Linkuri accesibilitate

Вирус как политическое оружие режима


Совещание с постоянными членами Совета Безопасности (в режиме видеоконференции) 12 марта 2021 года

На Владимира Путина подают в суд за покушение на убийство, потому что с точки зрения политика Леонида Гозмана это было угрозой для жизни граждан - выгонять их на парады и на голосования. Он бы не подавал в суд, если бы сам путинский режим не использовал эпидемию как способ расправы с инакомыслием. Гость студии - аналитик Семен Новопрудский. А вы замечаете, что вирус используют в политических целях?

Ведет программу "Лицом к событию" Елена Рыковцева.

Видеоверсия программы

Елена Рыковцева: Один очень известный российский политик утверждает, что Владимир Путин готовил убийство. В июне этот политик счел подготовку к параду покушением на убийство многих людей, которые могли заразиться коронавирусом в ходе этой подготовки, в ходе самого парада, а позже и в ходе голосования по поправкам в Конституцию. И вот он подал заявление в Следственный комитет, Следственный комитет, естественно, начал мурыжить это заявление. Сегодня состоялся суд, этот политик подал в Пресненский суд как раз на Следственный комитет, который мурыжит это заявление, передает его в низшие инстанции, не хочет рассматривать, не хочет возбуждать дело по обвинению Владимира Путина в убийстве. Суд сегодня перенесли только из-за того, что прокуратура не явилась. Но есть подозрения, что в следующий вторник, на которое назначено новое рассмотрение, прокуратура снова не явится, и дело это подвиснет. С нами Семен Новопрудский. Мы сейчас покажем сюжет, что это за политик, как все это выглядит, его заявление процитирую. Я думаю, что учитывая, что за вами слывет такое прозвище ковид-диссидента, вы отдельные меры считаете чрезмерными, я предполагаю, что вы бы никогда не подали в суд на Владимира Путина за то, что готовит парад.

Семен Новопрудский: В данном случае, конечно. Тем более, если политик против президента, он должен видеть, что теперь российская власть использует ту же самую логику политических репрессий и шьет санитарное дело уже сторонникам Алексея Навального за то, что они устраивали якобы массовые акции. В данном случае получается, что оппозиционеры прямо солидаризируются с властью, против которой они борются. Это как раз очень показательно. Потому что на самом деле, к великому сожалению, в том числе российские либералы согласились с дикими мерами, которые применялись. Понятно, что все-таки никакой сверхвспышки из-за парада не случилось. Меня тоже трудно заподозрить в любви к российской власти. Как и, безусловно, сторонники Навального не виноваты в нарушении никаких санитарно-эпидемиологических мер.

Елена Рыковцева: Все, что вы сейчас сказали, это ровно наоборот противоречит концепции этого политика. Потому что он как раз и говорит, что я подал на Владимира Путина в суд и считаю его убийцей ровно потому, что они сейчас делают то же самое, они обвиняют людей в том, что они хотят заразить друг друга. Если вы хотите, чтобы коллеги Навального ответили, тогда вы ответьте. Давайте сюжет посмотрим об этом политике.

Гозман подал в суд на Следственный комитет
Așteptați

Nici o sursă media

0:00 0:02:56 0:00

Елена Рыковцева: Вы согласны с этой логикой: если вы наказываете этих, тогда накажите уже вот этого?

Семен Новопрудский: Я согласен с той лишь разницей, я считаю, что не виноваты обе стороны, никакие санитарные нормы близко не нарушались. Прекрасно до этого Парад победы проводил Лукашенко. Зато, когда начались массовые акции протеста, которые в Беларуси шли несколько месяцев, мы как-то не видим, что Беларусь полегла от коронавируса, не слышно, чтобы страна вымерла полностью. Потом Лукашенко стал использовать те же санитарные меры для того, чтобы запретить въезд в Беларусь. Он вдруг признал коронавирус, когда он понадобился в политических целях. Я согласен с этой логикой, но не согласен, скажем так, если вдруг уважаемый Леонид Гозман считает, что в данном случае и Путин виноват, и он считает, что не виноваты люди, я считаю, что обе стороны в этом не виноваты.

Елена Рыковцева: Давайте условно называть "навальная сторона", она уже обвинена, она формально виновата, суд ее признал виноватой. Пусть Путина признает.

Семен Новопрудский: В данном случае два неправосудных приговора ничуть не лучше, чем один неправосудный приговор. А с другой стороны, к великому сожалению, сторонники Навального тоже заняли в этом смысле ковид-фашистскую позицию, когда они призывали к этим совершенно диким мерам медицинского терроризма. В том-то все и дело, что как раз это урок, что если вы к этому призываете, это обернется против вас. Это очень опасная вещь на самом деле. Надо оспаривать приговор людям Навального – вот это важная мера. Этот процесс, понятно, троллинговый процесс. Потому проблема с голосованием по Конституции была не в том, что она проводилась якобы в нарушение санитарных норм, а в том, что сама процедура голосования по российским законам была незаконна. Там по сути была незаконная акция, а не по санитарным причинам. Это подмена главного, это борьба с плесенью вместо того, чтобы бороться с сыростью.

Елена Рыковцева: Вы в реальной политической российской жизни замечаете другого типа использования этой эпидемии в политических целях? Еще какие-то примеры, помимо митингов, того, как власть пытается как орудие против чего-то ее применить?

Семен Новопрудский: Конечно, Россия активнейшим образом включилась в так называемую войну вакцин. Если вы просто почитаете российские новости, каждый день без исключения есть новость типа: вот, от вакцины "АстраЗенека" умер кто-то. Разумеется, вы не найдете никаких сведений о каких-либо побочных эффектах от российской вакцины. То есть на самом деле российское общественное мнение постепенно готовят к тому, что у нас есть вакцина, которая абсолютно безопасна и эффективна, а вот есть чужие вакцины, которые мы, кстати, не закупаем, с которыми мы конкурируем. В этом смысле, конечно, используется. Она, естественно, используется в риторике, которая касается экономической ситуации. В частности, на мой взгляд, Россия совершенно правильно сделала, пусть она сделала по причинам в том числе политической борьбы внутри российской власти, не пошла по пути мерцающих карантинов, потому что это полное безумие. Поскольку все страны, которые пошли по этому пути, сейчас имеют мало того, что больше заражений, чем в России. Если предположить, что мы что-то скрываем, хотя скрыть невозможно, мы видели, что когда шли всплески, всегда даже в соцсетях появлялось, что больницы переполнены, когда их нет, такие не появляются. Соцсети в данном случае заблокировать невозможно. Все эти страны теперь имеют разнообразие штаммов. Мы, кстати, не слышали о появлении заразных штаммов в странах, где не было карантинов, все эти штаммы появились только в странах с карантинами. Самое замечательное, конечно, это то, что пока, к счастью, Россия ведет себя в этом смысле достаточно рационально и адекватно в теме ковид-паспортов. Но так или иначе понятно, что война вакцин, пропаганда исподволь, что другие вакцины опасны, а наша хорошая и безопасная, она, конечно, будет продолжаться.

Елена Рыковцева: В этой войне очень трудно уловить вот какую логику практическую, если говорить о пропагандистской линии, то она развивается по двум направлениям. Российская пропаганда говорит, что Запад обрушился на нашу вакцину. Выступает депутат Европарламента от Эстонии, говорит: что вы, на Западе проблемы с "АстраЗенекой", а с российской вакциной, нет против вас никакой кампании. Они вроде бы на одну секунду успокаиваются, но на следующий день обрушиваются и в целом ведут планомерно эту атаку на Украину, которая не хочет закупить российскую вакцину. Сегодня было очередное шоу, что какая же бяка эта Украина, она не хочет по идеологическим соображениям, по политическим пользоваться российской вакциной. А сама Россия так хорошо полностью обеспечена? Я в социальные сети когда написала, что они воюют за то, чтобы Украина была обеспечена, мне пишет человек из Тольятти: я в феврале записался, только сейчас получил, и был последним.

Семен Новопрудский: Очень простой ответ: Украине, Европе, Азии мы вакцину продаем, а своих вакцинируем бесплатно. Конечно, выгоднее продавать. Это борьба за гигантские деньги, это деньги непредставимые. Никто такой нормы прибыли, как производители вакцин, давным-давно не имел в мировой экономике. Это невероятный бизнес, он умопомрачительный. Есть еще важная вещь, почему сейчас возникла история с "АстраЗенекой". На данный момент есть топ-три вакцин, которые имеют широкий ареал использования, то есть страны, которые их частично, либо полностью допустили. На первом месте "АстраЗенека", которую на данный момент зарегистрировали 83 страны, на втором месте "пфайзеровская" вакцина, которую зарегистрировали 74 страны, и на третьем месте "Спутник", у которого 51. Выше "Модерны" американской, у которой 40 стран. А Китай, который еще летом, который, правда, врет про вирус в режиме 24/7, делает все возможное, чтобы запутать следы, искажать всю статистику по коронавирусу с самого начала, летом прошлого года китайские власти официально заявляли: мы договорились с 90 странами. На данный момент есть две китайские вакцины, суммарно их одобрило меньше 40 стран.

Елена Рыковцева: Опять какое-то натравливание россиян на Запад.

Семен Новопрудский: Даже термин появился "вакцинный национализм". Понятно, что война будет идти гигантская, но это экономическая, а не медицинская война, потому что это война за такие деньги, которые просто сложно вообразить.

Елена Рыковцева: Оксана из Санкт-Петербурга, здравствуйте.

Слушательница: Я хочу сказать, что я просто поражена такому иску. Очень поддерживаю. Потому что если создается практика в одну сторону, то она должна применяться и к другим.

Елена Рыковцева: Я передам Леониду Гозману, что у него появилась поддержка, вы тоже считаете, что раз этих осудили, давайте вернемся к иску и рассмотрим его как следует по поводу Владимира Путина. Сюжет посмотрим о том, как применяется вирусная статья в Российской Федерации.

Пандемия – повод для арестов
Așteptați

Nici o sursă media

0:00 0:02:14 0:00

XS
SM
MD
LG