Linkuri accesibilitate

Травля политических оппонентов в Приднестровье


Добрый день, дорогие друзья. Меня зовут Александр Фрумусаки, в эфире радио Свободная Европа и программа Приднестровские диалоги. Сегодня в выпуске:

Родственники лидера Партии коммунистов в Приднестровье Олега Хоржана заявляют о невыносимых условиях его содержания в тюрьме и проблемах со здоровьем. Хоржан был приговорен к четырем с половиной годам лишения свободы. Обвинили его в организации митинга в Тирасполе. Нуждается ли Приднестровье в разнообразии политических сил? Сегодня регионом управляет одна партия. Что думает об этом жители региона? Сравнительный анализ ситуации в непризнанных регионах, отколовшихся от Грузии и Молдовы — интервью директора портала Anticoruptie.md Корнелии Козонак. Подробнее обо всём этом узнаем в ближайшие полчаса.

Травля политических оппонентов в Приднестровье
Așteptați

Nici o sursă media

0:00 0:30:00 0:00
Link direct


Свободная Европа: Как обычно начнем программу с обзора новостей и главных событий минувшей недели.

Европейский суд по правам человека вновь признал Россию виновной в нарушении прав собственности фермеров в Дубоссарском районе, их незаконно лишили земельных участков приднестровские власти в 2004 – 2005 годах. Европейский суд также отметил отсутствие эффективных средств правовой защиты на национальном уровне в случае нарушения прав собственности. Суд обязал Россию выплатить 42 фермерам €63 тысячи — в качестве компенсации ущерба и четыре тысячи евро в виде судебных издержек.

Депутат молдавского парламента от партии Действия и солидарности Лилиан Карп потребовал от румынского правительства лишить гражданства Румынии Светлану Красносельскую — жену приднестровского лидера. В петиции Лилиан Карп пишет, что эти персоны «серьезно нарушают законодательство Румынии, оскверняют целостность и имидж государства, обвиняя Республику Молдова в гражданском противостоянии и геноциде своего народа».

Тирасполь обрушился с критикой в отношении Кишинева после решения молдавских банков не принимать с 14 февраля платежи левобережных компаний, осуществленных через приднестровские банки. Представитель центрального банка региона заявил, что впервые за три десятилетия приднестровские компании не могут оплатить услуги поставщиков или производственное сырье. Металлургический завод в Рыбнице не исключает сокращение объема продукции, поскольку не может оплатить услуги Молдавской железной дороги. «Финансовые санкции Кишинева — политические действия, противоречащие принципам свободной торговли, в результате пострадают экономические связи не только между двумя берегами Днестра, но и отношения с Евросоюзом», — заявил главный переговорщик от Тирасполя Виталий Игнатьев. Минувшей осенью молдавские банки заблокировали счета четырех приднестровских предприятий из-за того, что они не подчинились новым требованиям в области борьбы с отмыванием денег. Банковский вопрос с тех пор стал одним из главных на встречах экспертов, в ходе официальных переговоров в формате 5+2 и в разговорах президента Игоря Додона и приднестровского лидера Вадима Красносельского.

Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе призвала российские власти возобновить расследование дела об убийстве политика Бориса Немцова, убитого 27 февралая 2015 года вблизи Кремля. В опубликованном в четверг докладе ОБСЕ отмечает, что после проведенного расследования убийства Немцова осталось без ответов множество вопросов. Вице-председатель Парламентской ассамблеи ОБСЕ Маргарета Седерфельт работала над этим докладом с февраля прошлого года. На слушаниях она рассказала, как настойчиво и безуспешно все время работы над докладом пыталась связаться с российскими властями и выстроить хоть какие-то отношения с ними.

Маргарета Седерфельт: Если есть какие-то разногласия по поводу доклада, не надо молчать, не надо отрицать, нужно вести диалог. В противном случае — и молчание очень показательно.

ОБСЕ представила доклад к пятой годовщине со дня гибели оппозиционного политика. Бориса Немцова застрелили в 200-х метрах от Кремля. По делу об убийстве вынесены приговоры лишь нескольких исполнителям, кто был заказчиком до сих пор неизвестно.

Журналист крымской редакции радио Свободная Европа Николай Семена, которого власти России в Крыму приговорили к двум с половиной годам лишения свободы условно по обвинению в сепаратизме, прибыл в Киев. Его освободили по решению симферопольского суда 14 января. 69-летний Николай Семена не планирует возвращаться в Крым. «Пока часть Украины – это оккупированная территория, я не могу считать ее своим домом. Моя семья считает так же», – рассказал Семена. Президент Радио Свобода/Свободная Европа Джейми Флай приветствовал снятие российскими властями судимости с автора сайта Крым.Реалии, и надеется что Семена продолжит свою журналистскую длительность.

Это был обзор главных событий минувшей недели, больше информации на нашем сайте: europalibera.org

***

Свободная Европа: В начале этого года официальный Кишинев заявлял, что к властям региона с требованием освободить лидера коммунистической оппозиции в Приднестровье Олега Хоржана — он депутат верховного совета в Тирасполе. Хоржана приговорили к 4 годам и 6 месяцам заключения за организацию митинга в центре Тирасполя 6 июня 2018 года, мирные выступления были направлены против действующей власти.

Партия коммунистов оппонент партии Обновление — это политформирование, все ветви власти и финансовые потоки на левом берегу Днестра контролирует холдинг Шериф. Кишиневская ассоциация Promo-lex сообщила, что дело Олега Хоржана дошло до Страсбурга — его рассмотрит Европейский суд по правам человека. Официальный Кишинев требовал освободить Хоржана одновременно с Александром Ржавитиным — он бежал из Приднестровской армии пять лет назад, в декабре его задержали приднестровские силовики и вернули на военную службу.

Вице-премьер по реинтеграции Молдовы Александру Фленкя в середине января заявлял, что у Олега Хоржана большие проблемы со здоровьем.

Наш корреспондент в Тирасполе Сергей Урсул рассказывает, что в последнем номере газеты «Правда Приднестровья» (издает ее Партия коммунистов на левом берегу Днестра) опубликован призыв Партии коммунистов Украины, которые требует от приднестровской администрации «прекратить злоупотребления и обеспечить медицинскую помощь политическому заключенному Олегу Хоржану».

Наш коллега Сергей Урсул встретился в главным редактором издания приднестровских коммунистов Надеждой Бондаренко, и спросил у нее как себя чувствует Олег Хоржан и есть ли у родственников к нему доступ?

Надежда Бондаренко: Старший сын из армии пришел. В то время, как у некоторых депутатов детишки в Майями загорают на пляже, сын Олега Хоржана — Евгений Олегович отслужил срочную, как положено, вернулся. И тут молодая жена, которая , кстати, в свое время отсидела трое суток в подвале ни за что, ни про что. Ладно, Евгений стоял рядом с родным отцом, держал мегафон, а скромная Света тихо стояла на краю площади, никого не трогала, ничего не держала — на трое суток в подвал, порядочную девушку, которая никогда ничего не нарушала. Представляете ее состояние? Сейчас она родила дочку, и назвали ее Евой. Это единственное отрадное событие в семье.

Олег сидел в СИЗО во время следствия, а после вступления приговора в законную силу, был направлен в УИН-1, в обыкновенный барак на 50 человек. Если вы думаете, что там есть отдельные отсеки, хотя бы как в вагоне купейном, то нет. 50 коек стоят в два ряда, это удобно для контролера, который заходит и с порога видит, кто что делает. Дело в том, что там еще очень многие курят. Уговаривать курящих прекратить бесполезно, потому что их — большинство.

«Зэки» к Олегу Хоржану относятся очень даже прилично. Во-первых, потому что он, действительно, порядочный человек. И сильный – там силу, конечно, уважают больше, чем порядочность. И не только физическую, а моральную силу, людей, которые не сломались. К тому же, здесь есть один пикантный момент: не у каждого «зэка» в потерпевших министр внутренних дел. Нашего министра я совершенно не понимаю. В советское время считалось стыдно работнику милиции попасть в потерпевшие. Ладно, тебя принесли в реанимацию с ножом в спине — тут ничего не сделаешь. Но просто так? Наш министр внутренних дел лично у меня дважды потерпевший и у Хоржана один раз потерпевший.

Свободная Европа: Что со здоровьем, как он себя чувствует?

Надежда Бондаренко: Из этого барака его в санчасть и забрали: давление, сердце, головокружение, тошнота и так далее. Вы знаете, сейчас даже в гражданских больницах родственникам выдают такой список говорят: вот это у нас есть, а вот это, уж, принесите. Ну а в тюрьме, конечно, еще хуже. Потому что тюрьма есть тюрьма. Но его довели. Понимаете, Олег, пока там сидит, продолжает заниматься по возможности хотя бы правозащитной деятельностью. Он же юрист — и юрист широкого плана. У него именно та специальность, которая нужна политику — «государственное право», то есть , взаимоотношения гражданина и государства, взаимоотношения общественных организаций с государством. Во время депутатской работы очень часто приходилось лезть и в гражданские, и в уголовные проблемы сограждан, и в трудовые споры, и в жилищные.

Как Олег передал, вот у него недавно была супруга на свидании, к нему персонал относится хорошо. Но там фельдшер и медсестра. Врача там просто нет, в этой санчасти. Когда ему стало очень плохо, его таскали под конвоем в Григориополь, в больницу. В наручниках, от которых идет цепь, и эта цепь замкнута на руке у одного из охранников. Охранники — несчастные ребята — в черных мешках с прорезью для глаз. Это не они сами так себя нарядили, это форма теперь такая. И вот в таком виде вваливаются они в гражданскую больницу. Конечно, у людей глаза круглые, Хоржана очень многие из людей узнают, заводят в один кабинет. А там на стене висит календарь с его портретом, заводят в другой — там тоже на стене висит календарь с его портретом. Но могли бы его оставить хотя бы под конвоем в нормальной районной больнице? Нет, его после осмотра поволокли обратно.

Свободная Европа: Когда у него стали проявляться проблемы со здоровьем?

Надежда Бондаренко: Плохо со здоровьем стало летом, и ему долго не оказывали помощь, которую назначили в районной больнице. А сейчас произошло следующее: может быть и хорошо, что он попал в санчасть, иначе он бы попал в ШИЗО (штрафной изолятор), а там очень плохо. Олег в отличие от большинства сидящих на зоне людей не создавал проблем тюремной администрации. Он не поставит вам брагу под нарами, если ему пришлют конфеты и сахар — он будет пить чай с конфетами, не поставит брагу. Он не будет играть на деньги, которых у него нет, он не будет создавать конфликты с «зэками» на пустом месте, он не будет необоснованных жалоб писать просто от того, что нечего делать. К Олегу большинство сотрудников УИН относится как к человеку, который не создает им проблем. Однако руководству он создает проблемы — это надо признать, потому что на них давит начальство сверху, а на тех еще начальство: «заставьте этого человека замолчать». А с другой стороны, они боятся, если вдруг он там скончается, будет очень большой скандал. И вот они мечутся: как заткнуть ему рот — не знают, и чем на него надавить — не знают. На пустом месте цепляются — так некрасиво.

Они готовили ему несколько нарушений, чтобы он в итоге попал в ШИЗО. И тут ему стало по-настоящему плохо. Это фальсифицировать невозможно. В интернете я вижу очень грязные пасквили, что Хоржан притворяется, что он симулирует. Есть вещи, которые симулировать нельзя.

Жена была у него на свидании. У него видны на лице лопнувшие сосуды — на почве высокого давления. К тому же очень плохо кормят, там можно посадить желудок. Поэтому очень важно снабжать нормальными продуктами и передачами, что жена его и делает. Тут поступает помощь от самых разных людей. Когда партийная организация — то Слободзейская, то Рыбницкая, то Григориопольская, тираспольский горком — собирают деньги , приносят и кладут на стол — я хоть могу об этом рассказать. А бывает, что человек пришел с улицы, кладет деньги и желает остаться неизвестным. О чем это говорит? Во-первых, о том, что люди «зашуганы» правящим режимом. Они же ничего плохого не делают. Это добровольные пожертвования, гуманитарная помощь, так сказать, и тем не менее, они не хотят, чтоб их имя было известно, чтоб их поблагодарили через газету. А с другой стороны, это говорит о том, что режим осточертел, и что люди хотят внести хоть какую-то лепту в борьбе с этим режимом, помочь тому, кто пострадал в борьбе с этим режимом.

Свободная Европа: Надежда Бондаренко — главный редактор «Правда Приднестровья».

*

Свободная Европа: Кроме Олега Хоржана за решеткой в приднестровском регионе находятся еще несколько человек, критиковавших действующую власть. Среди них Ольга Круглова и Татьяна Белова. Муж Татьяны Беловой исчез из дома одновременно с её арестом. Судьба его неизвестна, но по словам бывших заключенных, можно предположить, что и он находится в заключении. Обращения правозащитных организаций, в которых правозащитники задают вопросы об условиях содержания политических заключенных остаются без ответов.

Кроме того, множество людей, критиковавших действующую в регионе власть, вызывали в прокуратуру и следственный комитет левобережья, большинство из них активисты приднестровской Партии коммунистов.

Подверглись преследованиям и люди из окружения бывшего приднестровского лидера Евгения Шевчука, который в 2016 году бежал из региона после утраты власти и обвинений в экономических преступлениях .

Один из приближенных к Шевчуку людей — бывший мэр Тирасполя Андрей Безбаченко, он тоже участвовал и предвыборной кампании, был убит в Одессе весной прошлого года.

Наши корреспонденты на левом берегу Днестра спросили у прохожих на улицах приднестровских городов: нуждается ли Приднестровье в разнообразии политических сил и каких партий им не хватает в регионе?

- Честно говоря, не знаю, чем больше [партий], тем лучше. Будет какое-то противостояние друг другу, я сильно политикой не интересуюсь, я знаю, какой партии не хватает — такой, наверное, которая противостояла бы «Шерифу».

- Я считаю, лучше, как в СССР: развить социалистическую партию, так как власть народа тоже имеет место быть, поэтому лучше всего — социалистическая.

- Чем больше, тем лучше, потому что будет конкуренция! Много есть партий хороших. Только они все идут в разрыв с партией власти, потому что работать не умеют.

- Нет, не нужны. И так их много, а толку нет.

- Ну, наверное, какие-то нужны, но не так много, чтоб сидели просто, места занимали. Надо, чтоб делали, я так думаю.

- Вы знаете, даже не могу вам сказать. Я очень далека от политики, но мне кажется, что нам не нужны разные партии. А чтоб не было таких дрязг, чтоб не тянула каждая партия на себя кусок одеяла и как можно лучшего, и чтоб им потеплее было.

Свободная Европа: Мнения жителей Тирасполя и Бендер.

*

Свободная Европа: Молдавский портал Anticorupție.md опубликовал расследование, в котором рассказывается об особенностях жизни после войны в самопровозглашенных регионах, отколовшихся от Грузии и Республики Молдова. Журналисты двух стран отмечают, что в результате боевых действий, поддержанных Российской Федерацией, и Грузия, и Молдова лишились части своих территорий, разрушены судьбы и разделены семьи, посеяна вражда среди людей.

После российско-грузинской войны возникли самопровозглашенные образования – Абхазия и Южная Осетия в Грузии, в результате приднестровского конфликта — в Республике Молдова появилось Приднестровье. Все три региона по-прежнему поддерживает Россия — с помощью сомнительных финансовых схем, через пропаганду и манипуляции.

Грузия, путь в Абхазию
Грузия, путь в Абхазию

Послушаем рассказ автора расследования, директора портала Anticorupție.md Корнелии Козонак:

Во время недавнего визита в Грузию мне удалось поговорить с политиками и экспертами о том, как работает пропаганда и дезинформация в этой стране. Что необходимо предпринять политикам и обществу, чтобы научиться отделят правдивую информацию от манипуляций, и что должны знать граждане, чтобы избежать влияния на свои решения, особенно в предвыборные периоды.

Элене Коштария — оппозиционный депутат в грузинском парламенте. По ее словам, Россия использует пропаганду в стратегических целях, чтобы не допустить полной независимости государств бывшего советского пространства, таких как Грузия, Молдова, Украина.

Элене Коштария: В Грузии пропагандистская работа ведется посредством прямых агентов, партий, неправительственных организаций и групп влияния, церкви, а в последнее время и посредством правительственных структур. И их разоблачение очень важно. В Москве понимают, что если люди будут жить лучше европейская интеграция станет явью, и появится больше возможностей интегрироваться у жителей оккупированных территорий. Сейчас самые распространенные мифы в российской пропаганде о том как плохо в ЕС и США, там преступность, мигранты оттуда захватят наши территории, а гомосексуализм навредит нашим ценностям и традициям. Цель пропаганды — парализовать процесс принятия решений, дискредитировать европейские институты и трансатлантическое сотрудничество, ведь всё это играет большую роль в экономической жизни Европы и в сфере безопасности, — отмечает депутат грузинского парламента Элене Коштария.

Она встревожена тем, что в последнее время грузинское правительство «начинает опасные для независимости Грузии дискуссии». «Например, рассуждают о том, кто начал войну, и допускают идею о том, что войну развязала не Россия, а Грузия».

Похожие противоречивые темы возникают в молдавском медийном пространстве, но связаны они с войной на Днестре в 1992 году. Совсем недавно министр иностранных дел Молдовы Аурелиу Чокой выразил мнение о том, что российская армия на Днестре в 1992 году «остановила кровопролитие».

Это заявление главы молдавской дипломатии вызвало шквал критики и возмущений. Эксперт Дан Дунгачу считает, что заявление Чокоя говорит о том, что «позиция Республики Молдова по Приднестровью начинают официально совпадать с позицией Российской Федерации».

Тамар Хорбаладзе — эксперт грузинского Фонда развития СМИ.

Тамар Хорбаладзе
Тамар Хорбаладзе

Она говорит, что российская пропаганда в Грузии оперирует месседжами об угрозе грузинским традициям, семейным, национальным ценностям, и тем самым сеет страх в обществе:

Тамар Хорбаладзе: Некоторые пропагандистские посылы пугали людей тем, что правительство обязалось принять больше мигрантов из Сирии и Ирана и грузины окажутся в меньшинстве. В итоге эти идеи возымели эффект: количество туристов из соответствующих стран сократилось, — рассказывает грузинский эксперт.

Как бороться с пропагандистскими вбросами, как добиться лучшего и честного информирования граждан, как научиться предупреждать дезинформацию и выявлять фейковые новости? Говорит Тамар Хорбаладзе:

Tamar Khorbaladze: Трудно бороться с российской пропагандой, которая очень мощная, располагает большими ресурсами и ведет интенсивную работу по различным направлениям. Лучший способ — медиаграмотность, пока лучше решения никто не придумал. Мы как журналисты можем действовать этично, но информация теперь поступает не только через журналистов, а через социальные сети. И если каждый гражданин не будет стремиться к медиаграмотности бороться с мифами, с пропагандой будет очень сложно.

Свободная Европа: Тамар Хорбаладзе — эксперт грузинского Фонда развития СМИ

*

Свободная Европа: Наша коллега Лина Грыу поговорила с Корнелией Козонак о том, чем схожи ситуации в Грузии и Молдове?


Корнелия Козонак: Грузинский опыт довольно интересный. Прежде всего обращаешь внимание на те же элементы, те же месседжи российской пропаганды и дезинформации, они очень похожи в Грузии и Молдове, и способы их продвижения. И там и там эксплуатируется тема мигрантов.

Свободная Европа: Да, вспомним про 30 тысяч сирийских беженцев. Эдакое дежавю с запугиванием местных жителей мигрантами…

Корнелия Козонак: В Грузии пугают иранцами и турками. Об иранцах говорят, что они приедут в Грузию и скупят всю недвижимость, при этом статистика показывает, что большинство иностранных покупателей недвижимости — россияне.

В Абхазию и Южную Осетию мы не попали, так как туда не так уж и легко поехать. Там побывала наша грузинская коллега, родом она из Абхазии. Там она купила школьные учебники, которые используют в абхазских школах. Увидев эти книжки, мне стало ясно, что они практически идентичны тем, по которым учатся приднестровские школьники. Всюду существует курс «История родного края» — и в Грузии, и Приднестровье. Все учебники сильно идеологизированы, во всех говорится о фашистских захватчиках, все они написаны и изданы в Москве — и приднестровские учебники, и абхазские.

И очевидна тенденция лишить возможности учеников обучаться на родном языке — грузинском в Абхазии и Южной Осетии и соответственно на румынском в Приднестровье. То есть одна и та же стратегия, те же идеологические приемы, манипулирование и дезинформация.

Свободная Европа: Вы сказали, что в грузинские непризнанные территории не так уж просто попасть. Приднестровье в этом смысле более открытое. В сфере свободы передвижения какова ситуация?

Корнелия Козонак: Мы вместе с грузинской коллегой отправились в Приднестровье. Она была удивлена тем, что ей не пришлось выходить из машины во время контроля, водитель взял наши паспорта, в том числе ее грузинский, вернулся через пять минут и мы продолжили путь. На выезде из региона было точно так же.

Ее поразило и то, что мы могли фотографировать в Тирасполе, снимать видео. Коллега даже сказала, что у нас будто этот конфликт решен. Мы разговаривали там с людьми и никакой ненависти и злобы не заметили.

Свободная Европа: При прочтении вашего расследования, возникло впечатление, что эти отколовшиеся от Грузии регионы — Абхазия и Южная Осетия — кажутся бедными, очевидно уровень жизни там не самый высокий, в том числе и качество социального и медицинского обеспечения. Разрушенные еще со времен войны дома до сих пор не восстановили. И в сравнении с этим приднестровский регион — поправьте меня, если мое впечатление ошибочно — регион заметно выиграл от преимуществ торговых отношений с Европейским союзом, кроме того мы можем говорить о свободном передвижении людей — они могут ездить на работу за границу, в том числе в страны ЕС, могут возвращаться, присылать деньги родным… На этом фоне кажется, что на левом берегу Днестра уровень жизни повыше, чем в самопровозглашенных Абхазии и Южной Осетии. В Кишиневе часто обсуждают то, что эти преференциальные отношения с ЕС укрепляют этот статус-кво, который давно установился в отношениях с правобережной Молдовой. С одной стороны люди живут получше, и то хорошо. С другой стороны как решить все-таки приднестровскую проблему?

Корнелия Козонак: Моя грузинская коллега отметила то, что не заметно на первый взгляд никаких следов войны в Приднестровье, и даже если в центре Тирасполя сейчас ведутся строительные работы, идет реконструкция. Она отметила более ухоженные села, не заметно такой бедности, как Абхазии и Южной Осетии. Там очевидный конфликт, вражда, и при этом Россия старается удерживать эти территории в бедности.

Абхазия на самом деле изначально весьма богатый регион, раньше там были огромные потоки туристов, невероятной красоты места, которые стоит увидеть. Но поскольку получить пропуск на эту территорию довольно сложно, в том числе для россиян, многие избегают поездок туда. Со временем регион очень обнищал, особенно из-за повсеместной коррупции, российские военные контролируют и стращают весь регион. И, конечно, России выгодно, чтобы эти образования оставались в бедности и нужде.

Грузия старается показать, что несмотря на два нерешенных территориальных конфликта, развивается, преуспевает, чтобы стать привлекательной для жителей оккупированных территорий.

Приднестровье действительно более открытый, более развитый регион, там можно внедрять и уже реализовано немало проектов при поддержке Европейского союза. На границе, в зоне безопасности осуществлены европейские проекты, иллюминация мостов и множество других проектов, совместных с организациями с правого берега Днестра — всё это сделано благодаря и за счет Европейского союза.

Разумеется Приднестровье выигрывает от хороших отношений Республики Молдова и Евросоюза. Множество шагов — по признанию документов, по регистрации экономических агентов в Молдове, и даже спорная инициатива по нейтральным номерам для приднестровских автомобилей — всё это направлено на сближение двух берегов Днестра, на то, чтобы сократить разрыв между ними, между людьми на обоих берегах реки.

Да, очевидно конфликт все равно не решен, всё застыло примерно на том же этапе, что и 20 лет назад или даже больше. Конечно уже нет той враждебности, но конфликт не решен, и остается проблемой. Я думаю, здесь Россия действует стратегически. Москва не смогла удержать регион в бедности, как Абхазию и Южную Осетию, но при этом сильно влияет на решения официального Кишинева, на выбор молдавского электората, который выбирает не проевропейские силы, а пророссийские партии.

Грузия, мост через реку Ингури, административная граница с Абхазией
Грузия, мост через реку Ингури, административная граница с Абхазией


В этом и есть различие — молдавские власти всегда были подвержены российскому влиянию больше, чем грузинские. Но сейчас в Грузии похожая ситуация. После Михаила Саакашвили во власти в Грузии политические силы очень лояльные Москве. В ходе своей работы, я заметила, что грузинские депутаты и эксперты встревожены тем, что о войне 2008 года теперь говорят в ином ключе, рассуждают о том, кто начал ту войну. Допускают даже и заявления о том, что Грузия тогда развязала войну. И таким образом пытаются превратить Россию из агрессора в миротворца. И совсем неслучайно, и у нас здесь в феврале в медийном пространстве возникли похожие дискуссии и те же месседжи — примерно в одно и то же время — в Молдове и в Грузии.

Свободная Европа: Давайте коснемся и вашего расследования о майнинге криптовалют в Приднестровье. В вашем расследовании говорится о весьма крепких связях российских и молдавских властей — на уровне президента Игоря Додона и его родственников, его связи с сыном бывшего генпрокурора России Игорем Чайкой — все они причастны к этой совсем непрозрачной схеме. Может в этом и кроется причина нерешения приднестровской проблемы, учитывая большой интерес столь высокого уровня?

Корнелия Козонак: Приднестровский регион всегда оставался серой зоной — для отмывания денег, сомнительных сделок, и у Москвы там всегда были свои интересы. И никогда они там не работали в одиночку, всегда при содействии кого-то из руководства Молдовы, некоторых персон, которые покрывали все эти бизнесы и были к ним причастны.

Свободная Европа: Как вы сами отметили, среди людей не существует особых проблем, напряжения, которое могло бы подпитывать конфликт. Но на политическом уровне конфликт очевиден уже два с лишним десятилетия…

Корнелия Козонак: Да, потому что существуют скрытые мошеннические схемы, механизмы по отмыванию денег и так было всегда. Пока в Украине на началась война, Киев поддерживал Тирасполь, и соответственно политику Москвы, множество раз Киев противился сотрудничеству с официальным Кишиневом на границе, не соглашался на совместный пограничный контроль — об этом я писала много лет назад. В наших расследованиях мы выяснили, что многие фирмы в Европейском союзе интересовались мошенническими схемами в Приднестровье. Пока этот конфликт не решен, там будут воплощаться чьи-то интересы и сомнительные схемы.

Свободная Европа: Как вы думаете возможно ли решение приднестровского конфликта в условиях когда между людьми нет никакой вражды, когда существуют совместные проекты по сближению двух берегов, но при этом и очевидны интересы некоторых политиков, в том числе их заинтересованность в коррупционных схемах, в сохранении регионом статуса-кво?

Корнелия Козонак: С одной стороны нужно минимизировать уровень коррупции. Чем меньше будет коррупции, чем более честным будет руководство и их действительно будут заботить интересы граждан, очень вероятно, что конфликт может сойти на нет сам по себе.

Политическое решение по Приднестровью, конечно, должны принимать на уровне крупных держав. Не Молдова будет решать когда и как урегулируется этот конфликт, решение будут принимать крупные страны, важные международные организации. Важно и чтобы люди стали ближе друг к другу. А когда уровень жизни на обоих берегах примерно сравняется, когда не будет такого разрыва, разногласий и слишком больших отличий, тогда все решится само собой. Но все же окончательное решение будет принято на политическом уровне.

Свободная Европа: Это была беседа Лины Грыу и Корнелии Козонак. На сайте anticorupție.md можно прочитать на русском интересные расследования «Жизнь после войны: Грузия и Молдова» и «Криптореспублика».

Свободная Европа: Дорогие друзья, программа Приднестровские диалоги подошла к концу, в студии был Александр Фрумусаки, я благодарю вас за внимание. Вы слушали Радио Свободная Европа.

XS
SM
MD
LG