Linkuri accesibilitate

ПАСЕ Слуцкого и Толстого. Чем ответят «русофобы»


Члены российской делегации в ПАСЕ Леонид Слуцкий (слева) и Петр Толстой

Парламентская ассамблея Совета Европы полностью подтвердила полномочия российской делегации, а ранее избрала своим вице-спикером депутата Госдумы Петра Толстого. Это вызвало волну негодования у критиков нынешних российских властей и настоящую эйфорию и у ее сторонников. Что же произошло в ПАСЕ на самом деле?

Парламентская ассамблея Совета Европы подтвердила полномочия российской делегации, оспоренные депутатами из стран Балтии и поддержавшими их представителями других государств. Член литовской делегации Эмануэлис Зингерис и депутат сейма Латвии Мария Голубева, выступившие с соответствующими инициативами, указывали на неисполнение Россией решений Европейского суда по правам человека, на ее агрессию по отношению к Украине и Грузии, на отсутствие процессов демократизации и на несколько процедурных нарушений, в том числе на тот факт, что в российскую делегацию входят депутаты, избранные в аннексированном Крыму.

Представители Госдумы в ассамблее и российские государственные СМИ пишут о решении регламентного комитета ПАСЕ как о "победе над русофобами". Эмануэлис Зингерис, бывший депутат Верховного Совета Литовской ССР и один из подписавших в 1990 году декларацию о восстановлении независимости своей страны, категорически не согласен с этим определением и не считает случившееся поражением.

О том, почему в 2019 году ограничения, наложенные на российскую делегацию из-за аннексии Крыма, были сняты, о смысле существования ассамблеи в современных политических условиях, об избрании вице-спикером ПАСЕ Петра Толстого, который еще недавно называл эту организацию "цирком", Эмануэлис Зингерис рассказал в большом интервью Радио Свобода.

Эмануэлис Зингерис
Эмануэлис Зингерис

"Нам хотят устроить показуху"

– Как вы оцениваете решение подтвердить полномочия российской делегации в ПАСЕ?

– Оспаривание этих полномочий – очень здравая процедура для делегации страны-члена Совета Европы. Само членство России в Совете Европы никогда не оспаривалось, даже после въезда российских танков в восточную Украину и захвата Крыма. Посол России всегда оставался в Комитете министров Совета. Так что вранье, что российскую делегацию кто-то изгнал, Россия сама смотала удочки пять лет назад. Сейчас в российской делегации нет ни одного человека из демократической оппозиции, это хор, который поет в унисон, как Верховный Совет СССР. Вот, например, Румыния: представитель оппозиции там – это представитель оппозиции, потому что в делегации должно быть минимум два человека, которые имеют разное отношение к текущим проблемам соблюдения прав человека, например. А тут выступают господин Калашников с господином Толстым и говорят: мол, господин Толстой – это правящая партия, а господин Калашников – "оппозиция". Нам хотят устроить показуху, но в Совете Европы 47 стран. Как они смогут эту свою позицию, эти навыки уничтожения демократии перебросить сюда? Все это, а также аннексия Крыма, война на востоке Украины, отказ России содействовать независимому международному расследованию политического убийства Бориса Немцова, и стало поводом оспорить полномочия российской делегации. В ответ на просьбу комитета Совета Европы по правам человека к российским депутатам сотрудничать в этом расследовании в Страсбург приходят письма о том, что Почта России не нашла здания парламента России, "адрес не найден". Я еще помню времена, когда в российской делегации был Сергей Ковалев, у всех была надежда, что Россия – это часть Европы, часть европейской культуры. Моя бабушка родилась в 1896 году, и, вспоминая дореволюционный Петербург, она говорила, что это был Запад, а не Восток. Как это могло стать Востоком? Российская делегация использует возвращение в ПАСЕ для оформления отказа от демократии, крича во всех комитетах, что мы не имеем права задавать им вопросы. Они отклоняют поправки, требующие от России дать разъяснения относительно убийств в Чечне членов ЛГБТ-сообщества. Мы лишь просим, чтобы российская делегация задала вопрос господину Кадырову об этих убийствах.

– Почему так происходит?

– Некоторые люди, которые благожелательно настроены по поводу возвращения полномочий российской делегации, представляющей Госдуму, которая по стандартам Совета Европы была избрана не на свободных выборах, подумали, что лучше все равно иметь их тут, чтобы иметь возможность задавать им вопросы. Но оказывается, что они и отвечать не хотят, раз сбрасывают, как это было во время голосования вчера вечером, вопросы относительно господина Кадырова. Госдума – это орган, который сопутствует всем желаниям Кремля, который оформляет всю эту власть, начиная от похода в Украину и заканчивая вопросами прав человека, орган, который не разрешает многим сотрудникам Совета Европы выяснять, как был убит Борис Немцов. Возникает вопрос – что, в таком случае, они тут будут делать? Непонятно, каким образом внутри ассамблеи может происходить диалог между коллегами-парламентариями, когда одна сторона на любой вопрос отвечает воплем. Я имею в виду в первую очередь господина Слуцкого, и даже господина Толстого, которого хотя бы фамилия обязывает вести себя в рамках западной культуры, а не в стиле традиций опричников.

Москва, 2018 год, пикет с требованием привлечь Леонида Слуцкого к ответственности за сексуальные домогательства, в которых его обвинили три российские журналистки
Москва, 2018 год, пикет с требованием привлечь Леонида Слуцкого к ответственности за сексуальные домогательства, в которых его обвинили три российские журналистки

Так или иначе, я бы назвал эту неделю "попыткой внушения" для тех людей, которые представляют в большинстве своем "Единую Россию" или компартию, позиционирующую себя оппозицией, но на самом деле поющую в унисон с партией власти в Совете Европы и в ПАСЕ. На все наши вопросы они отвечают в стиле железобетонного нахмуривания бровей, как будто происходит защита брестской крепости от фашистов. Они приезжают в дом защиты демократии, желая навести тут порядки Госдумы. Это не удастся.

"Раз уж они вернулись в ПАСЕ, им придется отвечать на вопросы"

– Российские официальные лица теперь говорят о "победе над русофобами из прибалтийских стран и Украины". Вы считаете, что потерпели поражение?

– Нет! Вы хотите сказать, что нам не надо было поднимать все эти вопросы, что все эти дебаты о попрании прав человека были не нужны? Разве освещение этих проблем не является нужным делом для 140 миллионов граждан России? В России восторжествовала демократия и больше нет политзаключенных? Вчера у нас был брифинг о политических заключенных в России, с Владимиром Кара-Мурзой и Сергеем Давидисом. По данным "Мемориала", в России сейчас 312 политических заключенных. И представители самых разных фракций ПАСЕ довольно долго слушали доклад руководителей "Мемориала" об этом. Они пытались рассказать детали каждодневной жизни людей, которые связаны с защитой прав граждан в Москве, в Питере, в Тамбове, во Владивостоке. Это не нужно? Или нужно только вслушиваться в геополитический крик на уровне "кто кого победил"? За эту неделю мы озвучили информацию о многих делах российских граждан, которые находятся сейчас на рассмотрении в ЕСПЧ. Я также очень горд тем, что по моей просьбе комитет ПАСЕ по правам человека вчера проголосовал за направление на анализ в Венецианскую комиссию грядущих в России поправок в Конституцию и положений о всенародном голосовании, которыми эти поправки должны быть утверждены. Поправки будут на столе лучших экспертов мира, пусть они скажут свое мнение об этом "великом походе" против действия международного права на территории России, о его соответствии подписанным Россией конвенциям. Их ответ – это будут не мои слова, а анализ лучших экспертов мира по конституционному праву.

За эту неделю российской делегации было задано много вопросов, и раз уж они вернулись в ПАСЕ, им придется на них отвечать. Отвечать не на вопросы не делегатов от прибалтийских стран или от Украины, а на вопросы экспертов Венецианской комиссии – о поправках в Конституцию, о том, какая судьба ждет в России решения ЕСПЧ, о попрании прав человека в шикарно устроенной маленькой диктатуре в Чечне. Я думаю, эта неделя была очень полезной, это был своего рода холодный душ для новоприбывших господ из России, который хотя бы отчасти поставил их на место, под конец они пытались высказываться уже на тон ниже.

Это был своего рода холодный душ, который хотя бы отчасти поставил их на место

– Помимо полномочий российской делегации во время нынешней сессии ПАСЕ были оспорены полномочия делегаций и из многих других стран. Это нормальная и обычная практика для Совета Европы?

– Это механизм, который употребляется с давнишних времен как способ задавания вопросов. Например, в этот раз был спор, простите, о половине женщины, которой не хватало швейцарской делегации (по правилам Совета Европы, в каждой делегации в ПАСЕ должны быть не только представители конкурирующих политических партий, но и в равной пропорции представители разных полов. – РС). Поэтому Франция задала вопрос о легитимности пребывания на сессии швейцарской делегации – квоты установлены в процентах, и получилось так, что у Швейцарии было на 0,5 мужчины больше, а 0,5 женщины в делегации не хватало, а должно быть 50 на 50. Подобных случаев действительно много, так происходит каждый раз, но ни одна делегация, кроме российской, кроме господ Толстого, Слуцкого и представителя так называемой оппозиции господина Калашникова, не подняла вопль по этому поводу. Все делегации очень кропотливо с скрупулезно отвечали на претензии, в частности, швейцарцы взяли под козырек и пообещали, что эта половинка женщины обязательно будет возвращена. Потому что этот стандарт, 50 на 50, был взят не из головы какого-то анти-швейцарского француза, он исходит из многолетней традиции демократии. Так же, как исходит из нее понимание того, что нельзя убивать геев и лесбиянок в Чечне или возвращать этих молодых людей в семьи, где их просто уничтожают. Не может быть никаких ухмылок при этих вопросах, любой такой вопрос серьезен. Это база уважительного отношения людей друг к другу, чтобы не было больше концлагерей, не было больше ГУЛАГов. Весь Совет Европы возник как ответ на Вторую мировую войну и на унижения по расовым и другим причинам одних людей другими. На этом построен весь дом европейской демократии, состоящий из тысяч хрупких деталей.

"Они должны были избрать хоть кого-то"

– Еще в 2018 году Петр Толстой называл ПАСЕ "цирком" и обвинял ее участников в "хамской антироссийской пропаганде". Теперь он избран одним из вице-спикеров ПАСЕ. Как вы относитесь к его избранию на этот пост?

– Я думаю, для господина Толстого стало большим сюрпризом, что это избрание растянулось на два этапа. На первом этапе его не избрали, извините, но это факт. Я вам приведу цифры: 132 "за", а проходное число голосов было 125. 117 – "против". Как вам кажется, ассамблея, в которой более 600 депутатов – и 132 голоса, на 7 больше минимума, это большое число, это гигантский энтузиазм? А отказ от избрания господина Слуцкого в прошлый раз? Я бы не хотел углубляться в детали касательно лично господина Толстого и даже господина Слуцкого, но это не был победоносный поход. После провала господина Слуцкого они должны были избрать хоть кого-то вице-спикером от российской делегации. Низкое число голосов, которое набрал Толстой, показывает, что ПАСЕ будет бдительна к поведению этих господ. Люди, которых они называют "русофобами" – это люди, спрашивавшие их о правах граждан России. Почему им не интересно самим себе задавать эти вопросы? Об отношении к оппозиции, о политических делах, в том числе против членом "Мемориала" и других НКО, названных "иностранными агентами"? "Русофобы" – это люди, которые спрашивают, почему ведущие демократические организации в России называются "иностранными агентами"? Но это не "иностранные агенты", это агенты демократии. Это представители того, во что, как мы думали, сможет превратиться Россия.

Это не "иностранные агенты", это агенты демократии

В 90-е годы я был членом переговорной группы по восстановлению независимости Литвы. Я был в группе с руководителями Советского Союза, сначала это был [Николай] Рыжков, потом господин Ельцин. У нас была огромная надежда, что Россия подала заявку на то, чтобы возвратиться в круг нормального общения и нормального человеческого отношения к разным мнениям. В свое время нам казалось, что Россия должна стать не только частью Совета Европы, но, возможно, и частью Европейского Союза. Но все это превратилось в дым, особенно после разгона митинга на Болотной, после подавления протестов молодежи этим летом в Москве. Как можно называть "русофобами" людей, которые задают вопросы о обращении с инакомыслящими в России, которые поддерживают право России называться великой западной демократической страной, каковой она теперь, к сожалению, не является? Тех, кто поддерживает право не убивать людей у Кремля, как Бориса Немцова? Поддерживает право на нормальный суд по этому делу, который не состоялся? Это нормально, что новым генеральным прокурором становится человек, который вел дело Немцова, вернее, по нашим сведениям, фактически, напротив, не вел его? У некоторых тут еще есть желание быть на стороне России, есть желание не оставлять граждан России один на один с этим.

Январь 1991 года, Вильнюс, импровизированный мемориал погибшим при штурме вильнюсского телецентра советскими властями после провозглашения Литвой выхода из состава СССР
Январь 1991 года, Вильнюс, импровизированный мемориал погибшим при штурме вильнюсского телецентра советскими властями после провозглашения Литвой выхода из состава СССР

"Я сам видел в коридорах удрученных работников Совета Европы"

– Существует распространенное мнение, что России позволили вернуться в ПАСЕ только ради ее взносов, без которых ПАСЕ не может существовать. Вы разделяете его?

– Нет. Но попытки России с помощью этих взносов держать на крючке 47 стран-членов Совета Европы – это способ психологического нажима на ассамблею и ее сотрудников, которые ведь не получают за свою работу зарплаты из каких-то других источников, кроме таких взносов. Тактически это хитрый шаг со стороны властей Российской Федерации. Россия подписала договор, и если бы она не платила взносы и дальше, она вошла бы в гигантский юридический спор со всеми европейскими институциями. В суде этот спор кончился бы не в пользу России. Но мы ждали изменения отношения России к своим обязательствам. Это не означает, что Совет Европы принимает этот взнос как заявку на то, что он должен замолчать и не задавать России неудобных вопросов насчет попрания прав человека и стандартов демократии. Психологический эффект от задержки выплаты этого взноса, конечно, существовал: я сам видел в лифтах и в коридорах удрученных работников Совета Европы, не парламентариев, а высококвалифицированных сотрудников разных комитетов, которые были под ударом. Господин [Турбьёрн] Ягланд, прошлый генеральный секретарь Совета, конечно, пытался решить головоломку, как выжить, когда такие большие взносы, под сто миллионов долларов, не были внесены Россией. При этом Россия отказалась платить пени, которые начислялись из-за этой задержки, это еще миллионов 6-8.

Vezi comentarii

XS
SM
MD
LG