Linkuri accesibilitate

Лебединая песня нефти? Часть 2


Moldova -- blog, Ernest Vardanean

Итак, США семимильными шагами наступают на «естественные» рынки России и азиатских производителей углеводородов. Самый обширный и он же самый принципиальный для России рынок – Европа. И в Вашингтоне, видимо, готовятся к эпохальной газовой битве за этот регион. Но и нефтяные планы США не сулят России ничего хорошего. Из оставшихся в РФ запасов 70% относятся к категории трудноизвлекаемых, то есть они становятся рентабельными при цене не ниже 80 долларов за баррель. «Месторождения «легкой» в добыче нефти быстро истощаются. Новых крупных открытий давно нет, а новые проекты не замещают иссякающий поток нефти со старых промыслов. Падение цен на уровень 35-40 долларов… будет катастрофой для отечественной нефтяной отрасли и для всей российской экономики», - пишет журнал «Форбс».

Автор предположил, что Россия могла бы компенсировать предстоящее снижение экспорта нефти за счет увеличения поставок газа, но и там не всё просто. Например, китайцы не торопятся увеличивать объемы закупки по «Силе Сибири» (кстати, они теперь сами наращивают производство у себя дома – об этом отдельно). Пекину достаточно импорта СПГ у мировых производителей и природного газа из Центральной Азии и Мьянмы. К тому же «Сила Сибири» выйдет на проектную мощность в 38 млрд. кубометров в год только через 10 лет, а окупаемость проекта начнется через 30 лет, как посчитали в самом «Газпроме».

«Декларации о «слезании с нефтяной иглы» ни во что реальное не вылились. Усилия по переходу к экономке, не зависимой от нефти и газа, остались на бумаге — да и не могли иметь успех в обстановке, когда вместо сотрудничества с передовыми в технологическом отношении странами и привлечения инвесторов провозглашается некое «импортозамещение». Экономическая самоизоляция России ведет к консервации отсталости, и наметившийся в 2017 году перелом в мировом энергетическом балансе лишь усугубляет критическое положение нашей страны», - констатирует издание.

Серьезной проблемой России остается экспорт газа в Европу – вернее, «украинская дилемма». Москва по известным причинам хочет снизить объем экспорта через территорию Украины, используя будущий проект «Северный поток-2». Европа в общем-то не против нового газопровода по дну Балтийского моря, но категорически отказывается снижать импорт через Украину. С другой стороны, новая труба, включая ее продолжение по территории Германии (Eugal), заработает не раньше конца 2020 года, причем «Северный поток-2» при проектной мощности в 55 млрд. кубометров в год сможет выдать к концу 2020 года лишь 34 млрд.

Как пишет «Коммерсант», «невозможность полностью загрузить Nord Stream 2 в первый год эксплуатации означает, что у «Газпрома» нет даже теоретических шансов избежать нового соглашения о транзите с Украиной, которое покрывало бы как минимум 2020 год». Газета отмечает, что в 2017 «Газпром» прокачал через Украину 93 млрд. кубометров газа. «И даже если «Газпром» будет полностью загружать доступные мощности Nord Stream 2 и успеет построить обе нитки «Турецкого потока» (по 15,75 млрд. кубометров), компании всё равно придется прокачивать через Украину не менее 30 млрд. кубометров в 2020 году при сохранении текущего спроса на российский газ в Европе», - говорится в материале.

А пока эксперты прогнозируют повышение уязвимости российского нефтегазового сектора перед санкциями – она проявится к 2025 году. По результатам исследования Энергетического центра бизнес-школы «Сколково» под заголовком «Перспективы российской нефтедобычи: жизнь под санкциями», отсутствие доступа к новому оборудованию и неразвитость собственных технологий нефтедобычи на фоне роста трудноизвлекаемых запасов начнет оказывать фатальное влияние на отрасль.

Директор энергетического центра Татьяна Митрова говорит, что, «…начиная с 2020 года, негативные тенденции будут проявляться всё более заметно и могут привести к снижению добычи нефти в России на 5% к 2025 году и на 10% к 2030 году от текущих уровней добычи». «Снижение добычи в таких размерах, конечно, не катастрофично для российской экономики, но, тем не менее, достаточно чувствительно», - сказала госпожа Митрова в интервью «Форбс».

«Главная угроза санкций со стороны США и ЕС для российской нефтяной отрасли состоит в том, что формулировки санкционных документов размыты: их можно интерпретировать по-разному, они создают большую вариативность применения, что создает чувство неуверенности как у российских компаний…, так и у их зарубежных партнеров, поставляющих оборудование», - рассказала, в свою очередь, эксперт Энергетического центра Екатерина Грушевенко.

А газета «Ведомости» со ссылкой на годовой отчет Челябинского трубопрокатного завода (ЧТПЗ) пишет, что спрос на трубы большого диаметра в России в 2017 году снизился на 25%. По сравнению с 2015 г. спрос рухнул более чем вдвое, гласят данные Фонда развития трубной промышленности (ФРТП). Трубы большого диаметра (от 530 до 1420 мм) используются при строительстве магистральных трубопроводов для перекачки газа, нефти и нефтепродуктов. В 2016 году, по данным ЧТПЗ, в России их было продано 2,1 млн. т, а в 2017 г. – всего 1,6 млн. т.

Снижение спроса на 2%, продолжится и в 2018 году, прогнозирует ФРТП. Центр экономического прогнозирования Газпромбанка дает похожий прогноз – снижение на 4%. Уже сейчас трубопрокатные станы в России работают на треть мощности, отмечает директор группы корпоративных рейтингов АКРА Максим Худалов. Спрос на трубы стремительно снижается из-за завершения крупных проектов «Газпрома» и строительства Крымского моста, говорится в отчете ЧТПЗ. Для моста понадобилось 240 тыс. тонн труб. Они использовались в качестве свай.

Между тем, сам «Газпром» признает падение объема чистой прибыли – сразу в четыре раза. В 2016 году сумма составляла 411 млрд. рублей, а в 2017 году – лишь немногим более 100 млрд. рублей, сообщает РБК. По словам заместителя главы Фонда национальной энергетической безопасности Алексея Гривача, слабый показатель чистой прибыли связан с масштабной инвестиционной программой «Газпрома»: основные средства идут на инвестиции в строительство трубопроводов, включая «Силу Сибири», «Северный поток-2» и «Турецкий поток».

В свою очередь, заместитель главы Института энергетики и финансов Алексей Белогорьев отмечает, что снижение чистой прибыли объясняется в основном снижением статьи «прочие доходы» на 48,0%. «Под ней скрываются главным образом курсовые разницы. Если в 2016 году «Газпром» заметно заработал на ослаблении рубля, то в 2017 году закономерно потерял», - сказал эксперт РБК.

Окончание следует

XS
SM
MD
LG