Linkuri accesibilitate

Репрессии и протест. Кто и как помогает политзаключенным в России


Протесты в Москве в июне этого года стали поводом для появления так называемого "московского дела", многие фигуранты которого входят в список политзаключенных "Мемориала"

В 2019 году сообщения о задержаниях за участие в уличных акциях, обысках и арестах за вероисповедание или убеждения, давлении на гражданских активистов появлялись чаще, чем в прошлом. В обновленном списке политзаключенных Правозащитного центра "Мемориал" 314 человек, тогда как год назад в нем было лишь 158.

Репрессии породили сопротивление: помощью людям, подвергшимся политическим преследованиям, занимается широкий спектр правозащитных организаций и гражданских инициатив.

Организации и медиа

– Конкретные случаи преследований важно оценивать по объективным критериям. Когда мы говорим о политзаключенных, мы каждый раз обвиняем представителей государства в преступлениях. Каждый случай незаконного или вопиюще неадекватного очевидным образом избирательного лишения свободы – это преступление следователей, прокуроров, судей, – говорит Сергей Давидис, координатор программы поддержки политзаключенных Правозащитного центра "Мемориал".

Государство отвечает "Мемориалу" взаимностью: в конце года правозащитникам выписали штрафы на три с половиной миллиона рублей, здесь можно помочь выплатить их.

Политзаключенными "Мемориал" считает тех, кого преследуют за взгляды и в интересах властей. Этот статус не дают людям, на которых завели дела за применение насилия или призывы к нему. Помимо составления списка политзаключенных Давидис и его коллеги проводят благотворительные вечера, на которых собирают пожертвования.

Гражданский активист Марк Гальперин внесен в список политзаключенных "Мемориала". Сейчас он находится в заключении
Гражданский активист Марк Гальперин внесен в список политзаключенных "Мемориала". Сейчас он находится в заключении

Средства тратят для людей в местах лишения свободы, на адвокатов, а тем, кто освобождается, – собирают "подъемные", порядка 20 тысяч рублей. Давидис говорит, что пока финансов гораздо меньше, чем необходимо, поэтому в первую очередь поддерживают наиболее нуждающихся.

– Объединение матерей – это в том числе способ диалога с властью. Предположим, власть боится разных общественных организаций, считая их политизированными и неизвестно в чем заинтересованными. Но рано или поздно им придется посмотреть в глаза матерям, – рассказывает правозащитница Александра Крыленкова, координирующая движение "Матери против политических репрессий".

В ноябре 2019 года родственники фигурантов дел "Сети", "Нового величия", преследуемых за участие в "Хизб ут-Тахрир", подвергшихся репрессиям сторонников видеоблогера Вячеслава Мальцева и другие объединились, теперь совместно проводят уличные акции.

О политических преследованиях пишут многие независимые медиа, одно из наиболее подробных и профильных – "Медиазона". "Медиазона" пишет о происходящем на судебных заседаниях, описывает подробности политических и других уголовных дел. О задержаниях на митингах пишет "ОВД-Инфо".

"ОВД-Инфо" – не только источник информации. В рамках проекта действует круглосуточная горячая линия, на которую можно сообщить, если задерживают на демонстрации, арестовывают по политическому делу или об обыске или допросе. Таким образом эту информацию можно придать огласке и получить от "ОВД-Инфо" юридическую помощь. Помимо сотрудников, получающих зарплату, здесь работают и волонтеры. У них широкий спектр задач – от приема звонков на горячую линию в дни крупных протестов до обработки материалов судебных заседаний.

Множество политических уголовных дел и административных – против задержанных на демонстрациях – также ведут правозащитный проект "Открытая Россия", "Апология протеста", "Зона права", "Общественный вердикт", "Команда 29".

Гражданские инициативы

Чтобы помогать политзаключенным, не обязательно быть, что называется, профессиональным правозащитником.

"За 6 лет, что нахожусь на свободе, я смог найти для репрессированных людей около 14,75 млн рублей [...]. Если честно, дела по поддержке узников очень сильно изматывают, но работы ещё непочатый край. Немало людей, которым я помогаю, освободится только после 2024 года, а кто-то выйдет на свободу в 2030-е. Если выживет в Рослаге. Новейший деспотизм, если тот продолжит существовать, будет и дальше набивать тюрьмы неугодными", – пишет Владимир Акименков.

В 2012 году Акименков попал в СИЗО по "Болотному делу", но был амнистирован в связи с тем, что его обвиняли лишь в "участии в беспорядках", а не в насилии против полицейских. После освобождения помощь политзаключенным стала для него основным занятием. Он собирает деньги на митингах и других мероприятиях в Москве, переписывается с политзаключенными, распространяет информацию о них в соцсетях. В конце 2019 года Акименков объявил новый сбор: он пытается найти ещё миллион рублей.

Деньги также требуются проекту "Подельник", который запустили активистка Елизавета Нестерова и Илья Азар, муниципальный депутат и журналист "Новой газеты". Они собирают деньги на штрафы людям, задержанным на несогласованных акциях в поддержку журналиста "Медузы" Ивана Голунова.

Иван Голунов в зале суда. 9 июня 2019 года
Иван Голунов в зале суда. 9 июня 2019 года

Голунов занимается расследованиями коррупционных и бизнес-схем, с которыми связаны чиновники московской мэрии. Летом полицейские подкинули наркотики журналисту, что привело к массовым протестам в Москве. МВД вынуждено было признать, что дело против Голунова сфабриковано, но обвиняемыми причастных полицейских сделали лишь в конце года. По данным "Подельника", задержанным на акциях в поддержку Голунова выписали штрафы на два с половиной миллиона рублей, полтора миллиона рублей на их выплаты собрали через интернет. В конце года "Подельник" объявил о сборе ещё 122 тысяч рублей на штрафы.

Помимо "Подельника" Нестерова также занимается московским чатом помощи задержанным на митингах. Об этом чате Радио Свобода рассказала одна из его основателей, активистка Антонина Зикеева, ранее занимавшаяся президентской кампанией Алексея Навального.

По словам Зикеевой, чат не рекламируют, но в нем уже и так три тысячи участников. Они возят передачи в ОВД и спецприемники задержанным демонстрантам, иногда подключают правозащитников. По словам Зикеевой, передачи вполне могли бы делать друзья и родственники задержанных, но в очень многих случаях их роль выполняют участники чата.

– Мы сделали специальные ссылки на QR-коды, по которым можно сделать пожертвования "ОВД-Инфо" или "Медиазоне" на сумму до тысячи рублей. Мы это фиксируем, и человек может в течение всего вечера пить на эту сумму, – рассказывает Екатерина Прохорова, основатель небольшого бара "Антресоль" у станции московского метро "Таганская".

Такая система в "Антресоли" действует каждый четверг, за вечер там собирают около двадцати тысяч рублей. Бар уже проверяла полиция: кто-то написал жалобу, что по четвергам в "Антресоли" собирают деньги на религиозные секты. Пока проверка не имела последствий.

– С сентября по декабрь через "ФСИН-письмо" мы отправили тысячу писем, столько же примерно было за целый год до этого – в этом году повлияло "Московское дело". Бывают неожиданные всплески. Когда был арестован [видеоблогер] Руслан Соколовский, а у него огромное количество подписчиков на Youtube, в какой-то момент оказалось, что нам надо отправить ему тысячу писем, – рассказывает Никита Канунников, участник проекта "Росузник".

"Росузник" популяризирует переписку с заключенными: можно написать в "Росузник" электронное письмо, и его перешлют политзаключенному. Отправителю письма не надо искать актуальный тюремный адрес человека, которому он хочет написать, не надо разбираться, подключена ли нужная колония или СИЗО к электронной системе "ФСИН-письмо" или письмо надо посылать "Почтой России". Канунников говорит, что он заинтересовался проблемами политзаключенных благодаря знакомству с Сергеем Кривовым, одним из осужденных по "Болотному делу".

В уходящем году политзаключенных поддерживали даже Максим Галкин и Тина Канделаки, заступившиеся за актера Павла Устинова, которого собирались посадить по сфабрикованному обвинению о насилии в отношении бойца Росгвардии. Представители ингушской диаспоры по всей стране регулярно проводят уличные акции в поддержку арестованных за столкновения с Росгвардией в ходе протестов в Магасе – там под суд отдали более тридцати человек.

Есть постоянные группы поддержки и информационные ресурсы по известным политическим делам. Например, по "московскому делу" и делу "Сети".

– Интерес [к теме политзаключенных] связан со многими факторами. Мы видим по социологическим опросам, что уровень поддержки власти снижается. Снижение уровня поддержки требует больших репрессий, а люди, осуждающие власть, склонны идентифицировать себя с теми, кто подвергается преследованиям, – так Сергей Давидис из Правозащитного центра "Мемориал" объясняет, почему общество стало больше интересоваться проблемами политзаключенных.

XS
SM
MD
LG