Linkuri accesibilitate

«Здесь остались одни пенсионеры»


Дорогие радиослушатели, добрый день. В студии Александр Фрумусаки, ведущий передачи Приднестровские диалоги. 30 минут на Радио Свободная Европа. Сегодня в выпуске:

Германия и страны Запада отметили 30-летие падения Берлинской стены – символа распада коммунистического режима в Восточной Европе. Миграция из Приднестровья усиливается, но, по всем признакам, маршруты мигрантов изменились. Можно ли замедлить отток населения и есть ли шансы на возвращение мигрантов домой?

Стомированным людям из Приднестровья приходится ездить в Кишинев за коллекторами — в специальных пакетах они нуждаются ежедневно. Для решения своих проблем пациенты создают организацию на левом берегу Днестра. Этот проект — часть программы по укреплению доверия, при финансовой поддержке Евросоюза.

Эти и другие вопросы мы обсудим в ближайшие полчаса.

«Здесь остались одни пенсионеры»
Așteptați

Nici o sursă media

0:00 0:30:00 0:00
Link direct


***

Свободная Европа: Как обычно, начнем наш выпуск с обзора новостей и главных событий минувшей недели.

На неформальной конференции в Баварии, которая состоялась 4-5 ноября, эксперты рабочих групп и политические представители Кишинева и Тирасполя обсудили вопросы, связанные с образованием, свободой передвижения, экономикой и торговлей. Стороны договорились устранить технические барьеры в торговле и подписать соответствующее протокольное решение. Обсуждение шло на трех тематических сессиях: 1 экономика; торговля и банковские вопросы; 2 образование и 3 свобода передвижения. Как сообщает пресс-служба Бюро по реинтеграции, на сессии по экономике эксперты обсудили снятие препятствий в торговой сфере, гармонизацию платежных систем и введение НДС в Приднестровье, реконструкцию моста через Днестр между населенными пунктами Гура-Быкулуй и Бычок, капитальный ремонт национальной трассы Кишинев-Тирасполь-Кучурган, проблемы импорта, банковские счета приднестровских предприятий в молдавских банках, решение вопроса в области телекоммуникаций и связи. На тематической сессии «Образование» шла речь об апостилировании дипломов, упрощении режима передвижения школьников и учителей, решении проблем восьми школ в Приднестровье с преподаванием на латинской графике, введении факультативного курса по изучению государственного языка в молдавских школах, подведомственных Тирасполю. На сессии, посвященной свободе передвижения обсуждалось участие автомобилей с приднестровскими номерами в международном движении, а также открытие троллейбусной линии на участке Бендеры-Варница-микрорайон Северный. Ранее сообщалось, что Евросоюз готов профинансировать этот проект.

Тираспольские СМИ приводят слова главного переговорщика Виталия Игнатьева, который сказал, что Кишинев заблокировал принятие ряда решений на конференции в Баварии и даже отказался подписать парафированный договор по снятию барьеров в торговой сфере. В Баварии не был подписан и итоговый протокол официальных встреч в формате 5+2, которые прошли в Братиславе – тогда документ не был принят из-за некоторых разногласий между Кишиневом и Тирасполем, которые нужно было устранить в двухнедельный срок, до конференции в Баварии.

Во вторник, когда завершалась конференция в Баварии, глава Приднестровья Вадим Красносельский на несколько дней отправился в Москву. Там он встретился российскими чиновниками и дал интервью «Парламентской газете», в котором заявил, что жители Приднестровья «считают себя однозначно народом Российской Федерации», и призвал упростить для них процедуру получения российского гражданства. «Русский мир ощущается в большей степени не в РФ, а именно у нас в Приднестровье», заявил Красносельский в интервью московскому изданию.

В пятницу, 8 октября, Партия социалистов инициировала вотум недоверия правительству Майи Санду. Формальным поводом послужило решение правительства под свою ответственность внести поправки в Закон о прокуратуре. Преодолеть кризисную ситуацию в коалиции призвали посольства США в Кишиневе, дипмиссии Румынии и Польши.

В субботу украинские военнослужащие и пророссийские боевики начали развод сил в Петровском на Донбассе. Согласно договоренности, достигнутой в прошлом месяце, после развода сил в Золотом и Петровском не останется никаких формальных препятствий для проведения встречи в «нормандском формате», на которой лидеры Украины, России, Франции и Германии вновь попытаются найти выход из донбасской войны.

Британская оппозиция требует опубликовать до намеченных на 12 декабря выборов доклад о возможном вмешательстве России в политику Великобритании. Как сообщает «Гардиан», доклад содержит информацию не только о возможном вмешательстве России в выборы 2017 года и в агитационную кампанию по Брекзиту, но и о попытках внедрения в Консервативную партию премьер-министра Бориса Джонсона. Доклад о российской угрозе был составлен членами комитета по разведке и безопасности палаты общин и экспертами. Процесс утверждения его публикации начался в марте, а к середине октября доклад был передан премьер-министру, который к концу прошлой недели должен быть дать ему «зеленый свет», пишет «Гардиан». Оппозиционная Лейбористская партия и Шотландская национальная партия обвинили правительство в попытке минимизации масштабов этого вмешательства

В субботу 9 ноября Германия и Европа отмечали 30-летие падения Берлинской стены – эпохального события, которое положило конец разделению континента и открыло новую страницу современной истории Европы. В интервью немецкому изданию Der Spigel канцлер Германии Ангела Меркель сказала, что «день 9 ноября 1989 года был и остаётся моментом счастья в немецкой истории», который «дал всем возможность быть услышанным».

И… метеорологи прогнозируют на предстоящую неделю температуру около +20 градусов по Цельсию. Дежурный метеоролог Государственной гидрометеорологической службы Валентина Быздина сказала агентству ИПН, что высокие температуры обусловлены южной воздушной массой, которая пересекает территорию Республики Молдова. Минувший октябрь признан метеорологами самым теплым за последние 50 лет, и ноябрь продолжает бить температурные рекорды.

***

Свободная Европа: В субботу 9 ноября Германия и Европа отметили 30-летие падения Берлинской стены – событие, которое положило конец разделению континента и открыло новую страницу современной истории Европы.

Только в Германии на прошлой неделе в разных районах и памятных местах прошло около двухсот мероприятий, приуроченных к этой дате. У Бранденбургских ворот установлена одна из крупнейших инсталляций – «Облако свободы», состоящее из 30-ти тысяч посланий, в которых жители и гости Берлина поделились своими желаниями, надеждами, воспоминаниями о событиях 30-летней давности и представлениями о будущем.

Канцлер Ангела Меркель и президент Германии Франк-Вальтер Штайнмайер приняли участие в церемонии возложения цветов на мемориале у Берлинской стены.

При попытках преодолеть Берлинскую стену были расстреляны минимум 80 жителей Восточной Германии, еще 120 погибли на контрольно-пропускном пункте на границе Восточного и Западного Берлина.

Госсекретарь США Майк Помпео, выступая в Берлине, заявил, что США и их союзники «должны защищать то, что было завоевано с таким трудом в 1989 году, и осознавать, что они конкурируют с несвободными странами в вопросе ценностей». Он говорил о России как об угрозе. «Россия, руководимая бывшим офицером КГБ, нападает на своих соседей и убивает своих политических противников», заявил Помпео.

В пятницу будущий председатель Европейской комиссии Урсула фон дер Ляйен среди стоящих перед Евросоюзом вызовов назвала, в частности, политику России и коммунистического Китая, и признала, что «самодовольство Европы» было наивным, когда все поверили, что победы либеральных демократий уже не избежать.

***

Свободная Европа: По данным приднестровской администрации, минимум 20% населения Бендер – временно отсутствующие граждане, которые уехали на заработки за границу. Феномен миграции принял угрожающие масштабы в Приднестровье и продолжает усиливаться из-за бедности, отсутствия рабочих мест, политической нестабильности и отсутствия перспектив. По данным переписи населения 2015 года, в регионе проживает 475 тысяч человек, из них 70 тысяч – временно отсутствующие. Но в действительности ситуация еще более драматическая. По данным Кишинева, в Приднестровье численность населения не превышает трехсот двадцати тысяч человек, часть из них уехали. Практически нет механизмов, которые бы позволили установить число мигрантов.

Как сообщает наш корреспондент из Тирасполя Сергей Урсул, приднестровские города в последнее время заполонили объявления о «легальном трудоустройстве в Польше и Чехии», вместо привычных предложений «работы в Москве». Те, кто успел побывать трудовым мигрантом в России, говорят, что «сейчас там нечего делать» и переориентируются на европейский рынок труда.

Но едут люди в Европу не только за тем, чтобы заработать денег, они изучают возможности отъезда всей семьи туда, где есть, пусть и отдаленные, но перспективы для более благополучного будущего их детей. Как правило, сначала уезжают родители, а потом они забирают детей, которые жили с бабушками и дедушками. Наша героиня Михаела Кожокару тоже уехала к родителям, которые нашли работу в Португалии много лет назад и остались там жить.

«Я – часть молдавской диаспоры, живу в Лондоне сейчас. Я уехала из Молдовы очень давно, в 2007 году из-за родителей. Они мигрировали в начале 2000-х, и я жила без родителей 7 лет. А потом они сумели получить статус резидентов Португалии и решили забрать нас с братом. Но я не хотела учиться в Португалии, так как знала, что уровень образовании там не очень высокий, поэтому решила учиться в Румынии. И прожила еще 4 года в Румынии. Университет, все-таки, выбрала португальский, но спустя 3 года разочаровалась: уровень обучения в румынской лицее даже выше, чем уровень высшего образовании в португальском университете. Потом я поступила в британский университет, и живу там уже около 5 лет. Еще год своей жизни я повела в Гонконге, тоже по учебе.

Я себя практически не считаю молдаванкой, потому что чувствую разницу между собой и другими молдаванами, так что мне очень трудно отвечать, что я молдаванка. Как будто во мне живут разные Михаелы. Когда я нахожусь в молдавской компании, конечно, я себя чувствую нормально. Если я с ребятами из бывшего СССР, я тоже чувствую себя довольно комфортно. Испытываю такой «кризис идентичности», и я не чувствую себя мигрантом нигде. Я просто считаю, что я принадлежу миру, мне трудно понимать других иммигрантов, я себя не чувствую мигрантом. Я путешествую много и жала без родителей, начиная с 10 лет. И по Молдове сама ездила, сама организовала свою жизнь. Для меня границы, страны – это политика, это концептуально. И это не влияет на то, как я воспринимаю мир, я не скучаю по дому, потому что мой дом – это там, где я живу, везде, на самом деле».

Кандидат географических наук, доцент, заведующий лабораторией «Региональные исследования» приднестровского университета Андрей Кривенко, выступая с докладом на одной из конференций, посвященных миграции, отметил, что к концу 1980-х годов, по официальным данным, на территории нынешнего Приднестровья проживало 680 тысяч человек. К 2015 году осталось 475 тысяч жителей, а сейчас этот показатель еще уменьшился. По его словам, после 1994 года в Приднестровье постоянно фиксируется превышение числа умерших над числом родившихся. Если в 1990 году родилось 12 тысяч детей, то спустя 25 лет – меньше 5 тысяч.

«Согласно переписи населения 2015 года из четырехсот семидесяти пяти тысяч жителей Приднестровья, — 70 тысяч – временно отсутствующие. Это значит, что реальная численность населения еще меньше. 20% населения Бендер – временно отсутствующие граждане. Это самый неблагополучный показатель среди населенных пунктов Приднестровья», - пояснил исследователь.

Ученые полагают, что отток трудоспособного населения происходит еще и потому, что в Приднестровье нет понятной миграционной политики, хотя недавно и был принят пакет законов в этой сфере. Нет ясности в сфере трудоустройства – подготовка специалистов в вузах не соответствует потребностям рынка труда.

Тревожит динамика данных по селам. Приднестровье теряет целые населенные пункты. С 2004 по 2015 год исчезли село Сухая Рыбница Рыбницкого района, села Бруслаки и Федосеевка Григориопольского района, поселки железнодорожных станций Каменка, Ливада, 47-й километр. Их судьбу могут повторить еще два десятка населенных пунктов, где живет менее 50 человек.

Можно ли замедлить миграцию, особенно из сельской местности? Только ли низкие зарплаты и отсутствие работы вынуждают людей покинуть регион? С этими вопросами мы обратились к Александру Макухину, доктору политических наук, который занимается исследованиями в области демографии и миграционных процессов в Молдове и странах Восточной Европы.

Александр Макухин: «Если мы говорим про специфику Молдовы, то главная мотивация со временем меняется. У молдавских мигрантов она тоже меняется. В 90-х все ехали для того, чтобы заработать первоначальный оборотный капитал, вернуться, купить дом, открыть бизнес – или то и другое вместе. Сейчас мы наблюем печальную тенденцию: ну, и заработать тоже – жить на что-то нужно, но и с дальним прицелом: получить документы, как-то интегрироваться, перетащить, перевезти семью. Что можно с этим сделать? Проблема довольно сложная, но, в первую очередь, это доступность двух вещей: медицина и образование. Село без школы, без медицинского, хотя бы фельдшерского пункта, не имеет никаких шансов на то, чтобы остаться селом, пока не останутся только старики. Если в селах будет восстановлена система хотя бы 8-9-летнего образования, это будет определенным стабилизирующим фактором. То же касается базовой медицинской помощи: если будет фельдшерский пункт, тогда дети и родители будут мотивированы, как минимум, пытаться остаться в родном селе. Если нет школы и медицины, жизни, к сожалению, нет».

Россия, Германия, Израиль, Италия, Португалия и Великобритания – именно в эти страны чаще всего уезжают жители Приднестровья в поисках работы, получения образования или для воссоединения с семьей. При сохранении такой миграционной динамики через полвека здесь не останется трудоспособного населения, обеспечивающего функционирование всех социальных институтов и бюджетных структур. Профессор Роб Макнил, глава департамента коммуникации Миграционной обсерватории Оксфордского университета полагает, что не только маленькие регионы сталкиваются с вызовами, которые порождает миграция.

Роб Макнил: «Я думаю, зависит от разных стран и их экономической ситуации. У нас в Великобритании была большая общественная дискуссия о миграции. В Британии – с ее мощной экономикой, крупным рынком труда и соответствующими большими ожиданиями – возникает реальная паранойя по поводу количества мигрантов в стране. Люди приезжают, не всегда в контролируемых количествах, и это был одним из факторов в пользу того, чтобы проголосовать за выход Британии из Евросоюза.

Во множестве других государств большая проблема – это снижение демографических показателей. Особенно тревожным это выглядит для маленьких стран, где снижение демографической кривой может представлять существенное беспокойство для правительства, очевидно, что это беспокоит и общество. Люди из городов, райцентров и сел обеспокоены экономической ситуацией и снижением численности населения. Уменьшение количества жителей приводит к снижению финансовых поступлений, налоговых отчислений. Исчезает ощущение стабильности и выполнения государственных обязательств. Реальность такова, что различные проблемы влияют на разные страны, и это очень сложно просчитать. Я бы хотел предложить вам решение, но у меня его нет.

В нашем случае представляет интерес Шотландия. Это территория с традиционной эмиграционной составляющей, где население регулярно снижается. И Шотландия обеспокоена тем, что она теряет людей. И что мы видим в Шотландии сегодня? С момента расширения Евросоюза, с тех пор как открылся рынок труда люди из таких стран, как Польша, Румыния стали приезжать в Великобританию, и с этого момента население Шотландии стало увеличиваться. Одно из решений, как снизить убыль населения – это миграция.

Когда миграция помогает увеличивать население, это порождает новые вызовы для людей: мигранты не всегда успешно интегрируются в местное сообщество. Есть также наблюдения, что мигранты занимают рабочие места, которых не хватает местному, коренному населению. Таким образом, эти вызовы и проблемы широко обсуждаются, и порой решение одной проблемы порождает новую. Все решения в итоге должны носить комплексный характер».

Даже очевидные риски не останавливают людей, если решение «уехать жить и работать в другой стране» принято. Михаела Кожокару делится своим опытом, как наименее безболезненно интегрироваться в новую культурную и языковую среду.

Михаела Кожокару: «Не общайтесь только с молдаванами, если вы, к примеру, переехали в Лондон. Общайтесь со всеми, не только с британцами, а со всеми, потому что общество такое – многонациональное. Работа – мне трудно об этом сказать, потому что я не работала как эмигрант. Я работала , как жительница Британии. Не изолируйтесь, коммуницируйте, не доверяйте только молдаванам, потому что они «свои». Общайтесь со всеми, чтобы у вас были разные точки зрения на ситуацию. Путешествуйте больше, но возвращайтесь домой, конечно, если очень скучаете. Изучайте культуру. Например, сходите в кино или в ресторан. Даже, если у вас недостаточно денег, хотя бы раз в два месяца куда-то выбирайтесь с кем-нибудь. Это очень помогает с адаптацией и чтоб снизить уровень стресса. Потому что стресс, конечно, огромный. Если кто-то плохо относится к Вам, расисты бывают, ксенофобы – причем, везде, я не обращаю на это внимания. Если на работе кто-то, босс или шеф, не бойтесь обратиться в полицию – в Европе полиция работает хорошо, или оставляйте эту работу. Работу всегда можно найти, просто уезжайте, дайте себе другой шанс, везде есть новые возможности».

Свободная Европа: говорит Михаела Кожокару, более десяти лет назад она эмигрировала из Республики Молдова.

Свободная Европа: Наши корреспонденты поинтересовались у прохожих на улицах приднестровских городов, что может повлиять на решение мигрантов вернуться?

- Чтобы люди вернулись, нужно увеличить зарплату. И все. Люди начнут возвращаться, больше рабочих мест будет. А в остальном у нас зеленый город, добрые люди. Больше ничего не надо.

- У нас есть общий друг, он уехал в Москву с женой, сейчас дочка родилась. Вроде хотят там остаться, но пока на съемной квартире, ну, вы понимаете…

- Если кто-то бы нас там ждал, мы бы уехали, а так смысла нет. У нас и тут вроде бы все неплохо.

- Люди сюда возвращаться не будут, так как у нас жизнь здесь такая тяжелая. Здесь нет ни работы, ни жилья, никаких условий. Люди просто вынуждены уезжать.

- Я бы уехал и не вернулся, потому что я там работал – и опять хочу уехать в следующем году. Те, кто уехали, лично мои друзья, они уже там , процентов 80 из тех, что уехали, уже со своим жильем. Я бы не вернулся, а что здесь делать? Приехал, потому что семья, ребенок родился. Потом второй. Если б не было семьи, я б не вернулся. Сейчас я планирую хотя бы сам снова уехать, и возвращаться совсем не хочется. Прошло более 20 с лишним лет, ничего не изменилось. Я –то все это помню, как тут начиналось. Что на сегодняшний день может измениться? Ничего. Даже не хочу говорить. Я 7 лет был и работал в Москве, 5 лет назад вернулся, сейчас опять хочу уехать.

- Нет никакой стабильности. Была б зарплата у людей, они никуда бы не уезжали, а так… С каждым годом , мне кажется, все хуже, хуже и хуже. Лично мне везде комфортно, семьи пока нет , сам, работаю. Когда найду жену, наверное, буду по-другому уже говорить.

- Больше нужно перспектив для молодежи, чтоб они никуда не уезжали. Почему молодежь уезжает? Потому что находит больше финансовых возможностей, перспектив, интереснее даже.

- Доверие надо. Верить, что люди вернуться. У меня пока все хорошо.

- Не вернутся. Очень низкая заработная плата у людей. Кроме хорошего климата и свежих фруктов и овощей тут делать нечего. Очень низкий уровень жизни у людей. Остались одни пенсионеры. Еще жены с детьми, а мужское население - сами знаете – Польша, вся Европа, Москва. Мы здесь живем за счет денежных переводов, пенсионеры – за счет российских пенсий, уровень зарплат – 3-4 тысячи рублей, это предел. Растить детей – воспитывать, одевать, обучать, лечить на эти деньги нереально. Поэтому люди вынуждены отсюда уезжать. У нас все хорошо: климат, питание, все. Кроме финансовой части.

Свободная Европа: Мнения жителей Тирасполя и Бендер.

***

Свободная Европа: Благодаря проекту, который финансирует Евросоюз через Восточно-европейский фонд, пациенты со стомой из Приднестровья могут объединиться в собственную организацию, и таким образом решать свои проблемы.

Сейчас стомированные люди вынуждены ездить в Кишинев как минимум раз в месяц, когда им необходимо приобрести специальные гигиенические средства – дренажные пакеты или им нужна консультация психолога и врача.

Проект входит в концепцию укрепления доверия между двумя берегами Днестра, его координатор — кишиневский Фонд Hospice Angelus. Стомированные пациенты – это люди, которые перенесли операцию по удалению части кишечника или мочевого пузыря с выведением стомы, поэтому они нуждаются в специальных пакетах — для физиологических отходов. Национальная система здравоохранения чаще всего не способна обеспечить пациентов такими пакетами, в результате, качество жизни этих людей драматически снижается. Координатор проекта Наталья Карафизи рассказывает, почему такой проект необходим на левом берегу Днестра.

Наталья Карафизи: Мы общественная организация, которая работает в сфере здравоохранения. Разумеется, в медицине есть определенные нужды, которые она, к сожалению, не в состоянии покрыть, потому что это не чисто медицинское, скажем так, понятие.

Медицина, как говорят, свое дело сделала, а дальше начинается другой вопрос, не только медицинский, но и социальный. То есть, во-первых, для этих людей большая проблема найти гигиенические средства, в частности, мешки-приемники, в которых собираются физиологические отходы. Во-вторых, очень часто пациенты, многие из которых не знают о том, как ухаживать за стомой, снова попадают в руки врачей.

В Приднестровье довольно много стомированных людей – по нашим данным, около 100 человек, которые обращаются напрямую к нам, в Кишинев. Потому что мы сейчас – единственная квалифицированная организация, которая предоставляет услуги стомированным пациентам. Наша статистика формируется на основании обращений. Реальное положение дел, увы, не знает никто.

Эта ситуация, естественно, побудила нашу организацию к действиям. В результате возникла идея обратиться в Восточно-европейский фонд. Цель нашего проекта состояла в том, чтобы инициировать услуги стомотерапии в Приднестровье, то есть, небольшими шагами заложить основы системы ухода за стомированными людьми. Мы ставим перед собой задачу обеспечивать пациентов гигиеническими средствами, в частности, мешками-приемниками, а также передать соответствующие знания и опыт не только стомированным пациентам и их родственникам, но и медицинскому персоналу. Потому что именно к семейным врачам и работающим с ними медсестрам обращаются эти пациенты, и их доступ к информации и квалифицированным консультациям необходимо обеспечить там, на месте.

Свободная Европа: Если вы говорите, что в Приднестровье около сотни таких людей – и это только те, кто обратился в вашу организацию и там, на месте, они не могут рассчитывать на такие услуги, то как они выходят из положения? Тем более, что на левом берегу Днестра уровень жизни людей вряд ли повыше, чем на правом…

Наталья Карафизи: Положение такое же. Наша организация существует с 2001 года. К сожалению, в медицинском институте или медицинских колледжах этой темы не существовало. У нас, в Кишиневе и районах, ситуация немного изменилась. Этого мы хотели бы достичь и в Приднестровье - то есть, помочь стомированным людям хотя бы на том уровне, который есть у нас здесь, на правом берегу Днестра.

Свободная Европа: Как восприняли вашу инициативу в Тирасполе, в Приднестровье?

Наталья Карафизи: С большой признательностью, ведь неважно, где живут люди – на правом берегу или на левом – если существует современная полезная информация и люди в ней нуждаются, они всегда рады получить ее. И не только получить, но и помочь в ее распространении, тем более, что в этом проекте уже сделаны конкретные шаги и есть результаты. По завершении проекта все мы пришли к выводу, что без создания ассоциации стомированных пациентов в Приднестровье, к сожалению, не обойтись.

Свободная Европа: Удалось найти партнеров, готовых работать, создать эту организацию в Приднестровье?

Наталья Карафизи: По сути, наши партнеры – сами люди, стомированные пациенты или их родные. Да и требуется здесь только желание, энергия и четкое понимание проблемы.

Свободная Европа: На уровне приднестровской администрации какая была реакция? Не секрет, что по определенным вопросам администрация даже чинила препятствия, она крайне сдержанно относилась к инициативам такого рода. В вашем случае как было?

Наталья Карафизи: Сопротивление, наверное, есть у всех, но я неоднократно убеждалась, что если понятно разъяснить цель, и если такая информация действительно нужна людям, то перед тобой открываются все двери. Важно, что они поняли, что это действительно проблема. Что касается базы данных, они сами не очень хорошо знают истинное положение дел. Тем не менее, дело пошло, они сами видят, что, действительно, ситуацию можно изменить. Но все это можно только в том случае, если людям все объяснить – не кулаком по столу, а аргументами.

Свободная Европа: Ваш проект является частью концепции по укреплению доверия между двумя берегами Днестра. Скажите, какая составляющая укрепления доверия заложена в проект? И какой результат получен, учитывая, что проекту уже год?

Наталья Карафизи: Мы не хотим быть разделенными – стомированные пациенты с левого и правого берега Днестра. Подход, практики, которые мы используем, универсальны, одни для всех, именно поэтому мы считает, что это глобальная проблема, которую мы можем решить и решаем, независимо от того, на каком языке говорит каждый из нас и каких взглядов придерживается.

Свободная Европа: В Приднестровье здравоохранение долгие годы недофинансировалось, отток врачей, медработников очень высок. По своему уровню медицина там уступает даже молдавской, и люди вынуждены часто ездить на другой берег для консультации. Эти элементы «мягкой силы», скажем так, более эффективны и убедительны, чем удар кулаком по столу, как вы сказали?

Наталья Карафизи: Я думаю, да. Потому что, по моему мнению, медицинская система на левом берегу Днестра действительно немного консервативна, то есть, там еще действуют по принципам советской школы. Не могу сказать, что это плохо, просто люди должны понять, что жизнь на месте не стоит и что надо постоянно двигаться вперед.

Последние 5-7 лет многие наши соотечественники живут за рубежом, они привыкают к другим медикаментам – и не только медикаментам, но и к другому отношению медработников, к другому отношению в обществе. И нельзя просто провести линию и сказать, что там хорошо, а у нас плохо – или наоборот. Все хорошее мы должны перенять, развивать и шагать в ногу со всеми.

Я думаю, что и это плодотворное сотрудничество с коллегами из Приднестровья также показало, что в некоторых моментах мы молодцы, мы достигли определенного уровня, потому что, когда ты варишься в собственном соку, как говорится, очень трудно объективно проанализировать ситуацию и дать правильную оценку. С другой стороны, хорошо, что мы их немного подтягиваем за собой, помогаем достичь нашего уровня.

Свободная Европа: Наталья Карафизи, координатор проекта «Инициирование услуг стомотерапии» на левом берегу Днестра, который реализует фонд Hospice Angelus Moldova, при финансовой поддержке Евросоюза.

***

Свободная Европа: Дамы и господа, наша передача подошла к концу. Ее ведущий Александр Фрумусаки благодарит вас за внимание и прощается до следующей встречи. Вы слушали Радио Свободная Европа.

XS
SM
MD
LG