Linkuri accesibilitate

Илинка Мазуряк: «Будущее Молдовы… Очень интересно узнать, что же случится дальше» (ВИДЕО)


Илинка Мазуряк – ученица XII класса кишиневского лицея Prometeu-Prim. Увлекается биологией, планирует продолжить образование в одном из престижных университетов США.

Этот разговор входит в серию из десяти интервью-портретов, записанных корреспондентом Свободной Европы Линой Грыу в рамках проекта «Одно поколение – два берега. Поколение Реинтеграции». Молодые люди по обе стороны Днестра отвечают на вопросы и ищут решения конфликта на Днестре. Проект внедряется при финансовой поддержке ПРООН в Молдове.

Свободная Европа: Какие источники информирования ты предпочитаешь? К какому информационному пространству чувствуешь себя более привязанной?

Илинка Мазуряк: Я выросла в семье журналистов и с детства привыкла смотреть новости. Но, повзрослев, перестала смотреть телевизор и особенно – выпуски новостей. Сейчас моим основным источником получения информации стал интернет.

Возможно, мое мнение трудно назвать абсолютно объективным, но я предпочитаю черпать информацию на независимых сайтах и агентствах, таких, например, как Ziarul de Gardă, а также на различных платформах – например, на портале Diez, где много информации для молодежи, и вообще много интересного! Еще смотрю, читаю и слушаю иностранные СМИ, может быть, даже в большей степени, нежели молдавские. В основном, англоязычные. Например, BBC – это мой основной источник. А в последнее время начала слушать подкасты. Они существуют уже давно, но я их открыла недавно и поняла, что они мне подходят. Это очень удобно, когда я работаю по дому или когда возвращаюсь после школы – иду пешком около получаса, и в это время могу слушать новости или передачи. Также читаю много американской прессы.

Свободная Европа: К какому ценностному пространству чувствуешь себя более привязанной – к восточному, западному?

Илинка Мазуряк: Я выросла в среде, где уважали западные ценности. И себя я считаю скорее человеком прозападной ориентации. Для меня европейские принципы созвучны собственным принципам.

Лично я предпочла бы жить в одной из стран Евросоюза, а не СНГ.

Свободная Европа: А русскоязычные СМИ тебя как-то интересуют?

Илинка Мазуряк: К сожалению, я не очень хорошо говорю по-русски. Но – да, есть определенные независимые источники и в России, и в Украине, и в других странах, которые заслуживают того, чтобы их читали. Для меня лично они не является одним из предпочтений, потому что, увы – и я считаю, что это для меня большой минус – я недостаточно владею русским. Это потому, что я выросла в семье, где говорят на румынском, да и друзей у меня не было, которые говорили бы по-русски. Правда, в школе мы учили русский язык, но не могу сказать, что от этого был большой прок. Но я читаю на английском, смотрю фильмы на английском. И я просто не ощущала потребности говорить на русском. Хотя считаю, что если знаешь русский язык – это очень хорошо.

Для тех, кто разделяет проевропейские взгляды, в каком-то смысле вполне естественно отвергать принципы, идущие из России

Свободная Европа: Россия адаптирует информацию и для англоязычной аудитории. Что перевешивает при выборе, например, между BBC и Russia Today?

Илинка Мазуряк: Очень хороший вопрос, который, думаю, дополняет общий вопрос о том, как выбирать источники информации. Во-первых, необходимо проанализировать, откуда получают деньги эти газеты или каналы, кто их учредители – кому принадлежат СМИ, также следует изучить содержание новостей, вплоть до того, как расставлены слова, понять, представляют ли материалы в выгодном свете того или иного человека. И когда находишь источник, у которого информация взвешенная и беспристрастная, тогда становится ясно, что именно его и стоит читать, что ему можно доверять.

Свободная Европа: Какие ассоциации вызывает у тебя Россия? Каков, на твой взгляд, вклад России в культурную и политическую жизнь в нашем регионе?

Илинка Мазуряк: В моей жизни гражданина Республики Молдова Россия присутствует достаточно активно. Несмотря на то, что я не черпаю информацию из российских источников, но все равно, даже просто переключая телеканалы я натыкаюсь на российские. Все смотрят фильмы на русском, смотрят сериалы, слушают российскую музыку – эта культура очень глубоко внедрена в нашу жизнь, и я в этой среде выросла.

Да, я не очень хорошо говорю по-русски, но я могу петь песни на русском, я понимаю шутки на русском, а иногда даже невольно использую слова на русском языке. И первое, о чем я думаю в этом плане, – это вклад России в формировании образа жизни в моем окружении, в среде, в которой я росла.

И когда я думаю о России, на ум приходит одна очевидная вещь – разделение населения! Невозможно сказать – это соотношение 50 на 50, или 51 на 49. Но в то же время я думаю о нашей среде, о наших сообществах. У меня нет друзей, которые разделяли бы иную, чем у меня, точку зрения насчет России или Европы. То есть, мы существуем в определенных «пузырях», и мнения у нас одинаковые, а потому складывается ощущение, что весь мир думает так же, как мы. Даже на Facebook, если я смотрю свою ленту, я вижу только новости от определенных агентств – и про определенных людей. На моем мониторе совсем не то, что получают другие пользователи, даже мои соседи. Возможно, они разделяют совсем иные взгляды, а я и понятия об этом не имею, потому что я живу в своем окружении.

Свободная Европа: Что значит для тебя Европа и европейские ценности?

Илинка Мазуряк: Европа всегда – я опять смотрю на это с колокольни моего детства или юности – всегда была для меня царством мечты! Я верила и продолжаю верить, что это место, где есть возможности для роста, для образования, для успешной карьеры, для развития личности… Да, сейчас я планирую учиться в США, но надеюсь в один прекрасный день вернуться в Европу.

Я думаю, что важнее всего – постараться понять, почему люди считают так, а не иначе

Свободная Европа: Что значит для тебя Румыния?

Илинка Мазуряк: Этнически я считаю себя румынкой. И Румыния для меня – как дом, которого у меня не было. Это мое личное мнение, но, по-моему, мы все – одной национальности, говорим на одном языке, хотя волею судеб между нами и возникли какие-то искусственные различия.

Я не собираюсь никому навязывать свое мнение. Но, думаю, уже поздно для сближения или объединения между нашими странами. Поэтому я остаюсь со своими ценностями и эмоциями. Но каждый раз, когда я туда езжу, – отдыхать или на какие-то мероприятия – я чувствую себя прекрасно! Словно я дома, словно никуда и не уезжала.

Свободная Европа: Что для тебя значит Приднестровье? Приднестровский конфликт, который – в 50-70 километрах от Кишинева?

Илинка Мазуряк: Приднестровье я воспринимаю как часть Молдовы, часть моей страны, там живут граждане моей страны. И когда я об этом думаю, меня одолевает грусть, потому что у людей, живущих там, включая молодежь, нет таких же возможностей, которые есть у нас, их права очень часто нарушаются. Они не могут получать информацию, там идет постоянное давление на тех, кто не согласен с властью.

Так я воспринимаю ситуацию – там отмечается серьезная несправедливость, и длится это уже очень давно. Я думаю, что живущим там людям очень трудно быть независимыми и принимать самостоятельные решения. Есть масса примеров того, что население там подвергается контролю – и вынуждено мириться с навязанным образом жизни и привыкать к той рутине.

Свободная Европа: У тебя есть опыт общения со сверстниками из Приднестровья? Что связывает представителей твоего поколения с левого и правого берегов Днестра?

Илинка Мазуряк: Сейчас в голову мне не приходит ни одно имя, хотя я пару раз бывала в Приднестровье. Когда была маленькой, мы играли футбол, и если нужно было встречаться с командами из Приднестровья, то мы туда ездили. В общем, единственное, что я видела в Приднестровье, – это несколько стадионов!..

Мы лишь будем делать вид, что что-то там решаем, а на самом деле продолжим топтаться на месте

Уверена, у меня были друзья, но сейчас не могу вспомнить ни одного имени. В Wave Week, это проект, о котором я говорила чуть раньше, одна из наших целей состояла в привлечении как можно большего числа представителей приднестровской молодежи. Ежегодно в нашей летней школе участвуют 100 юношей и девушек, и не только из Приднестровья, но и из Гагаузии. Ребята, которые проходят курс обучения в летней школе, представляют всю страны – с севера на юг и с востока на запад. Но в этих двух регионах [в Гагаузии и Приднестровье] молодежи гораздо труднее воспользоваться этими возможностями, потому что они просто не знают, что возможности есть.

Свободная Европа: Что учили вы в школе о Приднестровье? В каком свете были представлены жители региона – как друзья или как враги?

Илинка Мазуряк: Да, история дает представление и о Приднестровье, и о создании МССР и МАССР. Но информации немного, и она поверхностна. А о нынешней ситуации практически ничего не говорится. Хотя, может быть, просто мы еще не дошли до этого этапа.

Мне трудно сейчас это утверждать определенно, но, думаю, есть некая искусственная враждебность, корни которой следует искать еще в нашем детстве. Не хочу говорить, что виновата конкретно какая-то сторона. Для тех, кто разделяет проевропейские взгляды, в каком-то смысле вполне естественно отвергать принципы, идущие из России. Но поскольку у нас разные взгляды, мы часто думаем, что это обязательно повод для ссоры или конфликта. Очень трудно понять, почему у нас разная философия и отношение к жизни, в чем причины этого. Я думаю, что важнее всего – постараться понять, почему люди считают так, а не иначе, а не показывать на них пальцем…

Свободная Европа: В лицейские годы или чуть ранее у тебя не было желания наладить более тесные контакты, чаще встречаться со своими сверстниками с левого берега Днестра?

Илинка Мазуряк: Возможно, я в себе немного разочарована – за 18 лет, сколько я здесь живу, я по Молдове почти не ездила. Живя в Кишиневе, где есть все возможности, по сравнению с другими населенными пунктами, я просто не испытывала такой потребности. Правда, я побывала в нескольких городах – была в Оргееве, в Унгенах, ездила к родственникам на север. Но я не могу сказать, что видела или встречала много людей. Думаю, дело во мне, и я должна была это сделать – объездить всю страну! Включая и Приднестровье.

Если думать о том, как проголосовали бы там люди, – да, скорее всего, они проголосовали бы за Россию. Но я не думаю, что полный отказ от этого региона можно рассматривать как выход из ситуации.

Что получается – сегодня мы отказываемся от одного, завтра – от чего-то другого… Я не считаю, что это – правильное решение. И в Приднестровье есть граждане, которые… То есть, они не 100% красные, или 100% синие, или 100% желтые. Это все разные люди, и необходимо учитывать мнение каждого.

Нельзя говорить: «Все, разбегаемся в разные стороны: Приднестровье – это Приднестровье, Молдова – это Молдова!» Потому что и там есть люди, которые считают себя молдаванами, гражданами Республики Молдова – и думают, что эта страна должна быть единой.

Я надеюсь, что однажды приеду домой – и увижу хоть какие-то положительные перемены

Свободная Европа: Как можно выйти из этой ситуации?

Илинка Мазуряк: Я думаю, до тех пор, пока эту территорию контролирует иностранное государство, пока на территории Республики Молдова находится иностранная армия, говорить о реальных решениях трудно. Да, что-то предпринимается, есть какие-то решения для отвода глаз, есть какие-то проекты. Но, думаю, их влияние минимально – если, как я уже говорила, часть нашей территории контролирует иностранное государство. Эта ситуация мне представляется до смешного абсурдной!.. Наивно и смешно считать себя независимыми, когда у нас нет элементарного доступа к значительной части своей территории.

Свободная Европа: Каким ты видишь будущее Молдовы, учитывая наличие приднестровской проблемы?

Илинка Мазуряк: Будущее Молдовы… Мне было бы очень интересно узнать, что же случится дальше. Следующие годы, мне кажется, будут крайне интересными. Потому что приднестровский вопрос вписывается в целую серию проблем, которые стоят перед Республикой Молдова.

А поскольку у нас очень нестабильное и чрезвычайно неэффективное правительство, сдается мне, что ни одной проблемы решить не выйдет. Мы лишь будем делать вид, что что-то там решаем, а на самом деле продолжим топтаться на месте.

Недавно я впервые проголосовала – на выборах 24 февраля. Я отдала свой голос в надежде на какие-то перемены к лучшему. Посмотрим, мне трудно сказать, что изменится в лучшую или худшую сторону – хотя, казалось бы, куда уже хуже!..

Я надеюсь, что однажды приеду домой – и увижу хоть какие-то положительные перемены. Да, я на самом деле хочу однажды сюда вернуться – может, не через пять и даже не через десять лет, но все же – вернуться. И думаю об этом с надеждой: что-то изменится!

Интервью подготовлено в рамках проекта «Одно поколение – два берега. Поколение Реинтеграции», внедренного при финансовом содействии ПРООН в Молдове.

Выраженные мнения не обязательно совпадают с позицией Радио Свободная Европа или ПРООН в Молдове

O generație - două maluri. Portrete. Generația Reintegrării

Zece interviuri video, două dezbateri și un film, cu și despre tineri de pe cele două maluri ale Nistrului. Portretul unei generații de pe cele două maluri ale Nistrului, despărțite de un conflict nerezolvat. Va fi aceasta o generație a reintegrării?

Un proiect bilingv, în română și rusă, susținut financiar de PNUD Moldova și realizat cu sprijinul Asociației pentru Participare Civică.

XS
SM
MD
LG