Linkuri accesibilitate

Павел Фельгенгауэр: «С прекращением действия ДРСМД риск общеевропейской войны растет»


Военный аналитик Павел Фельгенгауэр

В эксклюзивном интервью Свободной Европе российский военный обозреватель Павел Фельгенгауэр говорит о том, чем может обернуться прекращение действия Договора РСМД для США, Европы и России, насколько обоснованы взаимные обвинения Москвы и Вашингтона и что может произойти в мире после отказа от Договора.

Свободная Европа: Договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности, подписанный в 1987 году, вывел мир из холодной войны. Что сейчас, чего можно ждать дальше?

Павел Фельгенгауэр: В принципе, это нормально, в том смысле, что тот договор – да, он обозначил конец предыдущей холодной войны, за ним последовали другие договоры, произошло небывалое сокращение ядерных вооружений, почти в десять раз общего количества развернутых боевых блоков.

Сейчас началась новая холодная война, и эти старые договоры больше не отражают реальность. И очевидно, что они не могут продолжаться, поскольку не отражают реально того, что происходит сейчас, нового противостояния.

Свободная Европа: США говорят, что Россия не выполняет своих обязательств; Москва утверждает, что США нарушают договор, и ссылается при этом, в том числе, на систему ПРО, развернутую в Румынии. На чьей стороне правда?

Павел Фельгенгауэр: В принципе, этот договор, оказалось, что он не нужен. В Москве есть эксперты – старые, в основном, в том числе те, кто готовили этот договор в 80-е годы, – которые считают, что он был очень важен. Тогда в его важности никто не сомневался. Но общее мнение сегодня в Москве состоит в том – и это мнение не раз озвучивал президент Владимир Путин, – что договор о РСМД односторонний, несправедливый, и что лучше от него отказаться.

Но с точки зрения тактической лучше было бы для Москвы, чтобы от него отказался Вашингтон. И чтобы можно было использовать страх европейцев перед новой гонкой ядерных вооружений в Европе, а то и возможной ядерной войны в Европе с целью ослабить трансатлантические связи внутри НАТО. То есть то, что Москва пыталась делать в 80-е годы, когда был «евроракетный кризис», который собственно и закончился этим договором. Сейчас у нас примерно та же ситуация.

Так что Москва доказывает, что виноват Вашингтон, Вашингтон доказывает, что виновата Москва, и что это российская агрессивность привела к откату от договора. И обе стороны перепихивают вину друг на друга – и обе стороны действуют достаточно успешно, хотя не до конца. НАТО, может быть, в какой-то мере и потрясено действиями Дональда Трампа, которые касаются не только этого договора, но все еще устояло. Так что Москва не добилась полного успеха, но и Вашингтон тоже.

Получили под эту угрозу около триллиона долларов. Так что все как бы в выигрыше – кроме тех, кто не в погонах

Теперь, как понятно было и раньше, нужно еще шесть месяцев ждать, как это прописано в договоре: после объявления официального нужно ждать шесть месяцев, чтобы договор прекратил свое существование. Так что еще шесть месяцев, очевидно, Вашингтон и Москва будут перепихивать вину друг на друга, как это было в последние два месяца. Потому что с легальной точки зрения – да, в любое время этих шести месяцев можно вернуться и договор сохранить. Но я, да и никто уже не верит в то, что он сохранится. Договора не будет.

Но из этого не следует, что сразу начнется какая-то гонка вооружений существенная. То есть, она как-то потихоньку набирает оборот, но это требует времени. У России есть ракеты, которые она может развернуть. Для России, в принципе, понятно, что это имеет прямую утилитарную военную выгоду – отказаться от договора по РСМД. Поскольку у нас есть ракеты морского базирования на кораблях либо подводных лодках, которые достаточно просто переделать на то, что они будут наземными. То есть, разместить их не на фрегатах, а на грузовиках – «Искандеры», это те же самые пусковые установки, но, по сути, грузовики большие такие.

У американцев нет сейчас вообще ничего, что они могли бы разместить наземно – никаких ракет даже просто нет. Поэтому американцы ничего в ближайшие годы, выйдя из договора, размещать не будут. Россия что-то будет размещать, но она и раньше размещала, в том числе и то, что было на бомбардировщиках и кораблях – договор не запрещал. Так что гонка вооружений какая-то будет, но она будет набирать обороты постепенно, не сразу. На это уйдет сколько-то лет, ну 3-4-5. Но дальше – да, дальше будет хуже.

Свободная Европа: Для Европы что означает прекращение действия этого договора? Вы говорили, что в НАТО неодинаковый подход к идее США, допустим, разместить какие-то дополнительные ракеты в Европе…

Павел Фельгенгауэр: Им размещать пока просто нечего. Поэтому Пентагон был против выхода из договора. Я там был в октябре прошлого года в Брюсселе, в штаб-квартире НАТО, когда об этом публично говорил тогдашний шеф Пентагона Мэттис – что «да, Россия нарушает, мы договорились, что мы будем оказывать давление на Россию, чтобы она вернулась в договор».

Но он был явно против выхода, поскольку знал, что размещать американцам сейчас нечего. Даже те «Томагавки» с ядерными боеголовками, которые когда-то в 80-е годы размещались в разных странах Европы, больше не существуют. И «Томагавки» старые, и потом все ядерные «Томагавки» были Обамой ликвидированы к 2012 году, их просто нет. То есть, размешать нечего.

Тогда Мэттис сказал: «Я доложу президенту, решать ему». Ну, президент вот решил иначе, а Мэттиса выгнал, послушав своего советника по национальной безопасности Джона Болтона, который в принципе противник вообще любых договоров об ограничении вооружений, исходя из идеологических соображений – что такие договоренности искусственно поддерживают паритет между Россией и Америкой. А паритета не должно быть, потому что Америка – не знаю, то ли в 20, то ли в 30, то ли в 40 раз богаче, и наука и технология там тоже намного российскую опережают, и что только соглашения поддерживают Россию на паритетном уровне. А не будет соглашений – и через некоторое время Америка уйдет вперед, Россия останется сзади, и паритета не будет. В этом есть определенная логика.

Ну, сначала надо «освободить» Одессу, и Николаев!.. И Херсон – российским войскам. Иначе – ну, как?

Но это, конечно, очень опасно, поскольку в Москве именно того опасаются, что мы лишимся паритета, и на нас нападут и заставят нас следовать европейским цивилизованным правилам, и так далее, и мы будем поэтому сопротивляться.

В результате не сразу, но постепенно дальше будет нарастать напряжение в Европе, и риски общеевропейской войны тоже будут нарастать. Но это было понятно уже достаточно давно.

Уже в 2013 году в России утвердили основной директивный документ по обороне – план обороны Российской Федерации, в котором, насколько можно судить по некоторым выступлениям начальника Генштаба Валерия Герасимова и секретаря Совета безопасности Николая Патрушева, именно и предполагается, что угроза войны будет стремительно нарастать, особенно в 20-е годы – до 30-го. Угроза либо глобальной войны, либо серии крупных региональных войн, то есть, возможная общеевропейская война. Из этого не следует, что это точно произойдет, но вероятность такого события нарастает.

Ракеты, запрещенные РМСД
Ракеты, запрещенные РМСД

Свободная Европа: В контексте новой ситуации Россия очень часто жалуется на систему ПРО в Румынии, на угрозу, которая, якобы, он нее исходит. Возрастает ли важность этих систем для НАТО, для США, и не является ли в этом случае Румыния военной целью для России?

Павел Фельгенгауэр: Конечно, является! У нас есть «Кинжалы» так называемые – ракета «Искандер», привязанная к перехватчикам МИГ-31, которые специально разработали и развернули, чтобы наносить удары по Румынии. Потому что другого никакого смысла в них нет. Российские генералы еще с начала 2000-х говорили, что все, что развертывается в Румынии, – это вообще не имеет отношения к ПРО, это орудие первого удара для того, чтобы убить Путина. И что база эта специально для того, чтобы убить Путина, когда он на своей даче в Сочи, поэтому ее развернули в Румынии.

С военной точки зрения – объективно – это выглядит довольно нереально, поскольку смысла большого в этом нет, как и когда говорят, что там развернут «Томагавки». «Томагавков» ядерных не существует уже в природе, тогда были, в начале 2000-х, сейчас нет – их Обама все порезал, поскольку Обама был принципиальный сторонник полного ядерного разоружения.

Но то, что это не соответствует действительности, никак не влияет на то, что утверждают российские военные дипломаты. И они не просто утверждают, они в этом убедили самого Путина, – что это база первого удара, и нам вот нужно как-то уничтожить ее до того, как оттуда вылетит хоть единая ракета. Но поскольку «Искандеры» даже из Крыма, может, долетят, а может, и нет, вот и создали эти летающие «Искандеры», которые должны эту базу накрыть.

С польской базой проще, потому что ее спокойно можно достать из Калининградской области.

Военные наши, Генштаб наращивают угрозы, и понятно почему: в результате получили под эту угрозу деньги на перевооружение общей сложностью около триллиона долларов. Так что все как бы остались в выигрыше – кроме тех, кто не в погонах.

Свободная Европа: Что значит для нашего региона – я имею в виду Молдову, Украину – прекращение действия этого договора? Могут быть какие-то прямые или косвенные последствия?

А потом что-нибудь случится, как в прошлый раз, – смена царя в Москве или вообще режима… И тогда это все рассосется. А может быть и нет

Павел Фельгенгауэр: Прямое как бы ничего такого сверхъестественного завтра не произойдет. Просто еще шесть месяцев перепираться будут, обвинять друг друга во всем плохом Вашингтон и Москва.

Но напряжение между Западом и Востоком опять нарастает, так называемая партия войны в Москве получает новый аргумент, вероятность общеевропейской войны тоже в общем нарастает. Она не стопроцентная наверняка, это как в известном анекдоте про блондинку и динозавра. Когда блондинку спросили: «Какова вероятность того, что когда ты выйдешь на улицу, встретишь динозавра?». Она ответила: «Либо встречу динозавра, либо нет. 50/50». Вот так и с общеевропейской войной.

Свободная Европа: Г-н Фельгенгауэр, а чисто теоретически, скажем так, можно представить себе, что на военной базе в Приднестровье каким-то образом через Одессу или как-то еще появятся «Искандеры» или другие установки?

Павел Фельгенгауэр: Ну, для этого сначала надо «освободить» Одессу, и Николаев!.. И Херсон – российским войскам. Иначе – ну, как? Но, в принципе, – да, это дополнительный аргумент в пользу того, что, может быть, следует «освобождать» и Одессу. Или то, что между Крымом и Одессой…

Свободная Европа: Сценарии, в принципе, не очень оптимистические, когда речь идет о том, что может произойти дальше – мировые войны, европейские и так далее…

Павел Фельгенгауэр: Ну, мы живем в такой обстановке. Прекрасно помню 80-е годы, когда бывали ситуации и похуже.

Свободная Европа: Вы видите какой-то позитивный, скажем так, выход из этой ситуации?

Павел Фельгенгауэр: Пока не очень просматривается. Но в принципе «холодная война» называлась холодной, потому что она была холодной только на центральном ее участке, в Европе конкретно. А по всему миру бушевали так называемые прокси-войны или войны по представительству – война во Вьетнаме, в Афганистане, на Ближнем Востоке, конфликты в Эфиопии, Никарагуа, Алжире, Анголе, Мозамбике…

И сейчас то же самое. Например, там, где сходится НАТО и Россия, ничего такого не происходит, кроме напряженности, а в Украине, Донбассе, Сирии… И такие прокси-конфликты будут нарастать.

Можно надеяться на то, что все закончится именно этими прокси-конфликтами, а войны в Европе большой не будет. А потом что-нибудь случится, как в прошлый раз, – смена царя в Москве или вообще режима… И тогда это все рассосется. А может быть и нет... 50х50.

XS
SM
MD
LG