Linkuri accesibilitate

Путин и Лукашенко согласовали 28 положений по интеграции России и Беларуси


Путин и Лукашенко в июле 2021 года

Александр Лукашенко и Владимир Путин согласовали все 28 так называемых дорожных карт по интеграции Беларуси и России. Об этом президент России заявил во время совместной пресс-конференции после переговоров с Лукашенко в Москве.

Во время встречи Путин и Лукашенко согласовали цены на нефть и газ. По словам Путина, цены на газ в 2022 году останутся на уровне текущего года, а к 2023 году будет подписано соглашение о создании объединенного рынка газа в рамках Союзного государства. Также Лукашенко и Путин договорились о создании объединенного рынка нефти, нефтепродуктов и электроэнергии.

Путин отметил, что в рамках соглашений "будут выработаны единые подходы к законодательству в области трудовых отношений, охраны труда, занятости населения, социального страхования и пенсионного обеспечения". Путин не исключил создание союзного парламента.

Александр Лукашенко приехал в Москву 9 сентября с официальным визитом. И это уже пятый его официальный визит за этот год в Россию. При этом Владимир Путин ни разу не приезжал в Минск после белорусских протестов.

Путин и Лукашенко должны были согласовать 28 "союзных программ" – так теперь называются документы по интеграции двух стран. Хотя еще недавно так называемые дорожные карты не удовлетворяли ни Россию, ни Беларусь.

Главное о дорожных картах интеграции Беларуси и России
Așteptați

Nici o sursă media

0:00 0:03:52 0:00

Разговоры об интеграции России и Беларуси идут еще с 1990-х годов. При Владимире Путине работа над документами по интеграции активно шла последние три года, но вся она велась практически в тайне.

Руководитель аналитических проектов информационной компании БелаПАН Александр Класковский рассказал Настоящему Времени о том, исполнятся ли эти договоренности и чем представителям обеих стран пришлось пожертвовать ради этих соглашений:

Класковский – о договоренностях Путина и Лукашенко по дорожным картам союзного государства
Așteptați

Nici o sursă media

0:00 0:07:13 0:00

– Давайте попробуем, если так выразиться, с русского на русский перевести все, что мы услышали. Во-первых, наверное, про объединение экономического пространства. Как вам кажется, на что это будет похоже?

– Мы видим, и Владимир Путин это подчеркнул, что Москва в первую очередь стремится реализовать те положения союзного договора 1999 года, которые были заморожены. Белорусская сторона всегда говорила о равных условиях хозяйствования, Москва же подчеркивала, что "давайте все в комплексе выполнять".

А ведь в том союзном договоре много подводных камней, с точки зрения белорусской стороны, ведь там и единая валюта предусмотрена, там предусмотрены и союзный парламент, и суд, и счетная палата, и так далее. Поэтому хотя сейчас Александр Лукашенко, скажем так, делает хорошую мину и приветствует эти соглашения, на самом деле я думаю, что в перспективе, еще раз хочу подчеркнуть свою мысль, между союзниками возникнет серьезное напряжение, потому что сначала идет речь о том, что унифицируются налоговая, таможенная, прочие системы. Потом Москва непременно поставит вопрос и о единой валюте, и о наднациональных органах, как это было предусмотрено большим договором 1999 года. Минск же хотел бы получить в первую очередь то, что он называет равными условиями хозяйствования, если без обиняков, то это нефть подешевле, газ подешевле. Москва же требует всего комплекса, и заметьте, хотя вроде бы достигнут консенсус по всем этим союзным программам, но что сказал Владимир Путин про газ: пока что на следующий год просто консервируется цена нынешнего года – то есть вопрос этот для Минска не решен, несмотря на слова о том, что мы идем, дескать, к созданию единого рынка энергоресурсов.

– Да, но при этом Путин говорит, что до 1 декабря 2023 года будет подписан документ по созданию объединенного рынка газа в рамках Союзного государства. То есть предполагается, что с декабря 2023 года цена, возможно, станет такой же в Беларуси, как и в России?

– Как сказать. Об этом объединенном рынке говорят давно. И я думаю, что пока Москва хочет просто подвесить этот вопрос, чтобы был рычаг воздействия на Минск, дескать, "хотите газ подешевле получать, хотите получать компенсацию за российский налоговый маневр в нефтяной сфере – давайте выполняйте другие пункты наших договоренностей". Я думаю, что это делается исходя из прежнего печального опыта, когда белорусская сторона затягивала и саботировала решение неудобных для нее пунктов соглашений.

– Есть еще один момент: Путин особо подчеркнул, какие выгоды получат граждане. Тут он говорит: "Равные права и возможности". Подразумевает ли это, что теперь у России и Беларуси будет одинаковое законодательство? Иначе как обеспечить равные права граждан?

– Не все сразу. И целый ряд договоренностей в различных сферах уже действует, и это плюс, например, что белорусские юноши и девушки могут учиться в России. Есть договоренности в сфере медицинского обслуживания и так далее. Все это, естественно, плюсы, но есть и минусы, если убрать специфику политических режимов, например, белорусские оппозиционеры, противники режима, которых преследуют на родине, теперь не могут укрыться в России, потому что были уже прецеденты, когда правоохранительные органы, спецслужбы двух государств очень тесно взаимодействуют, когда происходит экстрадиция противников белорусского режима, которые пытаются скрываться в России. То есть Россия перестала быть в этом плане такой надежной территорией, укрытием, и, к сожалению, люди, которые преследуются режимом Лукашенко, в России не могут чувствовать себя в безопасности. Потом есть общая база невъездных, и опять же, если какой-то иностранец не нравится, скажем, Москве, то не въедет и в Беларусь, и наоборот. То есть есть и репрессивный момент у этого сближения, у этой унификации законодательств двух стран.

– И, видимо, то, что мы сейчас наблюдаем, когда, например, граждан Беларуси выдворяют из России по требованию собственно Минска – это тоже, можно сказать, репрессивная часть этой интеграции?

– Да-да, я уже упомянул об этом. Речь идет об экстрадиции политических противников режима. В частности, несколько участников протестов, такой знаменитый спортсмен Кудин не так давно был экстрадирован в Минск, и потом уже на следующий день, по-моему, он каялся в эфире белорусского телевидения, это такая практика последнего года, когда остается догадываться, какими методами…

– Тоже интеграция – в российском регионе, в Чечне, так происходит.

– Да, как видим, перенимается опыт такого рода. И действительно, это печальные моменты, мы видим два авторитарных режима за счет такого сближения, за счет такой интеграции получают возможность дополнительно прижимать, прищучивать своих политических оппонентов на территории сопредельного государства.

– Хотелось бы вместе с вами подвести итог этой встречи Владимира Путина и Александра Лукашенко. Какие основные моменты вы видите, и на что дальше стоит обращать внимание, за чем следить?

– Действительно, это прогресс. Я думаю, что Владимир Путин может быть доволен, он, конечно, вслух не говорит, но он получил как бы моральную компенсацию, реванш за тот облом 2019 года, когда Лукашенко взбрыкнул, что называется, отказался подписывать дорожные карты в последний момент, это такая пиаровская победа. Лукашенко, наверное, тоже по-своему доволен, потому что обещаны какие-то, видимо, финансовые, материальные, экономические преференции, но, с другой стороны, как я понимаю, многое еще тут вилами по воде писано, и Кремль будет стараться дозировать свою щедрость, чтобы стимулировать хитрого и скользкого белорусского союзника все-таки к выполнению этих союзных программ, потому что предыдущий опыт показывает, что Минск далеко не всегда старательно выполняет взятые на себя обязательства, а предпочитает, так сказать, выковыривать изюм из булки.

Vezi comentarii

XS
SM
MD
LG