Linkuri accesibilitate

"Путин не хочет быть "хромой уткой!" Грани времени с Мумином Шакировым


Владимир Путин во время посещения 3D-панорамы "Память говорит. Дорога через войну" в Санкт-Петербурге

Все 85 регионов России, включая аннексированный Крым и Севастополь, проголосовали за поправки в Конституцию. Для принятия изменений в главный закон страны требовалось, чтобы две трети региональных депутатских собраний выступили за поправки. Теперь документ поступит для одобрения в Конституционный суд. Ранее Госдума одобрила в окончательном третьем чтении поправки в Конституцию. Закон поддержали 383 парламентария. 43 депутата от фракции КПРФ воздержались. В Совете Федерации также одобрили законопроект. За проголосовали 160 депутатов, один против, трое воздержались.

Это одно из основных событий 11-й недели 2020 года и одна из главных тем очередного выпуска программы "Грани Времени". Ведущий Мумин Шакиров обсуждает происходящее с экономистом и знатоком российской политики Евгением Гонтмахером.

Мумин Шакиров: Президент России Владимир Путин внёс законопроект о поправках к Конституции в январе, вскоре после своего послания Федеральному собранию. Поправки предусматривают перераспределение полномочий между ветвями власти. Критики главы государства считают, что главная цель поправок – обеспечить сохранение власти в руках Путина после его ухода с поста президента.

Полная видеоверсия программы

Во вторник на заседании Госдумы депутат Валентина Терешкова внесла ещё одну поправку к Конституции России, по которой предыдущие президентские сроки действующего президента (как и Дмитрия Медведева) обнуляются. Это позволит нынешнему главе государства в случае участия в выборах и победы на них оставаться президентом до 2036 года. Сам Путин сказал, что такой вариант возможен, но только при положительном заключении Конституционного суда. Терешкова заявила, что обнулить предыдущие президентские сроки Путина её просили "простые люди". Позднее спикер Госдумы Вячеслав Володин поддержал ее инициативу. По его словам, против Терешковой началась оголтелая кампания из-за предложенной ею поправки. Володин заявил, что на сегодняшний день преимущество в России – не нефть и газ, а Путин, и его нужно защитить.

Евгений, вам не показалось, что на этом выступлении в Госдуме Путин был не очень убедителен? Он реально хочет избираться вновь президентом после 24-го года?

Евгений Гонтмахер: Я думаю, что не исключает для себя этот вариант.

Мумин Шакиров: Аргументация его была вялая.

Путин снова взял руль на себя в последний момент

Евгений Гонтмахер: Предсказать то, что было, заранее было невозможно. Но постфактум я сделал вывод, что в последние недели после 15 января у политической элиты складывается впечатление, что Путин "хромая утка", что он уходит, досрочные выборы в Думу, может быть, досрочные выборы президента, "я устал, я ухожу на Госсовет" и так далее... Он даже пару раз на публичных встречах на это намекал. Он решил в последний момент расставить точки над "i", потому что люди за его спиной уже делят наследство: кто будет президентом, кто будет премьером...

Мумин Шакиров: Вы думаете, такие закулисные переговоры проходят?

Евгений Гонтмахер: Безусловно. Для этого есть специальные аудитории, специальные мессенджеры и прочее. Но главное другое. 15 января, когда он об этом говорил, коронавирус всерьез ещё не обсуждали, ещё не было обвала цен на нефть. И Путин, видимо, сейчас, в эти дни, увидел всю глубину кризиса, в который мы попали, из-за внешних в том числе обстоятельств... Коронавирус – это, конечно, внешнее обстоятельство. Но нефть – это наше во многом рукотворное обстоятельство.

Мумин Шакиров: А господин Володин считает, что наше национальное достояние – это Путин, а не нефть.

Евгений Гонтмахер: Это Володин. И кстати, он абсолютно неправ, потому что даже если это так, все люди смертные, и что мы будем делать, если, не дай бог, Владимир Владимирович от нас уйдет. Это же будет катастрофа!

Мумин Шакиров: Будет катастрофа, потому что не выстроена система государственной власти?​ Независимо в стране не работает ни одна структура власти.

Евгений Гонтмахер
Евгений Гонтмахер

Евгений Гонтмахер: Конечно. Путин снова взял руль на себя в последний момент. Я практически уверен, что никто, даже из ближайшего окружения президента, этого не знал. Он просто радикально взял руль на себя: "Ребята, до 24-го года я здесь, никуда не ухожу. И я подвесил вопрос о том, пойду ли я дальше. У меня такая возможность будет". Он же сказал: "Я потом решу". И снова пойдут сейчас разговорчики: "Может быть, он и не пойдет". А может, пойдёт? Это его импровизация в самый последний момент, возможно, когда он ехал для выступления в Госдуму. Он сам, видимо, немножко сомневается в этой схеме.

Мумин Шакиров: А Конституционный суд, на который Владимир Путин теперь рассчитывает, поддержит эти поправки или нет?

Евгений Гонтмахер: Поддержит, у меня нет сомнений.

Мумин Шакиров: Суд "ручной"?

Евгений Гонтмахер: Может быть, какой-то один самый смелый судья выразит "особое мнение", как недавно судья Арановский по поводу нашего правопреемства с Советским Союзом. Но я не сомневаюсь, что суд это все одобрит и откроет Путину дорогу для дальнейших выборов.

Мумин Шакиров: Путин 20 лет у власти, побил рекорд Брежнева, будет приближаться к рекорду Сталина. Он не уходит потому, что не нашел человека, который может гарантировать безопасность ему и его ближайшему окружению? Как он сам сделал это в отношении семьи Ельцина. Или Путин считает, что он еще не все сделал для истории? Другой вариант, просто кайфует от этой власти, от возможности рулить, и это уже болезнь, которая неизлечима?

Это типичное свойство строго авторитарных режимов, когда он расчищает вокруг себя все

Евгений Гонтмахер: И то, и другое. Ситуация у нас все последние годы была кризисной, но это было подспудно. Сейчас этот кризис начинает выползать наружу. И Путин, видимо, считает, что кроме него никто не сможет совладать с ситуацией, что страну раздерут на куски внутренние и внешние враги. Поэтому он хочет взять на себя эту миссию, как человек опытный, который уже много лет знает, как разговаривать с американцами, с европейцами, с азиатами и прочими. И второе – у него нет наследника, нет преемника. Это типичное свойство строго авторитарных режимов, когда он расчищает вокруг себя все, устранены все конкуренты, вокруг него люди, которые боятся ему слово сказать. И в результате он сам попадает в ловушку.

Мумин Шакиров: Это ограниченность ума и образования?

Евгений Гонтмахер: Нет, это менталитет. Это стиль мышления, который у него был заложен еще в советское время, на который его подзуживали окружающие его люди, тот же Володин, говоривший: "Нет Путина – нет России".

Мумин Шакиров: И господин Сурков пел ему дифирамбы.

Евгений Гонтмахер: Они все поют дифирамбы...

Мумин Шакиров: Путин тает от подхалимов.

Евгений Гонтмахер: Невольно ты начинаешь так и думать.

Кто сбил малайзийский "Боинг"?

Мумин Шакиров: В Нидерландах 9 марта началось рассмотрение дела о крушении "Боинга", сбитого в небе над Донбассом в 2014 году. Международная следственная группа пришла к заключению: самолет, летевший рейсом МН17, был сбит ракетой "земля-воздух", выпущенной из зенитно-ракетного комплекса "Бук" близ населенного пункта Снежное. Следственная группа уверена, что "Бук" доставили на территорию Украины из России. Москва отрицает причастность к этой трагедии. Эту тему я прошу прокомментировать политолога Константина Скоркина. Скажите, может ли Владимир Путин заплатить за сбитый "Боинг", не признав официально вину России?

Константин Скоркин: Думаю, такой вариант рассматривается, чтобы попытаться во внесудебном порядке уладить проблему по претензиям и по искам, но не уверен, что это получится.

Мумин Шакиров: Почему не получится?

Константин Скоркин: Слишком большой резонанс и слишком много сторон, заинтересованных в том, чтобы узнать правду об этих событиях.

Мумин Шакиров: О том, с чем мы подошли к началу одного из самых громких международных процессов ближайших лет, напомнят Елена Поляковская и Антон Сергиенко.

Кого будут судить в Амстердаме за сбитый "Боинг?"
Așteptați

Nici o sursă media

0:00 0:08:33 0:00

Мумин Шакиров: В обвинении фигурируют четыре фамилии, один из них – Олег Пулатов. Почему Россия выбрала в качестве обвиняемого, у которого есть адвокат, именно его? Учитывая, что Пулатов не поедет в Нидерланды – мы вообще не знаем, где он находится. Зачем эти игры, если Россия говорит, что она не является участником этой трагедии?

Константин Скоркин: Эти люди выбраны по принципу "кого не жалко", кто может предстать перед судом.

Мумин Шакиров: Но какая-то логика? Вы говорите: "Я к этому не имею отношения", но в то же время называете фамилию Пулатова, даёте ему защитника, который едет в Нидерланды и там будет отвечать на вопросы.

Константин Скоркин: У Кремля в этой ситуации единственный путь – пытаться максимально дискредитировать ход процесса, указывать на нестыковки, запутанные моменты в обвинении. И возможно, у данного подсудимого есть алиби, которое создаст путаницу.

Мумин Шакиров: Допустим, суд в Нидерландах вынесет решение и назовет, может быть, этих четырёх людей теми, кто нажал кнопку или отдавал приказ о запуске ракеты. Но понятно, что Путин никогда не выдаст этих людей нидерландскому правосудию. А что дальше?

Константин Скоркин
Константин Скоркин

Константин Скоркин: Это будет уже не версия и не априорное утверждение, а юридическое решение, основанное на доказательной базе. Этот процесс неприятен для Кремля тем, что он касается болезненной темы – гибридной войны в Украине, участие в которой Россия отрицает. Но если будут доказаны обвинения, то получится, что Россия всё-таки в этом конфликте участвует поставкой тяжелого вооружения. Это разрушит легенду вокруг ситуации на Донбассе. Конечная цель России – попытаться заставить мир принять ситуацию, сложившуюся после 2014 года, с Крымом, Донбассом и так далее, признать, что нормально, что Россия вправе так поступать.

Мумин Шакиров: Как себя вела Украина все эти годы – пассивно, активно? Или она была озабочена собственными проблемами, связанными с войной в Донбассе и с внутренними структурными переменами?

Система, созданная Путиным, основана на релятивизме, который сразу ставит все вне моральных категорий

Константин Скоркин: Украина оказывала содействие Международной следственной группе. Можно вспомнить коллизию с Владимиром Цемахом (позывной "Борисыч"), который тоже является свидетелем по этому делу или причастен к нему. Он был командующим ПВО в "ДНР". И ситуацию с обменом заключенными, когда Россия настаивала на том, чтобы его включили в список для обмена... Всё дело застопорилось вокруг этой фигуры. Украина не хотела отдавать Цемаха – как ценного свидетеля для международного правосудия, а Россия настаивала на передаче, по этой же причине. Но в итоге он был обменян. В данном случае президент Зеленский решал внутриполитические задачи, ему нужно было вернуть украинских граждан, и он пошел на московские условия.

Мумин Шакиров: Многие в Киеве осудили его за это.

Константин Скоркин: Да, но он был в своем праве. Ему показалось, что жизнь и освобождение украинских граждан важнее.

Мумин Шакиров: Почему к Путину ничего не липнет? Это уже не моя фраза. Я хочу, чтобы мы послушали теперь уже известного стендап-комика Александра Долгополова, который не один раз "прошёлся" по Путину. Испугавшись, что полиция будет его преследовать за сказанные со сцены слова, он покинул Россию, но продолжает выступать. Сегодня я видел сообщение о том, что Долгополов заявил о решении вернуться в Россию.

Александр Долгополов: Я не понимаю, почему нам, русским, эта (...) так легко сошла с рук. Поляки об этом узнали: "Наш президент разбился в России при очень подозрительных обстоятельствах?! Блин! Нам нужен новый президент"… Я никого не обвиняю, но мне интересно, насколько откровенное преступление должен совершить Путин, чтобы люди хотя бы начали задумываться? Убийство Немцова? Да нет! Гибель Леха Качиньского? Не! Мне иногда кажется, что даже если Путин выйдет на улицу с оружием в руках и застрелит прохожего со словами: "Смотрите, это я, Путин, стреляю в прохожего", – люди подумают: "Не, это не Путин".

Мумин Шакиров: Есть еще Александр Литвиненко, который был отравлен полонием в Лондоне. Есть Анна Политковская, которую застрелили в Москве. И есть еще несколько подобных трагедий, ответственность за которые, по мнению экспертов и оппонентов российского президента, должен нести Путин. Почему к нему не липнет ничего?

Константин Скоркин: Система, созданная Путиным, основана на релятивизме, который ставит всё вне моральных категорий, поэтому "и не липнет". Политика абсолютно не основывается на вопросах этики... И прежде всего, эта власть бесконтрольна со стороны избирателей на данный момент.

Коронавирус есть, пандемия объявлена, а масок в аптеках нет

Мумин Шакиров: Всемирная организация здравоохранения объявила, что распространение коронавируса достигло стадии пандемии. Случаи заражения выявлены в более чем в ста странах и на всех континентах, кроме Антарктиды. В Италии, где наиболее сложная ситуация после Китая, власть радикально ограничила передвижение по стране. Закрыты все школы и университеты, магазины за исключением продуктовых и аптек. Президент США Дональд Трамп на ближайший месяц запретил все поездки из Европы. Исключение сделано только для Великобритании. По мнению главы Белого дома, европейские власти не смогли пресечь распространение вируса на континенте. Россия закрыла въезд в страну для граждан Италии. Кроме того, с начала марта действует запрет на импорт и вывоз медицинских изделий, в том числе защитных масок и бинтов. Это сделано для того, чтобы предотвратить их "искусственный дефицит", "которые спекулянты могут вывозить за рубеж". Насколько помогают эти меры, выяснял Артем Радыгин.

Коронавирус есть, масок нет
Așteptați

Nici o sursă media

0:00 0:03:17 0:00

Мумин Шакиров: Мой вопрос к экономисту Евгению Гонтмахеру – вы рукопожатный сегодня?

Евгений Гонтмахер: Я не инфицирован...

Мумин Шакиров: Когда вы встречаетесь с людьми, здороваетесь за руку?

Евгений Гонтмахер: Конечно, я даю руку, это инстинктивно. Но многие мои коллеги, товарищи уже перестали протягивать руку. И в виде полушуточки говорят: "Нет, надо ногами и всякими другими экзотическими способами здороваться". Я тоже буду переходить постепенно в эту культуру.

Мумин Шакиров: Очень много разговоров о том, что Россия скрывает истинный размах эпидемии. И есть версия, что это будет продолжаться, пока не пройдет праздник 9 Мая, на котором Владимир Путин в очередной раз продемонстрирует мощь вооруженных сил, мощь этого события. А также пока не пройдёт 22 апреля, когда запланировано всенародное голосование по поправкам в Конституцию. Эта версия имеет право на существование?

Евгений Гонтмахер: Скрыть истинные масштабы инфицирования в России вряд ли можно. Было сказано, что у нас несколько десятков человек, которые официально признаны инфицированными коронавирусом. Если бы у нас их было несколько тысяч, то вряд ли это можно было бы скрыть. Есть довольно большая информационная проницаемость. ВОЗ (Всемирная организация здравоохранения) внимательно следит, практически во всех странах у них есть представители. Например, в Китае, в знаменитом Ухане, в провинции Хубэй, постоянно работает мониторинговая миссия ВОЗ. Так Всемирный банк или МВФ перед тем, как дать кредиты, когда приезжают в какую-нибудь страну, смотрят все до последней копейки. У нас есть, наверное, инфицированные люди, которые об этом не заявили, и их не обнаружили.

Мумин Шакиров: Это общая проблема.

Весь эффект, на который они рассчитывают, будет всмятку...

Евгений Гонтмахер: Да. Они ходят по улицам, у них нет явных признаков. Я не видел бы здесь умысла особого... Это первое. Второе – у Путина и тех, кто рядом с ним в администрации, сейчас всероссийское голосование и 9 Мая – главные вопросов. Есть математические законы распространения вируса, показывающие, что раз он к нам все-таки проник, то в ближайшие два – два с половиной месяца, возможно, будет рост числа людей, которые официально будут зарегистрированы инфицированными. Это попадает на апрель и на май... Я, в частности, вспоминаю 1986 год, Чернобыль.

Мумин Шакиров: Тогда скрывали информацию....

Евгений Гонтмахер: Да. И была первомайская демонстрация в Киеве, когда рисковали жизнями людей. Эту аморальную ситуацию помнят до сих пор. Если вдруг у нас действительно по официальной статистике будет показан рост числа инфицированных, тем не менее нас будут призывать идти на избирательные участки 22-го, то это может вызвать массовое недоумение. А у людей инстинкт самосохранения есть.

Мумин Шакиров: Могут проголосовать "ногами"?

Евгений Гонтмахер: Будет, скорее, даже до того давление общественного мнения, замеряющееся через социологию, в том числе закрытую. Если указом президента или каким-то другим решением голосование по Конституции будет назначено на 22 апреля, то люди будут сильно недовольны. В чём их недовольство проявится, граждане не пойдут или накидают бюллетеней "против", трудно сказать. Но весь эффект, на который они рассчитывают, будет всмятку... 9 Мая – проще. По телевидению на весь мир будут показывать, как танки идут по площади. Другое дело, что не приедут, наверное, мировые лидеры, хотя бы под предлогом инфекции и того, что они заняты собственными делами. Вот если они пойдут у нас на то, чтобы разрешить "Бессмертный полк", – это будут очень большие риски. И негуманно, не оправдано ничем. Я надеюсь, всё-таки этого сделано не будет.

Зачем Россия разорвала сделку с ОПЕК и уронила рубль?

Мумин Шакиров: В мире началась нефтяная война после того, как Россия не захотела поддержать предложение стран ОПЕК о дополнительном сокращении добычи. Как результат – нефть резко упала в цене. Однако цены могут снизиться ещё больше, если и Саудовская Аравия, и Россия одновременно начнут наращивать добычу. А по информации Reuters, саудовцы уже пытаются вытеснить с рынка российскую нефть за счет демпинга. Но зачем России понадобилось разрывать сделку в ущерб собственному бюджету? Ответ на этот вопрос я пытался найти с помощью специалистов. Смотрим репортаж.

Зачем Россия разорвала сделку с ОПЕК и уронила рубль?
Așteptați

Nici o sursă media

0:00 0:05:14 0:00

Мумин Шакиров: Евгений, кто за последние 50 лет более эффективно использовал нефть? Есть авторитарные режимы в арабских странах, был авторитарный режим в СССР и теперь есть в России. Кто больше народу оставил?

Евгений Гонтмахер: Авторитарные режимы и эффективное использование сырьевой ренты мало совмещаемы. Более-менее положительный пример – Объединенные Арабские Эмираты, Катар и Кувейт, Оман. Небольшие нефтяные государства Персидского залива. Саудовская Аравия – в меньшей степени.

Мумин Шакиров: Но везде – авторитарные режимы.

Евгений Гонтмахер: Есть примеры Норвегии, Великобритании... В Саудовской Аравии ситуация чуть похуже: у них нефти намного больше, денег намного больше. И они немножко запоздали, хотя наследный принц пару лет назад сказал, что у них есть стратегия на уход от зависимости от нефти, по-моему, до 2035 года. Тем не менее там степень эффективности довольно большая. Россия, конечно, не принадлежит к странам даже уровня тех же Эмиратов или Омана, Катара.

Мумин Шакиров: Когда ждать подъема цен на определенный вид товаров, учитывая, что демпинг уже пошел, саудиты сейчас будут Европе предлагать чуть ли не 25 долларов за баррель.

У людей нет денег, чтобы купить товары, которые даже на 5% подорожали...

Евгений Гонтмахер: Не сразу. Быстрее всего в этой ситуации обесценивания рубля растут цены на импорт. Часть импортных товаров тут имеется по предыдущим закупкам и по старым ценам. Конечно, оптовики и розница будут пытаться продавать их чуть-чуть подороже. Но рубль упал процентов на 15, доля импортных товаров в нашей стране существенно менее 50%... Есть отдельные сектора, электроника – импортная. Но среди продуктов питания, услуг, например ЖКХ, что мы ежедневно потребляем, импорта очень и очень мало. На апельсины, экзотические фрукты, может быть, на какие-то виды мяса из стран, которые не под нашими антисанкциями, допустим, из стран Латинской Америки... Но, кстати, тоже надо посмотреть, как их валюты себя ведут. Наверное, там какой-то рост будет. Но я не склонен считать, что у нас будет взрывной рост.

Мумин Шакиров: Но когда был ипотечный кризис в Америке в 2008 году, доллар взлетел – и цены в 2–2,5 раза взлетели.

Евгений Гонтмахер: Там рост был немножко другой. Обесценение доллара было намного более резкое, чем это произошло сейчас. Сейчас проводится интервенция Центральным банком и Минфином. Они немножко сглаживают ситуацию. Сейчас курс вроде начал стабилизироваться в районе 75 рублей за доллар. Но можно ли это стабилизировать надолго? Сейчас нефть в районе 30–35 долларов за баррель. А если она упадет до 25 – может быть, тогда случится очередной прыжок вниз. И тогда по совокупности сложится, может быть, более резкий рост цен. Но вопрос в том, что рост цен, даже не очень большой, уменьшает потребительский спрос. У людей нет денег, чтобы купить товары, которые даже на 5% подорожали...

Мумин Шакиров: То есть розница будет реагировать на это?

Евгений Гонтмахер: Розница будет реагировать снижением спроса. Это хуже всего. Почему Алексей Кудрин сказал, что не будет экономического роста? Потому что один из факторов экономического роста в России – это розничная торговля. А она стагнирует уже довольно много лет. В этом смысле опасность больше, чем чистый рост цен.

XS
SM
MD
LG