Linkuri accesibilitate

Очаги сепаратизма и выборы


Здравствуйте, дорогие радиослушатели. Вы слушаете радио Свободная Европа и программу Приднестровские диалоги. В студии Александр Фрумусаки. Главные темы выпуска:

Президентские выборы в Республике Молдова, в голосовании участвовали и жители левобережья Днестра. Проект бюджета приднестровского региона на следующий год предусматривает рост пенсий и зарплат, при этом в Тирасполе признают, что экономические показатели снижаются. Местные выборы в Украине — уроки для соседних стран и всего региона. Обо всем этом поговорим в ближайшие полчаса.

Очаги сепаратизма и выборы
Așteptați

Nici o sursă media

0:00 0:30:00 0:00
Link direct

Вначале, как обычно, обзор главных событий минувшей недели.

В воскресенье в Молдове состоялся первый тур президентских выборов. В голосовании могли принять участие и жители приднестровского региона. Для них открыли 42 участка на правом берегу — в зоне безопасности, в Кишиневе и Бельцах. Приднестровская администрация на один день отменила карантинные ограничение на выезд из региона, введенные из-за пандемии коронавируса в марте.

О новом случае похищения человека в Приднестровье сообщило Бюро по реинтеграции. В четверг утром на мосту между селом Сэнэтэука и Каменкой жителя левобережья Днестра, молдавского государственного служащего силой посадили в машину приднестровских силовиков и увезли в неизвестном направлении. Это стало пятым в октябре незаконным задержанием, говорится в сообщении Бюро по реинтеграции. В тот же день человека освободили. Кишинев осуждает такие провокационные действия и вызывающее отношение к государственной безопасности и правам человека со стороны приднестровской администрации, — подчеркивает ведомство.

В Приднестровье в четверг завершилась регистрация кандидатов на выборах в местный парламент, которые состоятся 29 ноября. По данным избирательной комиссии региона, на 33 депутатских мандата в верховном совете претендуют 49 кандидатов. По три человека конкурируют в двух округах. В других семи округах – только по двое участников предвыборной гонки, при этом в 24 округах баллотируются по одному кандидату. Порога явки в приднестровского регионе нет, и выборы признаются состоявшимися вне зависимости от числа проголосовавших. Никто не ждет от этих выборов сюрпризов, большинство кандидатов — челны партии Обновление, которая контролирует всю экономику и политическую жизнь в регионе.

Объем денежных переводов, осуществленных гражданами из-за границы в Приднестровье в сентябре вырос на 40 процентов по сравнению с сентябрем прошлого года, — такие данные приводит центробанк региона. Всего в этом году на левый берег Днестра было переведено свыше 91 миллиона долларов, в прошлом году — 76 миллионов. 60 процентов переведенных средств поступает из стран СНГ, 21 процент — из Европейского союза.

Приднестровские рубли
Приднестровские рубли

Глава Беларуси Александр Лукашенко жестко пригрозил протестующим, после перестановок и укрепления в силовых структурах и частичного закрытия границ. На церемонии вступления в должность новых руководителей МВД и минской милиции, Лукашенко заявил, что «в плен мы никого не берем» — имея в виду, что полицейские будут на месте применять все возможные меры против протестующих. Массовые протесты в Беларуси практически ежедневно продолжаются с 9 августа, когда в стране прошли президентские выборы и победителем себя объявил Лукашенко. Участники выступлений считают, что результаты были сфальсифицированы в его пользу, и называют победителем голосования бывшего кандидата от оппозиции Светлану Тихановскую. За время протестов не менее четырёх человек погибли, шестеро – числятся пропавшими без вести. Точное количество пострадавших и задержанных при разгонах до сих пор неизвестно, но счёт идёт на тысячи.

Глава Европейской комиссии Урсула фон дер Ляйен и канцлер Германии Ангела Меркель предостерегли от закрытия внутренних границ ЕС для грузовых перевозок, несмотря на быстро растущее число случаев коронавируса в Европе. Жители ЕС все же должны ограничиться лишь важными поездками. Свыше одного миллиона 300 тысяч новых случаев ковид-19 было зарегистрировано в странах Европы на прошлой неделе, — таковы данные ВОЗ. Франция, Германия, Бельгия, Италия, Чехия вновь ввели разной степени строгости карантинные меры после резкого всплеска случаев коронавируса.

***

Свободная Европа: Проект бюджета приднестровского региона на следующий год представлен на прошлой неделе в верховном совете. Нынешний состав законодательного органа будет работать до 29 ноября — до единого дня голосования. И хотя большинство депутатов вступили в предвыборную борьбу за новый мандат, в Тирасполе уверяют, что проект бюджета успеют рассмотреть, и примут в первом чтении до выборов — то есть на это осталось меньше месяца.

Приднестровский бюджет традиционно дефицитный — недобор ежегодно превышает 50 процентов. Администрация региона никогда вразумительно не поясняет, как удается покрывать огромный дефицит и сводить концы с концами. Известно только, что для латания дыр в бюджете используют и деньги, полученные в виде оплаты от населения за потребленный российский газ. Деньги потребителей не поступают российскому поставщику — Газпрому, а накапливаются в виде задолженности за Молдовагаз. В целом долг Республики Молдова за российский природный газ превысил семь миллиардов долларов.

В следующем году приднестровская администрация обещает повышение пенсий и зарплат, но не уточняет коснется ли это всех бюджетников и пенсионеров, или только некоторых категорий — как было в этом году. После падения ВВП на 14 процентов в текущем году, в 2021-ом администрация региона прогнозирует рост на пять с половиной процентов — но это, возможно, выведет экономику региона лишь на уровень двухлетней давности. «Мы не сможем тратить больше, чем в 2019 году», — признает глава исполнительного органа Александр Мартынов.

«В 2021 году мы не сможем позволить себе потратить больше, чем мы тратили в 2019-ом, потому что по параметрам развития экономики, в 2021 году, если не будет ухудшения ситуации на мировых рынках, от которых мы зависим в достаточно серьезной степени, мы с трудом достигнем уровня 2019 года», — заявил Александр Мартынов.

Свободная Европа: В воскресенье в Республике Молдова состоялся первый тур президентских выборов. Для избирателей с левого берега Днестра было открыто 42 участка для голосования, а приднестровская администрация на день сняла карантинные ограничения и разрешила жителям региона съездить проголосовать на правый берег. В то же время Центральная избирательная комиссия запретила организованный подвоз избирателей в транспорте, рассчитанном больше, чем на 8 человек. По данным Бюро по реинтеграции, на левом берегу Днестра проживают около 248 тысяч граждан Молдовы с правом голоса.

Запрет организованного подвоза избирателей центризбирком принял по запросу предвыборной команды кандидата Майи Санду. Их обеспокоенность была связана с вероятностью повторения ситуации прошлых лет, когда массово привозили избирателей с левого берега Днестра на участки, открытые для них в зоне безопасности, при этом голосовали они за определенного кандидата.

В то же время вице-премьер по реинтеграции Кристина Лесник отмечала, что «факт рождения на левом берегу Днестра не должен стать препятствием для реализации конституционных прав».

Организованный подвоз избирателей считается свидетельством их возможного подкупа, официально это не было доказано, но подобные ситуации возникали – их фиксировали и оспаривали — и на президентских выборах четыре года назад, и на парламентских в 2019-ом. Некоторые граждане, живущие на левом берегу Днестра рассказывали журналистам, что за свой голос получали от 300 до 500 леев.

Как складывалась ситуация на участках для приднестровских избирателей в этом году? Об этом материал нашей коллеги Евгении Крецу.

Евгения Крецу: С самого утра на всех четырех участках для голосования, открытых для избирателей из Приднестровья в селе Варница, выстроились длинные очереди. Избирателей с левого берега Днестра было очень много, возле лицея, где был открыт участок, припарковалось множество машин с приднестровскими номерами. Не обошлось без инцидентов — ветераны приднестровского конфликта попытались заблокировать доступ для приезжих с левого берега на избирательный участок. Очевидцы рассказывают, что произошли столкновения, а полиция была вынуждена применить слезоточивый газ. По словам ветеранов приднестровского конфликта, избирателям с левого берега Днестра заплатили за организованное участие в голосовании, платила, как говорят, компания Шериф, в размере нескольких сотен приднестровских рублей — порядка 700-800 рублей за каждый голос, но сами левобережные избиратели говорят, что им не платили. По их словам, они — граждане с правом голоса, приехали они, якобы, на своих машинах, либо на рейсовом автобусе номер 7, который ездит из Бендер».

Свободная Европа: Евгения, власти обещали мониторить ситуацию, в том числе следить за ходом голосования на участках, специально открытых для жителей левого берега Днестра. Что говорят правоохранительные органы?

Евгения Крецу: Здесь было очень много полицейских. Они рассказали, что прибыли сюда по запросу председателя избирательного бюро именно потому что произошли эти потасовки, перепалки. По словам полицейских, около 40 ветеранов приехали сюда из разных населенных пунктов, то есть не только из Варницы, но и из Кишинева, Яловен и они могут быть привлечены к ответственности за то, что попытались воспрепятствовать голосованию приднестровских избирателей. Еще полиция говорит, что не заметила свидетельств организованного подвоза избирателей. То есть они приехали на выборы на своих машинах или рейсовым автобусом.

Кроме всего прочего, ветеранов беспокоит, что избиратели с левого берега Днестра могли способствовать распространению ковид-19 в селах на правом берегу, где пока зарегистрировано не особо много случаев.

Свободная Европа: И поводу коронавируса — все избиратели, которых вы видели, были в масках, дезинфицировали руки?

Евгения Крецу: Да, защитные меры предпринимали, в том числе на так называемой приднестровской таможне, все пересекающие границу получили пакетик с маской и перчатками. На участке для голосования также были маски, дезинфектанты, только периодически наблюдатели напоминали избирателям о необходимости соблюдать дистанцию, потому что они стояли очень близко друг к другу.

Свободная Европа: Это была наш корреспондент Евгения Крецу, в день выборов 1 ноября она побывала в Варнице, где были открыты участки для голосования для жителей левобережья. Видеосюжет об этом вы можете посмотреть на нашем сайте – europalibera.org

Стоит добавить, что впервые в выборах президента Молдовы приняли участие заключенные и персонал тюрем номер 8 и 12 в городе Бендеры, — сообщает Центральная избирательная комиссия. Представители избирательной комиссии из Варницы отправились в пенитенциарные учреждения в Бендеры, чтобы право голоса смогли реализовать 223 осужденных и сотрудников двух тюрем, передает ИПН.

Свободная Европа: Как передают наши корреспонденты в регионе, на явку избирателей из Приднестровья мог повлиять и тот факт, что на контрольных постах по возвращению домой им пришлось бы показывать штамп в паспорте, проставленный на избирательном участке, чтобы доказать участие в голосовании, и кроме того, люди опасались, что их личные данные каким-либо образом сможет использовать администрация региона.

Накануне голосования, наши корреспонденты в Тирасполе и Бендерах спросили у прохожих на улицах, собираются ли они на правый берег, чтобы принять участие в президентских выборах?

- Негативно отношусь. Будет продолжение, все больше будет развиваться эпидемия коронавируса.

- Я не поеду. Потому что мне некогда, есть много работы дома. А раньше мы все время выезжали. Если бы было бы поближе, но сейчас не до этого.

- Нет, конечно. Я не могу. У меня внук, я должна его в садик отвести, из садика забрать, поэтому не могу.

- Я считаю, что президента мы сами выбирали, раз президент принял такое решение, значит оно правильное.

- Нет, не поеду. Что мне Молдова?! Может и влияет, но нет, не хочу. Нам и тут хорошо.

- Не поеду, у меня нет гражданства.

- Конечно, поеду. Я думаю, что это правильно, должны как-то мы находить общий язык, уважать друг друга, сообща все делать.

- Мы на одной земле живем, мы должны ценить, уважать, любить друг друга и соблюдать все законы здесь и там.

- Мне кажется, что наши проблемы важнее. Конечно, там у них свои проблемы. А кто захочет, пусть едет, если есть желание.

Свободная Европа: Это были мнения жителей Тирасполя и Бендер.

*

Свободная Европа: В Тирасполе снятие ограничений передвижения в день выборов 1 ноября сопровождалось просьбой приднестровской администрации открыть участки для голосования как можно ближе к так называемой границе и обеспечить соблюдение противоэпидемических мер.

Бывший переговорщик от Тирасполя в процессе приднестровского урегулирования Владимир Ястребчак в беседе с нашим корреспондентом Сергеем Урсулом не исключил наличия кулуарных договоренностей между администрацией региона и молдавскими властями. И еще он считает, что если Кишинев хочет показать, что относится к своим гражданам одинаково вне зависимости от того, на каком берегу реки они живут, естественно им должны обеспечить и возможность проголосовать.

Владимир Ястребчак: Наверное, здесь не надо искать особой конспирологии. Приднестровская сторона всегда старается создать условия для своих граждан, чтобы они могли достойно участвовать в выборах, если выборы проводятся теми государствами, граждане которых проживают в Приднестровье. Тут уже принцип такой — не всегда гора соизволяет идти к Магомету, поэтому иногда приходится обеспечивать групповой подход «магомета» к тем или иным «горам». Что удивительно, что украинское посольство не возмущается, даже просит, чтобы организовали так называемый организованный подвоз граждан Украины, проживающих в Приднестровье, когда проводится голосование в посольстве Украины, на украинских выборах. Почему-то какие-то вещи, которые вполне возможно помогают гражданам Молдовы, проживающим в Приднестровье, проголосовать — вызывает непонятную реакцию в Республике Молдова.

С другой стороны, откликом можно считать то, что в молдавских СМИ появились заявления правых политиков о том, что это дескать не приднестровофобия, а просто боязнь заразиться [коронавирусом]. Вот хотелось бы посмотреть — теперь мячик на молдавской стороне, в какой степени это не приднестровофобия, потому что в конце концов при желании можно обеспечить любые условия для голосования. Если это только боязнь заразиться, то я думаю, все вопросы при согласовании соответствующих служб, вполне решаемы. Будет это организовано, будет какая-то помощь в поездках — хорошо. Не будет — это вопрос сознательности граждан. Но на мой взгляд это неправильно, когда государство боится волеизъявления тех граждан, которых оно считает своими. Если оно предоставляет им гражданство, соответственно, оно предоставляет им статус людей, имеющих права и обязанности. Поэтому не надо делать граждан на первый, второй, третий сорт — это логично.

Что касается договоренности, если что-то большее за этим — по-моему опыт последних лет, и последних событий, которые мы видим в регионе, на постсоветском пространстве говорит о том, что если эти договоренности идут во благо, если эти договоренности помогают тому, чтобы сохранялся мир, сохранялись связи, развивались контакты, если это помогает поддерживать какой-то уровень взаимодействия между сторонами, между людьми, ну и хорошо. Мы видим как бывает по-другому. И поэтому — есть договоренности, хорошо. Сложно судить насколько они есть, потому что исходя из моего опыта, я действительно сторонник того, чтобы как можно больше договоренностей все-таки подписывались и принимали форму не только форму «джентельменских» соглашений, но и подписанных юридически политических обязательных решений. Но, наверное, не все пока удается положить на бумагу и подписать. Пусть так.

Свободная Европа: Приднестровский эксперт, бывший переговорщик от Тирасполя Владимир Ястребчак.

*

Свободная Европа: В прошлое воскресенье 25 октября в Украине состоялись местные выборы — их считают очень важными для будущего страны. Явка едва достигла 36-ти процентов, для сравнения — на прошлых местных выборах пять лет назад на участки пришли 47 процентов украинских избирателей.

После голосования, президент Владимир Зеленский отметил, что «свободные и демократические выборы — роскошь, которой не могут похвастаться отдельные соседи Украины».

Это были первые выборы после процесса децентрализации власти в Украине, в результате чего местные власти обрели больше полномочий. И это стало тестом для президентской партии «Слуга народа», но согласно последним опросам ей доверяют только 17 процентов избирателей по всей стране, за «Слугой народа» с небольшим отрывом идет пророссийская оппозиция — 14 процентов доверяют «Оппозиционной платформе — За жизнь!», и далее — прозападная партия бывшего президента Петра Порошенко «Европейская солидарность» — уровень доверия 13 процентов.

На местных выборах в Украине жители сепаратистских регионов на востоке страны — Донецкой и Луганской областей, а также жители аннексированного Крыма не голосовали. Позиция Киева по этому вопросу следующая — центральные власти эти территории не контролируют, у местных жителей нет доступа к информации и там не проводится полноценная предвыборная кампания, поэтому и выборы организовывать там смысла нет.

Об особенностях электората в сепаратистских регионах и отношении властей, параллелях между Украиной и Молдовой Лина Грыу поговорила с Анжелой Грэмадэ — главой бухарестской ассоциации «Эксперты за глобальную безопасность и бизнес», она пристально следит за событиями в Украине последние годы. Послушаем интервью.

Свободная Европа: Анжела, хочу поблагодарить вас за то, что согласились на это интервью. На прошлой неделе в Украине прошли местные выборы. Сейчас такой период — во многих странах региона выборы. Украинский президент Владимир Зеленский сказал, «свободные и демократические выборы — роскошь, которой не могут похвастаться отдельные соседи Украины». Каково значение этих выборов и каковы основные итоги?

Анжела Грэмадэ: Прежде всего — спасибо за приглашение. Эти выборы были невероятно важны для новой руководящей команды в соседней стране, поскольку в прошлом году внесли поправки в избирательный кодекс. И это стало первым демократическим упражнением по изменённому кодексу — украинцы отказались от смешанной системы выборов, изменили электоральные процедуры, регламенты, по-новому выглядели бюллетени для голосования — очень многое изменилось. Пересмотрели гендерные квоты, больше внимания стали уделять женщинам-политикам, женщинам, которые могут занять руководящие должности в местных и центральных органах власти — теперь закон обязывает украинские власти следовать этим принципам.

Смысл этих выборов заключался также и в том, чтобы оценить, пользуется ли правящая в Украине партия «Слуга народа», добившаяся больших успехов в самостоятельном управлении, не допускающая ко власти другие партии, пользуется ли она такой же популярностью как год назад в июле-августе или же ситуация изменилась. И выборы эти показали, что «Слуга народа» уже не так популярна, как было в начале 2019 года, когда партия взялась за управление страной.

И еще одно значение этих выборов — это управление местными бюджетами, ведь речь идет не только о выборе нового руководства на местах, а в целом о территориально-административной реформе, в результате которой распределяются бюджеты, многие вопросы решаются на местном уровне. Поэтому ставки выборов были крайне высоки для политических игроков — участников этой гонки.

Свободная Европа: Вы говорите, что команда Зеленского попыталась совершенствовать избирательную систему, с другой стороны результаты выборов для этой команды слабы, они постепенно уступают место пророссийским формированиям, благодаря, в том числе, той свободе выбора, свободе выражения, которая существует сегодня в Украине. Нет ли угрозы возвращения к тоталитарным формам управления, и отклонению от демократического пути?

Анжела Грэмадэ: Я думаю, что выступление Зеленского после выборов было скорее оправданием собственного поражения, а не стремлением подчеркнуть демократизацию и свободу, которыми довольствуются граждане Украины. В течение года было немало публичных скандалов, к которым были причастны люди из партии «Слуга народа», бывали и ситуации, когда институциональная реформа, о которой говорил Зеленский, проваливалась. Затем была смена правительства, но новый кабинет ненамного более эффективный, чем предыдущий.

И скорее всего это заявление Зеленского можно интерпретировать как оправдание не только результатов опросов, которые показывали очевидное снижение популярности его партии, но и итогов местных выборов.

Справедливости ради стоит отметить, что выборы проходили во время пандемии, люди побаивались ходить голосовать, ведь в Украине растет количество зараженных.

Относительно пророссийских политических игроков — им удалось укрепить свой электорат и заставить его пойти голосовать, и таким образом можно объяснить почему у них был отмечен рост на этих выборах.

Для меня стало сюрпризом ситуация в Киеве, столице Украины, где на второй строчке оказался кандидат от пророссийской оппозиции — от блока «За жизнь», и он поборется во втором туре с Виталием Кличко — он получил 47 процентов голосов киевских избирателей. Будет интересно.

Другая ситуация в Одессе, где пророссийские силы боролись практически между собой.

И есть еще один аспект — популярность пророссийских партий. Они были более сильны в восточных регионах Украины, там где Киев только частично контролирует территорию и власти страны не смогли эффективно заявить о себе в предвыборной кампании, убедить электорат в том, что они в силах изменить ситуацию на местах. И это произошло из-за их понимания и тактики избирательной кампании.

Свободная Европа: Много обсуждали ситуацию с восточными районами и возможность участия в голосовании жителей временно оккупированных территорий Донецкой и Луганской областей. И что же решено было в итоге? Поскольку в одном лагере считали, что местным жителям этих областей нужно дать возможность принять участие в выборах, другие утверждали, что невозможно там провести предвыборную кампанию, обеспечить свободный доступ избирателей и наблюдателей, и выборы там будут неуместны.

Анжела Грэмадэ: Этот спор также стал и предметом предвыборной борьбы некоторых политических сил и кандидатов. В итоге местные выборы на этих временно оккупированных территориях и в Крыму организованы не были, и также не было голосования в некоторых населенных пунктах, которые контролируют украинские власти. Аргументом в этом случае стало то, что Киев не мог исключить провокации со стороны сепаратистов, не могли быть уверены в том, что участки для голосования или избирательные бюро не окажутся в осаде оккупационных сил, и действительно вовсе отказались проводить там выборы.

Результаты голосования в остальных населенных пунктах на востоке страны не были особо радостными для проевропейских партий, пусть даже некоторые из кандидатов получили должности в органах местной власти. Оппозиционный блок «За жизнь» там получил наибольшую поддержку. Их там знают, они не боятся ездить в те районы, и знают как манипулировать ностальгическими чувствами жителей восточной Украины, и это сыграло большую роль.

Свободная Европа: Не могу не провести параллель с ситуацией в Республике Молдова — 1 ноября состоялись президентские выборы. И власти страны пошли по иному пути — пытаются вовлечь приднестровский электорат в избирательный процесс. Не раз говорилось о том, что ситуация в приднестровском регионе будто становится примером для подражания, как бы отрабатывается сценарий для Украины. И такой вопрос — может случиться так, что потом и в Украине попробуют реализовать что-то подобное? И второй вопрос вдогонку — насколько осознанным может быть выбор человека в отсутствие доступа к информации, к предвыборной агитации? Да, говорят и о том, что у всех есть право голоса, но кроме этого права должен быть обеспечен и доступ к информации.

Анжела Грэмадэ: Да, доступ к информации о избирательной кампании, о планах кандидатов и их политических формирований. Я думаю, что это скорее некоторые внешние игроки пытаются превратить Республику Молдова в пример для Украины. И то, что некоторые политические игроки внутри страны стремятся разыграть эти карты и продвигать внешние интересы — на руку только этим внешним силам, чтобы действительно продвигать Республику Молдова как пример.

Эти два конфликта сильно отличаются — один заморожен, второй — активный. Но украинская сторона бдительнее и настороженнее относится к перспективе превратиться в Молдову — если говорить о ситуации на востоке Украины. Они очень осторожны, пресекают сразу такую стратегию и тактики.

Очень важно понимать, что даже если представить большую популярность на выборах блока «За жизнь», это необязательно результат низкой явки избирателей во всей Украине, хотя действительно на участки для голосования пришло на 10 процентов меньше избирателей, чем в прошлые годы на местных выборах. Это больше нам говорит о том, сколько избирателей блока «За жизнь» решились пойти на участки во время пандемии коронавируса. И это не значит, что на уровне страны их популярность высока. Да, они смогли мобилизовать свой электорат, но не обязательно их стало больше, чем было прежде.

Это должны учесть украинские власти когда будут разрабатывать стратегии на будущее, учесть моменты, которые Россия стремится продвинуть с помощью похожих политических сил в Молдове и Украине.

Республику Молдова я привожу лишь в качестве примера, а в Украине необходимо изменить ситуацию изнутри, качественно изменить, чтобы подобные политические силы не перетягивали на себя внимание публики, чтобы избежать роста их популярности в будущем. И действительно нужно предложить обществу четкий и последовательный план, которые обеспечит благополучие населения. Благополучие каждого украинского гражданина, за которое они так долго боролись на улицах.

Свободная Европа: Давайте вернемся к приднестровскому региону.

Там скоро тоже планируются выборы — в местный парламент, верховный совет и местные советы. Не будем вдаваться в подробности, но в целом — вы верите, что в таких регионах как Приднестровье, Донецк и Луганск, за спиной которых, и всем это известно, стоит Россия и ее интересы в этих регионах очевидны, верите ли вы в возможность демократических изменений, к которым они могли бы прийти демократическим путем, с помощью честных выборов?

Анжела Грэмадэ: Не думаю, что это может произойти. Прежде всего потому, что силы, которые находятся во главе этих регионов, преследуют совсем другие цели и они никогда не будут бороться за демократизацию обществ, которые они якобы представляют.

Во-вторых, они продвигают такую форму правления в этих регионах, которая совершенно не благоприятствует участию граждан и ни в коем случае не способствует защите прав человека. Соблюдение прав человека — могло бы стать гарантией таких перемен.

В-третьих, внешняя поддержка правящих в этих регионах сил. И это значит что они не являются независимыми, не могут сами определять свои интересы и интересы населения, которое как им кажется они представляют.

И четвертое — они оказались в полулегальном положении, если не сказать нелегальном, и это сильно ограничивает возможности для маневров, для диалога с непризнанными, нелегальными властями. На деле они не являются законными представителями этих регионов, а скорее посредниками, помогающими другим внешним силам достигать определенных политических целей, обеспечивать им безопасность.

Свободная Европа: Вы говорите, что все это применимо и к Республике Молдова — политические игроки внутри страны действуют во внешних интересах, в данном случае в интересах России. Давайте подытожим. Итоги выборов в Украине говорят ли о том, что страна удерживается на европейском пути или же есть тенденция сойти с этих рельсов?

Анжела Грэмадэ: Я стараюсь равноудалено смотреть на то, что происходит в Украине и анализировать все отстранено, без эмоций.

Естественно, бывают периоды, когда популярность политических сил падает, особенно когда не занимаются реформами, не стремятся к благополучию своих избирателей.

Во-вторых, не стоит забывать, что в прошлом году голосование в пользу Зеленского не означала по умолчанию его настоящую поддержку, поскольку у него не было хорошо структурированной предвыборной кампании.

В-третьих, его полномочия ограничены Конституцией и нужно учитывать принцип разделения властей в государстве, партии «Слуга народа» нужно взаимодействовать с другими политическими формированиями в Раде, нужно учитывать огромное число независимых депутатов украинского парламента, у которых есть фракция и которые на этих местных выборах набрали довольно много голосов. И это значит, что они становятся все влиятельнее, и с ними можно вести переговоры.

Мне кажется, что это нормальный процесс трансформации страны, но нужно принять тот факт, что он займет время. Украина не может измениться за три года, пять лет. Это долгий процесс, нуждающийся в серьезных усилиях со стороны не только политических сил, но в том числе и жителей, гражданского общества — они должны следить за этими процессами, быть бдительными к каким-то скрытым процессам, которые широкая публика может не увидеть.

С помощью гражданского общества и СМИ Украина не раз демонстрировала, что может противостоять политическим элитам, интересы и планы которых противоположны общественным, бороться с корыстными интересами и их жаждой власти, стремлением добиться власти любой ценой.

Свободная Европа: Я заметила, что и в последнее время гражданское общество в Украине стало вновь очень активным, и это хороший пример для Молдовы. Спасибо огромное Анжела за эту беседу!

Анжела Грэмадэ: Спасибо вам за приглашение!

Свободная Европа: Эксперт в области безопасности Анжела Грэмадэ в беседе с Линой Грыу.

XS
SM
MD
LG