Linkuri accesibilitate

Военные маневры, COVID-19 и музыка протеста


Лидер Приднестровья Вадим Красносельский на военных учениях

Здравствуйте, дорогие радиослушатели, в студии Радио Свободная Европа Александр Фрумусаки, в эфире программа «Приднестровские диалоги». Главные темы выпуска:

— Александр Ржавитин вновь бежал из приднестровской армии, в этот раз его дело рассмотрит Европейский суд по правам человека.

— Приднестровская администрация отклоняется от жестких карантинных ограничений — жителям региона с молдавским гражданством и правом голоса разрешили съездить на правый берег Днестра и проголосовать на президентских выборах, которые состоятся в Молдове 1 ноября.

— И — какую роль сыграла музыка в процессе падения тоталитарных режимов в XX веке и к каким переменам приводит в веке XXI. Обо всем этом расскажем в ближайшие полчаса. В начале, как обычно, обзор главных событий минувшей недели.

***

На фоне усиливающейся эпидемии в Республике Молдова началась кампания по президентским выборам, которые состоятся 1 ноября. На прошлой неделе два дня подряд регистрировали антирекорды — больше тысячи случаев в день — треть тестов давали положительный результат.

Военные маневры, COVID-19 и музыка протеста
Așteptați

Nici o sursă media

0:00 0:30:00 0:00
Link direct

В четверг приднестровская администрация приняла решение отклониться от жёстких карантинных мер и разрешить жителям региона с молдавским гражданством принять участие в выборах 1 ноября. Участки для голосования для них откроют в населенных пунктах на правом берегу Днестра.

Во вторник ассоциация Promo-Lex объявила, что Александр Ржавитин вновь покинул «приднестровскую армию» — это его уже второй побег. В декабре прошлого года он был похищен из собственного дома приднестровскими силовиками и определён на службу в воинскую часть. В этот раз адвокаты ассоциации Promo-LEX направили жалобу в Европейский суд по правам человека. Подробности об этом деле — далее в программе.

На левом берегу Днестра продолжаются военные учения. Еженедельно приднестровская пресса пишет о конкурсах и тренировках в местной армии, которые всегда проводятся совместно с военными оперативной группы российских войск, дислоцированной на левом берегу Днестра. В пятницу на учениях побывал и лидер региона Вадим Красносельский — в качестве главнокомандующего вооруженными силами. На сайте Красносельского сообщается, что по замыслу учений «усиленная мотострелковая рота при поддержке артиллерии и средств противовоздушной обороны вела бой с нарушителями границы».

Лидер Приднестровья Вадим Красносельский на военных маневрах, 2 октября 2020 года
Лидер Приднестровья Вадим Красносельский на военных маневрах, 2 октября 2020 года

Красносельский подчеркнул, что «в бою самое главное — это подготовленность, материально-техническое обеспечение, снабжение боеприпасами и, конечно, организация связи и взаимодействие подразделений». Красносельский добавил, что в Приднестровье техническому оснащению армии и боевой подготовке военнослужащих уделяется повышенное внимание. «Мы можем за себя постоять», — заверил лидер региона.

В Приднестровье глава крупнейшей аптечной сети «ВиваФарм» бизнесмен Евгений Горя арестован. Его обвиняют в неуплате налогов, арест продлили на два месяца. Власти не делали никаких заявлений в связи с его задержанием, информация появилась только в сети Телеграм, пользователи пишут, что дело связано с переделом фармацевтического рынка в приднестровском регионе.

Вице-премьер по реинтеграции Кристина Лесник обсудила нарушения прав человека в приднестровском регионе в главой миссии ОБСЕ Клаусом Нойкирхом.

Вице-премьер по реинтеграции Кристина Лесник
Вице-премьер по реинтеграции Кристина Лесник

Лесник передала ОБСЕ список частных случаев нарушения прав человека, которые вызывают обеспокоенность официального Кишинева, — говорится в сообщении Бюро по реинтеграции. Другой темой беседы Лесник и Нойкирха стало обеспечение безопасности в процессе выборов 1 ноября.

С 1 октября возобновилась работа пунктов регистрации автомобилей и выдачи нейтральных номеров в Тирасполе и Рыбнице. Их деятельность продлена на два года. На заседании совместной рабочей группы по транспортным вопросам было решено расширить механизм выдачи номеров приднестровским автомобилям, Кишинев настаивал на отмене оплаты виньеты за проезд по приднестровскому региону, которую ввел Тирасполь для машин с молдавскими номерами.

Армения выразила готовность обсуждать перемирие при поддержке ОБСЕ, международное сообщество продолжает призывать к немедленному прекращению армяно-азербайджанского конфликта в сепаратистском регионе Нагорный Карабах. Беспокойство международного сообщества связано с возможным активным вовлечением в конфликт Турции и России. Минская группа ОБСЕ призвала прекратить огонь в самопровозглашённом Нагорном Карабахе.

Боевые действия продолжаются с 27 сентября. Тогда Азербайджан начал наступление на позиции непризнанной республики, назвав это контрнаступлением после атаки Армении. За неделю с обеих сторон погибли около 200 человек, в том числе гражданских.

США и ЕС ввели 2 октября санкции против белорусских чиновников, ответственных за нарушения на президентских выборах, прошедших 9 августа и за насильственные действия в отношении протестующих и оппозиции. Европейский союз объявил о введении санкций против сорока граждан Беларуси, санкции включают запрет на поездки в страны ЕС и замораживание активов.

Водометы на протестах в Минске, 4 октября 2020 года
Водометы на протестах в Минске, 4 октября 2020 года

Гражданам и компаниям ЕС запрещено проводить финансовые операции с лицами из санкционного списка. Лидеры ЕС призвали Еврокомиссию подготовить комплексный план «экономической поддержки демократической Беларуси». Министерство финансов США также ввело санкции в отношении восьми белорусских граждан.

Фондовые рынки отреагировали в пятницу снижением в ответ на новости о том, что у президента США Дональда Трампа диагностирован коронавирус. Цены на нефть снизились примерно на 4%.

Белый дом внес поправки в программу предвыборной кампании Трампа — исключена поездка во Флориду, где должна была состояться встреча с избирателями, Трамп на 10 дней приостановил свое участие в предвыборных мероприятиях. Следующие дебаты с Джо Байденом по плану должны пройти 15 октября.

За месяц до выборов опросы показывают, что Дональд Трамп уступает около 9 процентных пунктов своему сопернику на выборах демократу Джо Байдену. Это был обзор главных событий минувшей недели, больше информации на нашем сайте — europalibera.org

***

Свободная Европа: Приднестровская администрация отступила от жестких карантинных ограничений и разрешила жителям региона с молдавским гражданством выехать на правый берег Днестра, чтобы проголосовать на президентских выборах 1 ноября. Ранее из-за пандемии коронавируса приднестровские власти ограничили въезд и выезд из региона, карантинный режим был продлен до 1 декабря.

Центральная избирательная комиссия приняла решение открыть на правом берегу 42 участка для приднестровских избирателей — это заметно больше, чем на прошлых выборах. Молдавская оппозиция считает, что эти участки могут использовать для организованного подвоза избирателей — подобные случаи фиксировали на парламентских выборах в 2019 году. По настоянию приднестровской администрации, участки для голосования должны быть открыты в населенных пунктах недалеко от административной границы, а во время выборов граждане должны соблюдать противоэпидемические меры.

***

Что думают граждане о решении властей разрешить жителям региона выехать на выборы на правый берег Днестра после полугодового карантина? Об этом наши корреспонденты спросили у прохожих на улицах Тирасполя и Бендер.

— Мне кажется, что наши проблемы важнее. У них свои проблемы. А кто захочет — пускай едет, если есть желание.\

— Я не поеду, потому что мне некогда. Сейчас есть очень много домашней работы. Но обычно мы все время выезжали в Кременчуг. Если было бы поближе, но это ж надо на Варницу ехать. Сейчас не до этого.

— Я негативно к этому отношусь, потому что будет больше коронавируса, будет все развиваться и мутировать.

— Не поеду, у меня нет гражданства.

— Нет , не поеду, а что мне Молдова? Может, и влияет, но мне и тут хорошо.

— Я считаю, что президента мы сами выбирали, раз президент принял такое решение, значит, оно правильное.

— Нет, конечно, потому что я не могу. У меня есть внук, я должна его в садик отвести, из садика забрать, присматривать за ним, поэтому не могу.

— Конечно, поеду. Я думаю, что это правильно. Мы должны как-то находить общий язык, уважать друг друга, за единое все. Да, мы на одной земле живем, должны ценить, любить друг друга и соблюдать все законы — и здесь, и там.

Свободная Европа: Мнения жителей Тирасполя и Бендер.

***

Свободная Европа: Александр Ржавитин вновь бежал из приднестровской армии. В этот раз его дело рассмотрит Европейский суд по правам человека. Александр Ржавитин впервые совершил побег из приднестровской воинской части в 2015 году, а в конце прошлого года его задержали и вернули на службу. В июне этого года он снова бежал. Сейчас он на свободе, 29 сентября адвокаты ассоциации Promo-LEX подали по этому делу жалобу в ЕСПЧ.

В августе 2015 года Александр Ржавитин переплыл Днестр и три дня пешком добирался до Кишинева в солдатской форме и шлепанцах. В репортаже Свободной Европы он рассказывал, что побег совершил из-за побоев и унижений, которым подвергался в части, он в подробностях описывал, как издеваются над призывниками. В феврале 2020-го, вновь оказавшись в армии, в сюжете приднестровского телеканала он опроверг свои предыдущие показания.

В интервью Свободной Европе Александр Ржавитин рассказал, что в этот раз в воинской части его не били, но оказывали сильное психологическое давление. И теперь он говорит, что не отказывался от своих слов. «Я не лгал ни в первый раз, ни во второй, просто журналисты тираспольского телеканала вырезали слова, смонтировали мои фразы», — заявил Ржавитин Свободной Европе. Promo-LEX отмечает, что 18 декабря 2019 года молодого человека похитили из собственного дома и доставили в воинскую часть в селе Парканы, там с 19 до 30 декабря он находился в изоляторе в тяжелых условиях. Затем его перевели в следственный изолятор №3 в Тирасполе. До 24 января 2020 года он был под предварительным арестом, а потом его вернули в воинскую часть в Парканы — продолжать военную службу.

Адвокат Promo-LEX Александру Постикэ заявил Свободной Европе, что в течение как минимум двух месяцев Александра Ржавитина удерживали в тяжелых, нечеловеческих условиях, чтобы добиться от него изменения показаний. «Второй раз он бежал из-за неопределённости ситуации. Вначале ему обещали, что освободят в мае 2020 года, потом этот срок продлили до сентября, и это говорит о том, что ему лгали», — заявил Александру Постикэ.

Ржавитин несколько месяцев находится в Кишиневе, свое незаконное задержание он обжаловал в прокуратуре. Адвокаты Promo-LEX с целью защиты молодого человека обратились с просьбой об изменении его имени и фамилии, но прокуратура отказала им в этом, посчитав, что нет причин для беспокойства. Наша коллега Лина Грыу спросила у адвоката Александра Постика о том, действительно ли Ржавитину ничего не угрожает на правом берегу Днестра?

Свободная Европа: Вы настаивали на смене имени и фамилии молодого человека, но прокуратура вам отказала. На правом берегу Днестра Александр Ржавитин действительно в безопасности? Это так? Или прокуратура ошибается?

Александру Постика: Люди, которые пытаются бороться с приднестровским режимом, подвергаются опасности. Мы знаем немало случаев, когда люди бежали в Кишинев, но даже здесь их преследовали представители левобережных структур, и из-за этого они вовсе покидали страну. Сейчас мы не можем говорить о полной безопасности людей, которые подверглись преследованиям на левом берегу Днестра. Мы хорошо знаем, можем привести множество примеров того, как приднестровская милиция приезжает в Кишинев, задерживает людей и беспрепятственно увозит их в Рыбницу, Тирасполь и другие населённые пункты приднестровского региона.

Александру Постика
Александру Постика

Мы можем напомнить о двух решениях Европейского суда по правам человека, вынесенных в сентябре 2019 года — это дело Филин и Негруцэ против Республики Молдова и Российской Федерации, тогда речь шла о нарушении права на безопасность в Республике Молдова, поскольку власти страны не обеспечили защиту и безопасность людей, находящихся в тот момент в Кишиневе и Резине. Выяснилось, что лица, представившиеся милиционерами, похитили этих людей на правом берегу Днестра и отдали их в руки приднестровских прокуроров. Их, в итоге, приговорили к нескольким годам лишения свободы, и более того, содержали в тяжелых нечеловеческих условиях.

Со всей ответственностью я могу сказать, что у нас нет ни единого отработанного механизма обеспечения безопасности людей, борющихся с тираспольским режимом, у нас нет никакого контроля на так называемых КПП. Нас не пускают на левый берег, а полиция Республики Молдова не может вмешиваться в ситуации, когда кто-то пытается попасть на правый берег Днестра.

Свободная Европа: То есть фактически происходит похищение людей? И в этой ситуации как вы воспринимаете отказ прокуратуры в просьбе сменить имя и фамилию в случае с Александром Ржавитиным?

Александру Постика: Если говорить об этом конкретном случае, то от прокуратуры мы требовали целого ряда действий. Мы неоднократно сталкиваемся с проблемой, не только по делу Ржавитина, мы не раз говорили о необходимости разработки целого пакета мер для защиты людей, которые противостоят режиму. Мы действительно в процессе уголовного расследования, в котором у Ржавитина статус потерпевшего, настаивали на его защите. Мы просили о нескольких мерах (не буду сейчас все их перечислять), но, к сожалению, мы не увидели никакого участия со стороны органов уголовного преследования, которые должны расследовать то, что произошло, и, в то же время, обеспечить защиту.

Учитывая прецеденты подобного рода в прошлом, прокуратура должна разработать комплексные действия по защите пострадавших от злоупотреблений силовых структур на левом берегу Днестра.

Свободная Европа: Вы заявили, что подали жалобу в Европейский суд по правам человека. Какие нарушения вы отметили в этой жалобе, и против кого она направлена?

Александру Постика: Мы редко публично заявляем о подаче жалобы в ЕСПЧ, поскольку впереди еще много этапов ее рассмотрения. Подача жалобы не означает, что суд обязательно примет ее к рассмотрению, и что в итоге дело будет выиграно. Но мы пошли на это из-за резонанса дела, сообщили, в том числе, о нарушениях, которые перечислены в жалобе.

В первую очередь, мы сообщили об этом публично, чтобы люди знали, в каких условиях служат солдаты-срочники. У нас есть показания истца, который утверждает, что пытки к нему не применяли, но он подвергался жестокому обращению, так как его содержали в бесчеловечных и унижающих человеческое достоинство условиях. Разумеется, мы заявили о нарушении права на защиту, учитывая то, что не было никакого судебного решения, которое узаконило бы его длительное заключение под стражей. Речь идет о периоде с декабря 2019-го до июня 2020-го — все это время он был лишен свободы. Также в жалобе мы заявили о нарушении права на свободу выражения. Потому что одно из обвинений в его адрес со стороны приднестровских структур касалось того, что он, делая публичные заявления, якобы раскрыл так называемую «государственную» тайну — здесь мы говорим о нарушении свободы выражения.

Мы знаем, что Европейская конвенция обеспечивает защиту, в том числе, и людям, которые заявляют о нарушении прав человека, как это произошло и в случае Александра Ржавитина.

Свободная Европа: Против кого направлена жалоба? Против каких государств?

Александру Постика: Как обычно, мы заявили о нарушении прав человека со стороны властей двух стран — Российской Федерации, — так как эта страна в действительности контролирует тираспольский режим, и Республики Молдова — как государства, которое несет ответственность за нарушения прав человека на левом берегу Днестра. В то же время мы признаём, что некоторые органы молдавской власти предприняли определенные действия — в виде сообщений для прессы, моральной поддержки семьи пострадавшего, но мы не считаем эти меры достаточными для преодоления кризисной ситуации на левом берегу Днестра.

Свободная Европа: Вопрос более общего характера: в последнее время становится заметно, что в сообщениях Бюро по реинтеграции подчеркивают проблему соблюдения прав человека в приднестровском регионе. Как, по-вашему, насколько это оправдано, и не является ли это преувеличением?

Александру Постика: Действительно, в деятельности Бюро по реинтеграции бывали некоторые трудности, пока его работа ограничивалась лишь политическими переговорами, и там иначе относились к частным случаям нарушений прав человека. Я считаю наиболее эффективным такой подход, когда каждую проблему будут рассматривать в отдельности — и пытаться решить ее.

Бывают ситуации, когда невозможно решить целиком какую-то большую задачу, но решить один частный случай — реально, и, таким образом, противостоять безнаказанности. Я думаю, что самая большая проблема — полная безнаказанность людей, которые допускают нарушения прав человека на левом берегу Днестра. Надеюсь, Бюро не будет ограничиваться только заявлениями.

Свободная Европа: По вашим ощущениям, насколько распространены нарушения прав человека на левом берегу Днестра?

Александру Постика: Мне сложно привести какую-то статистику, как-то сравнить, но мы с уверенностью можем сказать, что ситуация на левом берегу заметно хуже, чем на правом. И самое сложное в этом деле — отсутствие хоть каких-то инструментов мониторинга. То, что просачивается в публичное пространство, — лишь вершина айсберга, это только те случаи, о которых люди решились заявить, не побоялись выступить против системы.

Мы видим, что почти всегда речь идет о серьезных нарушениях прав человека. На самом деле нарушений в десятки, может, и в сотни раз больше, чем тех, о которых решаются заявить публично. В силу безнаказанности чиновников и из-за отсутствия механизма вмешательства и поддержки эти дела замалчиваются. То, что заметили мы, особенно сейчас, во время ограничений, введенных в условиях пандемии, начиная с марта этого года, — ожесточенную борьбу, в том числе с помощью СМИ, — если раньше мы могли использовать какую-то информацию, данные из публикаций, то сейчас вообще ни слова о нарушениях. И это наверняка следствие цензуры.

В ситуации, когда у нас нет возможности попасть в регион, при закрытых режимом границах, ситуация с правами человека просто катастрофическая. Потому что люди полностью во власти непризнанного режима, который нацелен практически на нарушение прав человека на всей территории левобережья Днестра.

Свободная Европа: Это был адвокат Promo-Lex Александру Постикэ.

***
Свободная Европа: На прошлой неделе в кишиневской редакции Свободной Европы прошли очередные дискуссии в рамках проекта «Антиностальгия — взгляд в будущее».

В этот раз мы говорили о музыке, протесте и конформизме, о роли музыки в противостоянии тоталитарным режимам прошлого и настоящего, в процессе демократических перемен.
Наш коллега Иван Святченко поговорил о музыке и свободе с человеком-легендой, музыкальным критиком Артемием Троицким. Послушаем фрагмент их беседы.

Иван Святченко: Кишиневская студия Свободной Европы, поговорим сегодня о музыке и о свободе. На связи с нами — человек легендарный, безо всяких преувеличений, музыкальный критик Артемий Троицкий. Добрый день, г-н Троицкий!

Артемий Троицкий: Да, всем привет! Кажется, я первый раз вступаю на молдавской Свободе, хотя я румынский язык выучил специально для того, чтобы слушать радио Europa Libera на румынском языке. Там была лучшая музыкальная программа в конце шестидесятых — начале семидесятых годов. Корнел Кирияк звали диджея, до сих пор помню.

Иван Святченко: Да, на Свободе читал я вашу колонку про выпуски румынской службы.

Артемий Троицкий: Да, было дело.

Иван Святченко: Давайте начнем тогда с Беларуси. Событий там много, прошла вот тайная инаугурация г-на Лукашенко, а белорусы меж тем поют Цоя. Посмотрел я данные Википедии — пишут, что 1989 год, альбом «Последний герой», а премьера песни вообще была в 1986-м, на фестивале в Ленинградском рок-клубе. Что это такое, и почему спустя три десятка лет по-прежнему поют Виктора Робертовича?

Артемий Троицкий: Я думаю, что для этого есть пара причин, и они обе очень веские. Первая причина заключается в том, что «Кино» — очень хорошая группа, и песни у них очень сильные, очень суггестивные. Песни, которые привязываются, песни, которые хочется петь хором, это просто, в первую очередь, мелодическое, музыкальное качество песен группы «Кино», в том числе песни «Перемен», которая, естественно, звучит как гимн.

Второе — это то, что песня по-прежнему актуальна. Написана песня была действительно в восемьдесят шестом году. Причем я был на премьере этой самой песни, на фестивале Ленинградского рок-клуба, кажется, это был четвертый фестиваль рок-клуба, 1986 год — то ли конец мая, то ли начало июня, дворец культуры «Невский», и вот там вот «Кино» впервые исполнили эту песню.

С тех пор, естественно, многое переменилось. И в России, и вокруг нее, не стало Советского Союза... Конечно, долго можно перечислять все новации последних десятилетий, но, к сожалению, некоторые из этих новаций так ничем и не закончились, и вернулись старик со старухой к разбитому корыту.

Это касается и Беларуси, это касается и России тоже. То есть, как были тоталитарные режимы, бюрократические, основанные на насилии и лжи, так, собственно, аналогичные режимы и остались у власти. То есть, ждали, ждали перемен, как завещал великий Цой, но так и не дождались.

Я, кстати, говорил неоднократно, даже написал однажды на эту тему в начале двенадцатого года, что посыл песни «Перемен» — он совершенно неправильный. Перемен не надо ждать, перемен надо, как минимум, требовать, а лучше всего эти перемены осуществлять, поэтому я очень надеюсь, что следующим гимном будет песня Цоя, причем того же периода, песня под названием «Дальше действовать будем мы» — тоже прекрасная песня, очень бодренькая, и я думаю, что вот этот посыл, он скорее актуален в настоящий момент, поскольку ждать перемен можно еще очень и очень долго.

Иван Святченко: Ну, с другой стороны вспоминаю я советские времена, по телевизору у нас был Иосиф Кобзон, а на бобинах у нас, у меня, по крайней мере, в семье крутили «Аквариум». Получается, что давление государства можно преодолеть даже в таком тоталитарном обществе, каким был Советский Союз?

Артемий Троицкий: Давление государства, естественно, можно преодолеть. Если мы говорим о музыке, то тут ситуация, скажем, в Советском Союзе и, к сожалению, аналогичная ситуация в России отличаются от общемировой. Потому что во всех цивилизованных странах шоу-бизнес и массовая культура полностью отделены от государства. Невозможно себе представить такую ситуацию, чтобы американский Конгресс или Сенат, или, значит, канцелярия президента оказывали давление на каких-то рокеров, рэперов, поп-звезд — Билли Айлиш, Нила Янга, Боба Дилана или кого-то еще: вот такие песни надо петь, а такие песни не надо петь. Это абсолютно исключено, равно как нет никакого давления, и не может быть в принципе никакого давления на шоу-бизнес в области кинематографа. Невозможно себе представить, чтобы американская администрация ввела цензуру в Голливуде и диктовала им — какие фильмы снимать, какие фильмы не снимать. Этого быть не может в принципе. То есть, имеется двойная сплошная, да еще и красного цвета, между массовой культурой и государством.

В Советском Союзе все это было не так, к сожалению, это гнусная совершенно советская наследственность в полной мере сказывается сейчас и в России, и в Беларуси. Классический пример — это вот этот самый видеоклип «на стихи» Лукашенко под названием «Любимую не отдают», которую записали какая-то сборная команда каких-то белорусских попсовых сбитых летчиков и полдюжины российских лизоблюдов при президентской администрации и лично Алексее Громове.

Иван Святченко: Кишиневское бюро Свободной Европы внедряет проект «Антиностальгия», мы в нем говорим о самых разных аспектах этой странной тоски по советскому прошлому, которая в 21 веке, 20 лет уже двадцать первого века идет, все еще актуальна. Вот что хочу у вас спросить, наши политики во власти порой организуют предвыборные концерты, ну и привозят российскую эстраду, киркоровых, басковых, понятное дело, а была бы жива Людмила Зыкина, то привезли бы и Зыкину. Что это такое? И почему та музыка, которая, ну, явно не в мейнстриме сегодня и вряд ли набирает миллионы просмотров на ютьюбе, пользуется популярностью в политическом истеблишменте не только же Молдовы, но и других стран. Откуда это берется?

Артемий Троицкий: Ну, вот это, кстати, такой, интересный вопрос, на который, думаю, исчерпывающего ответа у меня нет. Или если давать такой ответ, это может занять много времени.

Я думаю, что с одной стороны имеется эта славная советская традиция, что, когда происходят все вот эти идеологические праздники, все вот эти юбилеи, съезды и так далее, то обязательно нужно демонстрировать единство партии и народа, армии и народа, и естественно, мастеров культуры и народа. Поэтому в советское время, я его прекрасно помню, то есть я половину жизни в Советском Союзе прожил, вот, не считая еще горбачевские времена, которые были совсем иными. Так вот, там эта традиция блюлась неукоснительно, да, Кобзон, Зыкина, Лещенко и прочее, прочее.

эта традиция сохранилась до некоторой степени и по сей день. Но, все-таки разница очень существенная, потому что в то время государство владело практически монополией на средства массовой информации. Радио, телевидение, все это было под полным контролем государства. И вот, Аквариум, чьи катушки вы слушали в детстве-отрочестве, или записи Владимира Высоцкого, Александра Галича, Машины времени и так далее — это была нелегальная активность. То есть было чистое подполье, чистая кустарщина, и распространялось это все на квартирном уровне. Как, собственно и концерты — тоже были квартирники. Сейчас ситуация, конечно, совершенно иная в этом смысле, то есть имеется вот этот самый истеблишмент, который паразитирует исключительно на телевидении и радио, но помимо этого имеется еще и огромное пространство свободное — это пространство интернета.

И вот на интернет-пространстве происходит все что угодно, и происходит абсолютно, ну, или на 99,9% бесконтрольно со стороны государства, то есть тотальный контроль тут осуществить просто технически невозможно, естественно, это интернет-пространство, оно породило своих звезд и своих суперзвезд, и они вот как раз от государства зависят в минимальной степени, то есть это и рокеры, это и рэперы, это, собственно говоря, и альтернативная попса.

Иван Святченко: В Молдове у нас крайне мало музыкантов с активной гражданской позицией. Меняется власть, наши все звезды так же меняются, выступают на полуправительственных концертах, участвуют в предвыборных кампаниях. Как вам кажется, нужно музыкантам занимать некую гражданскую позицию, или все же это личное дело любого человека, и совсем необязательно декларировать свои политические симпатии, пристрастия, показывать то, что ты читаешь новости в интернете, а не только по телевизору их смотришь?

Артемий Троицкий: Ну, я бы сказал, тут имеются как минимум два аспекта: один личностный, а второй экономический. Если говорить о личностном аспекте, то я считаю, что музыкант вообще никому ничего не должен. Очень часто мне задают вопрос: «Считаете ли вы, что у музыканта, в частности у рокера, должна быть гражданская позиция, и он должен ее высказывать?» Я говорю — нет. Никто ничего никому не должен. Единственное, что музыкант должен — это быть честным в своем творчестве, и быть верным своей музе. Он должен быть искренним в том, что он делает. Естественно, желательно, чтобы он еще какими-то талантами обладал.

Люди бывают очень разные. Бывают люди, которые, ну я, скажем. Я последние лет тридцать разрываюсь между музыкой и политикой. С одной стороны, я очень люблю музыку, и постоянно этим занимаюсь, и дружу с музыкантами, слежу за новинками, и на русскоязычном Радио Свобода, как вы возможно знаете, у меня имеется еженедельная часовая, чисто музыкальная программа под названием «Музыка на Свободе». Ну, а с другой стороны, да, я пишу политические блоги, выступаю с видеоблогами, какие-то тексты сочиняю на сугубо политические темы. Но это вот у меня так сложилось. Я знаю энное количество ребят среди музыкантов, которые очень талантливы, абсолютно честны, милы, и так далее, но их искренне утомляет вся эта политическая активность, они в ужасе от того, что происходит, они не хотят об это мараться и так далее. Я их в общем-то тоже понимаю, я не могу сказать, что они там какие-то трусы, или люди нечестные. Нет, это их личное дело.

А что касается ситуации в Молдове, то тут как раз включается уже фактор экономический. Дело в том, что Молдова — это очень маленький рынок. Ну, правда, под боком является гораздо более крупная страна — Румыния, так что я не знаю просто как складывается ситуация у молдавских артистов — выступают они в Румынии или нет, они имеют там успех или нет, и так далее, но в принципе даже вместе с Румынией, все равно Молдова — это рынок небольшой. Поскольку рынок небольшой, то, чтобы зарабатывать тут надо... хочешь жить — умей вертеться. Поэтому я и думаю, что артисты, находясь вот в этой ситуации, когда они не могут заработать какое-то мало-мальски приличное количество денег, скажем, продавая свои аудионосители.

Я себе вообще не представляю, вот если есть молдавская рок-группа, то каким тиражом она выпускает свои там компакт-диски, винилы, кассеты и так далее. Допускаю, что не выпускает их вообще, потому что их некому продавать, или выпускает в каких-то мизерных количествах, чтобы торговать на концерте там, по 10-15 штук за выступление. Соответственно, если нет таких нормальных рыночных способов для того, чтобы заработать деньги, идут в ход вот такие всякие госзаказы, выступления на предвыборных кампаниях, и на всяких праздничках. Ну, что я могу сказать? Я считаю, что это, конечно, незавидная участь, но, как говорится, понять можно.

Иван Святченко: И последний у меня такой вопрос, полуфилософский. Как вам кажется, Артемий Кивович, может ли у нас в двадцатые-тридцатые года 21 века повториться то, что было в шестидесятые годы века двадцатого — некий ренессанс такого повсеместного движения к пути к свободе?

Артемий Троицкий: Ну, если вы говорите о музыкальном движении, то я в этом сильно сомневаюсь. По той простой причине, что время, когда музыка была королем, когда музыка была такой религией молодежи, это время, к сожалению, прошло. Это было, действительно, на западе в шестидесятые-семидесятые годы, в странах бывшего СССР это было в восьмидесятые годы, когда была создана почти вся классика русского рока, украинского рока, белорусского рока. И с тех пор уже на протяжении девяностых как-то роль музыки потихонечку уходила в песок, и сейчас, конечно же, музыка уже давно не на авансцене. И я уверен, что вот эта золота эра — она уже не вернется. И музыку потеснили, задвинули куда-то на задний план всякие прочие вещи, в первую очередь всевозможные цифровые штуки, социальные сети, мультимедиа, ютьюбы, видео, тик-токи, и прочее. Это сейчас более актуально, музыка в этом тоже вполне может присутствовать, но уже не в главной роли, а скорее в роли вспомогательной. Ну, а что движение будет, пусть и не на музыкальном ходу — это несомненно. Я думаю, что это движение уже идет.

Свободная Европа: Это был Артемий Троицкий — российский музыкальный критик, живущий в Эстонии.

***

Свободная Европа: Дорогие друзья, «Приднестровские диалоги» на этом завершаются, в студии был Александр Фрумусаки, я благодарю вас за внимание. Всего доброго, вы слушали Радио Свободная Европа.

Vezi comentarii

XS
SM
MD
LG