Linkuri accesibilitate

Уходящее телевидение. Итоги телесезона в России (ВИДЕО)


Николай Руденский

Почему "ящик", про который все поголовно говорят что это "отстой", "мы его не смотрим", "мы давно его выбросили", тем не менее продолжает формировать идеологические воззрения россиян? Сможет ли телевидение удержаться на позициях "властителя дум" в наступающем году? Если вы все-таки иногда его включаете, то на чем и зачем? В гостях редактор издания The Insider​ Николай Руденский и журналист МК Александр Мельман. Ведет программу "Лицом к событию" Елена Рыковцева.

Полная видеоверсия программы

Елена Рыковцева: С Рождеством наступившим тех, кто его празднует, с католическим. Мы сегодня максимально новогоднюю тему выбрали. С нами редактор "Инсайдера" Николай Руденский. Тут же пришло время подведения итогов года. Итоги года телевизионного случаются на премии ТЭФИ. Вы сейчас на наших экранах видите эти церемонии разных лет. Кого-то вы узнаете, кого-то нет, я понимаю, что многие из вас не смотрят телевизор последовательно. И мы спрашиваем нашу аудиторию: что и зачем вы смотрите по телевизору? Для чего вы его включаете? У вас фоново работает телевизор, Николай?

Николай Руденский: Нет, признаюсь.

Елена Рыковцева: Влияние телевизионное бесспорно существует, идеологическое влияние по-прежнему заставляет людей думать так, а не иначе, голосовать так, а не иначе, оценивать итоги внешнеполитической деятельности и внутриполитической деятельности партии и правительства, лично Владимира Путина так, а не иначе. Вы с этим согласны, что оно сохраняет вот это свое влияние на основную массу населения России?

Николай Руденский: И да, и нет. Я думаю, что влияние телевидения сохраняется, но уже не растет, как это было в начале путинского президентства, уж почти 20 лет, в течение целого ряда лет после этого. Сейчас социологические опросы показывают, что интернет в значительной степени все более и более успешно конкурирует с телевидением, даже вытесняет его. Особенно это справедливо по отношению к более молодому поколению. В то же время есть люди, преимущественно старших возрастов, для которых телевидение остается главным источником информации, что может быть более важно, главным источником отношения к этой информации, главным источником взглядов, мнений и так далее. Возможно, сейчас существует некое равновесие между телевидением и интернетом с перспективной дальнейшего увеличения влияния интернета, другое дело, что противопоставлять эти вещи в таком идейном отношении не всегда можно. Интернет, конечно, гораздо разнообразнее, чем телевидение. Наше государство, если оно в течение ряда лет не понимало, что такое интернет, как-то его обходило своим вниманием, позднее оно исправилось, в последние годы все более и более интенсивно в нем оперирует. Так что просто так противопоставлять телезрителей и пользователей интернета трудно, зависит от того, чем человек в интернете пользуется.

Елена Рыковцева: Зарубежная аудитория, которая, может быть, не имеет тарелки для приема российских каналов, прекрасно может включить YouTube и посмотреть то же самое шоу идеологическое российское, и она это делает, которое идет по телевизору. Так что я совершенно я не имею в виду ящик как ящик, это вполне может быть и компьютер, по которому вы смотрите телевизионный продукт. Шоу Владимира Соловьева, другие аналогичные шоу, вы посмотрите в YouTube, цифры смотрения в эту минуту настоящего времени достаточно высоки, их смотрят в том числе в интернете. Александр из Москвы, здравствуйте.

Слушатель: Я включаю обычно Первый канал, смотрю программу "Что? Где? Когда?", новости я не смотрю ни на каких больших каналах. Только иногда включаю шоу, чтобы понять, какую гадость нам готовят. И канал "Культура" люблю смотреть. А так для меня интернет есть, ваш гость правильно сказал, там можно многое увидеть, что раньше только мечтал увидеть. Люблю слушать радио, эфирное и интернет.

Елена Рыковцева: То есть люди, которые любят слушать радио и не очень любят телевидение, на игры все же включаются. Вы на игры включаетесь?

Николай Руденский: Да. Пусть это не сочтут рекламой, но одна из тех передач, которую я смотрю постоянно, с увлечением – это "Своя игра" на НТВ. Даже иногда меняю свои планы ради этого, это уже стало для меня какой-то потребностью.

Елена Рыковцева: Мне поразило в справке, которую рассылали журналистам, список самых смотрибельных передач 2019 года, на первом месте и не первый год, по-моему, уже военный парад 9 мая. Вы понимаете, почему так много людей смотрит военный парад?

Николай Руденский: Я думаю, тут особой загадки нет. Уверен, что если бы такие опросы, исследования проводились еще в далекое советское время, они показали бы такие же результаты. Если бы телевизор существовал во времена Павла Первого или Николая Первого, то тоже парады были бы любимыми зрелищами при дворе и в более широких народных массах. Конечно, это немного странно, насколько я могу судить, в западных странах военные парады вообще отошли в область прошлого давно. Эйнштейн, кажется, сказал, что он с трудом понимает, как люди могут получать удовольствие от того, что маршируют под военную музыку. Наверное, еще в меньшей степени ему было понятно, почему другие люди получают удовольствие от того, что на это смотрят.

Елена Рыковцева: Вам это кажется вполне понятным, объяснимым, ничего в этого специального, чисто специфически российского нет?

Николай Руденский: Может быть и есть. Во всяком случае, действительно такой ситуации в других странах, сопоставимых с Россией по уровню цивилизационного развития, уже давно нет. Здесь действительно какое-то наше отличие.

Елена Рыковцева: Мы сейчас послушаем, зачем включает телевизор Ольга Викторовна из Краснодара.

Слушательница: У меня в основном муж смотрит телевизор, я вообще не смотрю, я только интернет и радио смотрю. Спортивные программы в основном, футбол смотрит. В основном все новости из интернета узнаем. Единственное, что может быть фильм хороший бывает, обычно старые фильмы смотрим, комедии Гайдая. Ни Первый, ни Второй канал, ничего не смотрим абсолютно.

Елена Рыковцева: С огромным интересом мы будем сегодня принимать звонки, потому что если окажется, что никто смотрит те самые идеологические шоу, на которые мы намекаем как на способ влияния на аудиторию, то непонятно, каким образом формируются эти проценты, которые дает ВЦИОМ Кремлю. Я предлагаю сразу включить наш опрос уличный и послушать, прозвучит ли там это слово "общественно-политическое шоу".

Что вы смотрите по телевизору?
Așteptați

Nici o sursă media

0:00 0:02:07 0:00

Елена Рыковцева: Очень интересно. Кто же все это смотрит и почему они продолжают влиять и влиять, и друг другу давать премии ТЭФИ.

Николай Руденский: Лет 10 назад еще такое было, что хорошим тоном считалось сказать: я телевизор вообще не смотрю, у меня телевизора нет, я телевизор выбросил на помойку. Мне вспомнилось, как Ахматова рассказывала, в последние годы ей приходилось часто лежать в больницах, женщины там, конечно, разговаривают между собой. Она говорила, что типичный женский рассказ начинается такими словами: ну с мужем я уже не живу столько-то лет. Но если продолжить эту мысль, хотя бы демографическая статистика показывает, что кое-кто из женщин с мужьями живет. Так что тоже, может быть, в какой-то степени сейчас хороший тон сказать, что что-то есть такое постыдное в смотрении телевизора, особенно ток-шоу политических. Люди это делают, сознательно или бессознательно стыдятся в этом признаться.

Елена Рыковцева: Ирина из Тулы, здравствуйте.

Слушательница: Я начну с того, что год назад мы еще смотрели телевизор, и Соловьев нравился, и Первый, и Второй канал. Потом какой-то момент в семье произошел, ни мы, пенсионеры, ни дочь работающая, просто прекратили смотреть. Все эти политические шоу вызывают рвотный рефлекс, просто смотреть на них не могу.

Елена Рыковцева: Четыре года они занимались тем, чем продолжали заниматься и в этом году. В какой момент вас это достало, что послужило причиной того, что вы больше это смотреть и воспринимать не можете?

Слушательница: Вранье достало. Дело в том, что смотрим телевизор, а идем-то мы в аптеки, в магазины, на рынки, общаемся. Достало то, что уже надоела Украина, Трамп, галстук такой-то, Путин посмотрел на того, Путин это. Смотришь интернет, как наш Путин выходит с шестью охранниками из туалета. У нас телевидение запаздывает на три-четыре дня. Если какая-то новость прошла сразу с вашей программы или другой программы, наше телевидение молчит. Обрабатывают информацию, как подать, как повесить лапшу на уши гражданам России. Настолько это уже надоело вранье, ничего с действительностью рядом нет.

Елена Рыковцева: Александр Мельман с нами на связи. Вы услышали сейчас этот звонок. Вы также услышали Владимира Путина на Валдайском форуме, который в один прекрасный день вдруг сказал, отвечая на вопрос украинского политолога, кстати говоря, абсолютно пророссийского Погребинского, Путин сказал: да, правда, там украинцев обижают? Как-то он вроде бы даже дал команду что-то смягчить. Сказал вроде того, что если там что-то обидное, то так не нужно. Ничего не случилось, в этих шоу как была эта риторика совершенно отвратительная, хамская, местами безобразная, так и остается. Каков ваш прогноз, что будет дальше именно с этой категорией шоу, которые называются идеологическими, "общественно-политическими"?

Александр Мельман: По-моему, уже говорили о том, что у нас на российском телевидении в широком смысле этого слова есть, безусловно, свобода слова, когда самый главный начальник всех начальников дает некую отмашку, можно сказать, даже приказывает, а его подчиненные подчиненных даже ноль внимания, совершенно не принимают это к сведению и продолжают бежать впереди паровоза, каждый причем быстрее побежал после этого Валдайского форума — это говорит о том, что невиданная свобода есть на российском телевидении, о чем говорят наши любимые пропагандисты. На некоторых я даже подсел физически и морально и ничего с этим не могу поделать. На господина "вечернего М" я точно подсел, так уж получается. Я думаю, что если говорить о какой-то комбинации, то да, у нас Владимир Владимирович самый большой либерал. Как нужен был в свое время Жириновский, чтобы попугать кого-то или нужны были какие-то нацики, если у нас такие еще остались, на этом фоне Путин выглядит просто замечательно, демократично, очень цивилизованно. Так и здесь выходит, если мы говорим о том, что это какой-то договорный матч, люди играют в соответствии с записанными ролями. Мне почему-то кажется, что люди понимают меру своей свободы, длину своего поводка, на этом поводке они бегут и лают и на Украину, а порой на российских каких-то либеральных товарищей. Правительство, где окопались либералы, там просто полная возможность оттоптаться, что они и делают. Порой, кстати, топчутся и на Дмитрии Медведеве, иногда его даже становится жалко. Вот такое у нас свободное телевидение.

Елена Рыковцева: Абсолютно свободное. Тем более, что они всегда жили своей жизнью, Владимир Путин своей риторикой, ориентированной на Запад, телевидение своей риторикой, и видимо, продолжит ею жить. Алексей из Москвы, здравствуйте.

Слушатель: Телевизор я смотрю, смотрю спортивные каналы. Какие-то зарубежные каналы, связанные с путешествиями, с природой и все. В последнее время в крупных городах, в том числе и в Москве некий тренд образовался, когда смотреть телевизор – это все равно, что тырить из холодильника котлеты по ночам. Вы немножко не там проводите соцопрос, сто километров от Москвы, там нищее население с тремя кнопками, которые вынуждены все это слушать, потому что у них нет денег на интернет или вам в студию позвонить. Туда бы съездить в глубинку, послушать. Я в силу своего хобби часто посещаю такие места, там живет люди, путинский так называемый электорат. Еще программы с голубиным пометом и так далее, они рассчитаны в том числе и на общество, которое к нам придет восполнять демографический упадок, то есть Киргизстан, Таджикистан, узбеки, это рассчитано.

Елена Рыковцева: Я думаю, что они не будут увлекаться так глубоко российским освещением украинских проблем. Конечно, мы не учитываем, что есть огромная масса населения, которую мы не опрашиваем, которая прекрасно это смотрит, поддерживает, голосует. Будет меняться их продукт или нет, если они будут ориентироваться на ту массу, которая их смотрела и смотрит?

Николай Руденский: У меня прогноз скорее пессимистический, я не думаю, что в этих программах и в тех людях, которые их ведут, те же Соловьев и Киселев, есть какой-то потенциал для перемен, для переориентации, во-первых, с внешних проблем, в первую очередь с той же Украины на внутренние, во-вторых, с злобного, можно сказать, озверелого тона на какой-то более спокойный, более взвешенный, более аналитический, дающий место различным точкам зрения. Мне кажется, что вряд ли они не это способны, хоть пропагандисты всего этого достаточно гибкие, но гибкость только в определенных пределах. Я думаю, что изменить жанр, формат, философию они не смогут. Но более того, я не думаю, что это от них всерьез будут требовать те, кто от них может что-то требовать. Разве что еще будет более усиливаться.

Елена Рыковцева: Ведь они могут быть заложниками этого ора, этой ненависти, этого крика, который они насаждают, потому что, во-первых, им это нравится, они в этом купаются, а во-вторых, просто действительно перестанут смотреть, люди подсажены на ненависть, на ор, на крик, на то, что бьют украинцев ногами, которых специально для этого нанимают и приглашают по контракту.

Александр Мальман: Они как раз нам говорят, что они такое взвешенное шоу делают. В эфирах того же "вечернего М" и других товарищей говорят: смотрите, у вас в Украине, да и в Америке нет такой свободы, как у нас. У нас здесь представители одной стороны, другой стороны, третьей стороны. А вот глобально то, что вы сказали, это очень интересно. Потому что мы же с вами помним, как это было в перестройку, как советские дикторы, советские политические обозреватели так хорошо себя чувствующие потом оказались вне игры, не у дел. Хотя сейчас ностальгия вновь их накрыла, они теперь опять по-своему так или иначе востребованы. Так что, действительно, если власть переменится, очень будет интересно последить за теми людьми, которые сейчас царят в эфире. Они себя воображают принципиальными людьми, говорят, что никогда не изменим свою точку зрения, мы так искренне думаем. Ну-ну, говорю я, сегодня вы думаете так, а все-таки исторический телевизионный опыт показывает, что потом в других условиях вы будете думать по-другому. И как потом к вам будут относиться, не окажетесь ли вы так же, как советские дикторы, где-то вне голубого экрана, мы посмотрим.

ПРОДОЛЖЕНИЕ РАЗГОВОРА СМОТРИТЕ НА ВИДЕО И СЛУШАЙТЕ В ЗВУКЕ.

Что смотрят россияне? Сюжет Анны Хламовой.

XS
SM
MD
LG