радио Свобода поговорило с правозащитником Сергеем Давидисом о том, как эти люди оказались в заключении и почему не стоит ждать значительного сокращения числа политзаключенных в скором будущем.

16 августа правозащитный центр "Мемориал" обновил список политических заключенных в России – на данный момент в этом списке 410 имен. Количество политзаключенных неуклонно растет последние десять лет, исследователи отмечают только один спад за этот период: он произошел в 2013 году перед Олимпийскими играми в Сочи. В этом году рост количества политических заключенных более значительный, чем в прошлые годы, отмечает член совета Правозащитного центра "Мемориал" Сергей Давидис.

Большинство людей из списка политзаключенных, 329 человек, были лишены свободы в связи с их религией: это преимущественно мусульмане и Свидетели Иеговы (деятельность "Управленческого центра Свидетелей Иеговы в России" признана экстремистской).

Сергей Давидис
Сергей Давидис

"Большую часть, к сожалению, составляют люди, которые преследуются в связи с реализацией права на свободу совести или религиозной принадлежности, – рассказывает Давидис. – Это Свидетели Иеговы, которым каждый месяц выносят приговоры, связанные с лишением свободы, плюс постоянно возбуждаются все новые дела, в рамках которых люди помещаются под стражу либо под домашний арест. Также в эту группу входят люди, которые обвиняются в участии в деятельности "Хизб ут-Тахрир" как в России, так и в Крыму. В России эта организация признана террористической, мы полагаем, что без всяких оснований. А преследованию подвергаются отнюдь даже не только члены этой организации, а вовсе непричастные к их деятельности люди, особенно среди крымских татар".

После аннексии Крыма российские суды осудили десятки жителей полуострова, как правило крымских татар, по обвинению в причастности к деятельности "Хизб-ут-Тахрир". В России движение "Хизб ут-Тахрир" запрещено с 2003 года, на территории Украины и большинства европейских стран его деятельность законна.

"Управленческий центр Свидетелей Иеговы в России" был признан Верховным судом РФ экстремистской организацией в 2017 году. Как отмечал правозащитный центр "Мемориал", в решении суда "не приведено ни одного факта нарушения верующими общественного порядка, проявления агрессии или насилия с их стороны, свидетельств, что их деятельность угрожала безопасности Российской Федерации". Тем не менее, за четыре года против Свидетелей Иеговы в России было возбуждено 257 уголовных дел, в статусе обвиняемых оказался 531 человек – такая статистика приведена на сайте Свидетелей Иеговы в России.

По словам Сергея Давидиса, в этом году в списке политзаключенных появилась еще одна группа верующих. Правоохранительные органы причисляют их к запрещенной в России террористической организации "Ат-Такфир валь-Хиджра".

"Есть еще одна религиозная группа, которую, судя по всему, фактически выдумывает следствие, – это "Ат-Такфир валь-Хиджра", египетская организация 70-х годов прошлого века, за участие в которой обвиняют людей, которые просто не ходят в мечеть, не оказывают уважение официальным исламским священнослужителям, а сами на дому устраивают обряды. Следствие утверждает, что эта организация существует и сейчас. Последнее, что о ней известно, когда она действительно действовала, – это в Египте в 70-х годах. У нее была некая доктрина. Некие элементы пересечения ее доктрины с религиозными практиками этих групп, которые сейчас подвергаются преследованию, дают следствию, а потом и суду совершенно нелепые основания говорить, что эти люди осуществляют деятельность этой организации", – говорит Сергей Давидис.

Политических заключенных, которые были лишены свободы в связи с религией, значительно больше, потому что их преследуют не в индивидуальном, а в групповом порядке.

Псков, 2019 год, суд над лидером местного отделения Свидетелей Иеговы Геннадием Шпаковским
Псков, 2019 год, суд над лидером местного отделения Свидетелей Иеговы Геннадием Шпаковским

"Людей преследуют только за то, что они определенным образом реализуют свое право на свободу совести – ненасильственным, естественным образом, – рассказывает Давидис. – Тут самый очевидный классический пример – это Свидетели Иеговы. Люди продолжают молиться так, как они привыкли молиться, так, как им предписывает их вера. Это не представляет никакой угрозы ни для кого. И они не считают возможным прекратить исповедовать свою веру из-за того, что организации, связанные с этой верой, признаны экстремистскими. Хотя, как неоднократно было сказано, запрещены только организации, а исповедовать религию не запрещено и молиться они могут. Но на самом деле факт, что они продолжают исповедовать свою религию, объявляется продолжением деятельности экстремистской организации. И это оказывается очень простым способом пополнения числа экстремистов в случае со Свидетелями Иеговы или числа террористов в случае с "Хизб ут-Тахрир". То есть это экстремисты и террористы, которых ищут под фонарем, массово записывают сперва в обвиняемые, а потом в осужденные. Таким образом нарабатывают статистику, получают награды, повышения".

Остальные люди из списка политзаключенных, 81 человек, были лишены свободы по другим политическим мотивам. В этом году в список попал оппозиционный политик Алексей Навальный, который был отправлен судом в колонию по делу "Ив Роше" 2013 года. Также в списках политзаключенных оказались участники протестов в поддержку Навального, которые прошли в январе этого года – вскоре после ареста политика. В список попали журналисты студенческого журнала DOXA, которых обвиняют в вовлечении несовершеннолетних в совершение действий, представляющих опасность для их жизни, – причиной стала публикация видеообращения к студенческому сообществу, где говорится о незаконности угроз руководства вузов отчислять учащихся из-за их присутствия на акциях протеста в поддержку Алексея Навального. Участники "санитарного дела" также включены в список политзаключенных – многие из них до сих пор, уже больше полугода находятся под домашним арестом.

Обвиняемая по "санитарному делу" участница группы Pussy Riot Мария Алехина
Обвиняемая по "санитарному делу" участница группы Pussy Riot Мария Алехина

"Тенденция этого периода – это жесткое подавление всех оппозиционных структур гражданского общества, независимых от власти: дела против ФБК (признан властями России экстремистской организацией и иноагентом. – Прим. РС), против сподвижников Навального, против участников протестного движения. Они имели место и раньше, но не столь массово. Сейчас это преследование в определенных сегментах политического спектра носит гораздо более массовый характер, чем раньше. На это накладывается ситуация с выборами, что само по себе, видимо, влечет нарастание репрессий и подавление любых организованных групп, которые независимы от власти.

Но отдельно можно выделить репрессии против потенциальных или реальных кандидатов, которые могли бы участвовать в этих выборах. Среди новых политзаключенных такие люди тоже есть, например, Алексей Ворсин в Хабаровске".

По мнению Сергея Давидиса, в будущем количество политических заключенных будет расти – возможно лишь небольшое замедление роста после окончания выборов в Государственную думу.

"Они [данные о количестве политзаключенных] говорят о нарастании репрессивности существующего в России режима. О том, что, теряя возможности убеждения, теряя возможности какого-то подкупа граждан, режим все больше вынужден опираться на чисто насильственные практики. Пример Беларуси и сама логика такого репрессивного режима заставляют его и дальше наращивать репрессии. Поэтому, к сожалению, следует ожидать того, что число политзаключенных будет и дальше расти.

Может быть, темп роста станет чуть пониже на пару-тройку месяцев после выборов, но, в принципе, тенденцию, к сожалению, это изменить не может. Более того, происходит некое такое соревнование по самым бредовым репрессивным инициативам. Мы еще не видели уголовного правоприменения в связи с нежелательными организациями, кроме "Открытой России" (которая вообще ею не является). А закон принят, и есть основания ожидать, что они будут применены. К сожалению, буквально идет соревнование между разными депутатами, разными отрядами власти – кто придумает более нелепое репрессивное ограничительное карающее законодательство. Они будут принимать новые законы такого рода, которые неминуемо будут влечь применение его к невиновным людям. Поэтому какого-то замедления роста небольшого можно ожидать после выборов, но не более того", – говорит Давидис.

Списки политзаключенных правозащитного центра "Мемориал" – это лишь минимальная оценка числа политзаключенных в современной России. В действительности политзаключенных и других людей, лишенных свободы по политическим мотивам, существенно больше. По предположениям Сергея Давидиса, политических заключенных в России может быть в два-три раза больше, чем на данный момент было внесено в список.

XS
SM
MD
LG