Linkuri accesibilitate

«Они в XXI веке борются с вызовами XX-го методами XIX века»


Добрый день, дорогие друзья. В эфире Радио Свободная Европа и программа Приднестровские диалоги. У микрофона Александр Фрумусаки. Сегодня в выпуске:

— Жесткий обмен репликами между Москвой и Кишиневом по проблеме вывода российской армии из приднестровского региона. Как переплелись в Приднестровье свобода слова и недавно принятая стратегия по борьбе с экстремизмом.

— Возмущение местных жителей и инциденты на левом берегу Днестра из-за ограничения свободы передвижения.

— Планы на новый учебный год — в каком формате школьники продолжат учебу и что думают родители о дистанционном обучении? Обо всём этом расскажем в ближайшие полчаса.

«Они в XXI веке борются с вызовами XX-го методами XIX века»
Așteptați

Nici o sursă media

0:00 0:30:00 0:00
Link direct

Свободная Европа: Начнем как обычно с обзора главных событий минувшей недели.

В Приднестровье в отношении оппозиционного активиста Геннадия Чорбу открыли дело об экстремизме. С 3 июля он отбывал административный арест по обвинению в организации протеста в Рыбнице против аннулирования пропусков на выезд из Приднестровья. В субботу, 11 июля, к нему домой пришли с обыском, сообщила его жена агентству NM. По статье об экстремизме Чорбе может грозить до 5 лет тюрьмы. В протоколе обыска указано, что в публикациях Геннадия Чорбы в социальных сетях содержались призывы «экстремистского характера» и «призывы к экстремистской деятельности». Это уже третье известное дело об экстремизме, заведенное в Приднестровье за последние два месяца, но первый случай, когда обвиняемого по этой статье схватили силовики. Ранее уголовное дело завели на 22-летнюю Ларису Калик — автора книги о приднестровской армии «Год молодости», девушка вынуждена была уехать за границу. Аналогичное дело завели на члена местной компартии Александра Самония, он объявлен в розыск.

Очередной телефонный разговор президента Игоря Додона и приднестровского лидера Вадима Красносельского запланирован на понедельник. Они должны обсудить свободу передвижения и возможности возвращения к докарантинной ситуации, в том числе обсудить проблему снятия 37 КПП, установленных Тирасполем в последние два месяца. Встреча Додона и Красносельского может состояться в конце июля или начале августа, об этом пишет приднестровская пресса.

Приднестровский парламент принял в среду заявление, в которой обвиняет Кишинев в «нагнетании напряженности» в зоне безопасности, в попытках изменить существующие переговорные и миротворческие форматы на Днестре, и призывает международных посредников обратить внимание на то, что в этой декларации называют «деструктивными действиями Республики Молдова».

Кишинев не раз призывал ликвидировать 37 контрольно-пропускных пунктов, незаконно возведенных на административной линии в марте под предлогом борьбы с эпидемией — Тирасполь таким образом еще больше изолировался от Молдовы. Глава миссии ОБСЕ в Кишиневе Клаус Нойкирх заявлял о необходимости ликвидировать эти КПП сразу после окончания эпидемии.

«Пока не создано условий для вывода российских военных из Приднестровья», — заявил посол России в Молдове Олег Васнецов в интервью российскому агентству ТАСС. Заявление российского дипломата вызвало реакцию в Кишиневе. Премьер-министр Молдовы Ион Кику заявил, что «ни одна независимая страна не хочет видеть иностранных военных на своей территории, ясное дело — мы тоже не хотим». Министерство иностранных дел тоже выступило с заявлением. Подробнее об этом далее в сегодняшней программе.

Новый состав молдавского миротворческого контингента отправился в Косово. Свыше 40 военных в составе международных сил KFOR будут служить там наряду с итальянскими военными. «Желающих много, но едут в Косово лучшие», — заявил министр обороны Александр Пынзарь. С 2014 года молдавские военные участвуют в миротворческой операции в Косово, там побывали уже 480 военнослужащих из Молдовы.

Власти Италии 9 июля запретили въезд в страну гражданам 13 стран, среди которых и Молдова. Как сообщило итальянское министерство здравоохранения, запрет связан с высоким уровнем заражений коронавирусом и риском распространения инфекции. Авиасообщение с этими странами полностью прекращено. Отменены все авиарейсы, прямые и с пересадками. Австрия обратилась к своим гражданам с рекомендацией воздержаться от поездок в Молдову, Румынию и Болгарию.

В Молдове в воскресенье было зарегистрировано 174 новых случаев заражения COVID-19, число летальных исходов за весь период эпидемии достигло 642-х.

Литва запретила трансляцию на своей территории российского телеканала RT. Причиной такого решения названы связи RT с находящимся под международными санкциями журналистом, заместителем генерального директора ВГТРК Дмитрием Киселёвым.

"В стране остановлена ретрансляция пяти программ RT. Вещание приостанавливается не по причине каких-либо нарушений, а потому, что в список физических лиц, попадающих под санкции, внесён человек, связанный с этими программами. И это господин Киселёв. Он не должен получать выгоду", – подчеркивают литовские власти. О схожем запрете по той же причине ранее объявила Латвия, где с 30 июня приостановлено вещание семи программ RT. Дмитрия Киселёва, находящегося под санкциями Европейского союза, на Западе обвиняют в причастности к "кремлёвской пропаганде" – и поддержку аннексии Россией Крыма в 2014 году.

Европейская комиссия одобрила выделение Молдове 30 миллионов евро макрофинансовой помощи — это второй транш из ранее одобренной общей суммы помощи в сто миллионов евро. Оставшиеся 40 миллионов пока предоставлены не будут. Первые 30 миллионов Молдова получила в прошлом году при правительстве Майи Санду. В официальном заявлении комиссар ЕС по экономике Паоло Джентилони оценил прогресс, достигнутый молдавским правительством в некоторых областях. Промедление с выплатой остальных 40 миллионов в Европейской комиссии связывают с невыполненными условиями их получения — неэффективностью расследования кражи миллиарда, отсутствием реформы таможенной службы и юстиции.

Кандидат в президенты от Демократической партии Джо Байден заявил о готовности восстановить членство США в ВОЗ в первый же день после прихода в Белый дом, если победит на президентских выборах. Во вторник администрация Дональда Трампа начала процесс выхода из Всемирной организации здравоохранения. Трамп обвинил ВОЗ в неспособности выполнять эффективно свои функции, в тесных связях с Китаем и нежелании реформировать свою деятельность. Главу ВОЗ также критикуют за высокую оценку действий Китая на начальном этапе пандемии, хотя официальный Пекин, как считается, далеко не сразу обнародовал информацию о появлении вируса в Ухане.

Это был обзор новостей минувшей недели, больше информации на нашем сайте — europalibera.org.

***

В Приднестровье все больше говорят о преимуществах обучения в классах и о сложностях учебы онлайн. Но динамика эпидемии коронавируса говорит о том, что вряд ли школы полностью вернуться к привычному докарантинному формату обучения. Наши корреспонденты в Тирасполе и Бендерах спросили у прохожих на улицах — каким, на их взгляд, будет оптимальным формат школьного обучения?

- Я все-таки считаю, что лучше обычное образование, не онлайн. Детям лучше. И родителям не уследить за ними, да и самому ребенку не усидеть за компьютером столько. Онлайн – совсем не то, я думаю.

- Я знаю по детям, как им тяжело, двое школьников. Говорят, уже устали от и до. Конечно, лучше, когда учительница объясняет. Даже сами дети говорят, что когда ходили в школу, задавали на дом четыре страницы, а сейчас, во время онлайна, – шесть страниц. Тяжело.

- Я думаю, что классическое образование – это нужнее, чем онлайн. Сейчас дети сидят у экранов мониторов с утра до ночи. Мне кажется, что они не получают удовольствия от этого. Им лучше в компьютере поиграть, мультики посмотреть, но не заниматься. Потому что на многие вопросы ребенок не получает ответов, преподаватель онлайн не может так донести материал, как в классе, – там каждый ребенок может подойти к учителю, и он объяснит, потому что знает особенности каждого ребенка.

- Я не знаю, как правильно, у меня, во-первых, ребенок уже давно школу окончил и учится в университете. А для малышей, мне кажется, все-таки правильнее будет обычная школа. Им тяжело дома – мое мнение. А старшеклассники, судя по тому, что я видела, в принципе, прекрасно справились с этой задачей, не смотря на все препятствия и отсутствие преподавателя рядом, непосредственного контакта. Вроде бы справились. Но дочка отзывается, что все же учиться непосредственно в университете намного лучше и проще. Когда преподаватель перед тобой, когда есть контакт и возможность напрямую поговорить и обсудить все возникающие вопросы.

Бендеры
Бендеры

- На самом деле я консерватор. И для меня логичнее – обычное классическое образование,когда человек может общаться с преподавателями, высказывать свое мнение, получается, грубо говоря, обмен энергиями между студентом и читающим лекцию или ведущим семинар. Также идет обмен не только энергиями, но еще и опытом, знаниями. Важно, чтобы такой контакт мог перерасти в определенные дружеские отношения. Я сейчас заканчиваю университет, и остается послевкусие - хочется снова и снова возвращаться в свою альма-матер, обнимать преподавателей, говорить им «спасибо», а при онлайне такого теплого контакта между людьми нет. Это неформат, нестандартное что-то. Я больше за классический вариант развития событий.

- Скорее всего, в школах нужно сохранить прежнюю форму обучения. Потому что XXI век, техническое развитие и онлайн – это хорошо, но, мне кажется, что больше уделяется внимания образовательному процессу, когда преподаватель видит своего ученика перед собой и наблюдает за его реакций: понимает этот ребенок материал или нет. А онлайн-обучение на данный момент, мне кажется, не настолько эффективным.

Свободная Европа: Мнения жителей Тирасполя и Бендер.

***

Свободная Европа: Законодательный орган приднестровского региона принял в среду заявление, в которой обвиняет Кишинев в «нагнетании напряженности» в зоне безопасности, в попытках изменить существующие переговорные и миротворческие форматы на Днестре, и призывает международных посредников обратить внимание на то, что в этой декларации называют «деструктивными действиями Республики Молдова».

Кишинев не раз призывал ликвидировать 37 контрольно-пропускных пунктов, незаконно возведенных на административной линии в марте под предлогом борьбы с эпидемией — Тирасполь таким образом еще больше изолировался от Молдовы.

Глава миссии ОБСЕ в Кишиневе Клаус Нойкирх заявлял о необходимости ликвидировать эти КПП сразу после окончания эпидемии.

В декларации верховного совета заявления Кишинева называют «недружественными и преувеличенными», и отмечают, что посты установлены исключительно для предупреждения распространения коронавирусной инфекции, и что они не угрожают стабильности в зоне безопасности.

В заявлении приднестровские депутаты отмечают, что деградация диалога между Кишиневом и Тирасполем происходит из-за «безответственных шагов» молдавских властей, и призывают «остановить нападки» в адрес российской миротворческой миссии на Днестре.

Наш корреспондент в Тирасполе Сергей Урсул сообщает, что в приднестровском регионе на прошлой неделе продолжается ослабление карантинных мер, при этом выезд за пределы региона ограничен, а получить разрешение на выезд — невероятно сложно. Люди, которые работают на правом берегу Днестра, по-прежнему не могут свободно ездить на работу и возвращаться домой.

В то же время в регионе с 20 июля планируют открыть детские сады для детей от трех до семи лет. Люди, которые собираются выехать в отпуск, по возвращению должны пробыть 14 дней в карантине и сдать тест на COVID-19 за свой счет.

Лидер региона Вадим Красносельский не забывает и о выборах, которые состоятся осенью, ведет бурную деятельность, насыщенную проверками и встречами. В среду он побывал в Бендерах на предприятии по ремонту и строительству дорог, где заявил, что понятия «сделано в Приднестровье» и «сделано качественно» — синонимы.

Провалившийся асфальт в Бендерах
Провалившийся асфальт в Бендерах

И именно в этот день в центре города провалился асфальт — в месте, где это происходит регулярно, и которое постоянно ремонтируют работники предприятия, где побывал в тот день Вадим Красносельский. В образовавшуюся в асфальте дыру чуть не провалился проезжавший мимо автомобиль "Москвич".

***

Во время карантина приднестровская администрация приняла Стратегию по борьбе с экстремизмом на период с 2020 по 2026 годы. Вдохновились авторы российским примером, и эта стратегия уже привела к первым жертвам.

В июне был вынужден покинуть регион депутат городского совета Тирасполя Александр Самоний, член оппозиционной компартии. Самония обвинили в публикации анонимных постов в фейсбуке, якобы, в текстах содержались призывы к социальной вражде и нетерпимости, оскорбления лидера региона Вадима Красносельского — это, по мнению силовиков, представляет «угрозу государственной безопасности».

Второе дело по обвинению в экстремизме — история Ларисы Калик, она — автор книги о приднестровской армии, ее можно найти в свободном доступе на сайте transnistrianarmy.com. Лариса Калик также была вынуждена уехать из Приднестровья.

В минувшую субботу близкие гражданского активиста Геннадия Чорбы узнали, что его тоже обвиняют в экстремизме. К нему домой пришли с обыском, в протоколе написано, что в публикациях Чорбы в социальных сетях содержались призывы «экстремистского характера» и «призывы к экстремистской деятельности». Сначала его задержали за организацию протеста в Рыбнице против аннулирования разрешений на выезд из Приднестровья.

Во всех этих трех случаях по обвинению в экстремизме виновным грозит штраф от двух тысяч до двух с половиной тысяч евро или от трех до пяти лет тюрьмы.

Среди тех, кто рискует быть наказанным на основании стратегии по борьбе с экстремизмом и центр «Априори», который организует мероприятия для молодежи. Подробнее расскажет Юлия Михайлова.

Стратегию по борьбе с экстремизмом на ближайшие шесть лет обсудили недавно в рамках Недели свободы слова, которую уже восьмой год организует информационно-юридический центр «Априори» в Тирасполе и молодежный «Клуб 19». Стратегию проанализировали на этих встречах в подробностях — рассказал директор центра «Априори» Евгений Дунаев. По его словам, в этом была необходимость, поскольку власти региона одобрили документ в конце марта, в разгар пандемии, практически без публичных слушаний, следом за этим произошло несколько громких событий, в ходе которых местные силовики оправдывали свои действия борьбой с экстремизмом, давлению повергся и центр «Априори».

Как стратегия, так и случаи преследования, проявили наиболее серьезные пороки тираспольского режима, отмечает Дунаев.

В онлайн-дискуссиях по обсуждению стратегии, принял участие и политолог из Тирасполя Николай Кузьмин. По его словам, 15 страниц этого документа представляют собой компиляцию аналогичных стратегий принятых в России, Беларуси и Казахстане.

Николай Кузьмин: У нас фактически совмещенная стратегия из кусков российской, примерно процентов на 60, и на процентов 30-40 – Казахстан. В целом, у нас только один раздел, который прямо наш, это пятый – «Основы организации противодействия экстремизму». И в остальном – отдельные пункты по мелочи. Но есть целые разделы, которые полностью не наши, например, четвертый. В нем вообще от нас ничего нет. В шестом – буквально пару пунктов несмотря на его объем. Ну и последний раздел, стоит отметить, что он уникальный на 72 процента, но мне не удалось сличить, насколько это прямо «уникальность-уникальность», потому что эта информация взята из отчетной таблицы Казахстана за 2018 год, а саму эту таблицу очень неудобно копировать и размещать на сайт, где сличаются два текста, и я не стал этого делать, в итоге есть пометочка, что он уникален на 72%, а все остальное – Казахстан. Стратегия не содержит почти ничего от нашей власти в пунктах отдельных, а целиком она говорит о лоскутности нашей власти, в отдельных пунктах – это Российская Федерация и Казахстан, это не мы.

Директор центра «Априори» Евгений Дунаев считает, что некоторые положения стратегии сложно внедрить из-за экономической нецелесообразности, другие сложно воспринимаются, а третья категория — ошибочные и даже антиобщественные пункты документа. Но все же он считает верным сам факт принятия этой стратегии:

Евгений Дунаев: Мне кажется, эта стратегия – я уже говорил, что она выпячивает некие недостатки нашего общества – и при этом очень здорово, что она появилась. Это один из немногих, мне кажется, первый подобный документ, который не пытается спрятаться. Несмотря на то, что здесь, в стратегии, прописан один принцип – гласность, не было никаких общественных слушаний, дебатов – не знаю с кем, но хоть каких-то преддверий. Эта стратегия была принята абсолютно по-тихому, и возможно, и дальше, несмотря на этот принцип, как и, собственно, в самом законе об экстремизме, где есть тоже принцип гласности, все будет очень тихо проходить. В общем, тем не менее, есть люди, которые могли бы и должны были бы более предметно говорить об этой стратегии, отстаивать ее, защищать. Но они этого не делают. А так мы как общество должны понимать, как думают и формулируют пусть даже не свои мысли чиновники, потому что, мне кажется, здесь действительно заложена искренность, такая, нечасто встречающаяся в законах.

Евгений Дунаев
Евгений Дунаев

Среди механизмов реализации антиэкстремистской стратегии есть и не совсем стандартные. Например, администрация региона собирается повысить профессиональные навыки специалистов, которые занимаются информационно-разъяснительной работой, провести оценку проводимой профилактической работы, конкретных достижений, развивать страницы в социальных сетях и размещать видеоролики выступлений представителей власти, экспертов и даже религиозных объединений по антиэкстремистской тематике.

Стратегию можно было бы улучшить, если бы была возможность обсудить ее публично, считают активисты центра «Априори». Евгений Дунаев отмечает, что в России изменения стратегии по борьбе с экстремизмом, предложенные в мае, сначала обсудили публично, затем документ одобрил глава государства:

Евгений Дунаев: Государство должно создавать стратегии, а общество должно как-то на это отвечать. И так строится диалог. И если мы будем молчать, то вот и все – готова и стратегия, и решения судов. И как бы консенсус: и вот тебе гражданское единство, и все сразу, и все прекрасно, и тихо, гладко, и мы живем в прекрасной стране, лучшей в Европе. Как говорил один из людей очень хорошие слова: «Они в XXI веке борются с вызовами XX-го методами XIX-го». Мне кажется, что стратегия – она, скорее, вот про это.

В чем проблема общественной дискуссии – давайте в финале не про стратегию, а про вообще. Я пытался кого-то вызвать на дебаты. Очень трудно вести общественную дискуссию, когда в обществе нет публичных субъектов. Вот есть Андрей Михайлович (Сафонов - депутат приднестровского парламента – ПРИМ. РЕД.), если согласится. Смысл в том, что логично звать человека на дискуссию, если есть задокументированная его развернутая позиция. И ты видишь ее и говоришь, чувак, я вот тут с тобой хочу не согласиться, давай-ка продебатируем. Тогда возникают публичные дебаты, дискуссия. В данном случае я задекларировал свою позицию, Коля частично свою. Соответственно, если у кого-то появится желание ответить на это, вступиться за стратегию, сказать: «Да нет, она отличная». Я надеюсь, что рано или поздно это произойдет, хоть кто-то должен за нее вступиться, хотя бы на стадии принятия поправок к закону на стадии реализации, то вот будет повод.

Политолог Николай Кузьмин говорит, что Приднестровье теперь может заявить, что регион равняется не только на Россию, но и на Казахстан и в чем-то на Беларусь.

Николай Кузьмин: Вообще ничего странного не вижу в этой стратегии. Она настолько расплывчата, что можно брать интерпретацию хоть мою, хоть женину. Но при этом всем, возможно, чуть четче будет закон, который, вероятно, под нее будут подгонять. Есть смысл критиковать правоприменительную практику. Есть какие-то институции, через которые можно идти, чтобы добиваться какого-то адекватного решения по этим ситуациям, а не просто вот рассказывать, как космические корабли бороздят просторы вселенной. Это первое.

Второе: прикольно, что стратегия демонстрирует нашу власть не с той позиции, что, вот, это методы XIX века, а с той позиции, что документ — лоскутное нечто, это Франкенштейн, это верное его творение. Непонятно, как это живет, непонятно, где оно обитает. Люди его как будто бы не очень любят, но оно вот такое. Что с этим делать – непонятно. И вот это что-то вряд ли будет моделью, то есть эта стратегия, собранная по кускам и сшитая с помощью слов «Приднестровье» из каких-то отдельных абзацев, – это то, что мы имеем.

И третье: я считаю, что нужно официально заявить, что старший брат наш – не только Россия, но и Казахстан. Да, я предлагаю вам это просто в голове закрепить, что мы, конечно, декларируем, что как бы Россия, но нам очень нравится, по крайней мере в этой стратегии использовать еще и Казахстан, и ссылаться на Беларусь... Непонятно, откуда, где, но тем не менее, ссылаться – почему бы нет? Поэтому Приднестровье – вполне себе результат двух братских и одной двоюроднобратской республики, это Беларусь, Россия и, вот, Казахстан, — говорит тираспольский политолог Николай Кузьмин.

***

Свободная Европа: «Пока не создано условий для вывода российских военных из Приднестровья», — заявил посол России в Молдове Олег Васнецов в интервью российскому агентству ТАСС. Он подчеркнул, что российские миротворцы остановили конфликт 28 лет назад и «вместе с молдавскими и приднестровскими "голубыми касками" поддерживают мир на Днестре».

Посол России в Молдове Олег Васнецов
Посол России в Молдове Олег Васнецов

Молдавские власти много лет говорят о необходимости замены существующего формата миротворческой миссии, в котором доминирует Россия, и напоминают о том, что Москва обязалась еще в 1999 году на саммите ОБСЕ в Стамбуле вывести свои войска из приднестровского региона Республики Молдова. Позицию эту не особо разделяет президент страны и неформальный лидер Партии социалистов Игорь Додон — он частый гость в Кремле и сторонник восточного вектора развития Молдовы.

В молдавском обществе миротворческая роль России в конфликте на Днестре воспринимается противоречиво, поскольку российская 14-ая армия участвовала в боевых действиях на стороне Тирасполя и, тем самым, ускорила отделение Приднестровья от Республики Молдова.

В интервью российскому агентству Олег Васнецов сказал, что «около полутора тысяч российских военных, которые в силу объективных причин помогают проводить миротворческую операцию и охраняют склады с устаревшими боеприпасами в Приднестровье, не могут быть выведены словно по мановению волшебной палочки». И подчеркнул, что в Молдове проживает более двухсот тысяч российских граждан, «и бросать их на произвол судьбы мы, безусловно, не имеем права», — говорит дипломат. Также Васнецов подчеркнул, что Москва не навязывает Кишиневу вектор внешнего развития, но всегда будет защищать свои интересы.

Премьер-министр Ион Кику на эти заявления отреагировал следующим образом: «Ни одна независимая страна не хочет видеть иностранных военных на своей территории».

Премьер-министр Ион Кику
Премьер-министр Ион Кику

В пятницу на пресс-конференции Ион Кику пытался избежать ответа на этот вопрос и не спешил формулировать свою позицию, утверждая, что официальное заявление подготовило министерство иностранных дел:

Ион Кику: «Все дипломаты, аккредитованные в Кишиневе, должны уважать суверенитет и независимость Республики Молдова. Позиция молдавского правительства неизменна: мы должны стремиться к нахождению мирного решения приднестровского конфликта. Иностранные военные должны покинуть территорию Молдовы. Мы должны быть достаточно здравомыслящими и при поддержке партнеров решить эту проблему. Ни одно государство не хочет, чтобы на его территории были зарубежные военные. И ясное дело, мы тоже этого не хотим», — заявил премьер-министр Молдовы Ион Кику.

***

Свободная Европа: «Вывод войск из Приднестровья — обязательство, которое Россия взяла на себя на международном уровне, а у солдат, в руках у которых автоматы Калашникова, — совсем иная задача, нежели сближение двух берегов Днестра и развитие взаимодействия», — таково мнение молдавского дипломата, посла по особым поручениям при министерстве иностранных дел Республики Молдова Андрея Попова. Он говорил об этом в интервью нашей коллеге Валентине Урсу.

Свободная Европа: Посол России в Кишиневе уверяет, что российские войска не могут покинуть приднестровский регион «по мановению волшебной палочки». Насколько убедительны представители Республики Молдова когда с высоких трибун ООН, ОБСЕ, Совета Европы требуют вывести российские войска?

Андрей Попов: Что касается фразы «по волшебству и немедленно» — мы призываем вывести российские войска уже 28 лет, с 1992 года. Поэтому речь не идет о выводе армии за ночь, — как говорит российский посол.

Но, прежде всего, большое сожаление вызывает то, что в своих заявлениях дипломат Олег Васнецов смешивает два элемента российского военного присутствия на территории Молдовы. Первое — это склады боеприпасов и Оперативная группа российских войск, и второе — российский миротворческий контингент. Очень важно различать эти два понятия, это не одно и то же, — как сказал об этом российский дипломат.

Это действительно разные структуры — Оперативная группа российских войск и миротворческие силы. И когда молдавские власти требуют безусловного и полного вывода российской армии в соответствии с международными обязательствами России, прежде всего, речь идет о складах вооружения в Кобасне и военных, которые охраняют их — это российские военные.

Андрей Попов
Андрей Попов

Мы требуем вывода этого военного контингента постоянно, все 28 лет, мы говорили об этом на различных форумах, международных встречах, как в рамках ОБСЕ, так и в ООН, в том числе на саммитах ОБСЕ в Будапеште, Стамбуле, Астане. И не существует никакого документа, который допускал бы размещение на территории Молдовы этих военных, тем более — без согласия самого государства и вопреки Конституции Республики Молдова.

Молдавские власти не раз признавали роль российской миротворческой миссии в прекращении конфликта и стабилизации ситуации на Днестре. Но мир и стабильность, которые были достигнуты благодаря миротворцам, сменились новыми задачами, поскольку сейчас нет угрозы возобновления военных действий, нет риска вооруженных столкновений. И поэтому мы считаем, что главный акцент нужно перенаправить на продвижение мер доверия, взаимодействие, реинтеграцию. Нам давно не нужно останавливать вооруженные столкновения, а нужно добиваться устойчивости мира, вместе с партнерами формата 5+2.

Давно пришло время начать вместе с Россией и другими партнерами искренний разговор о новом формате, наиболее соответствующем реальным задачам.

Повторю, документ от 21 июля 1992 года оговаривает, прежде всего, принципы разделения сторон, недопущение вооруженных столкновений и прекращение огня. С этого начинается и этим ограничивается этот документ. Но все эти задачи были выполнены еще в июле 1992 года.

В июле 2020-го, как и в июле 2010-го, как и в июле 2015-го, в течение всего этого времени у нас есть другая задача — не разделять стороны, а содействовать взаимодействию между двумя берегами Днестра. Бронетехника, шлагбаумы, солдаты с Калашниковыми — это другая задача, это не про сближение берегов и взаимодействие. Наша позиция очень ясна, и я вернусь к тому, с чего начал, — не стоит путать и сознательно подменять эти два понятия — Оперативную группу российских войск и миротворческие силы.

Первое — это 20 тонн вооружения на складах в Кобасне и ограниченный контингент Оперативной группы российских войск, который охраняет эти боеприпасы, и у этих военных нет никаких законных оснований находиться на территории Республики Молдова, всё это должно быть немедленно и безусловно выведено из страны.

Второе — миротворческий контингент, миссия которого отражена в документе 1992 года, но пришло время адаптировать этот формат к новым реалиям.

Свободная Европа: Давайте уточним — на левом берегу Днестра размещена Оперативная группа российских войск — это 1400 солдат, и еще — 350 российских военных служат в составе миротворческих сил.

Андрей Попов: Да, это так.

Свободная Европа: Молдова настаивает на выводе российской армии со своей территории, Москва долгое время отвечала на это, что пока переговоры не дойдут до так называемой политической корзины, пока у приднестровского региона не будет политического статуса, не может идти речь о выводе российской армии с территории Республики Молдова.

Андрей Попов: Что касается Оперативной группы российских войск — у нас есть соглашение, подписанное премьер-министрами в октябре 1994 года, которое предусматривает вывод войск в течение трех лет, но это соглашение не ратифицировала Россия.

Существует несколько международных договоренностей, обязательства взяла на себя в том числе и Москва. Пиком в этом процессе стал саммит ОБСЕ в Стамбуле в ноябре 1999 года, когда Россия обязалась полностью вывести свои войска из Республики Молдова — это 19-й параграф декларации стамбульского саммита ОБСЕ.

Безусловный вывод войск, вывоз боеприпасов, хранящихся в Кобасне, — абсолютно все молдавские правительства все эти годы придерживались этой позиции, в том числе на Совете министров ОБСЕ в Братиславе в декабре 2019 года, и также в июне 2020 года на ежегодной оценочной встрече ОБСЕ.

Свободная Европа: Да, но со временем, Москва стала утверждать, что не выведет войска пока не решится политическая судьба приднестровского региона.

Андрей Попов: Республика Молдова не допускает идею синхронизации процесса вывода Оперативной группы российских войск и вывоза вооружения из Кобасны с процессом политического урегулирования приднестровского конфликта. Такова неизменная позиция Кишинева.

Свободная Европа: Это был посол по особым поручениям молдавского министерства иностранных дел Андрей Попов.

***

Свободная Европа: Дорогие друзья, на этом Приднестровские диалоги завершаются, встретимся ровно через неделю. В студии был Александр Фрумусаки, я благодарю вас за внимание, вы слушали Радио Свободная Европа.

Vezi comentarii

XS
SM
MD
LG