Linkuri accesibilitate

Кумба, Бобик, Бейли. Маленькие друзья активистов оппозиции


Денис Гауэрт с женой Екатериной и собакой Кумбой. Фото Дениса Гауэрта

Когда в августе этого года жителя города Каменска-Уральского Свердловской области Дениса Гауэрта задержали во время одиночного пикета в поддержку Хабаровска, а потом избивали, он думал только своем псе Кумбе, с которым пришел на акцию. Детскому хирургу из Краснодара Яне Антоновой недавно пришлось отдать своего кота. Врач предполагает, что на нее снова могут возбудить уголовное дело за "осуществление деятельности нежелательной организации", и пытается заранее позаботиться о коте. Анастасия Шевченко, первый человек, на которого возбудили дело за осуществление деятельности нежелательной организации, уже три года сидит под домашним арестом. За это время она завела собаку, двух попугаев и трех аквариумных рыбок. В интервью Радио Свобода активисты рассказали, как преследования за политическую позицию изменили их отношение к домашним животным.

"Ищу себе собаку. Просто не могу без пса"

Моя переписка о Бобике с Михаилом Ходорковским вошла в мое уголовное дело

Яну Антонову недавно приговорили по статье 284.1 УК РФ “Осуществление деятельности нежелательной организации” к 240 часам обязательных работ. После этого мировой суд в Краснодаре оштрафовал активистку на 15 тысяч рублей по статье 20.33 КоАП РФ "Участие в организации, признанной нежелательной на территории РФ". 4 декабря на Яну за репосты лекций политолога Александра Кынева и активиста Александра Соловьева составили протокол об административном нарушении по этой же статье. Теперь против Яны Антоновой в соответствии с нормами российского законодательства может быть возбуждено уголовное дело. Вот что она рассказала Радио Свобода:

Собака Яны Антоновой Бобик
Собака Яны Антоновой Бобик

–По этой статье меня могут отправить в тюрьму на срок до 6 лет. Я начала готовиться к такому повороту событий и пристроила своего кота. Не так давно около трамвайной остановки я увидела двух почти одинаковых котят. Я их забрала домой, потому что они бы не прожили долго рядом с проезжей частью. Одного брата забрала журналистка Анна Грицевич и назвала Пашей. Второй остался жить у меня. Когда я поделилась с Анной Грицевич своими опасениями по поводу еще одного уголовного дела, она предложила взять себе моего кота и назвала его Сашей. Братья снова вместе благодаря нашей прокуратуре. У меня уже давно живут кошки Бася и Цаца. Я надеюсь, что мои подруги смогут их забрать, если меня посадят. Мне грустно, что из-за постоянных рисков оказаться за решеткой я не могу завести собаку. Два года назад я с улицы взяла пса Бобика. Зимой я шла по центральной улице Краснодара. Из темноты появился большой пес. Он встал на задние лапы, а передние положил мне на плечи. Затем пес выбежал на проезжую часть, стал метаться. Когда пес вернулся на тротуар, я взяла его за ошейник и пошла с ним домой. Я искала хозяев пса, развешивала объявления, но никто не откликнулся, тогда я назвала его Бобиком и решила оставить себе. Пса было сложно содержать в городской квартире, кроме того, я ожидала, что на меня заведут уголовное дело по статье 284.1 УК РФ, поэтому я отдала Бобика родственникам в частный дом. Через неделю пса кто-то отравил, это было огромное горе для всех нас. Мы повезли Бобика к ветеринару, но пса не смогли спасти. Моя переписка о Бобике с Михаилом Борисовичем Ходорковским вошла в мое уголовное дело. Цитата из нашего разговора “Я с огромным сожалением должна сообщить, что покидаю партию, партию кошатников. Ищу себе собаку. Просто не могу без пса. Вот так бывает” попала в обвинительное заключение. Михаил Борисович кошатник, у него три кота и кошка. Он пытался поддержать меня после потери собаки. Я после гибели Бобика очень переживала и даже хотела взять какого-нибудь пса в добрые руки. Но наступило уголовное дело и разрушило мои планы.

Мне грустно, что из-за постоянных рисков оказаться за решеткой я не могу завести собаку

"Бейли рад любым гостям, даже сотрудникам силовых структур"

Недавно суд продлил домашний арест Анастасии Шевченко. Она находится под домашним арестом уже три года. Лишь меньше года назад активистке разрешили прогулки. Анастасия до сих пор не может пользоваться интернетом. 16-летняя Влада Шевченко, дочь Анастасии, рассказала, как домашние животные помогают семье справляться с трудностями домашнего ареста.

Анастасия Шевченко и пес Бейли
Анастасия Шевченко и пес Бейли

– За время домашнего ареста мамы у нас появилась собака, два попугая и три рыбки. До того как маму посадили под домашний арест, я летом брала животных на передержку, но своей собаки у меня не было. Год назад мы посмотрели фильм “Собачья жизнь” и мама сказала: “Давай заведем собаку, я все время сейчас дома”. Я пыталась маму отговорить, но маме свойственны спонтанность и решительность, поэтому собака у нас появилась. Мы выбрали для собаки имя Бейли, и под него искали породу. Нам понравилась порода вест-хайленд-уайт-терьер. Потому что она подходила под имя Бейли. Например, таксу с именем Бейли представить сложно. Я люблю больших собак, как доберман, но мама сказала, что надо брать маленькую, с ней будет удобно путешествовать. В то время мама уже два года сидела под домашним арестом, но мы часто обсуждали, куда поедем, когда маму выпустят на свободу. Бейли вырос крупным для своей породы – в салон самолета его, скорее всего, взять не разрешат. В первый же день после появления в нашем доме Бейли начал грызть мамин электронный браслет. Только его, обувь и мебель Бейли не портил. Мы его прозвали иностранным агентом, но какой же Бейли иностранный агент, если за год он так и не разгрыз браслет. Когда маме разрешили прогулки, она стала выгуливать Бейли утром. Я гуляю с ним вечером. Бейли нас выручил, когда в период самоизоляции запретили прогулки. С собакой можно было гулять около дома. Во время прогулок Бейли лает на людей в масках, наверное, не признает пандемию. Дома наш пес всех любит и рад любым гостям, даже сотрудникам силовых структур, которые к нам время от времени приходят. Идея завести попугая появилась у нас в один день. Мама пришла ко мне и сказала: “А давай возьмем попугая”. Я стала смотреть объявления в интернете (маме в соответствии с правилами домашнего ареста пользоваться интернетом нельзя) и увидела черную птичку, похожую на пингвина. Мама сказала: “Я ее очень хочу, езжай прямо сейчас за ней”. И я поехала на такси в какую-то деревню за этой птичкой. Птичка оказалась на вид обычным попугаем. Выяснилось, что это попугай-неразлучник и ей нужен партнер, в идеале такого же цвета. У нас получилось найти лишь зеленого попугая-мальчика в Батайске. Хозяин согласился привезти его к нам домой. В зоомагазине, куда я пошла за клеткой для попугаев Наоми и Шона, я купила рыбку для бабушки. Она говорила: “Зачем вы взяли попугаев, лучше бы рыбок. У меня в детстве рыбки были”. Мама тут же сказала: “Возьмем еще и рыбок”. Так у нас появилась сначала одна рыбка Лучик, а потом еще две Света и Сима. Наоми и Шон летают на кухне и уже придумали хитрую тактику, как сделать так, чтобы их не смогли поймать и отправить в клетку. Они едят мамины комнатные цветы. Мы закрываем цветы, но Наоми и Шон научились снимать полотенце. Недавно Шон упал на пол, а Бейли взял его в пасть, но после моего окрика быстро выпустил. Наша кошка Эмма (она появилась у нас до домашнего ареста) не очень любит Бейли. Он пытается с кошкой играть, а она на него шипит. В целом зоопарк живет мирно, и нам с ними веселей. Всегда есть чем заняться. Я, например, мечтаю стать богатой, чтобы нанять человека, который будет мыть и расчесывать Бейли, который осенью и зимой сильно пачкается.

Мы его прозвали иностранным агентом, но какой же Бейли иностранный агент, если за год он так и не разгрыз браслет

Кормит животных, как правило, мама. Она иногда говорит, что, если ее посадят, наши животные умрут от голода. Приговор все ближе, и не получается не думать, как мы будем жить, если маму посадят. Мама надеется, что ее приговорят к обязательным работам, и сейчас тренируется: подметает мусор во дворе нашего дома вместо сотрудников управляющей компании. Иногда мама предлагает взять домой с улицы птиц. Так что, может быть, наш зоопарк будет расширяться. Все животные, кроме кошки Эммы, у нас появились благодаря маме. Я долго решаюсь и сомневаюсь, а мама действует моментально, если считает какой-то поступок правильным. Хотела бы я у нее этому научиться, как и многому другому.

"Полицейские шантажировали меня собакой"

1 августа владелец приюта для животных "Мокрый нос" Денис Гауэрт и его пес Кумба вышел на пикет к Театру драмы в Екатеринбурге. Человек и собака первый раз участвовали в мирной политической акции. В результате Дениса жестоко задержали, а Кумба потерялся.

Денис Гауэрт с женой Екатериной и собакой Кумбой
Денис Гауэрт с женой Екатериной и собакой Кумбой

– Я постоянно видел вокруг себя несправедливость: нищие пенсионеры, безработица, люди из-за отсутствия перспектив спиваются. Мне хотелось поддержать жителей Хабаровска, потому что они боролись за справедливость. На плакате у меня было написано “Хабаровск, мы с тобой”.

– Почему вы взяли Кумбу с собой в пикет?

– Кумба мой кореш, мы все время вместе. Тем более Кумба любит, как и многие собаки, изучать новые места. Я вышел на мирную акцию и был уверен, что мы постоим немного и пойдем дальше гулять по городу. Но несколько полицейских задержали меня, затащили в автозак и избили.

– Кумба на улице пытался вас защитить от полицейских?

– Он спокойный и безобидный парень, совсем не агрессивный. Это мне его приходится защищать. Кумба испугался полиции, начал зажиматься.

– Вы пытались сказать полицейским о собаке, попросить их позаботиться о нем, пока вы не освободитесь?

Я все готов был подписать, лишь бы мне скорее отдали мою собаку

– Конечно, пытался, я только за Кумбу и переживал. О себе я в тот момент совсем не думал. Но если полицейским на людей по фигу, то что говорить о собаке. Полицейские меня шантажировали собакой! Они сказали, что Кумба находится в участке и я смогу его забрать, когда подпишу протокол. Я все готов был подписать, лишь бы мне скорее отдали мою собаку. Я же привык доверять полиции и до пикета не понимал, какими методами они действуют. После того как я все подписал, выяснилось, что Кумбы в участке нет. Один из силовиков передал мне номер телефона женщины, которая забрала Кумбу домой. С ней связалась моя жена и приехала за собакой. Кумба был сыт, спокоен, успел подружиться с собакой женщины, но очень обрадовался хозяйке. Меня отправили под арест на пять суток и оштрафовали.

– Как Кумба пережил ваше задержание и арест?

– Вроде бы с ним сейчас все нормально. Кумба стал больше хулиганить. Он вообще немного избалованный. Кумба привык, что ему все можно, а если я его начинаю воспитывать, он устраивает истерику. Мне кажется, Кумба немного замкнулся в себе. Сейчас я стараюсь его социализировать, больше гулять, знакомить его с людьми и собаками. Иногда я думаю, что Кумба собака с аутизмом, он живет в своем мире. Кумба похож на героя из моей любимой книги “Алхимик” – все время что-то изучает и идет своим путем.

– Как Кумба у вас появился?

Его вместе с братьями и сестрами выбросили на улицу. Жена тогда была волонтером в зоозащитной организации, она предложила мне взять двух собак. Мы взяли Кумбу и его сестру Жужу.

– Вы будете дальше участвовать в политических акциях?

Я бы участвовал, но мама тяжело пережила мое задержание. Она до сих пор не пришла в себя. Если честно, то я не вижу смысла выходить на митинги в составе 50–100 человек. Во время таких акций активисты страдают, но ничего принципиально не меняется. С другой стороны, я вижу, как граждане объединяются. Люди поддержали меня после ареста: нашли адвоката, помогли оплатить штраф и Кумбу после моего задержания не оставили без помощи.

XS
SM
MD
LG