Linkuri accesibilitate

«Наше государство ведет себя как террорист». Дуэль Кремля и оппозиции (ВИДЕО)


Анастасия Брюханова на митинге в Москве, 2018 год

Незарегистрированный кандидат в депутаты Мосгордумы Анастасия Брюханова — в программе Леонида Велехова

Леонид Велехов: Здравствуйте, в эфире Свобода – радио, которое не только слышно, но и видно. В студии Леонид Велехов, и это новый выпуск программы "Культ личности", который вы также смотрите на телеканале "Настоящее Время". Она не про тиранов, она про настоящие личности, их судьбы, поступки, их взгляды на жизнь.

Я продолжаю приглашать в нашу передачу людей молодых, ярко проявивших себя этим бурным, жарким политическим летом. И сегодня в гостях у меня Анастасия Брюханова, незарегистрированный кандидат в депутаты Мосгордумы, муниципальный депутат, активистка партии "Яблоко".

(Видеосюжет об Анастасии Брюхановой. Закадровый текст:

Анастасия Брюханова – еще одно женское лицо в галерее лиц нового российского протеста. Между прочим, обратите внимание: в общем, коллективном портрете этого протеста все больше женских черт и силуэтов: Любовь Соболь, Юлия Галямина, Елена Русакова, Дарья Беседина… Ничего подобного раньше не было: перестройка, ельцинское десятилетие, 2000-е, то есть фактически три десятка лет ни одной женщины в политику не выдвинули. Даже из яркой и талантливой Ирины Хакамады политика не вышло. А уж о номенклатурных "выдвиженках" на политические должности, вроде Валентины Матвиенко, Эллы Памфиловой или лжекандидата в президенты Ксении Собчак и говорить не стоит…

Но теперь вот и в этом отношении времена меняются. И раз в политику, да еще в протест, в оппозицию, идут женщины, значит, дело принимает серьезный оборот. И он знаменует плохой прогноз для нашей просроченной власти. Женщины умеют добиваться поставленных перед собой целей часто лучше мужчин. Они часто упорнее, последовательнее и мужественнее. К тому же раз женщины выходят на политические баррикады, значит, действительно, гиря до полу дошла…

Мне скажут, что я выдаю авансы, ведь ничего еще толком не сделано. А уж наша 26-летняя героиня и вовсе пока что – муниципальный депутат. Вот именно что – муниципальный депутат, три года реально занимается проблемами своего Щукино, хлопочет по поводу его благоустройства, безопасного оборудования детских площадок, и т.д. и т.п. Собственно, это и есть политика. Собственно, с этих ступенек во всем цивилизованном мире люди и начинают подъем по лестнице в так называемую большую политику. Кроме России, где политиков назначают по принципу родства и свойства, и только что еще по наследству посты и должности не передают. Но и у нас этим горячим летом лед тронулся, и господа бессрочные заседатели из Единой России оказались вынуждены часть кресел в Мосгордуме освободить для этих вот самых муниципальных депутатов, реально работающих в городе людей. Насти Брюхановой в этот раз среди них не оказалось: честно собранные ею подписи нечестно забраковали. Но ничего – у нее все еще впереди).

Студия

Леонид Велехов: Я прежде всего хочу вас поздравить с победой Даши Бесединой, в которую, как я знаю, вы немало сил вложили. И это действительно замечательное достижение.

Анастасия Брюханова: Да! Спасибо большое! Мы действительно работали вместе, командой, с самого начала. И из-за того, что меня не зарегистрировали, я не сдалась – помогала Даше. И это для нас большая победа, что хотя бы одна из наших кандидаток выиграла.

Леонид Велехов: И очень, конечно, жаль, что вас не зарегистрировали. Ну, у вас все впереди еще.

Анастасия Брюханова: Мы бились до самого последнего, до самой ЦИК. Ваша подпись точно не в браке, я бы запомнила. Старались, прошли все суды. И сейчас мы не откладываем это дело: мы подали жалобу в Конституционный суд.

Леонид Велехов: Я читал! Причем вы первая, кажется.

Анастасия Брюханова: Да. На то, чтобы оспаривать некоторые нормы, с которыми сталкиваются кандидаты на всех выборах, – это важная история, системная. У нас кандидатов лишают права ходить в суд, если они обращаются в вышестоящие комиссии избиркомов. И получается часто беспредел. Больше всего это ударило по кандидатам в Москве, которых по подписям срезали, и по многим муниципальным кандидатам в Санкт-Петербурге. Они тоже пошли в ЦИК, который соглашался с этими незаконными отказами, а суды в Петербурге при этом проявили какую-то странную независимость и восстанавливали кандидатов. Если бы этой нормы не было, часть московских кандидатов после ЦИК могла бы пойти в суд и восстановиться.

Леонид Велехов: Я смотрел в YouTube ваше выступление в ЦИКе. Я поразился, как вы при своей молодости так аргументированно, четко все сформулировали. Памфилова смотрелась на вашем фоне неубедительно.

Анастасия Брюханова: Спасибо.

Леонид Велехов: Потому что правда была на вашей стороне, и она вынуждена была как-то не очень уверенно оправдываться. Скажите мне такую вещь, сугубо психологическую. Когда ваши подписи не утвердили, а Дашины утвердили, какая-то ревность, зависть не укусила ни на секунду?

Анастасия Брюханова: Нет! У нас команда! Мы с Дашей прошли огонь и воду еще на этапе выдвижения. И так получалось, что у нас в "Яблоке" сначала Дашу недовыдвинули, а выдвинули только меня. Даша тут же пошла помогать мне. Потом у нас чехарда на сборе подписей была: мы не успевали собрать большую команду сборщиков, и тут я уступила Даше сначала, чтобы ей собрать первой подписи. Поэтому мы уже настолько привыкли друг друга поддерживать и уступать друг другу, что в этой ситуации было понятно, что даже если меня не зарегистрируют, у меня есть идеальный кандидат, за которого я могу агитировать, помогать избрать его. Зависти не было, была обида! Потому что такой беспредел... Эти прекрасные, милые женщины, которые еще вчера с тобой дружески: "Настенька, Настенька, как ты себя чувствуешь?", а на следующий день начинают подписи по беспределу выбрасывать... Как я не поседела или, наоборот, не побагровела от злости – это было тяжело.

Леонид Велехов: Притом что у нас в районе только ваши сборщики и ходили. Я никаких других не видел. Дважды они меня агитировали – один раз на улице, другой раз пришли на дом... Остальных я никого и не видел. Ваша команда работала серьезно.

Анастасия Брюханова: Но при этом многих кандидатов в этом же округе зарегистрировали по мифическим подписям, включая шедшего от мэрии.

Леонид Велехов: Да, я и хотел сказать про вот того "единоросса", Никитина. Вас утешило, что он проиграл?

Анастасия Брюханова: Конечно! Я порадовалась: прокатить "единоросса" – всегда радостно! Хотелось бы их прокатывать и заменять на депутатов, которые отвечают твоей идеологии и как-то близки по взглядам, но и так пока можно порадоваться.

Леонид Велехов: У вас или где-то еще я прочитал, что у него вообще получилось так, что ему подписи зарегистрировали до того, как он их сдал.

Анастасия Брюханова: Да. Пока проверяли мои подписи, случайно обнаружили бюллетени проверки его книг, и они были датированы несколькими днями ранее. Естественно, там были нули, то есть книга 1 проверена, например, 3-го числа – ноль бракованных подписей, а он эту книгу сдал только через два дня. Конечно, если нет подписей, то нет и брака.

Леонид Велехов: Грандиозно!

Анастасия Брюханова: Прекрасная технология.

Леонид Велехов: Будем надеяться, что депутат Енгалычева, которая вместо вас прошла (я считаю, что вместо вас, потому что, будь вы зарегистрированы, вы бы победили), оправдает ожидания. Я знаю, что она уже выступила с обращением по поводу "московского дела"...

Анастасия Брюханова: Но особо на тех кандидатов, которые заменили "единороссов", большие надежды возлагать не надо. Если мы, демократы, или мы, либералы, избрали коммуниста, коммунист не начнет нас представлять. Не надо завышенные ожидания иметь.

Леонид Велехов: Она молодая женщина...

Анастасия Брюханова: Может быть, она и станет хорошим депутатом, но, с точки зрения избирателя, я никому не рекомендую иметь завышенные ожидания по поводу таких людей, чтобы потом не разочароваться и не перестать ходить на выборы. У нас была задача – прокатить "единоросса". Мы это сделали. А если еще бонусом получится неплохой депутат – это хорошо, но если нет, мы и так задачу свою выполнили.

Леонид Велехов: Вы видите, как в последние дни события разворачиваются – достаточно стремительно и тяжелым образом: обыски в 43 городах во всех штабах Навального.

Анастасия Брюханова: Причем одновременно. Государство ведет себя просто как террорист, пытаясь запугать общество таким способом. А если мы хотим противостоять терроризму, мы не должны этого бояться. Что для меня удивительно? Я с 2011 года в протестах, и тогда все переживали, чтобы не попасть в автозак. Я, например, никогда в нем не была, но я помню, как все убегали от него. Сейчас ребята выходят, им эти покатушки в автозаке совершенно не страшны. И мне не кажется, что и мое поколение и еще более младших можно запугать такими историями. Люди просто не видят никаких перспектив. Им перспектива на два года попасть в тюрьму не так страшна, потому что перед ними еще непонятно сколько лет кромешного ада: нет возможности реализоваться, нет возможности зарабатывать, нет возможности себя как-то проявлять. Выбор – либо вся жизнь, либо какие-то два года перед ними стоит.

Леонид Велехов: Вы упомянули, что вы в протестах с 2011 года. А я оглашу такой факт, что вы в нашей программе самый молодой гость, хотя у меня были молодые люди, но 26 лет, которые вам исполнилось совершенно недавно, 1 сентября... Задним числом вас поздравляю с днем рождения!

Анастасия Брюханова: Спасибо большое!

Леонид Велехов: И при этом вы такая ранняя политическая активистка. Муниципальным депутатом вы в 23 года были выбраны?

Анастасия Брюханова: Да, в 23, и я какое-то время успела побыть самым молодым депутатом в Москве. Потом избралась Люся Штейн, еще моложе.

Леонид Велехов: А как получилось, что вас так рано заинтересовала политическая жизнь?

Анастасия Брюханова: У меня довольно политизированные родители, семья. В 90-х у бабушки всегда было включено НТВ, у деда "Эхо Москвы" играет… На выборы меня, ребенка, обязательно надо отвести в кабинку, чтобы я галочку поставила, естественно, за кого-то демократического. Мама сидит с кем-то, обсуждает Хакамаду. Со мной это не обсуждали, но как-то это все прививалось. А потом учебник по обществознанию меня зацепил в свое время, читаю про полицейское государство – что это мне напоминает?! Это 9–10-й класс. Вот многие сейчас, кто на митинги выходит, они с 14 лет уже за партиями следят, я – нет! Я во всем этом разбиралась сильно позже. В институте случайно я стала профоргом, не знаю, почему меня выбрали. Я была первая в списке, наверное, поэтому из-за фамилии. И меня пригласили поработать на выборах в Госдуму 2011 года, где были фальсификации. А я где-то читала, что все идут наблюдать, а мне тут еще и поработать. Отлично! Надо сходить и посмотреть, тем более что я первый раз голосую, заодно все увижу изнутри. Увидела как раз вбросы, была пачка бюллетеней, которые я вынула, требуя погасить, куда-то убегают, переписывают книги… Конечно, на следующий день я одноклассников вытаскиваю на Триумфальную, потом Болотная, Сахарова… Потому что невозможно! Я первый раз пришла на выборы, и тут же мой голос утащили.

Леонид Велехов: Вы не закончили МАИ?

Анастасия Брюханова: Нет, не закончила. У нас не сказать чтобы прямо суперуровень образования был, наверное, как и везде: где-то очень хорошие преподаватели, а какие-то просто не приходили на пары. Мне это было немножко странно, хотя тяга учиться изначально была большая. Но стало неинтересно. Ну, и, наверное, поняла, что не совсем моя профессия. И это не какое-то универсальное образование, которое можно в других сферах применить. Я решила пока бросить учебу, но очень хочу до сих пор поступить и получить высшее образование. В этом году я специально записалась на ЕГЭ, в июне я должна была сдавать, но вместо этого мы собирали подписи. Попробую на следующий год.

Леонид Велехов: Вы ушли из института в общественно-политическую жизнь, да?

Анастасия Брюханова: Ушла в никуда, но тогда одновременно, так случилось, это был 2015 год, Немцова убили в феврале, была депрессия... В какой-то день, я помню, не очень даже вставать хотелось с кровати. Открываю твиттер и вижу, что телеканал "Дождь" объявляет конкурс "Президент-2042": давайте поиграем в политиков, как будто будут выборы, присылайте заявки. И я это увидела буквально за два дня до последнего дня подачи. Тут же нашла камеру, записала ролик, который надо было с заявкой отправить, отправила и уехала на дачу. А там интернета нет. И в какой-то день еду в электричке и вижу – неужели зрители "Дождя" меня выбрали, и я попала в этот проект?! Там же с Максимом Кацем я познакомилась.

Леонид Велехов: И встреча с Максимом, насколько я понимаю, это какое-то важное событие в вашей жизни…

Анастасия Брюханова: Да, я еще прямо к нему в команду попала. Он был депутатом моего же района. Я с ним на "вы" разговаривала, Максим Евгеньевич. И он как-то пошутил: "О, классно! Ты тут еще активничаешь – а я жалобы какие-то писали в своем районе, чтобы фонарь починили, и так далее, – так скоро выборы, будем тебя избирать вместо меня". Я посмеялась. А через полгода, действительно, списываемся, и он: "Давай обсудим, как кампанию твою вести".

Леонид Велехов: Вы прямо его такая наследница по прямой.

Анастасия Брюханова: Там совсем по прямой: он возглавлял Комиссию по благоустройству, теперь я возглавляю эту комиссию. (Смех в студии.)

Леонид Велехов: У вас какие-то были муниципальные авангардные выборы. Это был чуть ли не первый муниципалитет, где...

Анастасия Брюханова: Он на год раньше избирался. Мы выпали из всего цикла и оказались первые, кто избрал большинство не "единороссовское", а коалиционное, оппозиционное.

Леонид Велехов: И что там удалось сделать?

Анастасия Брюханова: Я исключительно благоустройством стараюсь заниматься. Но по благоустройству есть не много полномочий: я, в основном, детскими площадками занимаюсь и пешеходной средой. Удалось сдвинуть большой камень... Он, на самом деле, кажется маленьким делом, но в масштабах страны – вещь важная! У нас, как я выяснила, когда стала разбираться в проблеме, все детские площадки, их покрытия, абсолютно небезопасные, не соответствуют ни мировым, ни нашим собственным, российским, стандартам. И никто особо и не пытается эту проблему решить. Мы стали настаивать на том, что надо делать покрытие, как в Европе, с галькой, либо песчаное, либо, если мы делаем синтетическое, то это должны быть очень качественные материалы. А у нас, грубо говоря, голый асфальт и размазанный сантиметр покрытия – это все равно, что ребенка отпустить на парковке поиграть.

Леонид Велехов: На вид оно очень страшное.

Анастасия Брюханова: А когда оно еще и разного цвета – это прямо совсем кошмар. И вот была первая моя такая революция – сменить это покрытие, – и у нас это получилось. И что мне нравится, другие районы, когда избрались, они уже смогли, грубо говоря, на готовое прийти, что мы научились пробивать эти решения. А если это начинает меняться в Москве, то и другие регионы тоже начнут. У нас начали открываться, причем уже Собяниным, детские площадки с таким покрытием, была открыта самая лучшая площадка в Парке Горького. Там и древесина, и галька, и все самые натуральные материалы. Конечно, было сложно, потому что люди у нас, во-первых, не привыкли, что с ними обсуждают какие-то решения. А к нам приходят мамы и спрашивают: "Что вы будете делать на площадке?" Мы говорим: "Будем гальку делать". – "Камни! Ребенок будет их есть! Он ими швыряться будет!" Приходится очень много и долго объяснять, что, во-первых, это безопасно. Во-вторых, чтобы ребенок не кидал камни, у него есть мама, которая объяснит, что не надо кидать камни. В-третьих, посмотрите видео, как ребенок с двух метров падает на эту гальку, встает и без каких-либо последствий идет играть дальше. И потихонечку мы смогли не просто это навязать жителям, а объяснить, что это покрытие хорошее. У нас власть, вообще, даже хорошие решения не объясняет гражданам. И даже что-то хорошее может восприниматься в штыки, потому что люди не понимают, зачем так делают. А, естественно, все, что у нас делается сверху, все с подвохом сразу воспринимается.

Леонид Велехов: Я вас слушаю и думаю, что, действительно, новая волна общественной активности покатилась во многом с этих выборов в муниципальные собрания, куда пришли люди, которые захотели что-то делать. Не то, что раньше, когда по разнарядке туда назначались главврачи поликлиник, директора школ – укомплектовали и все. А тут постепенно, почти подспудным образом, совершенно не каким-то революционным, радикальным, стала происходить перемена сознания людей. Пришли депутаты, которые хотят что-то делать и обсуждать это с людьми. И люди, соответственно, по-другому стали относиться.

Анастасия Брюханова: Да, потому что избрались те самые люди, которые сами хотели, чтобы с ними что-то обсуждали. Выборы 2017 года в Москве сделали важную вещь: они показали, что можно побеждать. И даже необязательно быть самому депутатом, но можно было посмотреть на то, что реально можно победить на выборах в России и дальше участвовать самим в выборах.

Леонид Велехов: Конечно!

Анастасия Брюханова: Во-вторых, я бы точку перемен поставила раньше – в 2011 году. Очень много депутатов, как и я, – это те люди, у которых когда-то украли голос. Они сходили на площадь, потом они чуть-чуть понаблюдали, позанимались каким-то активизмом. И вот потихонечку это все вырастало.

Леонид Велехов: Но это перемена политического сознания. А здесь еще появилась возможность приложить свои собственные силы.

Анастасия Брюханова: Да.

Сюжет "Настина мама"

Екатерина Киселева, мама Анастасии Брюхановой: Я участвовала в защите Белого дома. Потому что с утра, включив телевизор, увидев там "Лебединое озеро", я поняла, что я не хочу в ту страну, где ничего нет и ничего нельзя. Я не хочу так жить! Но прошло много лет, родилась Настя, выросла и спросила: "Мама, а как получилось так, что вы упустили страну?" Мне стало дико стыдно, хотя я активный человек, когда во дворе надо какие-то подписи собрать, когда межевание было, я бегала, собирала подписи. Но этого недостаточно, теперь настали такие времена, когда не участвовать в политике нельзя. Каждому человеку надо определиться и что-то делать. И так получилось, что я была на даче с мамой, Настя мне позвонила и говорит: "Мама, я хочу избраться муниципальным депутатом". И недели через две, снова она позвонила и сказала: "Мама, я заболела – очень сильно простудилась. Мне нужно агитировать каждый день, а у меня высокая температура, я себе ни приготовить, ни погладить одежду не могу. Можешь приехать, помочь?" Я приехала, увидела то, что происходит у нас в районе, – агитация с кубами, какие ребята работают. Настя сказала, что я тоже могу принять в этом участие, что я бы очень сильно помогла, объяснила мне, что надо делать. Я пришла и с ними осталась навсегда. Я за Настей пришла. Она сейчас хочет быть политиком. У нее есть план, как сделать город лучше. У нее есть план, как сделать страну лучше. Я очень хочу, чтобы у нее получилось. Она нашла занятие, которое ей интересно, а потом она нашла ребят, которые разделяют ее взгляды. Я очень надеюсь, что мамы этих ребят, которые до сих пор не пришли к нам в штаб почему-то, по неизвестной мне причине, все-таки придут, и что они будут очень гордиться своими детьми, когда увидят, что те делают.

Леонид Велехов: Я, собственно, когда впервые услышал вашу фамилию? Март 2017 года. Большой митинг, после долгого перерыва, "Он вам не Димон!"...

Анастасия Брюханова: Несогласованный.

Леонид Велехов: Да, много задержанных. И вы вытащили чуть ли не всех из ОВД "Щукино".

Анастасия Брюханова: Да. Это личное мое достижение самое главное. Потому что тогда больше тысячи человек задержали, адвокатов нет, структуры, которая помогала бы людям, нет. Тогда Максим чуть ли не по телефону начал координировать хоть как-то людей, чтобы людям помочь, они в ОВД, их сейчас начнут раскручивать, к ним придут, они что-нибудь скажут, и на них уголовку начнут шить. В "Щукино" адвокатов не хватает. Ну, давайте, я схожу. Было смешно: я вхожу, показываю депутатскую "ксиву", говорю: "Я – депутат, провожу инспекцию, к задержанным – пропускайте!" – "Да, да, девушка, хорошо". И ничего не происходит. "Алло, я здесь, я депутат. Пропустите. Мне к задержанным – инспекция!" – "Хорошо, хорошо, девушка. Депутата-то позовите!" (Смех в студии.) Я прорвалась буквально просто на своей наглости и к задержанным – и сразу про 51-ю статью, связалась с правозащитниками, они дали рекомендации, где подписывать, а где не подписывать, как получить протоколы. И уже большую часть стали отпускать, но приехал следователь из Следственного комитета, который должен был опрашивать людей, чтобы потом из этих показаний какое-то дело начать крутить. Естественно, мне никто не сказал, я просто вижу, что часть задержанных на улицу выходит, а кого-то в его кабинет отводят. Я туда тоже вхожу, там два человека берут показания у парня. Я беру бумагу у следователя со стола и не вижу там ни номера дела, ничего нет. Я говорю: "А что за опрос, если у вас дела до сих пор не открыто?" – "Вот там полицейского ударили. Он чуть не умер". – "Как чуть не умер?! Только что в новостях ваш главный пресс-секретарь сказал, что все нормально с этим полицейским, жив-здоров! Все, отстаньте!" Вот получилось вывести...

Леонид Велехов: Сколько человек вы вывели?

Анастасия Брюханова: Там двадцать с лишним было человек. Но тут другое важно. Это как традицией стало – как митинг, так депутаты центральных районов приходят и дежурят в ОВД. Еще никого не задержали, а депутаты уже наготове.

Леонид Велехов: Вы родоначальница этого тренда, замечательно! А в "Городских проектах" вы тоже поработали?

Анастасия Брюханова: Да, до сих пор работаю.

Леонид Велехов: Чем занимались?

Анастасия Брюханова: В Щукино проводили разные исследования. Очень не хотелось принимать решения, которые были бы ошибочные. Например, мы делаем какую-то пешеходную среду. Можно просто потратить деньги впустую и какой-нибудь тротуар проложить, а там никто не ходит. Мы провели исследование пешеходной среды: моя бабушка как раз участвовала. Мы зимой в самый снегопад по всем проблемным местам Щукина ее провели и спрашивали, где удобно, где колено болит, где, наоборот, хорошо, и составили карту проблем района. Делали несколько исследований в центре, чтобы более наглядно показать проблемы. Например, брали Малый Палашевский переулок и показывали: здесь проезжает в час двадцать машин, а пешеходов – почти тысяча. Очевидно, что тротуар не может быть здесь 70 сантиметров, а проезжая часть 3 метра, надо пропорции изменить. И показываем, как это должно выглядеть.

Леонид Велехов: То есть, это благодаря вам, мы, автомобилисты, сейчас имеем собянинские тротуары, по которым могут танки идти, причем не гуськом, а "свиньей", и вот такую вот, узенькую, проезжую часть?

Анастасия Брюханова: Не только благодаря мне. Я чуть-чуть совсем к этому приложила руку, но еще до того, как Собянин стал урбанистом, когда он еще парковки на тротуаре рисовал, "Городские проекты" уже рассказывали, что так не может развиваться европейский город, что на Тверской не может быть парковок, там должен быть тротуар, где мы потом можем ходить по митингам. (Смех в студии).

Леонид Велехов: Но на самом деле раздуты слишком тротуары, в том же Дорогомилово.

Анастасия Брюханова: Не факт, что раздуты. Я думаю, что больше выбесило, что весь район за одно лето перекопали. И это ужасно раздражает. Потом эти проекты ни с кем не обсудили совершенно. Поговорите с людьми прежде чем все перекапывать!

Но в любом случае это все равно лучше, чем было до этого. Поэтому, может быть, сейчас нам с вами незаметно, но я буквально позавчера помогла мамочке с коляской: она к вокзалу шла. У нее были два чемодана. Ей сложно: она эти чемоданы тащит, да еще ребенок в коляске. И я ей чуть-чуть, буквально триста метров, помогла с коляской для ребенка, и у меня разболелась спина, потому что каждый бордюрчик – это усилия.

Леонид Велехов: Посмотрим. Тут тоже бордюров наделано…

Анастасия Брюханова: Есть исполнение очень плохого качества, чаще всего. Где делают спуск у тротуара – все заложили правильно, но асфальт не докладывают два сантиметра, не доводят до уровня, и получается, что и бордюр сохранился, и еще лужа на пешеходном переходе.

Леонид Велехов: Больше всего меня огорчает, что сокращаются зеленые зоны, чтобы плитки этой положить побольше. Не говоря о том, что, конечно, от этой безумной строительной пыли деревья гибнут.

Анастасия Брюханова: Да, там прямо разбомблено все было.

Леонид Велехов: Деревья, как люди, задыхаются. Они не могут эту пыль переработать.

Анастасия Брюханова: У нас, вообще, нет в городе нормальной службы, которая бы следила за деревьями, как-то их содержала нормально, вообще, зеленые насаждения. Банально, у нас не поливают газоны. Под чемпионат мира где-то в хороших местах постелили этот рулонный газон, его надо поливать первые несколько лет, чтобы он прижился, но никто это не делает.

Леонид Велехов: Да, иначе он оказывается просто разовым, тряпкой, который через несколько месяцев нужно выбрасывать.

Анастасия Брюханова: Да, одноразовый газон. Чем занимается Департамент природопользования – для меня загадка, хотя должен следить. В каждом районе есть "Жилищник", есть специалист по "зеленке" – тоже ничего не делают. Они обрезать деревья не умеют.

Леонид Велехов: В "Яблоко" вступили, потому что "Кац Великий" велел, да?

Анастасия Брюханова: Конечно! Он до выборов в 2016 году объявил, что сам вступает и рассказал о своих грандиозных планах. Понятно, что это союзники, но вот что-то у этих союзников часто не очень хорошо получается работу организовать. Там листовки, похоже, что их из 90-х привезли и еще раз распечатали. И Максим предложил: "Давайте мы вступим, и эту часть на себя заберем. Нам никто это все равно не отдаст, если попросить, поэтому придется брать с боем". И

у нас начало получаться. Вот муниципальная кампания 2017 года – это как раз, в том числе, наша заслуга. Стало понятно, что можно взаимодействовать, работать внутри одной структуры. И вот муниципальных депутатов почти всех выдвинуло именно "Яблоко" и поддерживало: помогали финансово уже тогда. Сейчас в Мосгордуму тоже все были, кто хотел, выдвинуты, и поддержка была очень большая. На кампании Даши партия финансово очень помогала. Вот эта синергия все-таки случилась.

Леонид Велехов: Когда Максим у меня был, они только-только снюхивались с Григорием Алексеевичем. Я, конечно, боялся, что это будет, как было у Максима и с Навальным, и с Гудковым, – короткий брак. Но я вижу, что все все-таки получилось. И с Григорием Алексеевичем я не так давно говорил, и он тоже доволен всем, что происходит.

Анастасия Брюханова: Да! И сидеть за одним столом и принимать какие-то решения с Явлинским, конечно, было интересно. Как люди аргументируют какую-то свою позицию, как они пользуются уставом, регламентом, нормой, как можно переголосовать или, наоборот, отложить принятие какого-то вопроса – это было очень круто. Квалификация там отличная.

Леонид Велехов: Это очень хорошо, потому что все-таки репутация у "Яблока" незапятнанная.

Анастасия Брюханова: С идеологической точки зрения именно так. Поэтому туда даже вторгаться в это не хочется – все записано идеально!

Леонид Велехов: Вместе с тем партия переживала спад. И то, что в нее влились новые силы, должно пойти и ей, и вам на пользу.

А теперь поговорим о событиях этого лета. Я не был в тот день на Сахарова, но я ваше выступление смотрел, слушал и поражался. Это ведь у вас было первое публичное выступление перед таким большим скоплением народа?

Анастасия Брюханова: Второе. Я выступала на "пенсионном" митинге.

Леонид Велехов: А, годом раньше!

Анастасия Брюханова: Но там все равно не так много людей было – там было, по-моему, 5-6 тысяч…

Леонид Велехов: Вы такой уверенный в себе человек, что вы выходите на такие митинги?!

Анастасия Брюханова: Первый раз я на митинг случайно попала. Я предлагала другого депутата. Я с Либертарианской партией, они организовывали, в хороших отношениях. И хотелось, чтобы от "Яблока" как-то был голос. Но Либертарианская партия совсем молодежная, именно возраста молодежного. Но что-то они решили: "Мы тебя лучше знаем, давай лучше – ты", и "Яблоко" говорит: "Давай – ты". И буквально за один день до этого митинга – вот буду выступать. А у меня не было до этого опыта.

Леонид Велехов: Без бумажки, без всего.

Анастасия Брюханова: Я написала заранее речь. Я отрепетировала несколько раз.

Леонид Велехов: Совершенно правильный подход. Самая лучшая импровизация – это заранее приготовленная. Никогда нельзя рассчитывать только на вдохновение. Я спросил про уверенность в себе, потому что, глядя ваши фотографии, я видел, как в ранней юности вы экспериментировали много с внешностью – красные волосы, зеленые волосы…

Анастасия Брюханова: …синие…

Леонид Велехов: …что свидетельстволо о том, что тогда вы очень сильно уверены не были и рефлексировали. Или нет, это был такой эпатаж?

Анастасия Брюханова: Это бунтарство просто, особенно после школы. Это у меня великое выкидывание костюма произошло, дурацкой школьной формы. Конечно, после несвободы и крысиного хвоста сзади, синие волосы – это то, что надо было.

Леонид Велехов: Вы все это лето как бы проработали "в поле" – сперва на одной избирательной кампании, потом на другой, сперва на вашей собственной, потом у Даши. Какие настроения в городе? Происходит ли какой-то сдвиг в сознании москвичей, какие-то перемены? Или это мы выдаем желаемое за действительное?

Анастасия Брюханова: По кампании сложно сказать, но, во-первых, по итогам можно сказать, что если столько "единороссов" у нас прокатили на вороных… Это, между прочим, старое выражение, в XVIII века камушки черные клали в специальные горшочки – это был голос против. И "прокатить на вороных" – это значит прокатить какого-то кандидата.

Леонид Велехов: Ишь ты! Я такого не знал!

Анастасия Брюханова: Я случайно узнала. По кампании сложно сказать. Но мы снимали для Ильи Варламова видео и опрашивали людей – два или три часа непрерывной съемки. Я подходила к людям и спрашивала: "Как вы относитесь к протестам, к тому, что их разгоняют? Вы поддерживаете протестующих или власть?" И там какие-то зашкаливающие за 70 процентов поддерживают именно протестующих и не просто в форме, что "ну, власть немножечко неправа", а: "Я за тех, кто выходит на акцию, они имеют право, колотить их нельзя". Это большая перемена, это не то, что большинства у власти нет, а большинство на нашей стороне, и нас поддерживает.

Леонид Велехов: Выходит дело, что едва ли не главную роль в перемене, в переломе этих настроений сыграла сама власть?

Анастасия Брюханова: Да, конечно!

Леонид Велехов: Честно мне скажите: "Умное голосование" сильно помогло депутатам от "Яблока"?

Анастасия Брюханова: Оно помогло, но подсчитать, насколько, невозможно. Когда объединяются "Яблоко", за которое не стыдно голосовать, и Навальный, тогда оно срабатывает точно. Совершенно точно, что, если мы вместе складываемся, мы побеждаем.

Леонид Велехов: Поэтому надо, как вы выражаетесь, вместе складываться, иначе…

Анастасия Брюханова: Вот этим летом довольно органично оно само вышло: никто никого даже на сборе подписей никого не критиковал. И когда уже началось какое-то давление, оппозиция не успела даже подумать о том, чтобы поссориться, хотя, я думаю, в 11-м-12-м годах уже бы сто раз успели бы разругаться.

Леонид Велехов: Конечно! И опять же надо отдать должное тому же Навальному: все-таки все четыре кандидата "Яблока" были сразу поддержаны.

Анастасия Брюханова: Да, причем, Дарью, по-моему, самую первую поддержали.

Леонид Велехов: Дашу поддержали просто первую, Иван Жданов ее поддержал. И все моменты какой-то личной ревности… На самом деле, тут только ревность, потому что взгляды, мироощущение и понимание того, что происходит сегодня в стране, абсолютно общие.

Анастасия Брюханова: Взгляды общие, но, может быть, подход к деятельности не общий. У Навального больше, мне кажется, история про то, что если объединяться, то на его условиях. И его собственная структура должна быть везде лидирующей. Это довольно сложная позиция как раз при объединении.

Леонид Велехов: Тем не менее, не будем забывать, что Навальный – выходец из "Яблока". И у Григория Алексеевича всегда был такой подход: если объединяться, то объединяйтесь со мной. Я помню всю эту историю с "Союзом правых сил". Так что тут много общего. И как это часто бывает, похожие люди, похожие политики именно поэтому и сталкиваются все время носами.

Анастасия Брюханова: Но в момент, когда все видят, что могут получить какой-то результат, как на этих выборах, если не будут сталкиваться носами, все перестают сталкиваться носами. Поэтому есть шанс на победу – и никто не ругается.

Леонид Велехов: И ставка слишком велика – дела серьезные происходят в стране.

Анастасия Брюханова: Да.

Леонид Велехов: Настя, я вам очень за этот разговор благодарен. Мне было с вами интересно говорить. И я, конечно, очень рад, что такие молодые и разумные люди в России есть.

Анастасия Брюханова: Спасибо!

Леонид Велехов: Спасибо!

XS
SM
MD
LG