Linkuri accesibilitate

Вирджил Бэлэчану: «Республика Молдова может в какой-то момент стать угрозой для Румынии»


Вирджил Бэлэчану

Бывший представитель Румынии в штаб-квартире НАТО в Брюсселе, генерал в отставке Вирджил Бэлэчану в интервью Свободной Европе рассказал о том, насколько, по его мнению, опасно влияние России, а также поразмышлял о том, почему в период пандемии Москва укрепила свои позиции в ряде европейских государств.

Свободная Европа: Не позже понедельника президент [Клаус Йоханнис] должен представить новую Национальную стратегию Румынии по вопросам обороны. Что необходимо добавить в текст документа?

Вирджил Бэлэчану: Пандемию, миграцию, терроризм и то, что все чаще упоминается в документах НАТО, — вопросы, связанные с Россией.

Свободная Европа: Таким образом подчеркиваются угрозы со стороны России?

В настоящее время нет равновесия между северо-восточным и юго-восточным флангами НАТО

Вирджил Бэлэчану: О проблематичности ситуации, связанной с Российской Федерацией, у нас говорят мало. Однако в контексте учений НАТО Europe Defender, отмененных из-за пандемии, учений по проверке мобильности войск евро-атлантических сил, речь идет о том внимании, которое США уделяет этому региону. Учитывая хрупкость договоров, некоторые из которых уже были отменены, а по другим предстоят повторные переговоры, в частности, относительно ядерного оружия, одной из угроз Румынии станет как раз вопрос ядерного вооружения: контекст тут более широкий, можно, например, отметить возобновление гонки вооружений, что, правда, открыто никем не признается.

Но мы видим оружие с обеих сторон, а это уже является угрозой.
Кроме того, существуют и самые разные уязвимости. И любая из них, без должного контроля, может перерасти в угрозу. Ну, а в том, что касается планов на будущее, нас интересует консолидация отношений с ЕС.

Свободная Европа: Когда вы говорите об уязвимостях, что именно вы имеете в виду?

Вирджил Бэлэчану: Уязвимости связаны, главным образом, с внутренними проблемами. Одно из наших уязвимых мест — это проблема руководства страной, недостатки плохого управления. Этой уязвимостью могут воспользоваться иностранные игроки, а Российская Федерация вообще всегда эксплуатирует подобные слабости государства. Кроме того, вопрос уязвимости связан и с проблемой госрезервов, которых либо мало, либо вообще нет. Следовательно, соответствующую процедуру надо пересмотреть.

Румыния должна реагировать на угрозы тем, что называется «национальной сопротивляемостью». Или, пользуясь старой терминологией, «способностью к обороне собственной территории».

Способность государства отвечать на угрозы всеми ресурсами, всем потенциалом — именно это должно заботить тех, кто отвечает за принятие решений. Восстановление национальной оборонной промышленности должно стать приоритетом будущей Национальной стратегии по вопросам обороны.

Но есть и уязвимости, связанные с самим НАТО. Например, колебания Турции...

Свободная Европа: В нынешней Национальной стратегии по вопросам обороны три раза встречается слово «пандемия», которая однако, помещена в раздел «и прочее». Должна ли быть отдельная глава?

Вирджил Бэлэчану: Теперь-то она точно не будет фигурировать в разделе «и прочее»! Можно с уверенностью утверждать, что появится отдельная глава, тем более, что проблема пандемии еще не преодолена, и уже говорят о второй волне эпидемии.

Румыния должна быть готова к борьбе с подобными явлениями. Есть анализ того, что Румыния должна сделать, — помимо развития санитарного сектора, но возникают и другие аспекты: способность румынской экономики работать в сложных ситуациях.

Еще одна глава должна касаться проблем экологии, вопроса вырубки лесов, что тоже косвенно затрагивает сельское хозяйство. В данном случае речь идет о способности обеспечения населения продовольствием.

Существование Приднестровье — это угроза не только для Молдовы, но и для Румынии

Свободная Европа: В оборонных стратегиях некоторых государств указаны так называемые враги. Почему в аналогичных документах Румынии об этом ничего не говорится?

Вирджил Бэлэчану: В Военной доктрине России НАТО рассматривается в качестве угрозы. Польша назвала Российскую Федерацией угрозой в своей Стратегии национальной обороны 2014 года. Для ответа на эту угрозу поляки озаботились подготовкой территории, экономики и населения. Как следствие, Польша занялась вопросами резервов, в том числе военных, создает территориальные структуры и бригады — для того, чтобы ответить на угрозу со стороны России.

Свободная Европа: Речь идет о гражданских лицах, которых можно мобилизовать в случае необходимости?

Вирджил Бэлэчану: Необязательно, но — да, есть и гражданские, и военные, частично занятые на службе. То есть, у них там есть гражданские профессии, но люди проходят начальную подготовку, а после — ежегодную военную подготовку. У Польши — семь бригад, и их численность в ближайшие годы планируют увеличить. Посмотрим, остановимся ли мы на этапе общих идей — или перейдем к более прагматичным, конкретным вопросам, касающимся «национальной сопротивляемости», особенно в том, что касается подготовки для обороны территории, обеспечения работы экономики и защиты населения.

А подготовка экономики к чрезвычайным ситуациям, к осаде, к мобилизации и даже введению военного положения, хотя и и предусмотрена законом, в Румынии не реализована. Например, есть закон 2006 года, о подготовке населения. Он регламентирует довоенную добровольную подготовку молодежи. Но ничего подобного сегодня в Румынии нет, хотя такая практика довольно популярна в других странах нашего региона — скажем, в Венгрии или Польше, не говоря уж о странах Балтии. Новая национальная стратегия по вопросам обороны может решить эти проблемы.

А если говорить об инфраструктуре, важнейшей проблеме, когда речь идет о военной мобилизации, то тут необходимо закончить строительство ряда национальных трасс, нужно восстановить некоторые железнодорожные трассы. Это первоочередные задачи! Железная дорога находится в состоянии, близком к коллапсу, и это —одна из главных уязвимостей Румынии. Железнодорожный транспорт необходим для развития экономики и торговли, но так же он является важнейшей составляющей в вопросах военной мобильности.

Свободная Европа: А вообще, у Румынии есть враги (кроме нее самой)?

Вирджил Бэлэчану: Есть угрозы, связанные с Российской Федерацией, с ее агрессивностью. Не нужно забывать, что в 2014 году Россия аннексировала Крым и создала донбасский анклав — конфликт, постоянно порождающий проблемы. Новая Национальная стратегия по вопросам обороны должна зафиксировать тот факт, что в настоящее время нет равновесия между северо-восточным и юго-восточным флангами НАТО.

Если мы объявим о дружбе, это не значит, что русские откажутся от своих ракет!

НАТО и США много инвестируют в оборонную составляющую северо-восточного фланга, исходя из предпосылки, что там — страны Балтии, а угрозы в их отношении велики. Однако, русские действуют главным образом в нейтральных зонах, атак на силы НАТО мало, разве что в 2007-м была зарегистрирована кибернетическая атака на Эстонию.

Россия атакует в широкой зоне, относящейся к региону Черного моря: 2008 год — война в Грузии, 2014-й — аннексия Крыма, плюс создание анклава на Донбассе. Существует довольно хрупкая ось, Донбасс — Крым — Одесса, а та расположена довольно близко к границе Румынии!.. Не будем уж говорить про Украину, которая должна быть не просто страной-соседом, с которой налажены отношения, но — и соседом с четкой государственностью. Слишком хорошо известны разговоры по поводу раскола Украины... Хотя при таком раскладе Румыния могла бы вернуть свои исторические территории...

Новая Национальная стратегия по вопросам обороны должны учитывать наши внешние связи, приоритетом которых, помимо НАТО, ЕС и известных направлений стратегического партнерства, должна стать и проблема отношений с Республикой Молдова, которая может в какой-то момент стать угрозой для Румынии. Причем угроза способна исходить не от самой Республики Молдова: существование форпоста Российской Федерации, существование Приднестровье — это угроза не только для Молдовы, но и для Румынии.

Совсем недавно возникли течения, связанные с ирредентизмом. Новая Национальная стратегия по вопросам обороны должна учитывать и этот вопрос: речь идет об автономиях, которые, можно сказать, уже готовы к отделению. Есть пример испанской Каталонии, где автономия со временем способствовала появлению мощного сепаратистского движения, и это должно заставить нас серьезно задуматься.

Свободная Европа: И все-таки сложно поверить, что Секейский край [непризнанная национально-территориальная автономия венгерского национального меньшинства на территории Румынии. — ПРИМ. РЕД.] может привести к отсоединению двух с половиной уездов в центре государства!..

Вирджил Бэлэчану: Сложно поверить, но никогда не знаешь, чего можно ожидать! Есть принцип снежного кома, и в какой-то момент может появится идея рассматривать Трансильванию в качестве провинции бывшей империи Габсбургов.

Свободная Европа: Эта идея может стать прямым следствием идеи унири, то есть, объединения Республики Молдова и Румынии?

Вирджил Бэлэчану: Я бы не стал называть это прямым следствием. Исторические и географические предпосылки в обоих случаях отличаются кардинальным образом. Царская империя, а после — СССР — занимались поглощением Бессарабии с XVIII века, таковы исторические тенденции российской политики. Это форма создания границ безопасности, с помощью установления контроля над Республикой Молдова.

Россия будет пытаться дестабилизировать Североатлантический альянс и ЕС, она будет искать любую зацепку и воспользуется любой слабостью

Российская экспансия объяснима поведением царской империи, которая стала европейской державой. Потом глобальной державой стал СССР​, а после завоевания этой территории Советский Союз занимался идеологическим завоеванием сопредельных стран. И вот, спустя много лет, Россия активизировалась в отношении своих территориальных завоеваний, поскольку они принадлежали ей с исторической точки зрения. В общем, некоторые идеи могут превратиться в прямую угрозу.

Свободная Европа: Значит, в оборонной стратегии Румынии Россия должна фигурировать в качестве врага?

Вирджил Бэлэчану: Да, она должна быть так обозначена. Именно в таком качестве Россия фигурирует в стратегиях стран Балтии, в некоторых документах НАТО, в стратегии США.

Румыния склонна избегать определения Российской Федерации как угрозы, поскольку, якобы, таким образом мы можем обидеть Россию. Но это не может ничем задеть Российскую Федерацию, так как в своей военной и внешней политике она четко следует собственной цели, вне зависимости от того, считаем ли мы ее другом или врагом.

Если мы объявим о дружбе, это не значит, что русские откажутся от своих ракет! Это было бы уступкой, которая привела бы к росту влияния на Румынию. Они же пытаются оказывать на нас влияние, и они уже это делают с помощью информационной или гибридной войны.

Говорят, — и это не преувеличение! — что Россия намерена действовать путем кражи территорий, как она делала это до сих пор вне зоны НАТО, поскольку НАТО превосходит силы Российской Федерации. Тем не менее, Россия будет пытаться дестабилизировать Североатлантический альянс и ЕС. Нет никаких сомнений в том, что она будет искать любую зацепку, и что она воспользуется любой слабостью.

Свободная Европа: Можно ли утверждать, что в период пандемии Россия укрепила свои позиции?

Вирджил Бэлэчану: Да, и эту гипотезу можно доказать, отталкиваясь от того, что происходило в последнее время в Беларуси. Ведь Беларусь выступала за сближение с Россией, проводила совместные военные учения, вступила в СНГ. Но вдруг Беларусь стала внимательнее, и уже утверждает, что Российская Федерация хочет больше, нежели развитие Евразийского союза, что Россия хочет включить Беларусь в свой состав. Ближайший сосед Российской Федерации видит явную угрозу!

Остается Армения, которая рассматривает Россию не как угрозу, а как партнера, который, между тем, превратил ее в военного сателлита Москвы. Остальные государства этой зоны — Грузия, Украина, с недавних пор Беларусь, даже в какой-то мере Азербайджан — видят в Российской Федерации довольно смутные перспективы своей государственности и стабильности. И даже Китай весьма деликатно подходит к проблеме России, и уровень кооперации между двумя с странами сложно назвать выдающимся.

XS
SM
MD
LG