Linkuri accesibilitate

«Игнатьеву хотелось чего-то большего, а не того, на что был согласен Кишинев» (ВИДЕО)


Вице-премьер по реинтеграции Александру Фленкя — о тонкостях переговорного процесса

Вице-премьер по реинтеграции Александру Фленкя считает, что так называемая политика «малых шагов» по урегулированию приднестровского конфликта существенно улучшила условия жизни населения левого берега Днестра. В интервью Свободной Европе он заявил, что Кишинев готов к политическому урегулированию, однако пока не собирается обнародовать свои планы, пока для этого не возникнет благоприятная конъюнктура. Также дипломат прокомментировал ситуацию с запретом на пересечение молдавско-украинской границы автомобилям с приднестровскими номерными знаками.

Александру Фленкя: Была непропорциональная реакция лидеров Тирасполя, и точно так же ее охарактеризовал и президент страны, публично, почувствовав необходимость напрямую связаться с Красносельским...

Свободная Европа: Его действия оказались полезными — или наоборот?

Александру Фленкя: Да, конечно... [Для того, чтобы] предотвратить возможную эскалацию и прояснить ситуацию...

Alexandru Flenchea: Cererea pentru plăcuțe auto neutre a crescut, după regimul de testare
Așteptați

Nici o sursă media

0:00 0:54:09 0:00

Свободная Европа: Возьмем хронологию: 14 января, спустя четыре дня после введения запрета, само наличие ограничений подтвердила пограничная полиция. 15 января аналогичное сообщение опубликовало Бюро по реинтеграции. То есть, речь шла не о тестировании, было сказано, что вводится в действие специальный режим, а потому и не было уверенности, что 20-го тестирование прекратится. Позже, 17-го января, появилась реакция Тирасполя, который заявил, что вводятся ответные ограничения на доступ молдавских автомобилей на территорию Левобережья. И в тот же день — заявление Додона, что 17 января он беседовал с Красносельским! И вот, глядя на все это, у меня складывается впечатление, что в ситуацию вмешался г-н Додон...

Александру Фленкя: Знаете, многое из того, что «кажется», на самом деле является чем-то иным. Я «впечатлениями» не занимаюсь. Было все не так: повторяю, срок действия режима тестирования был установлен заранее. Все проходило согласно плану, и взаимодействие с общественностью по поводу этого режима тестирования — тоже часть плана.

Свободная Европа: Вы говорите о способах взаимодействия?

Александру Фленкя: Да, это было частью плана.

Свободная Европа: А почему бы вам не начать взаимодействовать чуть пораньше, скажем, 9 января?

Александру Фленкя: Для того, чтобы получить достоверные статистические данные о динамике регистраций и о пересечении границы, мы не должны оказывать влияния на ситуацию. Нужно было узнать реальную обстановку.

Свободная Европа: Хорошо, и каковы тогда итоги? Вы получили то, что хотели?

Александру Фленкя: В принципе, я вам уже кое-что рассказал. Первый и главный вывод заключается в том, что всего через три дня после начала тестирования количество ежедневных запросов на номерные знаки увеличилось в четыре раза.

Фактически, был период тестирования, и за первые три дня его действия в общей сложности восемь — подчеркиваю, всего восемь! — автомобилей с приднестровскими номерами не смогли пересечь границу Республики Молдова. А после этого выросло количество запросов [на нейтральные номера]. И еще, что не менее важно: три процента автомобилей с нейтральными номерами нельзя считать существенной долей в общем объеме транспорта, пересекающего госграницу.

Свободная Европа: Ладно, но вы же понимаете, почему я уделяю так много внимания этой теме? Это же часть соглашений, которые были достигнуты благодаря протоколу «Берлин плюс», а многие считают, что протокол привел к необоснованным уступкам в пользу Тирасполя. Вы знаете эти обвинения — о том, что Кишинев утрачивает элементы государственности, а это, в свою очередь, укрепляет позиции властей Левобережья. А теперь давайте перейдем к сути: как сейчас оценивает Кишинев политику «малых шагов», которую продвигает ОБСЕ? Предыдущее правительство заявляло, что смысла в ней нет, поскольку непонятно, в чем состоит финальная цель такой политики. А что сегодня с этими «малыми шагами»?

Александру Фленкя: Давайте рассмотрим все по очереди, и давайте мы начнем с мифов о том, что «пакет „Берлин плюс“ ослабляет позиции Республики Молдова и способствует укреплению так называемой государственности на левом берегу Днестра». И параллельно рассмотрим вопрос функционирования школ с преподаванием на румынском языке на территории Левобережья: ситуация там не идеальная, и мы не достигли всего того, что желали, однако налицо существенное улучшение по сравнению с тем, что было до 2017-го или 2018-го гг.

Свободная Европа: Мы как-то перескакиваем...

Александру Фленкя: Нет, это важно! А доступ фермеров из района Дубэсарь к их земельным участкам — это как-то подрывает государственность Республики Молдова и укрепляет так называемую государственность Приднестровья? Не думаю! Или вопрос дипломов: вместо почти никем не признаваемого документа теперь выпускники Тираспольского университета получают диплом, утвержденный правительством Республики Молдова. Диплом апостилирует молдавский минюст, и это позволяет молодым людям с левого берега Днестра продолжить получение образования, открывает для них дорогу к новой жизни и совсем иной перспективе, европейской... Подрывает ли это каким-либо образом государственность Республики Молдова? Где тут сдача позиций?

Свободная Европа: Вы перечислили вопросы, на которых с самого начала настаивал Кишинев — и которые были нужны Кишиневу.

Александру Фленкя: Ну, так ведь это же развенчивает мифы про «капитуляцию» и укрепление так называемой государственности!
Теперь давайте рассмотрим проблему автотранспорта и выдачи автомобильных регистрационных номеров. У нас сложилась следующая ситуация: по оценкам представителей региона, ориентировочно, есть около 100 тыс. автомобилей, у которых нет легальной юридической регистрации. Такие авто есть и здесь, на правом берегу.

Никто не говорит об их признании, речь о том, что они могут передвигаться в пределах границ Республики Молдова. И вот, был создан механизм — и он функционален, — по их легализации. Выдачей номеров занимается Агентство публичных услуг. Это позволяет жителям региона выезжать за пределы Молдовы, путешествовать в Европу. И каким образом это подрывает государственность и суверенитет Республики Молдова?..

Свободная Европа: И почти за полтора года такой возможностью воспользовалось около трех процентов [автовладельцев], как вы сказали ранее.

Александру Фленкя: Да, но давайте ответим на вопрос о том, подрывает ли это государственность и суверенитет Республики Молдова? Совершенно точно — нет!

Свободная Европа: Иными словами, г-н Фленкя, политика «малых шагов» работает?

Александру Фленкя: Я уже как-то высказывал в вашей студии свое отношение к синтагме или концепции «малых шагов». Нет никаких малых или больших шагов, потому что важно все, что бы ни делалось в рамках переговорного процесса.

Вы говорили о позициях предыдущего кабинета министров, который не поддерживал [политику «малых шагов»]... Вероятно, здесь есть определенное недопонимание, потому что в том правительстве я возглавлял Бюро по реинтеграции. Так вот, и в самой политике реинтеграции, и в рамках переговорного процесса мы обеспечивали преемственность в отношении того пакета соглашений. Потом в 2019 году состав правительства вновь поменялся. Однако, преемственность сохраняется, а потому я и говорю о неком недопонимании...

Свободная Европа: Правительство Майи Санду не поддерживало никаких новых соглашений, и даже протокол в Братиславе не был подписан...

Александру Фленкя: Он не был подписал, однако, не были отозваны подписи с документов, которые были заключены ранее.

Свободная Европа: А вы видели интервью Майи Санду после
Братиславы? Она говорила вполне определенно, что...

Александру Фленкя: Я напомню, коль речь зашла о Братиславском протоколе, или точнее о проекте протокола... Главная проблема не в том, что в документе фиксировалось слишком много обязательств, что потенциально могло бы создать сложности для Молдовы.

Наоборот, основной проблемой там было слишком малое количество сути. Какой-то пункт, какую-то строчку нам не удавалось согласовать, но, опять же, мы говорим об истории, которая утратила актуальность.
Протокол включал — или должен был включать (об этом, собственно, мы и вели дискуссии) приоритеты и направления наших последующих действий. В то время у правительства было свое видение на этот счет, есть свои позиции и у нынешнего кабмина. И разногласия между Кишиневом и Тирасполем касались именно вопроса о перспективе.

Свободная Европа: И оказалось так, что позиции сторон по поводу того, что должно войти в текст протокола, разные?

Александру Фленкя: Совершенно верно. Кишинев и Тирасполь не смогли согласовать список приоритетов на 2020 год, который бы устроил обе стороны.

Свободная Европа: И в открытых источниках появлялась информация, и в недавнем интервью экс-премьер-министр говорила, что в протокол должно было войти соглашение о выдаче водительских прав нейтрального образца, наподобие нейтральных автомобильных номеров, а кабинет министров с этим не соглашался.

Александру Фленкя: Это не соответствует действительности, и я не видел подобных заявлений. Единственный человек, от которого я слышал о так называемых нейтральных правах, был [представитель Тирасполя на переговорах] Виталий Игнатьев. Если о том же говорила и г-жа Санду, то не исключено, что она оказалась под воздействием его манипуляций. Он был единственный, кто несколько раз использовал термин «нейтральные права», что само по себе просто абсурдно, и ничего подобного в природе не существует.

Свободная Европа: Но ведь было совершенно ясно, что Майя Санду не намерена соглашаться с новыми обязательствами, и теперь вопрос заключается в том, готовы ли вы взять на себя эти новые обязательства в рамках политики «малых шагов»?

Александру Фленкя: Какие, например?

Свободная Европа: Так я-то не знаю, я вас спрашиваю!

Александру Фленкя: Смотрите, в 2019 году в Братиславе в октябре главный переговорщик от Кишинева, получивший мандат правительства Майи Санду, не смог достичь консенсуса с приднестровской стороной, с Виталием Игнатьевым, по поводу тех обязательств, на которые Кишинев был готов пойти, — речь о новых приоритетах на 2020 год. Повторюсь, у него был мандат правительства.

Свободная Европа: А Игнатьев...

Александру Фленкя: Игнатьеву хотелось чего-то большего, а не того, на что был согласен Кишинев.

Свободная Европа: А вы можете раскрыть скобки?

Александру Фленкя: Да я уже много раз об этом говорил, честное слово!.. Повторяю, переговоры шли с начала ноября, еще в кулуарах Баварской конференции. Их вел один и тот же главный переговорщик, мой предшественник Василий Шова, с мандатом правительства Майи Санду.

Свободная Европа: Нужно разобраться вот в чем: новые пакеты документов, новые возможные обязательства стороны еще не согласовали, верно?

Александру Фленкя: Документов не существует, в конце 2019 года мы пытались согласовать ряд приоритетов, и уже потом следовало готовить и разрабатывать документы...

Свободная Европа: А нынешние приоритеты остались теми же?

Александру Фленкя: Мы в любом случае продолжаем работать, я говорил об этом и в конце прошлого, и в начале этого года. Мы выдвинули ряд предложений тираспольской администрации. Сможем ли мы прийти к соглашению, или наши предложения будут отвергнуты — в любом случае Кишинев в одностороннем порядке продолжит, насколько это вообще возможно, политику реинтеграции. И в рамках этой политики мы будем продвигать или даже заниматься реализацией тех приоритетов, о которых шла речь.

Vezi comentarii

XS
SM
MD
LG