Linkuri accesibilitate

Майя Санду: «Я хочу навести порядок в стране, и хочу, чтобы парламент это поддерживал»


Президент Республики Молдова Майя Санду

Президент Республики Молдова Майя Санду заявила в интервью Свободной Европе, что государственные институты страны по-прежнему остаются уязвимыми, и что обеспечить процветание граждан невозможно без проведения реформы системы правосудия.

Maia Sandu: Nu am de gând să inițiez schimbarea formei de guvernământ în R.Moldova
Așteptați

Nici o sursă media

0:00 1:01:24 0:00

Свободная Европа: Президент Республики Молдова Майя Санду в кишиневской студии Свободной Европы. Большое спасибо за то, что приняли наше приглашение. Республика Молдова отметила День суверенитета — 31 год прошел с момента принятия Декларации о суверенитете. Можно ли говорить о том, что это — единственный путь, по которому должна следовать страна?

Майя Санду: Можно говорить о тернистом пути, который мы прошли до сих пор, и о насущной необходимости улучшить ситуацию, укрепить государственные институты и повысить доверие людей к Республике Молдова. В то же время я настроена оптимистично и верю, что наше общество объединяется вокруг общих целей, а цель состоит в создании хороших условий жизни — здесь, у нас дома, для всех граждан.

Свободная Европа: Это дело сложное?

Майя Санду: Для этого, прежде всего, нужна ответственная власть. И когда я говорю «ответственная власть», я имею в виду важнейшие госинституты, включая парламент и правительство. У нас впереди есть надежда, предстоят досрочные парламентские выборы. Решать будут граждане, и я надеюсь, что они примут правильное решение об ответственном парламенте. Таким образом, ответственный парламент утвердит ответственных министров — это первый шаг. Но, помимо этого, очевидно, что все мы должны работать ради того, чтобы создавать именно те условия жизни, которые всем нам нужны.

Свободная Европа: Вы распустили высший законодательный орган, рассчитывая нас то, что будет создано новое правящее большинство, приоритетом которого станет проведение реформ?

Майя Санду: Досрочные парламентские выборы — это правильное, логичное и демократическое решение того политического кризиса, в котором мы находились все это время. Конечно, я хочу, чтобы в следующем парламенте появилось большинство честных людей, потому что только так мы сможем реализовать реформы, которых ждут граждане, в первую очередь, связанных с реформой правосудия и борьбой с коррупцией. Но важны и другие направления, позволяющие развивать экономику, помогающие людям иметь хорошо оплачиваемую работу здесь, у себя дома, чтобы жизнь их не заставляла скитаться по свету или прозябать в нищете.

Свободная Европа: Каким вы видите финал реформы правосудия? Почему я задаю вам этот вопрос — потому что множество политиков, нарушавших закон, каждый раз говорят, что в отношении них дела были сфабрикованы по политическим критериям, и большинство из них не признают себя виновными. В результате гражданин теряет доверие — и не понимает, что такое — реформа правосудия, и будет ли она означать, что те, кто лгал и воровал, окажутся на скамье подсудимых.

Майя Санду: Реформа юстиции означает наличие в системе только справедливых судей, которые чтят закон, руководствуются только законом, и на их решения влияет исключительно закон. Это и означает финал реформы правосудия.

А далее — очевидно, что при наличии справедливых судей, которые не участвовали в коррупционных схемах, которые не выносили спорных решений, которые не поддерживали определенные коррумпированные кланы (в прошлом или сейчас), — словом, тогда, когда у нас будут такие судьи, как и в других европейских странах, — например, как в Германии, в Италии или где-либо еще, тогда и политика будет делать свое дело, и суды. Тогда прекратятся дебаты о том, кто прав, кто нет, — закон должен быть единым для всех. В общем, нужны судьи, которые применяют закон в равной степени по отношению ко всем гражданам.

Свободная Европа: Однако, вы говорили о тех же задачах уже давно, а том числе, и когда вы возглавляли кабинет министров, и после того, как вы заняли пост главы государства, время идет, — почему же столь непросто провести реформу юстиции?

Майя Санду: Потому что в парламенте никогда не было достаточной поддержки для проведения указанных реформ, для принятия законов, которые позволят навести порядок в системе правосудия, у нас не было парламентского большинства ни для утверждения законов, ни для того, чтобы продвигать честных людей на высокие должности в судебной системе. Мы же видели несколько месяцев тому назад назначения в состав Высшей судебной палаты.

Все, кто был причастен к крупным кражам, будут привлечены к ответственности. 

Таким образом, у парламента очень важная роль, и как бы я ни хотела что-либо изменить, находясь на посту президента, некоторые вопросы решить не получается, — ведь нужно менять законы, принимать новые проекты, а без парламента этого сделать нельзя. Более того: честное парламентское большинство назначит честное правительство, а кабинет министров, в свою очередь, назначит честных людей на руководящие должности в другие агентства и структуры, начиная с Налоговой службы и таможни, Национального агентства по пищевой безопасности, в Совет по конкуренции и иные учреждения, находящиеся в подчинении законодательного органа.

Свободная Европа: Насколько вы оптимистично настроены, когда говорите гражданину, что он должен доверять судебной системе, и что расследование резонансных дел будет завершено?

Майя Санду: Это абсолютно необходимо, и мне жаль, что пока этого не произошло, однако, раньше или позже, но это обязательно случиться. Все, кто был причастен к крупным кражам, будут привлечены к ответственности.

Конечно, мы хотим увидеть более четкие и эффективные действия со стороны наших учреждений, но, в то же время, мы работаем с нашими партнерами по развитию, с другими странами, которые могут помочь нам в расследованиях и поисках украденных активов. Молдавские воры предпочитают покупать недвижимость в развитых странах, пользоваться там своими состояниями, — и потому совместные усилия наших институтов и стран-партнеров помогут в конечном счете получить ответы на все вопросы.

Свободная Европа: С того момента, как вы заняли пост президента, у вас было несколько встреч с генеральным прокурором. Что вы скажете об эффективности работы Генпрокуратуры?

Майя Санду: Действительно, у нас состоялся ряд дискуссий, и лейтмотивом обсуждений был вопрос о необходимости увидеть конкретные результаты в борьбе с коррупцией. Я постоянно говорила генеральному прокурору о том, что до тех пор, пока прокуратура не показывает конкретных примеров наказаний за масштабную коррупцию, коррупционеры продолжают чувствовать себя спокойно и продолжают воровать.

До тех пор, пока прокуратура не показывает конкретных примеров наказаний за масштабную коррупцию, коррупционеры продолжают воровать. 

Очень важно их отыскать, наказать, а также конфисковать активы тех, кто участвовал в воровстве. Хотя, возможно, более важно поставить заслон совершению коррупционных действий, потому что мы знаем, насколько сложно возвращать то, что было украдено у государства.

Самое главное, наипервейшая задача — не соглашаться с наличием коррупционных схем. Так что и ранее, и в дальнейшем я буду настаивать на том, что мы ждем, что прокуратура начнет работать эффективнее, мы ждем конкретных и более быстрых результатов. Я готова помогать, чем могу, включая внешнюю поддержку, где это необходимо, и я жду, чтобы генеральный прокурор продолжал говорить о том, что нужно для повышения эффективности работы прокуратуры, — и я, и вы, и все граждане Республики Молдовы ждут от прокуратуры прогресса.

Свободная Европа: Можно ли добиться отставки генерального прокурора, если дела будут затягиваться?

Майя Санду: Кардинальные реформы возможны, и я думаю, что мы двигаемся в этом направлении, что мы идем к серьезной реформе прокуратуры. А если мы не увидим конкретных результатов, если не будут устранены подозрения, существующие в отношении отдельных прокуроров, то это будет играть на руку коррумпированным группировкам.

Свободная Европа: Но мы видим, что многие из тех, кто фигурирует в наиболее резонансных делах, выступают с заявлениями на телеканалах...

Майя Санду: Они занялись политикой, пытаются попасть в парламент... Что ж, тут проблема в слабости государственных институтов, все эти коррупционеры пользуются слабостью госструктур, да и прокуратура остается слабой, — поэтому воры имеют наглость публично читать нам лекции, учить нас жизни и называть себя великими расследователями.

Прокуратура остается слабой, поэтому воры имеют наглость публично читать нам лекции.

Прокуратура — одно из первых учреждений, где нужны изменения, там надо укреплять потенциал, чтобы быть уверенными в том, что там работают люди, уважающие закон, а не те, кто пляшет под дудку коррумпированных группировок. Прокуратура и суды — вот с чего надо начинать!

Свободная Европа: Я часто слышу мнения граждан — и в стране, и за рубежом — о слабости госинститутов, и многие полагают, что это может привести к банкротству Республики Молдова.

Майя Санду: У нас есть шанс избавиться от коррупционеров на этих выборах, и я уверена, что все изменится, потому что на президентских выборах люди продемонстрировали свое желание видеть честных людей во главе страны, которые хотят и могут бороться с коррупцией. Повторяю, эти парламентские выборы для нас — очень хорошая возможность, чтобы у нас появились честные руководители во всех государственных учреждениях, чтобы реформы стали возможны.

У нас есть шанс избавиться от коррупционеров на этих выборах.

Да, это правда, до сих пор коррупция подавляла госинституты, делала их уязвимыми, и коррумпированные политики на ответственных должностях подрывали независимость учреждений, использовали их в личных и клановых интересах.

Свободная Европа: С 2014 года ведутся разговоры о краже миллиарда. Есть ли шансы узнать, что же это было?

Майя Санду: Мы ждем этого от Генпрокуратуры. Мы все время слышим, что они работают, что дела передаются в суд, но прогресс идет очень медленно, и объяснения, которые я слышала, заключались в том, что в прошлом, до 2019 года, прокуратура лишь мешала расследованиям, и теперь нужно проделать массу работы, чтобы выяснить все обстоятельства.

Я еще раз говорю о том, что в деле о хищении миллиарда есть возможность получить помощь на внешнем уровне. Мы открыты, и готовы помочь решить проблемы, стоящие перед прокуратурой, чтобы она работала быстрее. Но заниматься расследованиями мы не в состоянии, — президент по закону не имеет права расследовать кражу миллиарда, это компетенция прокуратуры, и все мы зависим от того, что делает прокуратура.

Понятно, что люди крайне разочарованы, ведь уже столько лет прошло с момента кражи миллиарда, а у нас до сих пор никто не был серьезно наказан, да и в том, что касается денег, — почти ничего не было возвращено. Всех это очень разочаровывает.

Свободная Европа: Что вы можете ответить тем политическим деятелям, которые говорят о том, что вы тоже голосовали за госгарантии правительства, предоставленные банковской системе в 2014 году?

Майя Санду: Во-первых, тут речь идет только об одной госгарантии. Есть доказательства того, что госгарантия была предоставлена мошенническим путем. Но также информация показывает, что деньги пошли на покрытие ущерба вкладчиков, людей, которые хранили свои деньги в этих банках — и которые ни в чем не виноваты.

Кража произошла до госгарантий, и госгарантия была нужна, чтобы в какой-то мере решить проблемы вкладчиков. Но много всего было и до госгарантий, и прокуратура должна расследовать все обстоятельства, включая и то, насколько корректными и законными были аргументы относительно первой и второй госгарантий, или же были манипулирования со стороны руководства Национального банка.

У хищения миллиарда много этапов, и — да, есть доказательства того, что деньги по первой госгарантии, к которой я не имею никакого отношения, ушли на счета офшорных компаний. Здесь должно отвечать тогдашнее правительство, прокуратура и Нацбанк, потому что все принимали участие в принятии тех решений.

Свободная Европа: Именно об этом я и спрашиваю вас, — вы говорите, что ответственность несет тогдашнее правительство, но в состав кабмина входила и Майя Санду, руководившая министерством просвещения?

Майя Санду: Я не участвовала ни в том заседании, ни в принятии того решения, и доказательств этому полно. Банковская кража состоит из массы элементов. Начиная со времен правления коммунистов, да и потом, после 2009 года, было много всевозможных схем, — люди приходили и брали кредиты, отнюдь не собираясь возвращать деньги.

Ежегодный объем незаконных финансовых потоков в Республике Молдова достигает миллиарда долларов.

Я никогда ни у кого не брала никаких денег в обход закона, в том числе, у государства, поэтому меня больше всего интересует, чтобы расследование проводилось в отношении всей цепочки лиц, и чтобы все было выяснено. В этом ограблении участвовало много воров, и, к сожалению, эта кража — не единственный случай, из-за которого мы потеряли деньги. Вы видели недавнее исследование, проведенное международными институтами, в котором говорится, что, помимо миллиарда, украденного через банковскую систему, ежегодный объем незаконных финансовых потоков в Республике Молдова достигает миллиарда долларов.

Свободная Европа: Вы имеете в виду отчет ООН, в котором говорилось об этой сумме?

Майя Санду: Верно.

Свободная Европа: Но куда идут эти деньги?

Майя Санду: Потоков хватает: и контрабанда, и отмывание средств, и всевозможные сомнительные операции, и госзакупки, посредством которых продолжают воровать, и все виды схем, и кражи на госпредприятиях. В последние месяцы мы обсуждали на Высшем совете безопасности ситуацию в той или иной компании — и видели, сколько было украдено на госпредприятиях, в том числе за последние месяцы и годы.

К сожалению, к этому причастны несколько политических партий. Да и о чем тут говорить, если, скажем, по делу Железной дороги было возбуждено около 40 уголовных дел, но ни одного дела прокуратура так и не довела до конца? Что это значит? Это означает, что те, кто воровали, не были наказаны — и что они продолжают воровать.

Существуют четкие примеры, когда люди воровали у государства или у частного бизнеса — я говорю о рейдерских атаках на частный бизнес, — так вот, когда у нас есть случаи наказаний, тогда те, кто вовлечен в крупную коррупцию, подумают, стоит ли рисковать. Но если они видят, что рисков нет, что они всегда могут поладить с прокурором, судьей и с кем-то из чиновников каких-то госучреждений, — тогда нас по-прежнему будут ежегодно грабить на миллиардные суммы.

Свободная Европа: Когда вы руководили правительством, многие чиновники поспешили покинуть страну. Но потом некоторые из них вернулись и теперь чувствуют себя здесь вполне комфортно, несмотря на разговоры о схемах и о контрабанде.

Майя Санду: Если вы помните, тогда Национальный центр по борьбе с коррупцией и прокуратура возбудили много дел, были и аресты, — но сразу же после отставки правительства арестованных отпустили. Я говорю о чиновниках из сферы здравоохранения, которых обвиняли в масштабной коррупции по делу о закупках лекарств и медицинского оборудования. Они были освобождены и восстановлены на работе, они руководят крупными учреждениями с серьезными бюджетами, а остальные дела были отправлены в архив.

И это все касается работы и НЦБК, и Генеральной прокуратуры, потому что, вероятно, поступило политическое указание, и люди его выполнили. Очевидно, что так нельзя остановить коррупцию. Нам нужны руководители институтов, которые честно выполняют свою работу, не слушая политических приказов и не имея дел с коррумпированными группировками. Только с такими людьми мы сможем изменить положение дел.

Свободная Европа: А что там с делом о сдаче в концессию международного аэропорта Кишинева?

Майя Санду: Ничего. В суде все заморожено, хотя мы еще в сентябре 2019 года подали иск по вопросу расторжения контракта — на том основании, что концессия аэропорта была проведена с нарушением закона, — но абсолютно ничего в суде не произошло. То же самое мы видим и по делу Шора в суде Кагула, не знаю, сколько лет уже длятся там судебные заседания.

Нам нужны судьи, которые не берут кульки с деньгами, которые строжайшим образом соблюдают закон. 

С другой стороны, мы обсуждали концессионную сделку с аэропортом на заседаниях Высшего совета безопасности, и известно, что прокуратура возбуждает дела, выясняет вопрос о том, тратились ли деньги, украденные в Banca de Economii, в аэропорту, — прокуратура устанавливает связь между двумя крупными коррупционными схемами, между кражей миллиарда и концессией аэропорта. Но выводов пока мы не увидели.

Постоянно слышны заявления, мол, «мы работаем», «мы работаем», но сколько лет еще потребуется — на этот вопрос ответа нет. Нам нужно упорядочить работу прокуратуры, и нам нужны судьи, которые не будут бояться рассматривать дела, связанные с крупной коррупцией, — судьи, которые не берут кульки с деньгами, которые строжайшим образом соблюдают закон.

Свободная Европа: С тех пор, как вы вступили в должность президента, вы побывали в нескольких европейских столицах. Недавно были визиты в Рим и Варшаву. О чем просили, что вам предлагали, и с какими результатами вы вернулись?

Майя Санду: Эти визиты являются доказательством открытости международного сообщества по отношению к Республике Молдова. Я выиграла выборы, продвигая антикоррупционную повестку и реформу правосудия, и это является сигналом того, что наше общество действительно хочет этих реформ, хочет построить справедливую и независимую судебную систему, избавиться от коррупции. Внешние партнеры готовы поддержать наши усилия.

Было множество приглашений, некоторые пришлось отложить из-за пандемии, но теперь, когда стало чуть легче, я собираюсь и в эти страны. Мы поехали в Италию еще и потому, что Италия является важной страной-членом Европейского союза, в том числе, в плане принятия решений по странам Восточного партнерства, и нам крайне полезно иметь поддержку на уровне всех государств. Я хотела поблагодарить власти Италии за их помощь, но также нам надо развивать сотрудничество, увеличивая поддержку Республики Молдова в Брюсселе, в институтах Евросоюза.

Свободная Европа: Но ведь Италия никогда не говорила о четкой перспективе [вступления в ЕС] для стран-соседей Европейского союза?

Майя Санду: Италия — это страна, которая хочет, чтобы Республика Молдова процветала, обеспечивала стабильность и безопасность на границе с Европейским союзом. Италия поддерживает наши усилия, но Италия, как и другие страны, говорит, что все зависит от того, как нам удастся сделать что-то здесь, у себя дома, улучшить положение дел, от того, насколько мы сможем построить подлинную демократию, и от того, как мы будем заботиться о гражданах.

Кроме того, Италия — это страна, с которой у нас идет экономическое сотрудничество, у нас есть инвестиции из Италии, у нас много компаний с итальянским капиталом, и мы хотим, чтобы сотрудничество продолжалось. Помимо этого, у нас есть в Италии диаспора, которая, вероятно, является крупнейшей. Я отправилась с визитом и для того, чтобы обсудить проблемы диаспоры, и, в том числе, подписать соглашение о социальной защите, — хотя оно лишь старт, и всех наших проблем оно не решает.

Свободная Европа: Что это за соглашение, которого ждали столько лет?

Майя Санду: Это соглашение упрощает методы расчета и получения пенсий для граждан, которые работали в Италии и возвращаются на родину. Конечно, у нас есть и другие задачи по социальной защите наших людей, которые там работали, это только начало.

Да, над соглашением стороны работали давно, но мой визит ускорил его подписание, и я думаю, что это важно, — в декабре, после вступления в должность, я разговаривала с послом и сказала, что мы хотим ускорить шаги для подписания соглашения, — а последующий визит нам в этом только помог.

Мы бы подписали и другое соглашение, если бы не изменение позиций со стороны нашего министерства образования, текст соглашения о признании дипломов уже был согласован, мы намеревались его подписать, но минобразования вдруг решило внести какие-то новые пункты, и это сделало подписание невозможным, — теперь нужен перезапуск переговорного процесса, и я не думаю, что это правильно. Лучше подписать рамочное соглашение, после чего можно над ним работать и улучшать.

Кстати, то же самое произошло и в отношении соглашения об упрощении процедуры признания водительских прав для наших граждан в Германии. У нас были договоренности, которые, как минимум, удешевляют или значительно снижают финансовые затраты на получение водительских прав в Германии. И на последних ста метрах вмешалось молдавское министерство внутренних дел, не знаю, специально ли, которое решило внести ряд изменений, что серьезным образом затормозило весь процесс.

Свободная Европа: А как вы объясняете подобные действия правительственных структур?

Майя Санду: Я не хочу выступать с обвинениями, потому что не знаю, было ли это просто недопониманием — или же целенаправленным действием. Скорее, думаю, что это — непонимание положения дел, но наши люди ждут результатов, и нам нужно действовать быстро. Впрочем, повторяю, многое еще предстоит сделать для наших сограждан, и хорошо, что есть открытость, но очень важно и доверие на уровне руководства страны.

Свободная Европа: Вы посетили Германию, Италию, Польшу и Бельгию, но готовы ли вы сказать, когда Республика Молдова будет готова подать заявку на членство в ЕС?

Майя Санду: Эти визиты нужны для того, чтобы получить поддержку в решении насущных проблем, и вы знаете, что мы много говорили о вакцинах, о медицинском оборудовании — и мы получили помощь. Мы много говорили о восстановлении экономики, и вот, было объявлено о поддержке со стороны Европейского союза на сумму 600 млн евро. И здесь надо сказать, что Республика Молдова является первой страной Восточного партнерства, получившей подобное обещание со стороны ЕС. Поэтому моей главной заботой всегда были сегодняшние проблемы страны, насущные нужды.

Свободная Европа: Но пока 600 миллионов евро — это лишь обещание?

Майя Санду: Это обещание, и, очевидно, оно зависит от качества правления. Некоторые ресурсы, адресованные местным публичным властям, зависят от этого в меньшей степени, но деньги, выделяемые на инфраструктурные проекты, например, на реабилитацию дорог или на проекты по энергоэффективности, а также средства, поступающие в качестве бюджетной поддержки, разумеется, зависят от качества следующего правительства и от поддержки, которую кабмин получит в парламенте.

Кстати, о визите в Польшу, где нас очень тепло принимали. В Молдове при поддержке Польши внедряется много проектов на местном уровне, и я хотела получить подтверждение, что эти проекты будут продолжены. В то же время нам нужно выстраивать еще более тесные отношения с Польшей, начиная с вопросов региональной безопасности. А в среднесрочной перспективе, конечно, мы хотим получить поддержку и наших проевропейских устремлений, но я прекрасно понимаю, что тут все зависит от нас, — почти все зависит от нас.

Добьемся успеха в построении настоящей демократии, в предоставлении людям экономических возможностей здесь, дома, докажем и нашим гражданам, и внешним партнерам, что власть руководит страной честно, — и вот когда будет реальный прогресс, не только на словах, но и на деле, тогда у нас будет больше шансов для следующего этапа интеграции в Европейский союз.

Свободная Европа: Написать заявку не так уж сложно...

Майя Санду: Это как раз самое простое.

Свободная Европа: И доставить заявку в Брюссель тоже не составит большого труда...

Майя Санду: Когда вы ее пишите, вы должны пользоваться доверием.

Свободная Европа: Многие задаются вопросом — вы часто бываете на Западе, но когда вы отправитесь в Москву?

Майя Санду: У меня было несколько визитов на Запад, есть до конца года и другие приглашения. А с Москвой мы пока еще не обсуждали возможный визит. Мы открыты, у нас в повестке есть серьезные проблемы, да и в целом повестка сложная... Я буду вести переговоры со всеми, чтобы решить проблемы, с которыми сталкивается Республика Молдова.

Свободная Европа: А это вы должны попросить о визите в Москву, или же российская сторона должна вас пригласить?

Майя Санду: Эти вопросы обсуждаются на дипломатическом уровне, приглашения согласовываются. До сих пор я совершала визиты по приглашению моих коллег из других стран.

Свободная Европа: Недавно состоялась встреча Байдена и Путина, думаю, вы наблюдали за российско-американским диалогом. Как эти переговоры — или потепление отношений между Белым домом и Кремлем — могут повлиять на ситуацию в регионе, в том числе в Республике Молдова?

Майя Санду: Ситуация довольно сложная, это не новость и ни для кого это не секрет, и мы очень обеспокоены тем, что происходит в нашем регионе.

Свободная Европа: Что вас больше всего беспокоит?

Майя Санду: Мы очень переживали, увидев российскую армию на границе с Украиной, мы знаем, что на территории нашего соседа идет открытый конфликт, и это всегда очень тревожит. Мы хотим мира, мы хотим спокойствия, мы хотим сосредоточиться на нашей внутренней повестке, которая очень непростая, нам есть, что делать, и надо решать множество проблем.

Мы небольшая страна, мы уязвимы, в том числе и потому, что у нас слабое государство со слабыми институтами, и поэтому для нас очень важен мир в регионе. Это означает, прежде всего, продолжение выстраивания очень хороших отношений с соседями, потому что региональная безопасность — это ответ на региональные вызовы и риски...

Свободная Европа: А крупные державы интересуются Республикой Молдова?

Майя Санду: Конечно, так что и отношения между крупными державами также очень важны. Состоялась первая дискуссия, давайте посмотрим, что будет дальше. Мы хотим, чтобы нас уважали, чтобы уважали наш выбор и территориальную целостность. У нас есть замороженный конфликт, который мы хотим разрешить. Мы хотим решить его мирным путем, с уважением территориальной целостности, как я уже сказала, и в условиях функционального государства. Любое решение должно сохранять функциональность государства Республика Молдова.

Свободная Европа: И до вас президенты Республики Молдова просили вывести российскую армию, но когда вы повторили просьбу в адрес России, об эвакуации боеприпасов и войск с левобережья Днестра, последовала негативная реакция...

Майя Санду: Вероятно, это потому, что во время мандата предыдущего президента Республики Молдова мало говорилось об официальной позиции Республики Молдова, а именно о том, что российские войска должны быть выведены с нашей территории. Вероятно, в Москве забыли, что такое официальная позиция Республики Молдова. Я очень четко повторила эту позицию, и я слышала, какова позиция России, которая, к сожалению, не изменилась.

Проблема складов с вооружениями — это опасность, и я надеюсь, что мы сможем достичь соглашения достаточно быстро, чтобы обезопасить окрестные населенные пункты, — а угроза очень велика и более чем реальна.

Свободная Европа: Насколько продуктивны, по-вашему, переговоры в формате «5+2»?

Майя Санду: У нас было несколько дискуссий с участниками этого формата, недавно состоялась дискуссия в формате «3+2», я встретилась с посредниками и наблюдателями, мы обсудили необходимость нового подхода, — нам нужен четкий план — что означает реинтеграция страны, нужны очень четкие цели.

Свободная Европа: То есть, тактика малых шагов не принесла тех результатов, на которые рассчитывала Республика Молдова?

Майя Санду: С помощью тактики малых шагов пытались решать некоторые отдельные проблемы, но эти шаги не вели к реинтеграции. Конечно, всегда нужен переговорный формат, чтобы не допустить дестабилизации ситуации, это все еще очень актуально, но в целом нам нужна стратегия, которую поддерживает общество, стратегия по поводу того, что означает процесс реинтеграции, каковы его этапы и конечная цель. Цель должна быть предельно ясной — воссоединение страны и, соответственно, создание условий для всех граждан, создание равных условий.

Но так как быстрых решений не существует, мы должны сделать все, чтобы позаботиться о гражданах Республики Молдова, вне зависимости от того, находятся ли они на правом или на левом берегу.

Во время пандемии мы помогали с вакцинами, недавно я вновь обратилась к премьер-министру Чокою с просьбой выделить вакцины для наших сограждан на левом берегу Днестра — как те, что были получены в качестве пожертвований, так и те, что были закуплены (до сих пор выделялись только вакцины, поставленные в виде помощи). В конце концов, мы заинтересованы в том, чтобы все были здоровы, и чтобы мы как можно быстрее справились с пандемией.

Свободная Европа: Много говорилось о том, что Республика Молдова, власти страны должны подготовить проект относительно статуса приднестровского региона. Можете ли вы сказать, существует ли подобный проект?

Майя Санду: Я его не видела и не думаю, что такой документ есть. Считаю, что нужно начинать работать над документом, который обеспечит процесс реинтеграции Республики Молдова.

Свободная Европа: Я спрашивала о возможном визите в Москву, спрошу и о том, нет ли намерений посетить Соединенные Штаты Америки?

Майя Санду: Этот визит еще не согласован. Мне удалось побывать в нескольких европейских странах, но более дальних визитов пока не планировалось.

Свободная Европа: Вы с самого начала говорили о том, как важны отношения с соседями, сотрудничество Республики Молдова с Киевом и Бухарестом. Вы настаивали и на том, чтобы выяснить, почему не сдан в эксплуатацию газопровод Яссы-Кишинев. Есть ли ответ?

Майя Санду: Я считаю, что у нас прекрасные отношения с Бухарестом, и хочу выразить признательность за огромную поддержку, за помощь с вакцинами и медоборудованием, — в марте было очень важно начать вакцинацию медицинского персонала, остановить смертность среди врачей и медработников.

Что же касается газопровода, — там продолжаются работы по прокладке труб на территории Румынии. Вначале строился газопровод малой мощности, для нужд населенных пунктов Румынии, сейчас его нужно увеличивать. Со своей стороны, мы продолжаем настаивать на строительстве станций по взаимоподключению с Румынией линий электропередач, — это пункты Вулкэнешть и Вулкэнешть — Кишинев. Это чрезвычайно важные проекты.

Свободная Европа: А когда пойдет газ?

Майя Санду: Не могу сказать вам точно, но, насколько я понимаю, речь идет о сроке в год, не больше.

Свободная Европа: Тут бы надо знать и позицию Газпрома?

Майя Санду: Это наш выбор. Этот газопровод не принадлежит MoldovaGaz и Газпрому, потому что в случае с другими газопроводами у нас есть проблемы, и следующий парламент должен принять закон, который разделяет MoldovaGaz на две части, решая вопросы с транспортировкой.

И тогда у нас будет больше независимости и гибкости, чтобы покупать и у Украины. Но газопровод, который мы построили с Румынией, очевидно, никак не связан с MoldovaGaz и Газпромом, и нам не нужно их согласие на использование этого газопровода.

Свободная Европа: Продолжит ли Республика Молдова закупать электроэнергию в Кучурганах?

Майя Санду: Много чего надо сделать Республике Молдова, чтобы получить доступ к альтернативам, — прежде всего, уже этой осенью Национальному агентству по регулированию в энергетике необходимо утвердить новые правила на рынке электроэнергии, что даст нам больше гибкости, в том числе, чтобы покупать и в Украине. А с Румынией надо сначала сдать в эксплуатацию новую станцию, в Вулкэнешть, и, кстати, это должно было случиться еще в 2019 году.

В 2017-м были подписаны соглашения о финансировании, но только сейчас проект начинают реализовывать. И мы опять говорим о качестве управления, о противодействии отдельных лиц альтернативе Кучурганам, — думаю, что тут даже нечто большее, нежели нежелание, потому что деньги есть, деньги взяты в долг в европейских банках, деньги доступны с 2017 года. А мы только сейчас начинаем финансирование этого проекта.

Свободная Европа: Ну, если уж мы говорим об энергоресурсах, — спрошу вот о чем. Часто звучит вопрос о росте тарифов на топливо, и президента обвиняют в том, что глава государства не контролирует эти повышения цен...

Майя Санду: Не все понимают, что у президента нет рычагов влияния на цены или на госинституты, которые должны предотвращать чрезмерное повышение цен. Если речь идет о солярке, то у нас же есть Совет по конкуренции...

Свободная Европа: Речь в целом о повышении цен на топливо.

Не все понимают, что у президента нет рычагов влияния на цены.

Майя Санду: Мы видим полнейшее бездействие Совета по конкуренции! Мы вызвали их на заседание Высшего совета безопасности, сказали им все, что о них думаем, но ведь они знают, что только парламент может наложить на них санкции, только парламент может уволить руководство и изменить там положение вещей. Соответственно, их реакция была минимальной, если вообще была.

Я обращалась в парламент с предложением принять хотя бы закон о введении ценовых ограничений, парламент утвердил очень плохой закон, но в любом случае нам нужно было хоть что-то. Жду, когда следующий парламент внесет поправки. А еще мы хотим видеть действия со стороны НАРЭ, потому что до сих пор у НАРЭ почти не было рычагов для предотвращения неправомерного увеличения цен.

Конечно, есть и рыночные механизмы, и мы не можем их игнорировать, но когда у нас есть картельный сговор, когда все компании устанавливают одинаковые цены, когда цены растут одновременно, — это не рыночная экономика. И еще: за последний год цены на международных рынках резко падали, но в Республике Молдова снижений как-то не случилось.

На этом нельзя заниматься злоупотреблениями, нельзя наживаться на бедных людях, у нас в прошлом году из-за засухи сильно пострадало сельское хозяйство, в этом году слишком много дождей, нужно все же проявлять солидарность...

В общем, понятно, что государственные институты слабы, но давайте их консолидируем, чтобы у нас не было экономических агентов, пытающихся воспользоваться этой слабостью госструктур и набивать карманы, пока страдают другие. Если не развивать сельское хозяйство, то что мы будем есть?! Если одни не заработают, то у кого будут деньги на машины и на бензин?

Нам следует проявлять больше солидарности и взаимопонимания, а не радоваться тому, что Совет по конкуренции не работает, — ну, так вперед, давайте этим злоупотреблять!..

Свободная Европа: Вы упомянули, что ряд структур подчиняются парламенту, а я хочу, чтобы вы поразмышляли о том, как гражданин должен понимать существующую форму правления в Республике Молдова?

Майя Санду: Да, это странно, почему граждане активнее идут на избирательные участки при избрании президента, несмотря на то, что у президента страны меньше полномочий, чем у парламента. Наверное, легче поверить одному человеку, нежели ста одному...

Тем не менее, форма правления у нас — парламентская, и, конечно, у парламента наибольший объем полномочий, — потому и важны парламентские выборы. Да, очень важно иметь честного президента, который заботится о гражданах и помогает решать проблемы страны, да, нужен президент, который достойно представляет государство и может принести пользу и стране, и гражданам. Но очень важен парламент!

Как я уже говорила, именно парламент назначает правительство, а правительство реализует политику, одобренную парламентом. Также парламент назначает руководителей других подчиненных ему структур, и мы должны все это знать и учитывать во время парламентских выборов.

Свободная Европа: Если бы парламентское большинство поддерживало президента, стала бы г-жа президент настаивать на изменении формы правления?

Надеюсь, что граждане будут выбирать честных представителей в парламенте, которые будут представлять их, а не мафию и коррумпированные кланы.

Майя Санду: Я не настаиваю на каких-либо изменениях. Безусловно, я хочу навести порядок в стране, и хочу, чтобы парламент это поддерживал. У нас был очень плохой опыт с парламентами, состоящими из коррумпированных людей, которые попали туда, наплевав на правила демократии, купив голоса, с помощью пропаганды, используя слабость госинститутов... Сейчас у нас есть возможность все изменить, и я надеюсь, что граждане будут выбирать честных, таких своих представителей в парламенте, которые будут представлять их, а не мафию и коррумпированные кланы.

Свободная Европа: Исчезнет ли противостояние двух ветвей власти — президентской и парламентской — после 11 июля?

Майя Санду: Я надеюсь, что политический кризис закончится. Я надеюсь, что парламент станет партнером, что вместе с коалицией, парламентским большинством мы сможем реализовать наши проекты и выполнить обязательства, которые мы на себя взяли, за которые голосовали люди.

Я получила внушительное число голосов избирателей, которые высказались за то, чтобы навести порядок, реформировать судебную систему, остановить коррупцию, создать экономические возможности. И мне очень хочется, чтобы в парламенте были люди, которые работают именно ради этих целей, а не обслуживают воров, схемы, и т.д.

Свободная Европа: Если бы пропрезидентская партия «Действие и солидарность» получила большинство, будет ли она настаивать на люстрации?

Майя Санду: Закон о люстрации может быть разным. В классическом смысле люстрация означает отстранение людей, которые работали при советском режиме, во время коммунистического режима, — сейчас, вероятно, это менее актуально, потому что уже сменились поколения.

Свободная Европа: Возьмем более продолжительный период...

Майя Санду: Когда мы говорим о законе о люстрации у нас, мы, граждане, смотрим на это с точки зрения коррупции, — чтобы те, кто был вовлечен в коррупцию, перестали работать. Я поддерживаю такую идею: те, в отношении кого есть доказательства причастности к коррупции, больше не смогут работать в госсекторе.

Проблема в том, что ни я, ни вы не можете определить, кто коррумпирован, а кто нет, — это может сделать только прокуратура.

И тут все зависит от того, что говорит прокуратура, что говорит Нацагентство по неподкупности, — а мы уже видели примеры с выдачей справок о неподкупности самым коррумпированным лицам...

Таким образом, мы не можем быть уверенными в выводах Агентства по неподкупности, и если прокуратура не начнет действовать быстро, потребуются годы и годы на то, чтобы узнать, кого включать в списки. И хотя мы знаем, кто там, в списке коррупционеров, — но! Нужен документ, выводы учреждения, обладающего соответствующими прерогативами.

Свободная Европа: У вас очень плотный график — есть ли время на общение с мамой, с близкими людьми?

Майя Санду: По телефону — да. Надеюсь, что скоро у нас будет хорошее правительство, с которым мы будем работать, и хороший парламент, с которым мы тоже будем работать, разделяя обязанности.

Мама моя все понимает, и хоть она уже в возрасте, она приезжает в гости, — надеюсь, что и в ближайшие три с половиной года, сколько осталось моего мандата, она так же все будет понимать — и не будет расстраиваться от того, что я не могу к ней выбраться.

Свободная Европа: Многие пожилые люди с очень скромной пенсией часто просят меня задать вам такой вопрос: как вы думаете, как прожить на пенсию в размере до двух тысяч леев?

Я очень надеюсь на то, что следующее правительство, к концу этого года, увеличит пенсии или выплатит компенсации.

Майя Санду: Я просто не представляю, как пожилой человек справляется с нашими ценами на лекарства, с нашими тарифами на тепло, электроэнергию, и т.д. Поэтому я очень надеюсь на то, что следующее правительство, к концу этого года, увеличит пенсии или выплатит компенсации, если не из соцфонда, то из фондов соцпомощи.

Я буду настаивать — и очень надеюсь, что следующее правительство выполнит мою просьбу — на доведении минимального уровня пенсий до двух тысяч леев. Это — минимум! Знаю, что и этого недостаточно, но в качестве первого шага это поможет многим.

Свободная Европа: А вы хотели бы получить всю полноту власти — и президентскую, и власть парламента, и правительство?

Майя Санду: Я хочу работать с честными людьми, потому что это единственный способ изменить ситуацию. Коррупция — серьезное препятствие на пути к нашим целям, серьезное препятствие для использования внутренних ресурсов и привлечения ресурсов внешних.

В отношениях с внешними партнерами я пользуюсь определенным уровнем доверия, и все партнеры хотят нам помочь — и Европейский союз, и другие. Они открыты для новых проектов, но этого мало.

Свободная Европа: А оппоненты говорят, что вы продаете Республику Молдова иностранцам...

Майя Санду: Это что-то странное... Людей нужно судить по конкретным делам. Что делаю я? Привлекаю средства для поддержки экономики, привлекаю средства для поддержки проектов на местном уровне, — чтобы у людей появился доступ к воде и канализации. Спросите мэров — основная часть ресурсов поступает из внешних источников.

Внутренние ресурсы наполовину разворовываются, распределяются неправильно, по политическим критериям, и мы уже дошли до того, что наши мэрии могут развиваться только за счет внешних проектов. Да, внешняя помощь очень важна, но она должна дополнять внутренние вложения...

Повторю еще раз: мало, что страну возглавляет честный человек. Чтобы пришла внешняя помощь, партнеры должны быть уверены в том, что в правительстве не будет воровства, что в парламенте не будут приниматься неправильные решения. Нужны честные партнеры, независимо от того, какие партии они представляют. И потому нужны партии с честными людьми!

XS
SM
MD
LG