Linkuri accesibilitate

Коррупция против гомофобии. Как в Эстонии обыграли ультраправых


Факельное шествие сторонников праворадикальной партии EKRE в Таллине, февраль 2019 года

В Эстонии на фоне коррупционного скандала неожиданно пало правительство. В результате был отменен референдум в поддержку "традиционной семьи", а инициировавшая его ультраправая партия EKRE (Консервативная народная партия Эстонии) вылетела из властной коалиции.

Гремучий альянс Центристской партии, традиционно опирающейся на русскоязычных избирателей, и двух националистических партий Isamaa ("Отечество") и EKRE образовался в апреле позапрошлого года в результате парламентских выборов. EKRE получила пять министерских портфелей, и к настоящему моменту сотрудничество измотало обе стороны. EKRE инициировала всенародный референдум о браке, который расколол общество. Сейчас в стране действует либеральный закон о сожительствах, который легализовал гражданские партнерства, в том числе и гомосексуалов, но не однополые браки. В среду, 13 января, в эстонском парламенте (Рийгикогу) должны были состояться второе и третье чтение законопроекта о референдуме. Голосование планировалось провести весной. Вопрос формулировался так: "Должен ли брак остаться в Эстонии союзом мужчины и женщины?" Он обошелся бы почти в 2 миллиона евро, весьма чувствительную сумму в условиях коронавирусного кризиса, затронувшего и Эстонию.

Скандал грянул 12 января. В рамках уголовного дела вокруг крупного девелопера Хиллара Тедера полиция безопасности предъявила подозрения в совершении преступления самому Тедеру, Центристской партии, ее генеральному секретарю Михаилу Корбу и советнице министра финансов, члену EKRE Керсти Крахт. Полиция полагает, что Тедер обещал Корбу пожертвовать партии крупную сумму до октябрьских муниципальных выборов, а Корб в ответ – уговорить таллинскую мэрию принять выгодное для Тедера решение при строительстве инфраструктуры для его проекта Porto Franco. В свою очередь, Керсти Крахт якобы ради личного обогащения способствовала получению Porto Franco государственного кредита, причем по заниженной цене.

Ночью после многочасового заседания правления своей фракции премьер-министр, центрист Юри Ратас объявил, что подает в отставку, и с его заявлением нынешняя правительственная коалиция прекращает существование. В своем обращении он отметил: "Обнародованные сегодня подозрения прокуратуры не означают, что кто-то однозначно виноват, но они неизбежно бросают серьезную тень на всех причастных. В такой ситуации мне кажется, что уход в отставку – однозначно правильный шаг, который даст возможность пролить свет на все обстоятельства дела и достичь ясности в условиях политического и общественного спокойствия".

Ушедший в отставку премьер-министр Эстонии Юри Ратас
Ушедший в отставку премьер-министр Эстонии Юри Ратас

Министр финансов и лидер EKRE Мартин Хельме отметил в соцсетях, что подозрение — еще не обвинение, а обвинение — еще не признание виновным, однако рабочие отношения с советницей Крахт до прояснения ситуации он приостановил. Однако лидер правых задался вопросом, почему за день до столь важного голосования в Рийгикогу полиция выходит с крупнейшим за последние годы коррупционным обвинением.

В итоге законопроект о референдуме провалился. Против проголосовали 49 депутатов – представители оппозиционных Партии реформ и социал-демократов, а также некоторые депутаты от Isamaa и центристы. "За" – 26: вся фракция EKRE и 7 из 12 членов фракции Isamaa. Подавляющее большинство центристов не голосовали вовсе.

Утром 14 января президент Эстонии Керсти Кальюлайд предложила сформировать правительство Кае Каллас – председателю Партии реформ, получившей на выборах в Рийгикогу наибольшее число голосов. Если она справится со своей задачей, то станет первым премьером-женщиной в истории Эстонии. В ночь на четверг Центристская партия объявила, что начинает переговоры о создании новой коалиции. Покидающий пост премьер-министра Юри Ратас не намерен работать в новом правительстве, даже если его партия в него войдет.

Вот что рассказал в интервью Радио Свобода об этой внезапной политической рокировке обозреватель Эстонской общественной телерадиовещательной корпорации Дмитрий Куликов:

Преднамеренно или нет, но таким образом референдум был сорван

– Вся эта ситуация была неожиданной, но решение Юри Ратаса довольно логично. Такое серьезное подозрение в коррупции, которое предъявлено, в том числе, его партии – сильный аргумент в пользу отставки.

EKRE предполагает, что выдвижение подозрения к определенной дате было задумано заранее, чтобы сорвать референдум о браке.

– Не знаю, преднамеренно или нет, но таким образом он был сорван. Здесь, наверное, кроме референдума, задействованы и другие факторы. Отношения в коалиции были не совсем здоровыми, политики делали хорошую мину при неважной игре, премьеру постоянно приходилось оправдываться за различные резкие и не очень этичные высказывания представителей EKRE. И, возможно, подозрения в коррупции, которые были предъявлены, послужили хорошим поводом для принятия такого решения премьер-министром. Ратас – большой дипломат, он пытался всех примирить, и у него это, в принципе, получалось, но это не делало чести ни одной из сторон. Я думаю, что чаша терпения переполнилась. В Центристской партии было слышно сильное недовольство коалиционными партнерами, и внутреннее давление на премьера достигло пика.

Почему у EKRE вообще возникла идея провести такой референдум?

– Это было прописано в коалиционном договоре, и тогда этот пункт прошел практически незамеченным для прессы и политологов. Но для EKRE он был важен. В какой-то момент партия захотела усилить свои позиции, и вопрос был поставлен на повестку. В обществе произошел раскол, этот законопроект сопровождался массой скандалов, нелицеприятных высказываний с разных сторон. Центристы собирались поддержать эту инициативу только ради того, чтобы коалиция сохраняла единство. Но нет гарантии, что они все проголосовали бы "за".

Недавний опрос общественного мнения показывает, что 64% жителей Эстонии поддерживают представления, которые в вопрос референдума заложила EKRE.

– Да, наверное, в обществе так оно и есть. Но сам вопрос оказывается довольно провокационным, когда начинаешь объяснять, что надо заботиться обо всех людях, и мы узакониваем необязательно только браки между геями или усыновление ими детей. Если бы на референдуме народ проголосовал за то, что брак – это союз между мужчиной и женщиной, это было бы закреплено в конституции и отменить этот пункт мог бы только новый референдум. Но если бы народ сказал "нет", никакой политической ответственности никто бы не понес. Президент в начале недели предложила внести в законопроект поправку о том, что если народ на референдуме скажет "нет", парламент самораспускается, потому что поставил на голосование вопрос, не отражающий текущую повестку в государстве, и проводятся досрочные выборы. Эта деятельность не направлена ни на борьбу с пандемией, ни на решение других актуальных для общества проблем, а EKRE лишь продвигала свою точку зрения в обществе ради политической выгоды.

EKRE лишь продвигала свою точку зрения в обществе ради политической выгоды

Члены Партии реформ предложили включить в референдум о браке еще один вопрос: "Жизнь в Эстонской Республике была о бы лучше, если бы страна входила в составе России?". Эта история достаточно широко освещалась в российских СМИ. Зачем они это сделали?

– Это политический промах партии. Что ими руководило, не знаю. Может быть, это попытка троллинга, выражаясь современным языком. Или они надеялись, что никто поправок читать не будет, примут пакетом, и таким образом впоследствии можно будет дискредитировать сам законопроект. Многие поправки действительно были абсурдными, они преследовали цель затянуть обсуждение. Я думаю, что сейчас все прекрасно сложилось в одно. Коалиция из двух партий выгоднее, потому что так легче договориться, и на каждую партию приходится больше министерских портфелей. Центристам удалось избавиться от неудобного коалиционного партнера.

Экономический эксперт, предприниматель и бывший министр транспорта Эстонии Райво Варе рассказал Радио Свобода:

– Зампред центристов Майлис Репс сказала в интервью откровенно, мол, в нашей партии было много людей, которым эта EKRE очень надоела и которые не видели смысла терпеть дальше. Поэтому продолжать существование имеющейся коалиции, но с другим премьером показалось большинству нецелесообразным, и начинаются новые переговоры. Правление партии заседало 12 часов в общей сложности, но Репс призналась, что уже до этого у них были неофициальные консультации с реформистами. EKRE вела себя довольно вызывающе, навязывала политическую повестку и гордилась этим. Это не могло нравиться, особенно когда премьеру приходилось реагировать на скандалы, которые были вызваны необузданным словоблудием руководящих фигур EKRE.

Кая Каллас, вероятно, будет следующей главой правительства Эстонии
Кая Каллас, вероятно, будет следующей главой правительства Эстонии

Там в основном высказывались двое – отец и сын, Март и Мартин Хельме. Но их слова отзывались на международной арене, а это чревато для маленькой страны в такой сложной геополитической ситуации, как наша. Самый болезненный скандал случился из-за высказывания старшего Хельме о премьер-министре соседней Финляндии Санне Марин. Он перефразировал изречение Ленина о том, что каждая кухарка может управлять государством, но в уничижительном для Марин ключе, вспомнив, что та начинала карьеру кассиршей. А финны для эстонцев не просто соседи, это совсем "свои". Затем Март Хельме поддержал Трампа после ноябрьских выборов, повторив за ним, что выборы сфальсифицированы. В конце концов с поста министра внутренних дел он ушел обратно в парламент. Референдум был призван повысить профиль партии. В августе у нас будет избран президент, а в октябре пройдут местные выборы. Они рассчитывали сыграть на популярной теме и таким образом мобилизовать широкий спектр избирателей, а по пути решить и идеологическую задачу.

Насчет коррупционного скандала: насколько это серьезно?

– Там несколько уголовных дел, и только одно связано с Центристской партией. Вернее, с ее генеральным секретарем, который тоже уже подал в отставку. Он якобы договорился с реальным собственником проекта Porto Franco, целого квартала в лакомом месте Старого города, прямо в порту, что получит подъезд к подземной парковке по городской земле в обмен на значительную денежную поддержку партии. Центристы отчаянно нуждаются в деньгах, потому что за ними со времен прежнего лидера Сависсаара тянутся большие долги.

В Эстонии почти не осталось классических этнических партий

Не станет ли коалиционная партия, которая находится под следствием, причиной следующего правительственного кризиса?

– Этот вопрос, конечно, сразу задали кандидату в премьеры. Она ответила примерно в таком ключе: в парламенте ровно пять партий, с EKRE мы говорить не будем, с кем вести переговоры? Я думаю, этот шаг вызван большой политической целесообразностью. EKRE при такой расстановке превращается в главное пугало и естественного оппонента всех остальных партий.

А разве в Эстонии не голосуют по этническому признаку?

– В Эстонии почти не осталось классических этнических партий, они превратились в популистские партии мейнстрима. Сейчас в Эстонии, как и везде, Alt Right противостоит либерально-демократическому сообществу.

XS
SM
MD
LG