Linkuri accesibilitate

«Все, кто в этом участвовал, сядут сами». Соцсети — о деле «Сети»


Москва, пикет с требованием освобождения политзаключенных, 2012 год

Новая неделя в России началась с беспрецедентно суровых приговоров по делу сообщества "Сеть", которое российские власти сочли "террористическим". Группу молодых людей анархистских и антифашистских взглядов из Пензы и Санкт-Петербурга признали виновной в подготовке к терактам и свержению власти, хотя на деле речь идет о переписке в интернете и совместном увлечении страйкболом. Приговор основан на показаниях самих подсудимых, многие из которых заявили, что эти показания у них выбивали с помощью пыток.

Сразу после того, как суд в Пензе приговорил обвиняемых к срокам от 6 до 18 лет лишения свободы (в среднем – по 12 с лишним лет на каждого из семерых осужденных), комментаторы в социальных сетях разразились десятками гневных постов. И даже многие прокремлевски настроенные блогеры и телеграм-каналы в этот раз предпочли либо промолчать, либо высказаться с осторожным удивлением по поводу жесткости наказания.

В том, что приговор будет обвинительным, практически никто из следивших за этим делом не сомневался еще до начала сегодняшнего заседания суда.

Тон большинства публикаций об осужденных по делу "Сети" вскоре после вынесения приговора наиболее точно предсказал основатель сетевой энциклопедии "Луркмор" Давид Хомак:

Андрей Лошак:

Ребята по факту не совершили НИ ОДНОГО преступления. Основные показания выбиты под пытками. В независимом суде это "дело" развалилось бы к чертовой матери, а сроки получили бы те, кто его фабриковал. Но не в России. Жизни невиновных молодых людей сломаны, мрази в погонах получат новые звездочки

Мария Эйсмонт:

Растерянность, гнев, страх, бессилие, апатия… Какие еще чувства вызывают чудовищные сроки, которые получили несколько молодых людей, признавшихся в терроризме под страшными пытками?

Собственно, во многом именно поэтому такие сроки им и дали: чтобы та часть общества, которой не все равно, почувствовала все это: ужас, бессилие и апатию.

Именно поэтому надо собраться и продолжать работать: защищать, просвещать, поддерживать. Сила в солидарности.

Ну ладно, сегодня напьемся. А с завтрашнего дня работаем дальше. Никто не ожидал, что будет легко.

Элла Василенко:

18, 16, 10 лет – это что, убийцы, насильники, маньяки?

Александра Архипова:

Чудовищно невозможные приговоры дела "сети". От 10 до 18 лет. Последние два года, начиная со взрыва в Архангельске молодёжь подозревают в желании свернуть власть террористическими путем. А вы говорите – не обращай, Саша, внимание на нелепые конспирологические методички о "деструктивном поведении". А это все одно. Создание себе врага

Айдар Губайдулин:

Неужели судьи, которые выносят такие приговоры, ничего не боятся? Ведь на сотню получивших такие чудовищные сроки найдется один, готовый отомстить после освобождения. Или такой найдется среди его друзей/родственников. Как после этого жить? Ходить и постоянно оглядываться?

Илья Азар:

Вот и вынесли приговор по делу "Сети". Пчелинцеву сейчас 27 лет, Шакурскому – 23 года, остальным примерно столько же.

Первому дали 18 лет строгача, второму – 16 лет, остальным от 6 до 14 лет.

Лишили парней жизни.

Ни за что.

За то, что думали о том, что в стране происходит, а не только о том, как заработать, за то, что убеждения имели какие-то, за то, что говорили между собой о чем-то кроме телок, и при этом еще в страйкбол играли в лесу

Вспоминаю, как в 25-26 лет каждые выходные играл в Encounter, был капитаном команды (называлась Pulp, потом ЕПТ, и "погоняло" было у меня – Буковски), как мы ездили по заброшенным объектам в Москве и области, искали «коды», задания выполняли (со страйкболом тоже был уровень, помню).

И тоже ведь обсуждали что-то, и путинскую политику не поддерживали

Думаю, вот приняли бы нас, пытали, кто-то бы туберкулезом заразился в СИЗО, а потом на 15-20 лет отправили бы нас в колонию, и сейчас еще бы лет 10 сидеть оставалось

Борис Штерн:

Так ворюги становятся кровопийцами. Если проглотим – пойдут дальше

Катерина Гордеева:

Этим утром случилась довольно страшная штука. Семеро парней левых и антифашистских убеждений из Питера и Пензы получили сроки от 6 до 18 лет лишения свободы.

Спецслужбы объединили их в террористическую организацию "Сеть" и заявили, что организация эта собирается свергнуть власть и устроить теракты во время футбольного чемпионата позапрошлого года. "Сеть" приравняли к запрещенной в России террористической организации, наравне, например, с "Исламским государством" и "Талибаном". Но мы ничего не знаем о совершенных членами "Сеть" преступлениях и терактах.

Мы даже не знаем, сколько из задержанных по делу "Сети" были знакомы между собой.

Но совершенно точно знаем, что задержанных пытали. Этому есть фото и видео свидетельства, в том числе, членов общественной наблюдательной комиссии, которые были в СИЗО у парней: ожоги от электрошокеров на руках и следы побоев.

Мы не знаем, откуда в деле взялось якобы изъятое оружие: родственники и сами обвиняемые рассказывали, с какой жестокостью происходили задержания, рассказывали и о подброшенных вещдоках.
Еще мы знаем, что единственное, что, помимо левых убеждений и антифашизма, по-настоящему объединяло парней, которые сегодня, напомню, получили сроки от 6 до 18 лет тюрьмы, так это увлечение страйкболом. Такая пацанская полувоенная стратегическая игра, где все одеваются в камуфляж, вооружаются мягкой пневматикой, делают суровые рожи и стреляют друг в друга пластиковыми шариками. Собственно, названия команд, за которые играли ребята, фсбшники теперь считают террористическими ячейками.

А инженера-конструктора Куксова, вегана, музыканта и антифашиста Сагынбаева, зоозащитника и активиста Бояршинова, повара Кулькова, бывшего моряка и ведущего КВН, недавно женившегося в СИЗО Иванкина, антифашиста, левого активиста, инструктора по стрельбе в ветеранской организации десантников Пчелинцева и панка из пензенского физтеха Шакурского, – террористами.

Приговор, который сегодня вынес суд в Пензе – чудовищен: дали ровно столько, сколько просил прокурор.

Не думаю, что можно как-то его изменить, я вообще не оптимист.

Теперь будут сидеть, а мы как-то жить дальше. Понимая, что сесть можно за все, повар ты или панк.

Особенно, если у тебя есть хоть сколько-нибудь отличающиеся убеждения.

Николай Подосокорский:

Дело т.н. "Сети" – абсолютный позор для страны, государства, общества. Когда людей пытают в 21 веке, выбивая из них нужные следствию показания, это нельзя оправдать ничем. Свободу политзаключенным!

Сергей Вилков:

Считаю, что это дело сейчас главное политическое в России. В первую очередь потому что раньше пытать можно было в подвале, а теперь на виду у всего мира, но не только поэтому. Когда 13 лет назад моего приятеля в Саратове упекли в тюрьму на 3,5 года за то, что он тяжело ранил нациста, обычные обыватели – я был этому свидетелем – заслышав саму формулировку "суд над антифашистом" сперва не верили своим ушам. Сейчас антифашист, никого физически не тронувший, может получить 18 лет, и это воспринимается как будничная часть окружающего. Суд постановляет уничтожить изъятый том "Капитала" Маркса как вещественное доказательство, ага.

Среди комментаторов есть и те, кто считает: столь суровый приговор по делу "Сети" был бы менее вероятным, если бы ранее российское общество не отнеслось толерантно к приговорам по другим делам. В первую очередь тем, где обвиняемыми были представители организаций, за которыми закрепился ярлык "радикальных":

Владимир Акименков:

Приговор, вынесенный сегодня в Пензе, безусловно, жутко бесчеловечен, запредельно подл и т.п. Российское путинское государство раздало представителям антиавторитарной среды гигантские сроки, "наказав" людей за то, что они реализовывали право быть собою. Анархисты и представители не-казённого антифашизма были жёстко и жестоко покараны диктаторским режимом – руками ФСБ и карманного суда – за свою неформатную деятельность, за складывание связей вне официозного формализованного мира, за инакомыслие, за отрицание всяких иерархий. Активистов отправили в лагеря на долгие годы, и нужно очень постараться. Чтобы эти люди выжили, будучи этапированными куда-нибудь на севера. Чтобы политзеки сохранили остатки здоровья и рассудка. Чтобы они освободились до завершения огромных сроков. Желаю много, очень много сил политзаключённым, их родным и близким.

Пенза, 10 февраля, приговор по делу "Сети"
Пенза, 10 февраля, приговор по делу "Сети"

К сожалению, на приговор по "делу "Сети" немало людей реагирует так, словно бы до этого не было НИЧЕГО. Вот вообще ничего, от расправы над Чечнёй до пыток и диких сроков по другим "террористическим" уголовкам. Словно бы, даже за последнее время, не было множества преступлений, совершённых "родным" государством – против народов Украины и Сирии, против зеков в лагерях и других "иных", против активистов НБП и самых разных движух, против молодых радикалов и "по-неправильному" верующих и проч., и проч. Люди, в том числе политические активисты и активистки, удивляются пензенским пыткам, судилищу, срокам – как будто бы живут в некоем благополучном социуме, а не в тотальной токсичной наглой империи, чьи спецслужбы наследуют многовековым традициям палачества и изуверства.

О написанном ниже не принято говорить вслух. Но если бы парней в Пензе посадили за какие-нибудь атаки на госучреждения, то едва ли бы стала возможной российская и международная кампания по борьбе за этих политузников. А то и попросту бы задержанных запытали до смерти или подвергли бы подпольщиков внесудебным казням. В случае, если бы "сетевики" сели за акции прямого действия, немало российских "анархистов" и "антифашистов" могло бы откреститься от этих ребят, стигматизировать их, призывать не помогать им, писать доносы западным социалистам. Как в реальности сто лет назад было с Анархистами Подполья, которых осудили их "единомышленники", стремившиеся к легальности и искавшие благосклонности у красного деспотизма. Как в реальности уже в наше время среди анархистов оказались те, кто хейтил посаженных белорусских поджигателей, политбеженцев по "Химкинскому делу", репрессированных по "Народной Самообороне" активистов или Михаила Жлобицкого. Или, например, людей по тому же "делу "АБТО" закрыли на долгие годы за огневые атаки; их пытали, обвинили в "терроризме", – и нам стоило внушительных трудов, чтобы отмыть "АБТОшников" от грязи. От грязи государства и "прогрессивной общественности". Как ни странно, с отношением "думающих" людей к "неправильным" политзекам сопрягаются отказы государства российского реабилитировать Фанни Каплан или тех революционеров, что взрывали горком РКП(б) в Леонтьевском переулке.

Корни дикого процесса над пензенскими узниками стоит искать в том числе в отвратительном новоязе, к которому приучили людей в Эрэфии. "Не выполняется указание Президента", "власть подала сигнал", "присоединение Крыма", "конфликт в Донбассе", "столкновение в Керченском проливе", "утверждает, что пытали/подбросили", "террористы народовольцы", "чеченские террористы", "русофоб Стомахин", "неонацист Асташин", "банда приморских партизан", "теракт в Архангельске" и т.п.

Доводилось читать у разных людей, в том числе из анархистской среды, что "дело "Сети" надломило их и окружение. Если так, то тогда это даже ещё ужаснее, чем сама беспредельная уголовка. Да, автор этих строк живой человек, да, мне самому очень трудно. Но нельзя ломаться под грузом обстоятельств – они этого только и ждут. Тем более, если человек является последовательным противником системы угнетения, как анархист/-ка. Люди, право же, что же было бы с вами, если бы режим развернул по-настоящему массовые репрессии против несогласных? Как это уже было в истории: от царской России до эрдогановской Турции, от Америки рубежа XIX и XX веков до Ирана аятолл и др. Впрочем, для массовых репрессий бы требовалось наличие в стране массового освободительного движения – которого в нынешней России попросту нет. Кстати, выходит так, что полупридушенные полусвободные СМИ на отлично разгоняют страх в атомизированных массах, рассказывая о репрессивной политике государства, о его преступлениях и инициативах. Вместо того чтобы такие новости поселяли в людях "святую" ненависть.

Можно предположить, что зверский приговор по "делу "Сети", иные проявления государственного произвола будут иметь непосредственные последствия для структур кремлёвской власти, в РФ и за её пределами. И, вообще говоря, зло не вечно – со временем люди смогут преодолеть разобщение, поверят в себя и уничтожат наконец тысячелетнее царство гнёта. "Посаженные прорастут штыками".

Распространенный тип реакции на приговоры по делу "Сети" – сравнение случившегося с советскими временами, которые многие комментаторы находят более вегетарианскими в сравнении с политическим режимом, установившимся в России в последние годы:

Иван Преображенский:

Дело "Сети". Сажают ни за что. По сравнению со сроками нацболов, при позднем Ельцине, за "ни за что" при позднем Путине дают в разы больше.

И не только советским диссидентам в советское время:

Многие комментаторы, опять же, по печальной уже традиции, проводят параллели со сталинскими репрессиями:

Сталингулаг:

Когда уже по десять тысяч раз сказаны все слова про 37-й и "они ******" ("офигели". – Прим. РС), остаётся только вчитаться в эти сроки и осознать, что в любой момент ваша фамилия может оказаться на против приговора 18 или 16 лет. Просто осознайте это.

Сергей Лойко:

Дело "Сети" – классический сталинский процесс. Безумные сроки за выдуманное следователями "НКВД" преступление.

Александр Шмелев:

Дело "Сети" – абсолютно классическая история из "Архипелага ГУЛаг" и других воспоминаний о репрессиях 1930-х. И по обвинению, и по методам "следствия", и по срокам. Единственный вопрос, который пока еще остался – разовый ли это "показательный процесс" или после апрельского утверждения Великого Вождя и Учителя Владимира Владимировича Путина пожизненным и наследственным "Верховным Правителем" такие приговоры начнут штамповать пачками? Хотя, боюсь, ответ на этот вопрос уже более или менее очевиден.

Дмитрий Гудков:

... безумный приговор по делу "Сети", который сегодня огласили в Пензе. Ребят обвинили в создании террористической организации и намерении сорвать выборы Путина-2018 вместе с ЧМ по футболу.

Срывать предполагалось в неустановленное время, в неустановленном месте с помощью.пары подкинутых ФСБ гранат и пистолетов, на которых не нашлось отпечатков, алюминиевой пудры для изготовления краски-серебрянки и баллона от огнетушителя, который оперативники объявили бомбой и весело пинали во время обыска.

Ах да, ещё была одежда одежда защитного цвета, мемуары князя Кропоткина и переписка двух девушек про секс, объявленная уставом террористов. На основе таких вещдоков ФСБ и доказала, что парни "планировали спланировать" (именно так!) теракты. Ну а чтобы вывести "террористов" на чистую воду точно, с запасом, парней пытали. Долго и страшно.

Били током так, что у них крошились зубы. Собирали марлей изо рта всю слюну, чтобы рвался язык. Ломали черепа до трещин в глазницах. И звали посмотреть на это матерей: вы же понимаете, что все это мы делаем для блага ваших детей? Пусть они признаются, тогда срок будет меньше.

Почему именно они? – Возможно, потому что антифашисты. Читали и слушали на то, не любили Путина. А может, просто так. Запытали одного, тот вспомнил всех своих знакомых – и раскрутили по цепочке.

Один из парней, Василий Куксов, в СИЗО получил туберкулёз – вдобавок к 9 годам. Да и просто посмотреть на ребят: тонкие, видные почти напросвет, совсем молодые – и трое старых жирных судей с таким же прокурором. Контраст, достойный пера Олеши.

Дело "Сети" – ещё одна веха в нашем пути в подвал 37-го года. Это уже он самый, без малейших скидок. Теперь – любой из нас.

Алексей Миняйло:

1937 is back. Что это значит для нас? Если мы будем сидеть и бояться, всё станет несравненно страшнее. Пока такие дела — эксцесс, но за несколько лет они могут стать нормой. Поэтому будьте чуть осторожнее, и боритесь гораздо, гораздо яростнее.

Остановить это – в наших силах.

Кирилл Рогов:

Новое НКВД с помощью массированного применения пыток сфальсифицировало по лекалам 1930х годов существование молодежной террористической организации "Сеть". Сегодня ее участники приговорены к длительным тюремным срокам.
Всякий массовый террор начинается с "отдельных, единичных процессов".

Вадим Лукашевич:

Абсолютно сфабрикованное чекистами дело, все показания выбиты под пытками, презумпции невиновности и суда не существует.

"В неустановленном месте в неустановленное время при неустановленных следствием обстоятельствах, совместно с неустановленными лицами, руководствуясь анархической идеологией, планировали спланировать".

Сталинские репрессии вернулись.

Борис Вишневский:

Приговор суда в Пензе по делу "Сети" заставляет вспомнить о временах сталинских репрессий. Показания выбиты пытками, доказательства – сфабрикованы, файлы, на которые опирается следствие, появились на жестких дисках компьютеров обвиняемых в то время, когда эти диски находились у следователей, обвинительные заключения никакой критики не выдерживают. Ни одно уголовное дело по заявлениям о пытках не возбуждено. В обвинительном заключении говорится о том, что обвиняемые что-то планировали "в неустановленном месте, в неустановленное время и при неустановленных обстоятельствах".
И тем не менее – чудовищно жестокие сроки, от 6 до 18 лет.
Эти сроки дает путинское государство, для которого не являются террористами массовые убийцы из "Хамаса" и "Хезболлы".
Оно ищет их совсем в другом месте – среди невиновных, фабрикуя на них "дела" при помощи пыток, подлога и засланных провокаторов.
Помните: каждый может стать жертвой таких же репрессий и фигурантом сфабрикованных дел!

Евгений Бузев:

Я давно не высказываюсь на такие темы, но это и есть классовый террор, открытые террористические действия правящего класса. Террор – это страх. Страх стал знаком мне и многим другим людям, когда это началось, этот страх остаётся.

Когда-нибудь по всем, кто это сделал, тоже примут решения. Срочные и внесудебные, основанные не на вашей гнилой конституции и дырявых законах, а на высшей законности, на новом типе правосознания.

Страх за страх.

Наталья Точильникова:

… у меня два вопроса, одно соображение и один комплемент.

Вопросы:

1) Это уже начало большого террора или еще дело "Промпартии"?
2) Какая сейчас длина очередей у Американского и Израильского посольств или все разумные уже уехали?

Соображение:

Теперь всем известна профессия Путина Владимира Владимировича, и это не президент. К сожалению, ст. 319 УК РФ не дает мне права назвать эту профессию.

Комплимент:

Владимир Владимирович, Вы превзошли всех Ваших отечественных коллег по профессии: и Сталина, и Ежова, и Берию. Говорят, при них ни за что давали 10 лет (но это не точно).

Пожелания долгих тюремных сроков всем сотрудникам силовых структур, имевших какое-либо отношение к делу "Сети", – тоже неизменная часть практически любого поста на эту тему:

Борис Канторович:

Дело Сети – наверное, самое страшное и наглое из всего, что происходит сейчас. Пытать ребят током, выбить показания и посадить на десятки лет на виду у всего общества – кромешный ******. Все, кто в этом участвовал, от фсбшников до последнего пристава, обязательно сядут сами.

Александр Рыклин:

Сроки по делу "Сети", конечно, поражают воображение... Самое время поспорить о том, авторитарное ли еще в России правление, или все же уже тоталитаризм... Можно еще поговорить про "спящие институты", важность просветительских проектов и преимущества эволюционного пути развития над революционным... За восемнадцать лет, что дали Пчелинцеву, мы уж точно все эти проблемы разрешим и придем к какому-нибудь однозначному выводу. Правда, не все... Многие не доживут...

Кирилл Шулика:

Дети по делу "Сети" будут сидеть в тюрьмах с террористами настоящими. В декабре 2018 года Путин подписал закон об отдельном содержании террористов, чтобы они не пропагандировали свои идеи. И вот теперь осужденным настоящим террористам отдали детей.

Дарья Митина:

"Также будут уничтожены учебник спецназа ГРУ, ​учебное пособие по стрелковому делу, шесть справочников по анатомии, "Капитал" Карла Маркса, книга "Грядущее восстание" и другие анархистские издания......"

Фигурантам дела "Сети" сегодня в Пензе дали срока от 6 до 18 лет заключения. В основном 13, 14, 16 лет. Интересно, за что?? Они кого-то убили??

Надеюсь, "Капитал", "Грядущее восстание" и прочую крамольную литературу наши доблестные правоохранительные органы будут сжигать публично, на центральных площадях, чтобы уж совсем походить на своих идейных и моральных предшественников. Чтобы уж совсем ни у кого сомнений не осталось, в какую сторону движемся.

Главный редактор "Медиазоны" Сергей Смирнов создал в твиттере тред, напоминающий о пытках, которым подверглись признанные виновными по делу "Сети". А в фейсбуке Смирнов цитирует рассказ петербуржца Виктора Филинкова, которому только предстоит выслушать приговор:

– Когда меня пытали, это было неожиданно. Это было совсем не так, как в кино это показывают. Я никогда в жизни не испытывал такого. Меня било током – розетка. Но когда били шокером некоторое время – это совсем другие ощущения. На их фоне меня били, и избиения не ощущались. Кроме когда били по голове, тогда в глазах белело.

Когда заламывают, ничего не ощущалось. Если ездить с наручниками за спиной, то через час начинают болеть плечевые суставы, ко второму часу это становится невыносимо. Меня пытали около четырех часов, но никакой боли не чувствовал, потому что болело все тело.

Когда болит все тело, нельзя отделить какую-то отдельную часть. Ожоги не болели, они болели через день. Боль распространяется по всему телу, хотя бьют в конкретные места. Я не знаю, куда больнее, били в разные места: в ногу, в грудь, запястье, в шею.

Может быть, что-нибудь более приятное расскажете? – говорит сотрудник ФСБ.

– Приятного было мало.

Обвиняемые по делу "Сети" из Санкт-Петербурга Виктор Филинков и Юлий Бояршинов
Обвиняемые по делу "Сети" из Санкт-Петербурга Виктор Филинков и Юлий Бояршинов

Илья Вайцман:

В Пензе Приволжский окружной военный суд вынес ожидаемый, но от этого не менее террористический "приговор" по т.н. "делу "Сети". Пытки, фальсификация доказательств, лжесвидетельства и оговоры – всё годится, всё в дело пошло.

Сегодня посадили невиновных в Пензе – завтра придут за нами. И будут пытать до "признания". Теперь им можно, "суд подтвердил" полную законность любых "методов следствия" и свою готовность покрывать любые мерзости "силовиков".

Дмитрий Гражевич:

После вынесения жестокого приговора в Пензе ребятам левых взглядов, молодой "Ленин" где-то стоит и говорит матери: Мы пойдем другим путём.. Но на самом деле молодые образованные люди самой большой страны мира и правда пойдут другим путём – просто уедут, как только смогут. И уже через десять лет они будут развивать и выводить на следующий уровень другие страны. Другие миры..

XS
SM
MD
LG