Linkuri accesibilitate

Ernest Vardanean

miercuri 20 noiembrie 2019

На календаре 1 сентября 2019 года. Ровно 80 лет назад нападением на Польшу Германия развязала Вторую Мировую войну. В ее орбиту было втянуто шесть десятков государств, включая колонии, доминионы, подмандатные территории – на тот момент 4/5 количества всех государств мира, или около 80% населения Земли.

Крупнейшее по охвату военное столкновение в истории человечества привело к мобилизации 110 млн. человек и гибели, по разным данным, от 55 до 70 млн. человек. В их числе 27 млн. погибших граждан СССР (около 18 млн. – мирные граждане), не менее 7 млн. граждан Германии, около 16 млн. китайцев (половина – мирные жители) и 6,2 млн. жителей Польши (5,6 млн. мирных жителей). Колоссальное число жертв среди мирного населения (две трети общего числа погибших) – еще одна причина того, что Вторую Мировую войну считают самой кровопролитной в истории человечества.

Ужасы 1939-1945 года стали следствием взрывоопасной смеси человеконенавистнической идеологии, расизма, национального превосходства, реваншизма, милитаризма, империализма, колониализма, левого экспансионизма, антикоммунизма и других явлений эпохи. Но в немалой степени война стала возможной из-за скрытых и явных интересов элитных групп, их политических предрассудков и фобий. Крупные финансово-промышленные корпорации, военные круги, дипломаты и партийные лидеры подталкивали Европу к войне, умело играя на нужных настроениях.

Кто-то пугал большевистской экспансией, кто-то призывал не повторять ужасов Великой войны 1914-1918 годов и любой ценой избежать новой войны (какая мрачная ирония!), а кто-то стремился обеспечить себе мнимые мирные гарантии или, наоборот, свободу рук, чтобы выиграть время (перехватить инициативу). Вторая Мировая война – прямое следствие чьей-то трусости, малодушия, недальновидности, бесстрашия, хорошего чутья и умения рисковать по-крупному (да простят меня жертвы войны и их родные).

Возможно, именно это, а не только сами по себе ужасающие масштабы и последствия войны, послужило основанием для создания Организации Объединенных Наций – глобального механизма предотвращения новой мировой катастрофы. Очевидно, слабость Лиги Наций в межвоенный период стала веской причиной для создания более надежного органа, который может вовремя остановить очередного «фюрера».

Но это будет потом, когда человечество начнет залечивать раны, нанесенные войной. Сражения в Европе, Северной Африке, Восточной Азии, в Северной Атлантике и западной части Тихого океана стали, помимо прочего, следствием громадного технологического рывка, который совершили Германия и Япония к началу войны. Прибавим рост военного производства в СССР, США, Франции, морское превосходство Великобритании – всё это было не просто историческими определениями, а вполне осязаемым воплощением масштабных технических достижений тех лет.

Реактивные артиллерийские системы «Катюша» и первые в мире баллистические ракеты «Фау-2», мощные подводные лодки и линкоры, тяжелые танки и бомбардировщики – Вторая Мировая война стала еще и самым крупным по масштабу столкновением армий и флотов. Совокупное число боевых самолетов, произведенных странами «Оси» и Антигитлеровской коалиции, составило почти 840 тысяч, - одной этой цифры достаточно, чтобы поразить воображение.

Однако Вторая Мировая война – это еще и огромная экономическая и социальная мобилизация десятков стран. Принцесса Елизавета, будущая королева Великобритании, в годы войны состояла в женском отряде самообороны и выучилась на механика-водителя санитарного автомобиля. Широкое использование женского труда в США и особенно СССР под лозунгом «Всё для фронта! Всё для Победы!» стало символом несгибаемости народов.

…Когда с высоты сегодняшних дней смотришь на те события, не перестаешь удивляться: как небольшая, пусть и богатая Германия смогла поставить на колени всю Европу от Ла-Манша до Немана? И как немцы в итоге проиграли, поставив себе на служение огромную военную машину оккупированных европейских стран? Ведь 22 июня 1941 года на Советский Союз напала не только Германия, а почти вся покоренная Европа, служившая Германии.

Профессор современной истории в Королевском колледже Лондона Ричард Овери цитирует бывшего министра иностранных дел Германии Йоахима фон Риббентропа, который в ожидании виселицы рассуждал о причинах поражения Рейха. Он назвал три основные причины: неожиданно упорное советское сопротивление, масштабные поставки вооружений и техники из США (то есть ленд-лиз) и успехи западных союзников в борьбе за превосходство в воздухе.

С немецким военным преступником фактически соглашается ненавистник СССР Збигнев Бжезинский. В своей книге «Еще один шанс…» он писал так: «Парадоксально, что разгром нацистской Германии повысил международный статус Америки, хотя она и не сыграла решающей роли в военной победе над гитлеризмом. Заслуга достижения этой победы должна быть признана за сталинским Советским Союзом, одиозным соперником Гитлера» (цитата из сборника «Великая шахматная доска», Москва, 2014, С. 535). Личное отношение пана Бжезинского к СССР никак не меняет его оценки роли страны в разгроме Германии. С цифрами тоже сложно спорить: с 22 июня 1941 года и до конца войны в Европе Германия потеряла на Восточном фронте 507 дивизий, еще 100 дивизий потеряли союзники Гитлера (История России. Отв. ред. А. Н. Сахаров. Москва, 2000, Т.3., СС. 464-465).

Есть и иной подход к оценке вклада стран Антигитлеровской коалиции: сначала в СССР, а теперь в России утверждали и утверждают, что программа помощи по ленд-лизу никак не помогла Москве разгромить немцев. В качестве «усредненного» мнения приведу слова российского историка, кандидата наук и доцента МГИМО Сергея Монина: «Конечно, это [ленд-лиз] было очень важно и нужно, тогда каждая мелочь была на счету: каждый танк, каждый самолет, каждая тонна бензина или продовольствия. Но это не главный фактор выживания Советского Союза – это однозначно. Да, помощь была очень существенной, но она не была решающим фактором нашей победы. Воевали мы, и это важно подчеркнуть».

И последнее. Я считал и продолжаю считать, что Вторая Мировая война – конечно, самая масштабная в истории, но отнюдь не самая серьезная по историческим последствиям. Я по-прежнему полагаю, что Первая Мировая война оставила гораздо более глубокий след в истории – по крайней мере, в Европе и на Ближнем Востоке. По большому счету, Вторая стала завершением незаконченных дел Первой (вспомним пророческие слова маршала Фоша о Версальском договоре «Это мир максимум на 20 лет»).

Первая Мировая война радикально изменила политическую карту Европы, привела к появлению первого в мире социалистического государства и заложила основы биполярного мира и, соответственно, «холодной войны». Вторая Мировая война лишь зацементировала биполярный мир и резко вывела Советский Союз в первые ряды мировых держав, отчасти вернув ему величие Российской империи, но уже с красными звездами вместо двуглавых орлов. А система международных отношений после 1945 года получила название Ялтинско-Потсдамской, и она сохраняется до сих пор, хоть и с большими изменениями и оговорками…

Часть 1 – вступление

Часть 2 – приход Гитлера к власти

Часть 3 – исторические корни немецкого фашизма

Часть 4 – нацистская пропаганда

Часть 5 – феномен популярности НСДАП в немецком обществе

Часть 6 – репрессивная система Третьего Рейха

Часть 7 – коллаборационизм и Движение сопротивления

Часть 8 – Пакт Молотова-Риббентропа (1)

Часть 9 – Пакт Молотова-Риббентропа (2)

Читайте также:

Мюнхен: война и бесчестье. Часть 1 / Часть 2 / Часть 3 / Окончание

* Мнения автора, высказанные в блоге, не обязательно совпадают с позицией редакции Radio Europa Liberă

«Только тоталитарный деспотизм в обеих странах мог решиться на такой одиозный противоестественный акт, - писал Уинстон Черчилль о Пакте Молотова-Риббентропа. – Тот факт, что такое соглашение оказалось возможным, знаменует всю глубину провала английской и французской политики и дипломатии за несколько лет».

«Всё, что я делаю, направлено против России. Если Запад слишком глуп и слеп, чтобы понять это, я буду вынужден договориться с русскими, разбить Запад и затем после его разгрома концентрированными силами обратиться против Советского Союза», - сказал Адольф Гитлер верховному комиссару Лиги Наций по делам вольного города Данцига Карлу Буркхардту 11 августа 1939 года (Внешняя политика Третьего Рейха,World Future Fund).

Российский военный историк Юрий Басистов полагает, что Пакт был выгоден обеим сторонам еще и с экономической точки зрения. Как пишет «Немецкая волна» со ссылкой на эксперта, до 22 июня 1941 года СССР поставил Германии 1 млн. тонн нефтепродуктов, 1,6 млн. тонн зерна, никель, марганцевую и хромовую руду, фосфаты, лесоматериалы, другие материалы. А Рейх поставил СССР военные самолеты, бомбардировочные прицелы, комплекты фугасных и осколочно-фугасных бомб, радиостанции, орудийные корабельные башни, пушки, различное промышленное оборудование и крейсер «Лютцов» (не полностью укомплектованный). Кроме того, Советский Союз получил кредит в 200 млн. рейхсмарок.

Однако гораздо более позорной страницей «дружбы» Гитлера и Сталина можно с уверенностью считать вступление Красной Армии в восточные районы Польши, то есть в Западную Украину и Белоруссию, 17 сентября 1939 года. Это было сделано под предлогом защиты украинского и белорусского населения, но выглядело именно как удар в спину польской армии. Уже 28 сентября СССР и Германия подписали Договор о дружбе и границе в развитие Пакта Молотова-Риббентропа и с целью окончательного раздела разгромленной Польши (как-то сами собой вспоминаются разделы Речи Посполитой в конце 18-го века).

Профессор истории Андрей Зубов называет Пакт «гнусным и аморальным сговором». «Его за спиной других заключали два тоталитарных режима, которые мало того, что ни в грош не ставили интересы своих народов, так еще и абсолютно игнорировали волю народов, территория которых подвергалась разделу, – говорит он «Голосу Америки». – Это и есть сговор. В данном случае сговор – не оценочная характеристика, а совершенно объективная и точная».

Профессор Игорь Чубайс напоминает, что Адольф Гитлер не забывал завещания Отто фон Бисмарка, который говорил, что Германия никогда не должна воевать на два фронта. «Поэтому… фюрер сначала договорился со Сталиным, обезопасил себя с Востока, чтобы потом подавить и почти полностью захватить Европу. А когда он это сделал, то напал и на Советский Союз. Вождь народов глубоко просчитался, что привело к трагическим последствиям как для всего мира в целом, так и для нашей многострадальной страны», - сказал Чубайс.

Доктор исторических наук Юрий Жуков указывает на просчет, допущенный советским руководством, а именно: недооценка технически нового «подхода» к ведению войны на фоне значительного отставания СССР от Германии по уровню оснащения армии и флота. «Мы, подписывая договор с Германией, почему-то считали, что Вторая мировая будет такой же, как и Первая, позиционная, в окопах. Поначалу всё вроде бы так и получалось, а нам остро нужно было примерно года три для завершения перевооружения армии, - рассказываетисторик. –Нам остро нужно было оттянуть войну до конца 1942 года, чтобы встретить её во всеоружии, мы знали: никуда от неё не уйти. Но не получилось».

Заместитель директора Центра польско-российского диалога и согласия Лукаш Адамски в беседе с «Голосом Америки» проводит параллели между Пактом Молотова-Риббентропа и Мюнхенским соглашением 1938 года. По его словам, после Мюнхена лидеры европейских стран были уверены, что с Гитлером можно договориться «по-хорошему», и что главное – не допустить войны. «То есть, Мюнхен произошел потому, что Франция и Великобритания считали, что это единственный путь к тому, чтобы на длительное время обеспечить мир в Европе и для этого хотели дать Германии чувство равенства с собой. А Пакт Молотова-Риббентропа был соглашением двух агрессоров», – подытоживает доктор Адамски.

«Если мы возьмем политическую карту Европы начала 1939 года, то мы увидим, что Эстония, Латвия и Литва были отдельными и независимыми государствами… Но если бы речь шла лишь о том, что СССР освободил эти страны от фашизма и оставил их в том положении, в каком они находились до начала Второй мировой войны, то они не испытывали бы ничего, кроме благодарности»,– говорит, в свою очередь, профессор истории из Эстонии Давид Всевиов.

Российский историк Борис Соколов называет утверждения о том, что подписание Пакта Молотова-Риббентропа позволило СССР лучше подготовиться к войне, «абсолютно лживыми». «Сталин, как и Гитлер, желал войны, и Пакт Молотова-Риббентропа был прелюдией ко Второй Мировой войне. Когда же Сталин заключал этот договор, он не верил Гитлеру и ожидал, что рано или поздно Гитлер на него нападет. Кстати, и Гитлер испытывал к Сталину такие же чувства, считая, что рано или поздно тот нарушит договор о ненападении. Так что дело было только в сроках – кто кого опередит», - сказал Соколов «Голосу Америки».

Наконец, посол России в Германии Сергей Нечаев опубликовал на днях в немецкое газете DieJungeWeltстатью. В ней он назвал подписание Пакта «тактическим шагом», поскольку европейские страны не поддержали инициативы СССР о создании системы коллективной безопасности, но зато «были заинтересованы в том, чтобы агрессия «Третьего рейха» повернулась в сторону Востока». «На этом фоне советское руководство решило заключить с Германией пакт о ненападении, чтобы выиграть время и подготовиться к неизбежному столкновению. Кстати, в это время многие государства Европы, среди прочих Великобритания, Франция и Польша, имели похожие соглашения с нацистской Германией», - указывает российский посол. По его словам, СССР добился отсрочки, которая была ему необходима для модернизации вооруженных сил и подготовки к неизбежной войне.

Окончание следует

Încarcă mai mult

XS
SM
MD
LG