Linkuri accesibilitate

«Младшие братья» чекистов. Как КПСС и КГБ правили Восточной Европой


Инсталляция в здании бывшего КГБ Латвийской ССР в Риге

"Поиск "реакционных элементов" шел повсюду. Ими считались очень разные люди: офицеры довоенных времен, летчики, воевавшие с нацистами в составе британских ВВС, бывшие бойцы интербригад во время гражданской войны в Испании, ведущие представители церкви, члены "Сокола" и других некоммунистических спортивных и любительских объединений, крестьяне, не согласные с коллективизацией…"

Так описывает обстановку в Чехословакии в конце 1940-х годов историк Рудольф Кролл в своей биографии коммунистического вождя этой страны Клемента Готвальда. Охоту на "реакционеров" вели сотрудники госбезопасности, к тому времени ставшей орудием Коммунистической партии, в свою очередь, внимательно прислушивавшейся к распоряжениям из Кремля.

Нечто подобное происходило в те же годы и в других странах Центральной и Восточной Европы (ЦВЕ), где проводились политические процессы, жертвами которых становились вначале "реакционные элементы", а затем и оказавшиеся по тем или иным причинам подозрительными коммунистические функционеры. Так, в Венгрии в 1949 году был осужден и казнен вместе с несколькими приближенными экс-министр внутренних дел Ласло Райк, до этого сам организовывавший репрессии. Три года спустя такая же участь постигла бывшего генерального секретаря чехословацкой компартии Рудольфа Сланского.

О коммунистических репрессиях в бывших "странах народной демократии" вспоминают до сих пор – хотя по масштабам они были более скромными, чем сталинский "большой террор" в СССР. Возможно, восточноевропейцам просто повезло: Сталин умер в 1953 году, а его наследники решили приостановить машину репрессий как в самом Советском Союзе, так и в странах, ставших на 40 лет его сателлитами.

Ролик со статистикой жертв коммунистического режима в Чехословакии

Тем не менее жесткий контроль за подозрительными гражданами и целыми социальными группами со стороны коммунистических спецслужб сохранялся в большинстве случаев до самого конца правления восточноевропейских компартий. Подробные данные о том, как создавались, развивались и работали спецслужбы бывших соцстран, являвшиеся главным инструментом этого контроля и политических репрессий, собраны в уникальной энциклопедии "Чекисты. Органы госбезопасности в европейских странах советского блока 1944 – 1989", новое, расширенное издание которой недавно вышло в Праге. До этого объемистый сборник, подготовленный коллективом историков из нескольких стран ЦВЕ при участии западных коллег, выдержал уже несколько изданий – польское, венгерское, английское. Авторы не теряют надежды на то, что когда-нибудь появится и русская версия книги, в которой есть раздел, посвященный деятельности КГБ СССР, прежде всего связанной с Центральной и Восточной Европой.

На вопросы Радио Свобода ответил один из авторов и редакторов энциклопедии "Чекисты" Павел Жачек – чешский историк, бывший сотрудник Института по изучению тоталитарных режимов, ныне депутат парламента Чехии от оппозиционной Гражданской демократической партии.

Павел Жачек
Павел Жачек

– Как формировались спецслужбы стран Восточной Европы после Второй мировой войны? Известно, что большую роль в этом играли так называемые "советники" из советских спецслужб. Какую именно?

– Советские спецслужбы пытались оказать влияние на формирование структур госбезопасности в странах Центральной и Восточной Европы с того момента, как в эти страны в конце Второй мировой войны вступила Красная армия, покончив с немецкой оккупацией или свергнув местные пронацистские режимы. Делалось это за счет протекции, которую советские органы оказывали местным коммунистам и собственным агентам из числа граждан стран Восточной Европы, прежде всего тем, кто прошел специальное обучение в СССР в годы войны.

Главной целью был захват власти. Где-то это произошло почти сразу, где-то – через несколько лет. Службы безопасности использовались местными коммунистами и стоявшими за их спиной советскими органами для борьбы с оппозицией. В Польше, например, силовые структуры практически сразу, с 1944 года, оказались под коммунистическим контролем. В Чехословакии, наоборот, коммунистическая инфильтрация была постепенной, но в основном завершилась в течение трех лет, и эти органы были использованы КПЧ при захвате власти в феврале 1948 года.

Преследование остатков оппозиции, репрессии, запугивание, создание системы лагерей. Всё по образцу СССР


После прихода коммунистов к власти у спецслужб появилась другая задача: активное участие в трансформации общества в соответствии с советской, сталинской моделью. А для этого была необходима "зачистка" общества – преследование остатков оппозиции, репрессии, запугивание, организация политических процессов, создание системы лагерей как уменьшенной копии советского ГУЛага. Всё по образцу СССР.

– Кто, собственно, шел в "чекисты" в Восточной Европе? Что это были за люди и что ими двигало? Это был хороший способ сделать карьеру?

– Безусловно, но не только. Среди них хватало, по крайней мере поначалу, убежденных коммунистов. Для этих людей был характерен особый взгляд на государственность: они были патриотами партии в большей мере, чем своей страны. А коммунистические партии служили орудием интересов Советского Союза - "общей родины всех трудящихся", согласно большевистской доктрине. Плюс к тому – непосредственное советское влияние, прежде всего со стороны "советников" из СССР, прикомандированных к спецслужбам стран, ставших сателлитами Москвы. Советники должны были присматривать за своими местными коллегами.

– Эта ситуация как-то менялась за 40 лет советского господства в Восточной Европе? Спецслужбы стран региона становились более автономными, или было по-прежнему прямое подчинение КГБ?

– Местные чекисты ощущали себя чем-то вроде сотрудников большой корпорации со штабом в СССР. Исходя из изученных нами документов, можно сказать, что многие из них чувствовали себя в большей степени подчиненными Москве, чем Праге, Варшаве или Будапешту. Были случаи, когда восточноевропейские чекисты передавали советским коллегам сведения, которые не сообщали партийно-государственному руководству собственных стран. Советская сторона воспитывала чекистские кадры: каждый год в СССР организовывались те или иные совещания или курсы для сотрудников аппарата госбезопасности стран-сателлитов. Так укреплялись не только профессиональные, но и личные связи.

До середины 50-х годов всё это было неформально. Только после 1956 года, после ХХ съезда КПСС и событий в Польше и Венгрии, происходит формализация сотрудничества в этой сфере, заключаются конкретные соглашения между СССР и странами нашего региона. Но в Восточной Европе остаются советники из КГБ – с большим влиянием, к их мнению в странах-сателлитах прислушивались на правительственном уровне. Зачастую это мнение воспринималось как приказ из Москвы, который нужно выполнить.

Обложка чешского издания книги "Чекисты"
Обложка чешского издания книги "Чекисты"

– В вашей книге отмечается, что некоторым исключением была Румыния.

– Да, Румыния являлась, начиная с 60-х годов, весьма специфической частью советского блока. Ей единственной удалось добиться от Кремля отзыва советников. Это были очень драматичные переговоры, которые вел румынский коммунистический вождь Георгиу-Деж незадолго до своей смерти в 1965 году. СССР не решился применить к Румынии силу, как ранее к Венгрии и позднее – к Чехословакии. Но с тех пор Румыния – это был уникальный случай в истории соцлагеря – стала, как западные страны, объектом работы спецслужб СССР и его восточноевропейских сателлитов. Похожий момент, но очень краткий, был и в отношениях с Чехословакией в 1968 году, в период "Пражской весны" и сразу после вторжения – до тех пор, пока Москва не добилась устранения реформистски настроенных коммунистов и их союзников из числа сотрудников органов безопасности ЧССР и их замены "проверенными кадрами".

– В чем были сильные стороны восточноевропейских чекистов?

– Поначалу эти спецслужбы служили скорее "сторожевыми псами" своих коммунистических режимов и их советской метрополии. После того, как нравы несколько смягчились и первая, сталинистская фаза коммунистического господства закончилась, восточноевропейские чекисты довольно неплохо освоили разведывательные приемы и технологии. Это была и вербовка граждан западных стран, и нападения на эмигрировавших противников режима (вроде широко известного убийства болгарского диссидента Георгия Маркова). В чем-то разведки восточноевропейских стран чувствовали себя вольготно благодаря покровительству большого медведя за спиной – СССР и его спецслужб. Они порой позволяли себе больше по разведывательной линии, чем могли бы в нормальных условиях разведки столь небольших стран – но, естественно, действовали в рискованных случаях по согласованию с Москвой и рассчитывали на содействие советских коллег. В этом отношении "содружество чекистов" действительно работало.

– Чекисты всегда говорили о своей преданности Коммунистической партии. В Восточной Европе так и было – или есть данные о том, что им случалось вести и собственную политическую игру?

– Можно говорить о том, где преданность чекистов правящей партии была наивысшей – в Румынии и Восточной Германии. И там же репрессии были наиболее брутальными и последовательными, хотя во всех советских сателлитах конец 40-х – первая половина 50-х годов - время очень жестокое. Скажем, в Чехословакии тогда прошли политические процессы, связанные с именами Милады Гораковой (1950) и Рудольфа Сланского (1952). В этот период презрение к ценности человеческой жизни, проявленное чекистами, было абсолютным. Потом, после ХХ съезда КПСС, в связи с политическими изменениями они были вынуждены освоить более "мягкие" методы работы, в том числе с диссидентами. Расширялась агентурная сеть, под контроль брались целые общественные группы – например, молодежь или интеллигенция.

В целом же объем деятельности спецслужб был так велик, что эта деятельность неизбежно становилась частью политического процесса. Механизмы контроля за спецслужбами не всегда были достаточными. Скажем, применительно к событиям ноября 1989 года в Чехословакии – "бархатной революции" существуют версии о вовлеченности в нее представителей StB, тогдашней коммунистической госбезопасности. Тайная полиция потому и называется тайной, что скрывает весь объем своей деятельности. И понятно, что, исключая откровенно конспирологические версии, историки тем не менее до сих пор ищут ответы на вопросы, связанные с тем, на что и как пыталась влиять тайная полиция в дни, когда рушился коммунистический режим.

Одно из последних совещаний руководителей спецслужб стран советского блока. Восточный Берлин, 1988 год
Одно из последних совещаний руководителей спецслужб стран советского блока. Восточный Берлин, 1988 год

– Как складывались карьеры сотрудников госбезопасности после смены режима?

– Каждая страна по-своему подходила к этой проблеме. В каком-то смысле экстремальный случай – это бывшая ГДР, де-факто поглощенная ФРГ, власти которой осуществили полную чистку аппарата спецслужб – равно как и полиции, и судебной системы. Там произошел в этом плане полный разрыв с коммунистическим прошлым. В других странах Центральной и Восточной Европы это было невозможно. В Чехословакии, скажем, в военной разведке не было почти никаких чисток, ее персонал менялся очень постепенно, естественным путем. В контрразведке, наоборот, в 90-е годы остался лишь минимум сотрудников с опытом работы в StB, то же произошло и в гражданской разведке. Подобным образом поступали и новые власти в Польше и Венгрии. Это было непросто, потому что те сотрудники, от которых избавлялись новые режимы, владели определенными "ноу-хау", технологиями разведывательной или контрразведывательной работы, но по политическим причинам использовать этих людей дальше было нельзя.

Есть такая поговорка, популярная и в самой чекистской среде: "Бывших чекистов не бывает". В России ее справедливость, можно сказать, подтвердилась при Владимире Путине, который, придя к власти, опирался и опирается прежде всего на своих бывших сослуживцев по КГБ, так что сейчас в руках "людей из органов" сосредоточена огромная политическая власть и богатство. Как обстоят дела с этим в странах Центральной и Восточной Европы? Бывшие сотрудники коммунистических спецслужб имеют какое-то политическое и экономическое влияние, или здесь чекисты – это уже только прошлое?

Советские спецслужбы и их наследие, отчасти даже сталинских времен, в России снова в почете


– В 90-е годы во многих случаях бывшие профессиональные и личные связи этих людей превратились в связи деловые. Очень многие ушли в бизнес, что было связано и с чистками в аппарате служб безопасности, и с ограничениями на участие в политической деятельности для бывших сотрудников коммунистических спецслужб. Многие воспользовались своими контактами в России и других странах бывшего СССР, так что таких людей, к примеру, было немало в восточноевропейских филиалах и представительствах российских компаний или наоборот – польских, чешских, венгерских фирм в России. Их деловые успехи связаны с владением определенными психологическими приемами, умением завязывать контакты – всему этому их когда-то обучали в местных и советских школах для сотрудников спецслужб. У нас в Чехии люди с чекистским прошлым были, например, среди основателей нескольких крупных банков.

Конечно, эту ситуацию невозможно сравнивать с российской, где при Владимире Путине произошла огромная социально-политическая экспансия чекистов. Это, кстати, повлияло и на работу историков в российских архивах, особенно тех историков, которые приезжают из-за рубежа. Многое, в том числе связанное с работой советских спецслужб, по-прежнему закрыто или оказалось снова закрыто для доступа. Это неудивительно в ситуации, когда история, точнее, ее определенная интерпретация опять становится политическим инструментом и частью государственной идеологической доктрины. Советские спецслужбы и их наследие, отчасти даже сталинских времен, в России снова в почете. Остается только радоваться, что значительная часть материалов, касающихся деятельности НКВД и КГБ, все-таки была обнародована и опубликована раньше. Эти материалы важны не только с академической точки зрения, но и для того, чтобы можно было лучше понять психологию сегодняшних наследников чекистов, – говорит Павел Жачек, чешский историк, один из авторов и редакторов сборника "Чекисты. Органы госбезопасности в европейских странах советского блока 1944 – 1989".

XS
SM
MD
LG