Linkuri accesibilitate

Полгода президентства Байдена: реформы споткнулись


Первые месяцы президента Байдена: чего больше – побед или поражений? Какие реформы нужны Америке? Дееспособна ли американская политическая система?

Мои собеседники: правозащитник, в прошлом вице-президент организации Freedom House Арч Паддингтон, правовед, профессор университета имени Джорджа Мэйсона Илья Сомин, правозащитник, политолог, в прошлом сотрудник Гуверовского института Юрий Ярым-Агаев.

Приход Джо Байдена в Белый дом сопровождался большими надеждами его сторонников. Кризис, вызванный пандемией коронавируса, приостановка экономической активности в стране, гигантская для современной Америки безработица давали президенту, как они считают, редчайший исторический шанс провести серьезные реформы. Образно говоря, направить страну на новый курс, как некогда сделал его предшественник Франклин Рузвельт. В марте президент Байден подписал закон о выделении почти двух триллионов долларов на нейтрализацию последствий пандемии. Следующим этапом реформ, по плану президента, должны стать законопроекты "Американская семья" и "Американские рабочие места", содержащие масштабные планы расширения социальной поддержки американских семей, создания рабочих мест благодаря государственным инвестициям в инфраструктуру и перспективные области экономики.

Шесть месяцев спустя большие надежды уступили место скромным надеждам. Из-за оппозиции республиканцев-законодателей Джо Байден резко снизил запросы. Сейчас он надеется на то, что ему удастся добиться выделения нескольких сотен миллиардов долларов на инвестиции в инфраструктуру страны: дороги, мосты, тоннели, линии связи. План вакцинации 70 процентов населения не выполнен, но любой американец может вакцинироваться, в стране избыток вакцин. Президента, согласно опросам, поддерживает чуть больше пятидесяти процентов американцев. Показатель неплохой, но едва ли внушающий большую уверенность президенту, предлагающему стране серьезные перемены. Вместе с тем Арч Паддингтон считает, что президент Байден преуспел в первые шесть месяцев президентства:

Если оценивать в целом, это были успешные первые шесть месяцев президентства

– Если оценивать в целом, это были успешные полгода, – говорит Арч Паддингтон. – Я бы даже сказал неожиданно успешные. Главное достижение, на мой взгляд, одобрение почти двухтриллионного пакета финансовой помощи для борьбы с последствиями пандемии COVID. Есть большая вероятность успешного завершения обсуждений нового законопроекта об инвестициях в инфраструктуру, и это будет еще более значительным достижением Джо Байдена. Эти результаты особо впечатляют еще и потому, что Байдену, в отличие от его предшественников Франклина Рузвельта и Линдона Джонсона, с которыми его нередко сравнивают сторонники, гораздо труднее править, поскольку в Палате представителей у Демократической партии небольшое преимущество, а в Сенате преимущество лишь в один голос. К примеру, Франклин Рузвельт, избранный президентом во время Великой депрессии, имел подавляющую поддержку в Конгрессе, где доминировала Демократическая партия, когда он осуществлял свои реформы в рамках "Нового курса". Учитывая расстановку сил, у Джо Байдена нет почти никаких шансов провести через Конгресс масштабные законодательные инициативы, которых требует от него левое крыло Демократической партии.

Джо Байден и его сторонники считают, что пандемия COVID и связанные с ней экономические потрясения дают возможность для проведения значительных реформ: президент выдвинул программу создания рабочих мест, программу поддержки американских семей. Их цель – инвестировать средства в обновление инфраструктуры, создание "зеленой" экономики, расширение социальной поддержки среднего класса. Проблема для президента заключается в том, что его оппоненты-республиканцы настаивают на том, что большая часть этих гигантских расходов неоправданна. Они готовы поддержать обновление инфраструктуры и ничего больше. Как вы считаете, требуются США такие решительные реформы?

– Мне кажется, нужно разделить законы и предлагаемые законопроекты на две группы. Одна область, в которой он добился успеха, – финансовая поддержка американцев, нуждающихся в помощи. Закон о борьбе с последствиям COVID-19, законопроект об инвестициях в инфраструктуру в основном нацелены как раз на выполнение этой задачи. Другая – меры по укреплению демократии, например, законопроект о праве на участие в выборах, у которого нет шансов на одобрение Конгрессом. Нужны ли США законы, которые помогают среднему классу и людям с низкими доходами? На мой взгляд, нужны. Очевидно, что проблема экономического неравенства усугубляется, необходимо эту ситуацию исправлять. Идея повышения налогов на прослойку с наивысшими доходами и использование этих средств на популярные социальные программы вполне разумна. Непонятно, удастся ли Байдену заручиться одобрением этого законопроекта Конгрессом, но он должен пытаться это сделать. Простой пример. В последние десятилетия небогатые семьи с детьми испытывают все большие трудности. Обоим родителям приходится работать, у нас много матерей-одиночек, которые содержат семьи. Дошкольных учреждений в США сравнительно немного, подавляющее их большинство платные. И у нас нет финансовой инфраструктуры для помощи семьям с детьми. Важное место в предложениях Байдена занимает поддержка этих семей, и это разумная статья расходов. Если посмотреть более широко, то нынешнему молодому поколению приходится труднее, чем их родителям, послевоенному поколению. Еще не так давно считалось само собой разумеющимся, что после окончания средней школы молодежь идет в колледж, кто-то начнет работать, но все, как правило, покидали родительский дом, заводили семьи, покупали свои собственные дома и могли рассчитывать на вполне приличный уровень жизни. Но сейчас это уже не так. Кстати, я думаю, это одна из важнейших причин поляризации нашего общества и нестабильности. Байден во время предвыборной кампании обещал работающим американцам сделать что-то, чтобы обеспечить их финансовую безопасность. Это очень важно, если мы хотим, чтобы наша страна была менее поляризована и более экономически стабильна.

Вы говорите, что расстановка сил в Конгрессе, скорее всего, не позволит Джо Байдену добиться осуществления своих планов, поскольку для одобрения законопроектов требуются голоса двух третей сенаторов, то есть демократам нужно добиться поддержки 10 сенаторов-республиканцев, что выглядит нереальным. Мало того, голосование может застопорить один сенатор с помощью так называемой обструкции. Немало демократов призывают сейчас Байдена попытаться изменить эти правила. Дескать, американская политическая система устарела, в ее рамках невозможно принимать крупные решения, она тормозит страну.

В некоторых случаях так называемая система сдержек и противовесов препятствует необходимым переменам в самых разных областях нашей жизни

– Я отношусь к такой критике очень серьезно. Приведу простой пример из жизни Нью-Йорка. Например, до аэропорта Лагуардия можно добраться на машине, такси или автобусе. Поездка на автобусе из Манхэттена очень неудобна. Существует проект монорельсовой дороги, которая бы соединила аэропорт с линией метро. Но местные политики возражают против строительства. Они приводят множество возражений. Ранее был зарублен проект продления одной из линий метро до аэропорта. Это отражение всеобщей тенденции в стране. Крупные инфраструктурные проекты невероятно сложно осуществить, потому, что у них всегда есть противники: местные жители, экологи, так называемые специальные интересы, которые представляют меньшинство, но обладают большими правами в таких случаях. Подобные споры, как правило, заканчиваются в суде, в большинстве случаев смертью проектов. В Конгрессе президенту Байдену для осуществления реформ требуется супербольшинство, которого ему не получить. Так что в некоторых случаях так называемая система сдержек и противовесов препятствует необходимым переменам в самых разных областях нашей жизни. Иными словами, этих противовесов слишком много. Я думаю, что наступит момент, когда люди начнут задаваться вопросом: почему мы не можем ничего осуществить в нашей стране, – говорит Арч Паддингтон.

Юрий Ярым-Агаев, как бы оценили первые месяцы президентства Джо Байдена?

– Я считаю, что это плохие полгода, – говорит Юрий Ярым-Агаев. – На мой взгляд, первый закон о борьбе с последствиями пандемии – это два триллиона практически выброшенных денег, непонятно, зачем и на что. Потому что, собственно, на борьбу с COVID-19 была потрачена совершенно ничтожная часть денег, около 1 процента. Большая часть остальных денег – это уже программы этой администрации, которые связаны в основном с перераспределением денег, по сути, национализацией некоторых отраслей промышленности. Я ко всему этому отношусь плохо и ничего в этом законопроекте хорошего не вижу. Я очень плохо отношусь к по сути выброшенным деньгам по 1400 долларов, которые раздали каждому человеку, потому что большинство людей в этих деньгах не нуждались, в то время как у правительства этих денег нет, Америка находится в больших долгах. Я также плохо отношусь к тому, что в этом законопроекте большие деньги выделены на полупроводниковую промышленность, интернет и так далее, которые совершенно не нуждаются в деньгах. Они купаются в деньгах. Их капитализация на рекордном уровне, индекс технологических компаний NASDAQ постоянно бьет рекорды. Так что у меня к этому закону отношение критическое. Я считаю, что большая его часть не нужна, так же как дополнительная выплата по безработице, результат которой очень плачевный, как мы видим. У нас сейчас проблемы не в том, что не хватает рабочих мест, а не хватает рабочей силы и не хватает в большой степени потому, что значительная часть людей получает от правительства субсидии и подачки, которые превосходят те зарплаты, которые они раньше получали или которые они сейчас могут получать. Все это неминуемо приведет к инфляции, потому что для того, чтобы эти люди шли на работу, надо будет резко увеличивать их зарплаты, с одной стороны. С другой стороны, у них и так уже много накопилось денег – это мы видим по всему. Единственный результат этого вливания денег в людей будет инфляция в ближайшее время и раздувание пузыря на фондовых биржах, куда большая часть этих денег пошла.

Члены Палаты представителей голосуют за законопроект о борьбе с последствиями пандемии коронавируса 10 марта 2021 года
Члены Палаты представителей голосуют за законопроект о борьбе с последствиями пандемии коронавируса 10 марта 2021 года

– Илья Сомин, как вы оцениваете первые полгода президентства Джо Байдена? У нас пока полярные мнения: неожиданно успешное начало президентства и провальное. Вы к чему склоняетесь?

– Есть действительно негативные пункты, но позитивные преобладают, – говорит Илья Сомин. – Повышение расходов – это сильно негативный пункт, в этом я в основном согласен с Юрием. С другой стороны, есть несколько более значительных позитивных пунктов. Во-первых, быстрое широкое распространение антиковидных вакцин. Это не только заслуга Байдена, здесь заслуга фармацевтической промышленности, тем не менее Байден сумел резко ускорить этот процесс и по сравнению с тем, что было раньше, и по сравнению с тем, что происходит в подавляющем большинстве западных и азиатских стран. Во-вторых, то, что пришел к власти Байден и изменил тон по отношению к союзникам США, – это резко улучшило имидж Америки в мире. Если вы смотрите на опросы общественного мнения, почти во всех демократических государствах сейчас США рассматривается гораздо более позитивно, чем при Трампе. В-третьих, были значительные улучшения в политике по отношению к иммиграции, где Байден отменил очень многие жестокие и контрпродуктивные меры, которые принял Трамп, которые вредили американской экономике. Например, Трамп почти на 100 процентов приостановил визы для высокоспециализированных иностранных рабочих, которые нам очень нужны – в особенности в технологическом секторе. И наконец, в этой администрации, конечно, гораздо более позитивное отношение к фундаментальным нормам либеральной демократии, чем было при Трампе. Конечно, есть негативные моменты тоже. Продолжение слишком высоких расходов, здесь я согласен с Юрием. Я также против решения Байдена о выводе американских войск из Афганистана.

Илья, о внешней политике президента Байдена мы поговорим попозже. Я хочу спросить Юрия Ярым-Агаева, почему он против идеи поддержки правительством среднего класса, например льгот для семей с детьми или бесплатного обучения в так называемых общественных колледжах, это американский эквивалент техникума.

Очень много проблем, которые якобы пытается решать эта администрация, совершенно надуманные или ложные

– Понимаете, очень много проблем, которые якобы пытается решать эта администрация, совершенно надуманные или ложные. Например, нам твердили все время о 50 миллионах голодающих американцев и 30 миллионах голодающих детей, но это полная фикция, в Америке нет голодающих людей. Что характерно, когда поднимаются такие проблемы, то говорятся всегда только общие слова, но не приводится ни один конкретный пример. За все это время не было продемонстрировано ни одного голодающего человека, потому что такой человек в Америке практически существовать не может. Когда вы говорите об этих проблемах, о том, что почему-то американцам очень трудно стало воспитывать детей, я не знаю, откуда эта проблема взялась. Я не говорю, что всем в Америке так легко жить, но, вообще говоря, благосостояние американцев растет. Безусловно, есть отдельные проблемы, но есть громадное количество программ и денег, которые уже тратятся на помощь американским семьям. Эти расходы гигантские.

Хорошо, а что плохого в предоставлении женщинам отпуска по уходу за ребенком или в бесплатном образовании в общественных колледжах?

– Я вам скажу, что в этом плохо. До сих пор большинство этих проблем в Америке успешно разрешалось без помощи государства. Вмешательство государства на примере других стран, где государство вмешивается, как правило, ни к чему хорошему не приводит, оно крайне неэффективно. Что значит предоставлять женщинам отпуск? Простите, но у нас практически все женщины работают в частных предприятиях. Я против того, чтобы правительство диктовало частным предприятиям, какие им платить зарплаты, какие им давать отпуска и какие им давать льготы. Это очень грубое вмешательство правительства в частный бизнес, ничего хорошего оно не сулит. Что касается проблем оплачиваемых колледжей, это тоже проблема надуманная. У нас сейчас главная проблема не в том, что люди не могут поступать в колледжи, ровно обратная, что большинство людей, поступающие в колледжи, не имеют квалификации и достаточных знаний для того, чтобы учиться в этих колледжах. Начинается это с нашей школы. Действительно серьезная проблема в Америке – это проблема школьного образования. Большинство выпускников школ к колледжу просто не подготовлены. Я знаю от многих своих друзей, профессоров в колледжах, в университетах, которые говорят, что им приходится учить людей чуть ли не арифметике в колледжах и в университетах. Так что проблемы поступления в колледж нет, есть проблема с тем, что у нас школы очень плохо работают. При этом у нас в школах на каждого ученика выделяется сумма денег непропорционально больше, чем в любой стране мира. Проблемы не в деньгах, они не решаются за счет денег, не нужно бросать дополнительные деньги, чтобы 100 процентов людей шли в колледжи и университеты, ничего хорошего от этого не произойдет. У нас проблема в том, что громадное количество выпускников колледжа не может себе найти хорошую работу. Сам по себе факт обучения в колледже все меньше и меньше значим. Дело в том, что очень большая часть людей, которая учится в американских колледжах и университетах, не получает никакой реальной профессии. Все эти программы красиво звучащие, на осуществление которых хотят бросить триллионы, не решают ни одной из этих реальных проблем, на решение которых на самом деле денег не нужно, а нужен пересмотр структуры как школьного в первую очередь, так и университетского образования.

Илья, коль мы заговорили об образовании, вам как университетскому профессору проблемы, о которых говорит Юрий Ярым-Агаев, должны быть хорошо знакомы? Бесплатные колледжи – хорошая идея?

– Я не считаю, что нужно резко повышать процент американцев, которые заканчивают университет. В Америке уже значительно больший процент населения получает университетские дипломы, чем почти в любой другой западной стране. Бесплатные общественные колледжи вряд ли принесут большую пользу. Более позитивный эффект будет, если студенты сами будут брать деньги в долг за счет своего будущего дохода. Это будет стимулировать именно тех, кто хочет учиться и получить полезные знания. С другой стороны, это будет отталкивать тех людей, у которых нет стимула к учебе. И это будет позитивно и для них, и для развития экономической системы.

– Юрий Ярым-Агаев, один из важных пунктов программы президента Байдена – это повышение налогов на американцев с высокими доходами ради осуществления его социальных программ, о которых мы говорили. Эту идею поддерживает, согласно опросам, большинство американцев. И немало аналитиков говорят, что экономическое неравенство, когда все больший процент богатства страны сосредоточен в руках богатейшей прослойки, представляет проблему для общества.

Протесты "Захвати Уолл-стрит" были самым крупным протестом против экономического неравенства в США в последние десятилетия. Май 2012 года, Нью-Йорк
Протесты "Захвати Уолл-стрит" были самым крупным протестом против экономического неравенства в США в последние десятилетия. Май 2012 года, Нью-Йорк

– Все-таки основные богатства и основные деньги в Америке принадлежат среднему классу. Поэтому каждый раз, когда речь заходит о повышении налогов, выясняется, что для того, чтобы действительно увеличить серьезно поступления в казну, налогом надо облагать широкий круг американцев, то есть в основном средний класс. И только от него можно получить достаточное количество налогов, чтобы было что-то заметно. Поэтому в действительности речь идет о перераспределении доходов и не только доходов самых богатых, у которых действительно денег куры не клюют, а в основном о перераспределении работающих американцев со средними доходами. То есть вопрос в том, забирать ли у них еще больше денег и отдавать, в частности, тем, кто просто не работает? Я не считаю, что экономическое неравенство – это проблема сама по себе, это норма. Общество, в котором выравниваются доходы, оно просто перестает производить, становится стагнационным обществом. Надо ли забирать у тех людей, которые работают, еще больше денег и передавать тем, у кого меньше? Я в этом крайне сомневаюсь, честно говоря.

Как вам кейнсианцы скажут, правительство Байдена дает людям в руки деньги, чтобы те их расходовали и стимулировали экономику, а вы говорите, что это вредно.

Любое перераспределение денег, и это факт, это просто закон экономики, оно всегда уменьшает суммарный экономический продукт

– Любое перераспределение денег, и это факт, это просто закон экономики, как второй закон термодинамики, оно всегда уменьшает суммарный экономический продукт. Оно, может быть, с точки зрения социальной делает страну более справедливой, но оно уменьшает общий доход населения – это уже просто экономический факт. Поэтому давайте здесь не заниматься самообманом. Выбор простой: либо у людей суммарно будет меньше денег, но они будут более равномерно распределены, или у людей суммарно будет больше денег, но они будут менее равномерно распределены.

Илья Сомин, сейчас немало законодателей-демократов сетуют на то, что им не удается провести через Сенат свои реформы из-за того, что такие решения требуют двух третей голосов сенаторов. Близкие им комментаторы даже начали говорить, что американская демократическая система становится недееспособной, архаичной, грубо говоря, застойной. Страна не может идти вперед.

– Я бы сказал, что, наоборот, за последние 10–15 лет было недостаточно застоя. За последние 10 лет был принят целый ряд значительных законов, реформа при Обаме системы здравоохранения, были осуществлены крупные реформы финансовой системы при нем. При Трампе был принят очень крупный закон о снижении налогов. Я уже не буду говорить об огромных расходах и новых законах, которые были приняты в связи с коронавирусным кризисом. В ближайшие дни, весьма вероятно, республиканцы и демократы придут к соглашению о выделении как минимум 600 миллиардов долларов на инвестиции в инфраструктуру. Мне кажется, наша проблема заключается не в том, что не принимается достаточно крупных законов, а в том, что многие из этих законов более негативные, чем позитивные. Поэтому я на самом деле рассматриваю как позитивный элемент ранней эпохи Байдена, что Конгресс на самом деле блокирует целый ряд инициатив, которые Байден бы хотел принять. Это в некоторой степени позитивный элемент американской системы, что есть баланс сил между Конгрессом и Белым домом. Мне кажется, что в принципе опасно проводить радикальные реформы без большего консенсуса в обществе, чем существует сейчас.

Юрий, внешняя политика Джо Байдена. Ее символом стал неожиданный для многих полный вывод американских войск из Афганистана. Решение это критикуется, можно сказать, большинством аналитиков, оно критикуется законодателями. Нужно было уходить из Афганистана?

– В конце концов из Афганистана надо уходить. Но есть две вещи, которые никакого разумного объяснения не имеют. Первая – это то, что убрали американскую воздушную поддержку афганских войск. Для этого вообще американцам не надо находиться внутри Афганистана, и риск в этом минимальный. Второй и очень важный вопрос – это по поводу беженцев из Афганистана, а именно людей, которые работали с американской армией, в первую очередь переводчики и не только. Вот здесь мне очень не понравилось, что Байден не дал им сразу убежища в Америке, не принял их всех как беженцев. Потому что эти люди действительно более, чем кто-либо, попадают в категорию политических беженцев. Что касается отношений с другими странами. Илья сказал, что при Байдене улучшились отношения с союзниками, и это положительная вещь. Но меня больше интересуют отношения с врагами, в первую очередь это, конечно, Китай, Иран, Россия. И вот тут я считаю, что у нас возникает серьезная проблема. Проблема будет связана с тем, что Байдена будут все больше воспринимать как слабого президента. Говоря об исторических параллелях, мне кажется, что его администрация ближе всего к Картеру. К Картеру я в принципе относился положительно, собственно, я в большой степени благодаря ему не погиб, а оказался в Америке. Он искренне пытался отстаивать права человека, он выступал против советского тоталитарного режима и других. Но проблема оказалась в том, что при нем Америка настолько ослабла, что эти тоталитарные режимы, которые на самом деле уважают и смотрят только на силу, стали его просто игнорировать. И неслучайно венцом правления Картера была интервенция в Афганистан Советского Союза, который просто решил, что Америку ему бояться вообще больше нечего. Этот элемент, к сожалению, я вижу с Байденом.

Илья Сомин, что вы думаете о внешней политике администрации Байдена?

– Во-первых, начнем с того, что отношения с союзниками и отношения с врагами – это взаимосвязано. Если есть прочные отношения с союзниками – это сильно помогает противостоять врагам. Противостоять одному без помощи союзников гораздо труднее. Это то, чего не понимал Трамп, вернее, даже не хотел понимать. Во-вторых, мне трудно сказать, будут ли китайцы или русские, другие противники считать Байдена слабым президентом. Пока что за исключением отвода войск из Афганистана я этой слабости не вижу. Наоборот, Байден расширил санкции и по отношению к России, и по отношению к Китаю в сравнении с тем, что было раньше. Байден восстанавливает моральный авторитет Америки в мире. Это было очень важно во время холодной войны, это так же важно сейчас. Без этого морального авторитета будет труднее выигрывать так называемую войну идей, сплачивать союзников и отношения с союзниками, которые нужны в долгосрочной перспективе.

XS
SM
MD
LG